Кто виноват или учителя как пожизненные «мальчики для битья»?

Кто виноват или учителя как пожизненные «мальчики для битья»?

Предсказуемость некоторых выступлений зачастую вызывает чувство разочарования и ощущение движения по кругу. В свете выступления президента на 3-м съезде работников образования республики, хочется отметить повторяющийся рефрен о вине учителей и директоров школ за незнание или слабое знание выпускниками кыргызского языка.
«…в школах сплошной брак – выпускники русскоязычных школ Бишкека на государственном языке, по кыргызски не говорят. … Мне стыдно за таких горе-учителей, за директоров школ, что брак идет сплошной», — отметил глава государства.

Учителей регулярно обвиняют в слабом уровне подготовки школьников, в коррумпированности, и вот теперь они же виноваты в подготовке «соотечественников», не знающих государственного языка. Причем в последнем, со слов президента, виноваты учителя и директора русскоязычных школ. Получается, именно они и никто другой виноваты в том, что молодые люди стремятся уехать на постоянное место жительства в другие страны; именно они виноваты в том, что за 24 года кыргызский язык не стал родным для всех и каждого в нашей стране; именно они воспитывают непатриотов и т.д.
Но разве сама действительность не противоречит сказанному? Ведь невозможно закрыть глаза на тот факт, что именно эти «горе-учителя», за которых стыдно президенту, не сбежали из школ, когда зарплаты не хватало даже на продукты первой необходимости, они продолжали работать в неотапливаемых помещениях, без света и других условий для эффективной работы. И разве не эти «горе-учителя» зачастую переживают за своих учеников больше, чем кто-либо другой? На мой взгляд, именно этих учителей, и эти школы надо бы благодарить, и низкий поклон им за то, что система школьного образования не только сохранилась, но и худо-бедно (подчеркну, что и худо, и бедно, поскольку для иного нет финансовых и людских ресурсов) продолжает сегодня развиваться в нашей стране.
Падение престижа учительской профессии и, соответственно, пренебрежительное отношение к учителям отчасти связано с оставшейся еще с советских времен их бесправностью, неформально узаконенным отношением к ним, как к «мальчикам для битья». Учителя отчитываются и виноваты перед всеми: милицией, чьи работники часто считают, что учителя поставляют им материал для постановки на учет нерадивых школьников; медиками, которые убеждены, что организация вакцинации – это святой долг учителя, и т.д. и т.п. Но теперь они виноваты еще и в том, что не развивается государственный язык. Они ли?
Проблема учительства, изучения государственного языка, как и катастрофически понижающегося уровня образования становится объяснимой, если задаться главным вопросом, о том, какой мизер выделяется государством на образование в целом. Предупреждая ремарку о том, что «не хлебом единым», скажу, что образование требует вложений, и вложений больших. Сегодня учеба с учебником на коленках, книжкой с вырванными страницами, доской, на которой не видно ни одной записи – лишь имитация учебы. Поэтому новая риторика должна быть не о «горе-учителях», а о горе-учебе для обеих сторон: как учителей, так и учеников.
Кроме того, советское наследие, когда образование давалось почти исключительно через русский язык, нелегко изменить, поскольку процесс социализации советского образованного гражданина выстраивался на приобщении к русскому языку, литературе, познании и оценке творчества зарубежных писателей и поэтов через русский язык; изучение истории сквозь призму советского, то бишь, русского прошлого. И в этом смысле нужно не посыпать голову пеплом и не бросаться расхожими обвинениями, а использовать механизм пробуждения интереса к языку, как к инструменту расширения горизонтов познания мира, как к возможности открывания себя и чего-то нового для себя, как это практикуется во всех странах, нацеленных на распространение своего языка и культуры. Прав, конечно, господин президент, что призывает нас изменить ситуацию в этой области. Но что для этого делается в реальности?
Есть такая поговорка: «Лучше зажечь свечу, чем проклинать темноту». Какие же свечи нам надо зажечь?
Первая — это реформа кыргызского языка. Литературный кыргызский, который мы унаследовали после Советского Союза, является достаточно искусственным и, на мой взгляд, отдален от того языка, на котором люди говорят в повседневной жизни. Нам необходимо развить сильную и эффективную школу кыргызского языка в университетах, создать ассоциации ученых-кыргызоведов, разработать и внедрить лучшие методики по преподаванию и изучению языка.
