«Тихушные засранцы» Или кому предназначался миллион?

«Тихушные засранцы» Или кому предназначался миллион?

Временщики торопились. Они не были уверены, что продержатся долго, поэтому старались урвать, что плохо лежит, быстро. Пять лет прошло. Это срок, который обычно дается на то, чтобы те, кто пришел к власти, могли проявить себя и исполнить обещания, данные народу.
Эти телефонные разговоры были записаны в апреле 2010 года. Они характеризуют нравы тех, кто захватил власть и то зачем они пришли. Потом были банковские ячейки, и о них мы тоже напишем. Были трагические события на юге. Люди знают, кто где стоял и что не сделал.
Интернет — это не архив, так не запылятся все проделки временщиков. Но еще мы надеемся на совесть отдельных из них, кто все-таки расскажет, что же происходило на самом деле. Чем раньше, тем лучше. Суд истории есть. Но не все же убегут в теплые края. Кому-то жить здесь.  

«Тихушные засранцы»

Атамбаев: Алло.
Бекназаров: Алмаз.
Атамбаев: Да, друг мой.
Бекназаров: Че не берешь трубку, друг мой?
Атамбаев: Как, взял же.
Бекназаров: Сейчас вот твой Кулматов пошел, и на то, что я говорю, отвечает типа: кто он такой. Все что ты говорил, тоже отрицает. Теперь без обид, друг мой. Ты делаешь все, что ты хочешь, я тоже буду делать, как я захочу. Думал, мы с тобой хорошо сядем и поговорим, не получается нормального разговора у нас с тобой. Я вот сегодня заметил насчет Конституции, вы тут типа насчет «большой партии» начали разговор вести. Я тоже побывал на местах, я тоже создаю свою партию. Если попытаетесь со мной что-то сделать, совершу третью революцию. Сил для этого у меня хватит.
Атамбаев: Азике, ты другим угрожай, только мне не угрожай.
Бекназаров: Нет, это не угроза, это по дружбе.
Атамбаев: Я вот, например, того кого ты просил, поставил на ветеринарию. А вот те твои ребята, которых ты хотел на таможню, оказались ворами. Мне воры там не нужны.
Бекназаров: А я вот тебе докажу кто вор.
Атамбаев: Хорошо, докажи мне.
Бекназаров: Вот я сейчас даю санкцию и возбуждаю уголовное дело и посажу Кулматова сегодня. Я отвечаю!
Атамбаев: Это твое дело. Давай, сажай.
Бекназаров: Сейчас я даю команду. Я расследую всех твоих ребят и делаю анализ.
Атамбаев: А я расскажу, почему ты их сажаешь.
Бекназаров: Расскажи, расскажи, давай. Вдвоем расскажем. Надо будет я тебя на теледебаты вызову. Потому что вы с самого начала так делаете.
Атамбаев: Если тебе делать нечего, иди, давай.
Бекназаров: Я понял, кто вы такие.
Атамбаев: Стыдно соперничать из-за двух таможенников.
Бекназаров: Не два таможенника. Вон оттуда Жээнбеков просил, вот этого поставьте. Вы взяли от него 400 тыс. долларов и поставили другого.
Атамбаев: Кого поставили?
Бекназаров: Кого поставили? Вот Сооронбай плачется, на то место вы своего поставили.
Атамбаев: Не мои ребята поставили, а твои поставили.
Бекназаров: Нет, не мои ребята поставили. Я принес представление от Сооронбая, они сказали, кто такие, и выбросили бумагу. Твои Кулматовы. Хорошо, уберите меня с поста вице-премьера, если сил хватит.
Атамбаев: Слушай, с тобой никто не соперничает.
Бекназаров: А если не хватит сил, увидимся тогда сейчас.
Атамбаев: С тобой никто не соперничает. Только меня не пугай, а.
Бекназаров: Слушай, тебя никто не пугает. Просто вы оказались «тихушными засранцами», хуже людей Бакиева. Сегодня хотел вас с Отунбаевой посадить и сказать все. Я видел ваши дела — с Джалал-Абада и Баткена. Я выйду на теледебаты с вами, пока вы меня не убрали. У меня закончилось терпение. Всех старых крахоборов ставите.
Атамбаев: Слушай, те ребята, которых ты ставишь, новые, да?
Бекназаров: Мои ребята готовы где угодно перед судом предстать и все доказать. Попробуют так твои ребята сделать? Вот человека Сооронбая, у которого вы взяли 400 тыс. $ плачется, вы взяли другого человека.
Атамбаев: Ну, если есть человек, который взял, возьмите и посадите его. Кто против?
Бекназаров: Посадим.
Атамбаев: Я, например, ни от кого ни тыйына не брал.
Бекназаров: Не вы одни революцию свершали, чтобы всяких назначать, и наш вклад есть. Вот с Токтогула пришел, плачет, был твоим представителем там 7 марта, шел на пули. А вы его противников назначаете на должности.
Атамбаев: Ну, друг мой, я же не вмешиваюсь в дела Токтогула.
Бекназаров: Если не вмешиваешься, он сидит у тебя в приемной, в приемной Отунбаевой, а вы его не принимаете. А других ставите, одного за другим и назначаете.
Атамбаев: Я всегда принимаю.
Бекназаров: Вот он ходит там. Я звонил Болоту и говорю: вот этот ваш избиратель бегал.
Атамбаев: Слушай, я всегда принимаю.
Бекназаров: Говорю, ваш представитель был там. Не веришь, спроси Болота. Я сам звонил ему.
Атамбаев: Конечно, я приму его сейчас.
Бекназаров: Хорошо раз так, до 7-8 апреля мы шли вместе. Здесь вы другую игру начали. Я вот как в 2005 году, не останусь вскормленным Бакиеву. Тоже начну свою игру.

