Чолпон Джакупова: «Если бы меня спросили, что надо убрать из Конституции, то...

Чолпон Джакупова: «Если бы меня спросили, что надо убрать из Конституции, то я бы предложила ликвидировать институт президентства»

В отличие от многих, кто побежал в Конституционное совещание, я в 2010 году говорила, что референдум так не проводится и Конституция так не пишется. А сегодня ситуация складывается таким образом, что я вынуждена говорить обратное. Я тогда говорила и о том, что принятая Конституция несовершенна, но нынешняя политическая элита, в очередной раз, принимая нас за дураков, меняя правила игры, думают, что люди проглотят и это. Вот что просто оскорбительно.

Я разделю свое выступление на три части. Первая, касается процедуры внесения изменений и дополнений в Конституцию, вторая – существа вопроса, какие принимаются изменения, и к чему они могут в дальнейшем привести, и третья, а что мы, как граждане, можем сделать в создавшейся ситуации.

Как не пытаются нас уверить, но власть нас не слышит. Они на нас никак не реагируют. Они настолько прут буром, что плевать не хотели на общественное мнение.

По первому вопросу о процедуре внесения изменений в Конституцию вопиющие нарушения касаются статьи 114, которая расписывает порядок внесения и определяет право на это  депутатам и народу. При этом мы должны не забывать, что в Законе о введении в действие Конституции был наложен абсолютный мораторий на то, что это можно делать через Жогорку Кенеш до 1 сентября 2020 года. И депутаты ЖК рот открывать по этому поводу не могут. Но если юристы всегда пытаются найти лазейки, то я не думаю, что Кулов или Текебаев в этом большие доки. Уши торчат из Белого дома, где сидят виртуозы права в виде Исмаилова, Нарынбаева, которые и подсказали депутатам: «А давайте вы инициируете не Закон о внесении изменений в Конституцию, а Закон о референдуме. А приложением к нему пойдет закон о внесении изменений».

В 2010 году на нас эта схема уже была апробирована, как на подопытных кроликах. Сначала референдум по новой Конституции, а довеском к нему пошла Роза Исаковна Отунбаева о ее статусе президента переходного периода. Здесь тоже самое. Три депутата инициируют  назначение референдума, а в приложении идут изменения в Конституцию. И вроде бы процедуры не нарушены. Но мы же не идиоты, видим их планы.

О моратории не трогать Конституцию говорили все. И ее автор О.Текебаев в том числе. Это было в 2014 году, даже года не прошло. Это было прописано и Стратегии устойчивого развития страны, которой они любят размахивать перед донорами.

Цитата ( из Национальной стратегии устойчивого развития КР на период 2013-2017 годы, часть 2.2. «Обеспечение стабильности Конституции и законов, реализация их потенциала»):
Основной акцент в совершенствовании конституционно-правовых отношений следует сделать не на изменении действующей Конституции Кыргызской Республики, а на принятом в мировой практике гибком развитии ее принципов и норм к потребностям реальной жизни. Для пересмотра любого положения Конституции должны быть более чем веские основания, и каждый такой пересмотр следует осуществлять с максимальной осторожностью. Такой же подход должен осуществляться в отношении других действующих законов и нормативных правовых актов. Частая смена «правил игры» особенно негативно сказывается на инвестиционном климате, не способствует стабильности в различных сферах жизни, открывает путь для различных нарушений и злоупотреблений.

Кроме этого нарушен Закон о регламенте Жогорку Кенеша. Согласно части 2 статьи 64, любое предложение из Жогорку Кенеша по изменению Конституции подлежит направлению в Конституционную палату для дачи заключения. В случае отрицательного ответа, это предложение отклоняется. Как известно, 22 мая Жогорку Кенеш опубликовал на своем сайте свои предложения, и вроде бы общественное обсуждение началось, но в Конституционную палату оно не было отправлено, потому что уверенности по положительному заключению не было. Там уже обозначился раскол — 50 на 50. И это происходит на самом пике обсуждения предстоящего референдума, инициированного Жогорку Кенешем.

