Эдвард Д.Сокол «Восстание 1916 в Русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол «Восстание 1916 в Русской Центральной Азии»

(Продолжение, начало в № 1-5, 7, 8)

На территориях как казахских, так и киргизских, процесс колонизации сначала продвигался спокойно и безболезненно для населения. Он не носил массового характера, к вопросу конфискации земель кочевника, чиновники, как генерал Колпаковский, губернатор Семиречья, подходили весьма осторожно. В Семиречье большинство поселений были созданы с добровольного согласия киргизских общин.

С конца XIX века до начала ХХ века был переходный период. Должностные лица, такие как генерал Колпаковский, которому, несмотря на то, что часто не хватало знаний, стремились сделать все, что в их силах, были заменены управленцами, не обладавшими достаточно моральными качествами. Одновременно началась форсированная программа колонизации степей и возросло пренебрежение прав кочевников на землю. Эти тенденции вынудили их пойти на крайности в период с 1905 по1916 гг.

Для понимания вопроса движения крестьянской колонизации в российскую Среднюю Азию и Сибирь (или переселения крестьян из густонаселенных районов европейской части России следует сделать несколько замечаний касательно аграрной (земельной) ситуации в России. Российская иммиграция в азиатскую часть России до отмены крепостного права в 1861 году была весьма незначительна, поскольку крепостные были привязаны к земле и собственностью землевладельца. Отмена крепостного права ускорила иммиграцию в азиатскую часть России, но даже здесь крестьянин столкнулся с множеством препятствий своему свободному передвижению. Освобожденный от контроля своего господина, он был теперь подконтролен со стороны общины или коммуны. Коллективная ответственность последней была относительно уплаты налогов, предоставления рекрутов для армии и оплаты за землю, предоставленную им после отмены крепостного права, заинтересовывала общины к сохранению всех ее членов на месте так, чтобы не увеличивались обязательства других членов коммуны. Внутренние крепостные были освобождены без какой-либо земли.
В конце XIX века российское правительство все больше обращало свое внимание на колонизацию российской Азии крестьянами-переселенцами, видя в этом средство решения обострившейся земельной проблемы, складывавшейся в России после отмены крепостного права. В черноземных районах России дворянами на крестьян были наложены «особые пошлины» из-за большей ценности земли именно там. Большой класс крестьянства вынужден был наниматься, поскольку их наделы земли были совершенно непригодны или недостаточны для обеспечения их потребностей. В тот период отмечено движение дворянства продавать земли крестьянству, что привнесло некоторое облегчение, поскольку к тому времени население значительно выросло. Между 1860 и 1897 годами крестьянское население Европы и России выросло более чем в два раза. Крестьянин мог избежать выкупа наделов и подконтрольности к общине, только получив четвертую часть надела, которую он обрабатывал до отмены крепостного права, в таком случае у крестьянина оставалось слишком мало земли, чтобы зарабатывать на жизнь. Последовавшие крестьянские волнения в 1902 году, приведшие к Революции 1905 года, оказали сильное давление на правительство для поиска решения земельной проблемы. Правительство способствовало выполнению программы колонизации решением о строительстве Транссибирской железной дороги (1891 г.), которая сыграла большую роль в переселении, начиная от самого первого поселенца в азиатскую Россию. Это были предпосылки к третьему периоду колонизации степей, начавшейся в 1905 году.