Кому предназначался этот миллион?

Бекназаров: Алло.
Сариев: Азимбек Анаркулович.
Бекназаров: О?
Сариев: Тот Кубан пришел ко мне, говорит, что все сдали Нацбанку. Как мы теперь сделаем насчет процедур? Если мы, скажем, сдай миллион, они же упадут все. Прокурор должен дать санкцию.
Бекназаров: Тогда давайте все выльем к вам. Все в Минфин.
Сариев: Тогда надо сдать и написать за минусом один миллион. Надо под предлогом «хранение», вытащить тогда сейчас, да?
Бекназаров: Ну, значит такой путь надо. Такой вот секрет.
Сариев: Ну, вы же прокурор. Вы же должны думать, как это сделать. Срочно надо.
Бекназаров: Ну, срочно, значит надо так и сделать, все вам отдать. Но от вас все равно какая-то бумага нужна.
Сариев: Не, нужна бумага, что мы получили. Там сейчас 19 млн. 600 тыс. $, а нужна бумага, что мы получили 18 млн. 600 тыс.
Бекназаров: Да. Кубан сидит сейчас у тебя?
Сариев: Да Кубан у меня сидит.
Бекназаров: Поговорите с Кубаном и сделайте это. А мы все это сделаем, как секретный. Мы же имеем права сделать такое решение.
Сариев: Нет, они говорят, что не дадут. Вот он ходил в Нацбанк. Если я им скажу, отдайте, они все упадут ведь.
Бекназаров: Конечно, поэтому берите себе.
Сариев: Нет, надо провести это через казначейство. Нам надо туда провести. Но тогда он же все зафиксирует. Получится, что потребуется постановление правительства. Тогда не получится секретным его сделать.  И если нам сдадут, надо сдать, как за минусом один миллион.
Бекназаров: Ладно, проведите, как за минусом. Потом выпустят постановление. Но ведь в нем надо написать, кто от кого взял. От вас же кто-то должен получить, должны сказать, что оттуда брали. В тот раз мы также сделали.
Сариев: Нет, так не пойдет. В тот раз мы все без всякого постановления взяли же и отдали им под предлогом спецоперации. А потом через  5 лет проведут расследование и скажут ведь, что эти все съели.  Поэтому там не должно оставаться бумаг. Все надо порвать. Написать нужно вместо 19 – 18 и так все должно пойти.
Бекназаров: Поговори с Кубаном.
Сариев: Есть ведь такое, что будем делать?
Бекназаров: Поэтому вот твой вариант хороший. Вместо этого бизнесменов надо привлечь и найти пока. Надо им их интерес сделать. Так легче.
Сариев: Конечно, конечно.
Бекназаров: Это легче будет. Ну, у тебя же есть такие люди.
Сариев: Нет, ну такие люди есть, но надо ведь обязательства от них получить. Вот тогда помните, вы меня брали и мы пошли — чего только не сделали. Это только вы знаете и только я знаю. Многие ведь этого не понимают даже.
Бекназаров: Ну, вот есть ведь бегающие такие, найди их?
Сариев: У меня нет. Но если вы скажете, будут разговаривать, но потом ведь скажут — они там что-то сделали. Все ведь сейчас боятся.
Бекназаров: Ну, поговоришь, потом ведь выйдет разговор с их расчетом и выйдет их интерес. Подумайте, и я подумаю здесь.
Сариев: Нет, сейчас, он там ждет ведь. Если я не отдам в 15.30, он умрет.
Бекназаров: Ну, ты от себя пока сделай там чего-нибудь. Потом ведь туда ведь все скинем.
Сариев: Ой, мой друг, такого у меня нет. Тогда я вам давал ведь на мелочи туда-сюда. Вы же видите меня.
Бекназаров: С Кубаном поговори. Я тоже тут с ребятами посоветуюсь.

1 COMMENT

Leave a Reply