Впервые судьи КП дали понять, что на этот раз у  администрации президента может произойти осечка. Судья Сооронкулова, несмотря на давление со стороны Белого дома,  заявила о не конституционности биометрики, на которую власть возложила все надежды на предстоящие парламентские выборы. Как это так? Судебная система, которая всегда им принадлежала и под ними лежала, и вдруг впервые разделилась на 4 «за» и  4 «против». И тогда они под надуманным предлогом отстраняют Сооронкулову от участия в процессе, а потом стряпают жалобу-кляузу и на прошлой неделе, в нарушение всех процедур, ее фактически увольняют из Конституционной палаты. Человек, который пошел против всей системы, при том, что ему есть что терять, хлопнула дверью. И я призываю всех поощрить ее высоким статусом Гражданина страны.

Думаю, что теперь всем понятно, почему они хотят упразднить КП. Потому что кроме всего прочего, над ними до сих пор давлеет домоклов меч за декретотворчество. Потому что они совершили дикий передел собственности, и боятся, что рано или поздно ответственность за это им придется нести.

Теперь по содержанию изменений. Власти очень хорошо умеют манипулировать общественным сознанием, о том что депутаты такие нехорошие, всякий раз хотят уйти от ответственности, когда идут в парламент. Поэтому их надо лишить иммунитета. Но и без этого даже сейчас депутатский иммунитет можно преодолеть. Мы видели, сколько депутатов только этого созыва попали под уголовное преследование. А я считаю, что у депутатов должен быть иммунитет, если это связано с исполнением депутатских функций.

Вторая вещь, это риск того, что через лишение депутатского иммунитета они хотят получить ручной парламент, кто подаст голос, того лишат мандата. Это то, что касается императивного мандата. Это в чистом виде политическая коррупция на уровне принятия законодательных норм. Выборы сегодня — большой доходный бизнес. Мелкий для простых граждан, тех, кто за кого-то бегает на выборах, и большой — для партийных бонз. Как известно, первые 10 мест в партийном списке для тех партий, которые находятся в стенах парламента – от 100 до 500 тысяч долларов. Партийным бонзам можно ничего не делать от выборов до выборов, но они теперь хотят и в течение года сидеть и шантажировать своих депутатов, что могут их лишить мандата, если те не отметятся. Решили просто узаконить политическую коррупцию через Конституцию.

И самая больная тема — о судебной системе, которую они убили. Ни в акаевские, ни в бакиевские времена такого беспредела не было. Они хотят ликвидировать Конституционную палату, вывести ее из состава суда и вписать в иные госорганы, где находится прокуратура, Счетная палата. А что это за орган такой будет, каким статусом будет обладать? Как они объясняют, это делается для того, чтобы судьи КП были более гибкими. Нонсенс! Статус судьи предполагает, что он должен следовать нормам и требованиям закона, а тут такое ноу-хау кыргызское, получается. Но это им показалось мало. Одним из самых ярких лозунгов 2010 года была деполитизация правоохранительных органов и независимость судебной системы. Наверное, поняли, что с гореча прописали и то, что председатель Верховного суда избирается из числа судей. Теперь хотят вернуть ту же бакиевскую норму, что он избирается Жогорку Кенешем по представлению президента. И после этого они говорят о независимости судебной системы?

Извините, но это усиливает вертикаль власти, усиливает полномочия президента. Усиливается надзор со стороны председателя за нижестоящими судами. Это говорит о том, что о независимости судебной системы можно уже и не вспоминать. Это самые страшные изменения в Конституцию, которые предлагались за все время существования независимости Кыргызстана.

Я в свое время выступала против неизменности Конституции, говорила о том, что это живой организм, но эти изменения носят совершенно недемократический характер и противоречат курсу парламентаризма. Если бы меня спросили, что надо убрать из Конституции, то я бы предложила ликвидировать институт президентства. Из-за него у нас каждый раз совершаются революции. Это совершенно бесполезный орган, непонятно только за что мы платим аппарату президента, бюджет которого растет и растет.
Вот так они нарушили все публичные договоренности и процедуры.

NO COMMENTS

Leave a Reply