С созданием Переселенческого управления в 1905 году по линиям железных дорог началась быстрая колонизация территорий нынешнего Казахстана и Кыргызстана, а также полное игнорирование интересов местных жителей и разорение животноводческих хозяйств. С момента их завоевания к местным жителям относились как к необладавшим землей, поскольку по правилам шариата все земли были объявлены принадлежавшими государству и кочевники должны были использовать землю только с разрешения правительства. Участки выделялись для пользования кочевниками, остальные объявлялись «излишками» и изымались правительством в переселенческий фонд для будущей российской колонизации. Делалось это в соответствии с условиями Степного Положения или Кодекса, в статье 120 которого говорилось, что все изъятые излишки земли подпадают под юрисдикцию Главного управления землеустройства и земледелия. В статье 126 говорилось, что под определением “излишки земли” подразумеваются только те земли, которые не были необходимы для киргизской экономики.
Чиновники Переселенческого управления не соблюдали дух и букву закона. Определению «излишки земли» придавали все более широкое толкование.
С 1896 по 1902 гг. туда (ныне Казахстан) была направлена первая специальная экспедиция под руководством Ф.Щербина, с целью выявления наличия и количества “излишков земель” и установления “норм” для раздела земли среди местного населения. Экспедиция с 1896 по 1902 гг. исследовала 12 уездов трех областей Казахстана и только в 8 уездах выявила 22,512,000 десятин “излишков земли”.
Экспедиция Щербина должна была представить Переселенческому управлению данные для установления новых норм землепользования. Нормы, установленные экспедицией Щербина, были объявлены слишком завышенными, и после 1907 года были отправлены новые экспедиции. В результате всего этого было объявлено еще большее снижение норм земель необходимых для кочевого землепользования.
Кроме того, Санкт-Петербург дал указания местным чиновникам включать новые земли в качестве “излишков” в резервный фонд для будущей колонизации. Среди чиновников началась активная конкуренция по осуществлению этого вопроса, в то время как директор по делам переселения, Белецкий, проинструктировал, что в зависимости от числа зарегистрированных ими десятин излишков земель, они будут продвигаться по службе. Один слишком рьяный чиновник, Мазуренко, зашел так далеко, что включил в своих записях часть Китая, которые должны быть экспроприированы в качестве излишков земель! Многие высшие должностные лица, которые выполняли инструкции Санкт-Петербурга не так усердно, были отстранены. Эта участь постигла Леонтьева, вице-губернатора провинции Тургай в 1906 г. после того, как он предупредил власти об опасности создания массового движения среди казахов и выступал против конфискации их земель, указывая, что “действия сил полиции ни в коем случае не будут соответствовать потребностям и интенсивности того же самого движения по переселению”. Позже эта же участь постигла и Томашевского, губернатора провинции Тургай.
Не довольствуясь захватом всех земель кочевников вне установленных норм, Переселенческое управление в некоторых местах стремилось включить все лучшие земли в категорию “излишков”, оставляя пустынные участки, вершины холмов и кустарники для кочевников. Земли изымались даже у тех киргизов и казахов, которые перешли на оседлый образ жизни и зарабатывали на жизнь в качестве земледельцев.
Другой серьёзной угрозой для кочевников был прямой захват водных ресурсов переселенцами в регионе, где вода была вопросом жизни и смерти. Особенно сильно это было в Семиречье, где было развито орошаемое земледелие.
Заселение земель русскими означало не только изъятие земель кочевников, но и создание барьеров для выпаса их стад.
Кочевникам угрожало не только Переселенческое управление. Не менее угрожающими были действия Лесного управления. Это агентство рассматривало леса как «исключительную собственность Казначейства». Примечательно и то, как под «лесами» трактовались области, где не было ни одного дерева.
Кочевники, вытесненные к холмам Переселенческим управлением, изгонялись оттуда Лесным управлением. Таким образом, у кочевников даже не было права на защиту от переселенцев. Незаконный захват переселенцами земель кочевников был легализован Переселенческим управлением, несмотря на жалобы местного населения.
Естественный рост населения в казацких станицах или деревнях увеличил спрос на новые притязания на кочевые земли. Ярким примером этого является случай предоставления казацкой станицы Верный в 1915 г. Кочевые земли разделили на наделы по 30 десятин на душу (100-150 десятин на семью), которые были слишком большими для владельца для возделывания. Излишки сдавались в аренду киргизам и казахам для работ.
Прирост населения заставил Военного губернатора Семиречья, губернатора Фольбаума потребовать, чтобы смежные киргизские земли были добавлены к наделам, несмотря на то, что это означало выселение 3500 киргизских семей, давно ведущих там оседлый образ жизни и возделывавших землю. Окончательное решение по данному вопросу не было вынесено в данном случае, видимо, только благодаря внезапному началу Революции.

(Продолжение следует.).

NO COMMENTS

Leave a Reply