Посмотрите на названия различных организаций, билборды на кыргызском языке. Названия одних и тех же учреждений, даже государственных, разнятся от документа к документу. К примеру, как только не называют Министерство юстиции: Адилет министрлиги, Акыйкат министрлиги, Укук министрлиги. Они все странно звучат на мой, неэкспертный, дилетантский слух и взгляд.
Есть ли у нас группа экспертов, кто должен диктовать, как правильно писать, например, «Финансы министрлиги» или «Каржы министрилиги»? И почему у нас Министерство финансов на государственном языке звучит как Каржы министрлиги, однако Финансовая полиция остается как Финансылык полиция?
Нам необходимы методологии, которые использует мир, преподавая и таким образом популяризируя английский, немецкий, французский, испанский и др. языки, вызывая к ним неподдельный интерес и любовь.
Вторая свеча – нам нужна «агрессивная» программа развития публикаций и Интернета на кыргызском языке. К сожалению, сегодня у нас очень мало книг на кыргызском языке, не говоря уже о специальной литературе.
Я являюсь одним из авторов единственного академического англо-кыргызского словаря (30 тысяч слов). При написании словаря не было никаких проблем, чтобы найти словарные статьи на английском языке, то есть английскую часть. А когда мы решили перевернуть задачу и составить кыргызско-английский словарь – мы не смогли найти словарные статьи на кыргызском языке, которые бы включали, слова, словосочетания, идиомы, исследованные по функциональности и частотности использования в языке.
Вопрос: Чем занимались кыргызские филологи? Дело в том, что кыргызским языком владеют на должном уровне в основном только те, кто жил в этой среде и общался на кыргызском. Смогли выучить и заговорить на нем единицы и то, только потому, что хотели занять тот или иной высокий пост. Но стал ли язык для них по-настоящему родным и любимым?
В силу указанных причин у нас состояние с кыргызским языком очень плачевное.
Здесь позволю себе небольшую ремарку по поводу празднования Дня независимости 31 августа. Казалось бы, какой другой праздник мог бы стать поводом для того, чтобы показать нашим соотечественникам красоту родного языка, когда на нем звучат прекрасные кыргызские песни в исполнении молодых исполнителей, таких, как Мирбек Атабеков, Гульжигит Калыков, Юлия Руцкая, Аяна Касымова, Айым Айылчиева и многих-многих других. Я назвала первые пришедшие на память имена, а сколько их сейчас – молодых, красивых, талантливых, исполняющих чудесные современные и старинные произведения на кыргызском языке! Их выступления могли бы стать не только поводом для гордости, но и своеобразным призывом любить и изучать родной язык, разве нет? Но мы предпочли Веру Брежневу, Диму Билана и др. , но согласитесь, на праздновании Независимости Кыргызстана было бы логичным дать возможность именно кыргызским певцам петь и восславлять красоту кыргызской земли, кыргызской женщины, родного языка?! Простите, но не могла не поделиться своим отношением к этому событию.
В свое время мы пересмотрели методику преподавания кыргызского языка в АУЦА и там были достигнуты определенные успехи. Успехом пользуются и методики университета «Манас», но они не получили широкого распространения в масштабах страны.
Школьные материалы на кыргызском языке, к сожалению, не отличаются привлекательной формой и разнообразием. Сравните их с учебниками для изучения английского или русского языков: качественная бумага, красивые иллюстрации, интересные диалоги, увлекательные рассказы и многое другое. А это, конечно, пробуждает тот первичный, неосознанный интерес к языку и желание заговорить на нем! К тому же, большинство этих учебников сопровождается методическими пособиями, которые включают в себе информацию для учителей по работе с учебником. По кыргызскому языку такого просто нет.
Кстати, не трудно будет найти статистику, которая подтвердит, что среди уехавших на постоянное местожительство в другие страны, немало этнических кыргызов, прекрасно владеющих родным языком. Люди вынуждены оставлять историческую родину и принимать гражданство других государств, в первую очередь, по экономическим причинам, а не из-за непреодолимого языкового барьера.

Вчера было 1 сентября. Особая атмосфера царила в Бишкеке, как и в любом населенном пункте Кыргызстана. И хотелось бы самыми высокими словами искренне поблагодарить учителей и директоров за то, что, невзирая на трудности, они продолжают творить и создавать то, что мы называем человеческим ресурсом Кыргызстана, а иными словами, способствуют прогрессивному развитию нашей страны.

Камила Шаршекеева,
ректор Международного университета
в Центральной Азии,
г. Токмок

SIMILAR ARTICLES

0 112

0 226

NO COMMENTS

Leave a Reply