Выборы: завтра будет поздно

Выборы: завтра будет поздно

Больше года обсуждались риски на предстоящих выборах, но всерьез это, кажется, никто до сих пор и не принял. Пишут, обсуждают, но искреннее волнение проявляют по этому поводу только гражданские активисты и журналисты. Правительство, инициировавшее введение новых технологий в выборный процесс, выходит из себя, доказывая, что это единственная панацея от нечестных выборов, парламент «ручной», они и слова поперек не сказали, а политики, не сильно вникая в тонкости, надеются, что кыргызча прокатит.
Упрямство и нежелание принимать реальность — это характерные особенности кыргызской власти. Ни Акаев, ни Бакиев в момент опасности не ощущали, что их ждет катастрофа, провал, крах. Хотя и в том и в другом случае, было достаточно прислушаться и поменять кое-что в подходах, возможно даже отказаться от каких-то
решений.
Выборы — всегда риск. Для власти, которая пытается их сфальсифицировать, это политическая нестабильность. Для тех, кто  в них участвует — потерять время и деньги. На этот раз, в связи с биометрией, он помножен в несколько раз. До последнего момента все рассуждали о нововведении как-то теоретически,  — об информационной безопасности данных (сбора, хранения, обработки и использования персональных данных во время выборов);  о  не конституционности биометрической регистрации для участия в выборах. И только итоги первичной апробации биометрии на местных выборах выявили погрешности, которые насторожили.
Партии, участвующие в выборах, немного протрезвев от эйфории саморекламы, попытались убедить своих сторонников все же сходить и сдать отпечатки пальцев, перепроверить себя в списках, но 19 сентября позади и представить теперь, что будет на участках 4 октября, просто страшно.
Мы решили пошагово продемонстрировать все неожиданности, которые нам сулит биометрия.

1. Невозможность идентифицировать избирателя

1. Результаты тестов показали, что программный продукт для идентификации избирателя по биометрическим данным не имеет технических возможностей для 100 процентной идентификации всех избирателей (примерно до 20% погрешности). Потому что программа, которая установлена — бесплатная. И не дает никаких гарантий достоверности.

Это подтвердило несовершенство и несоответствие используемого программного продукта. Это заявил 12 августа 2015 года и представитель ГРС, что программа недоработана и будет давать сбои во время выборов.

При таком качестве работы на идентификацию отдельных граждан на избирательном участке может быть затрачено большое количество времени, что в результате приведет к большим очередям избирателей в день голосования.

2. В день голосования — 4 октября, оказалось, что в связи с нарушением требований безопасности при сборе, обработке, хранении данных, персональные данные избирателей, сдавших биометрию, испорчены. (Намеренно или халатно, частично или полностью — не важно). И идентификацию вообще невозможно будет осуществить.

Это, как погрешность операционной системы, также может быть использовано заинтересованной стороной, для того, чтобы сорвать выборы в округах, где предварительные результаты выборов не будут устраивать отдельные политические партии.
Законодательство не рассматривает данные случаи и не предусматривает порядок действий при возникновении подобных ситуаций. Порча и вывод из строя оборудования для идентификации означает, что нужно либо проводить выборы без идентификации избирателей, либо отменять выборы и проводить новые выборы на определенных
участках.

2. Обязательность биометрической регистрации

1. Наличие тройной обязательности, установленная законодательством Кыргызской Республики: обязательность сдачи биометрических данных, возможность участия в голосовании только на основании идентификации, и обязательство уточнить себя в списках избирателей.

При невыполнении одного из условий, гражданин теряет право голосовать, потому что в список избирателей попадают только те, кто сдал биометрию, и его уточнили в списке избирателей. Кто может подтвердить число ответственных избирателей, которые на 19 сентября все эти процедуры прошли? Правительство констатирует только число сдавших биометрические данные, но ответить на этот вопрос не может. Возможно, в этом есть заинтересованная сторона, которая использует эти ограничения. (Читай пункт 2).

2. Наличие организационных и технических возможностей для внесения «легальных» избирателей (клонов).

При формировании электронных списков избирателей, при их выгрузке локально по УИКам, может быть внесено дополнительное количество «нелегальных» избирателей, так называемых клонов. То есть определенному количеству людей будет предоставлена техническая возможность проголосовать на нескольких избирательных участках, соответственно так называемые «карусели» будут иметь место, но уже на новом техническом уровне.

3. Список избирателей

1. Недоработка адресного реестра в списках избирателей.

Основным риском по качеству списка избирателей является то, как избиратели будут распределяться по УИКам. Первоначально за формирование списка избирателей отвечал ГРС, который не мог в силу своих определенных полномочий понимать, как этот процесс осуществляется. В связи с чем, правительство приняло решение адресный реестр создавать вручную, то есть через дворовый обход потенциальных избирателей. Однако это не может быть эффективным способом для уточнения списка. Границы избирательных участков неоднократно менялись. В Кыргызской Республике происходит очень интенсивная внутренняя миграция граждан.

В результате список избирателей несет в себе потенциал иметь погрешность по качеству списка избирателей от 20 до 25 процентов.

4. Законодательство о порядке проведения выборов

1. Ограничение прав избирателями обращаться в суд.

Законодательство о выборах было изменено таким образом, что при возникновении каких-либо нарушений споры должны рассматриваться в УИК, затем в ТИК, и только потом в ЦИК, и только решения ЦИК могут быть обжалованы в суде. Фактически, государственными органами, которые будут рассматривать нарушения во время выборов, будут выступать органы прокуратуры и Первомайский суд города Бишкек. Данное обстоятельство является серьезной проблемой, поскольку в случае нарушения прав избирателей в каком-либо отдаленном регионе или области, он может защищать свои права только в Бишкеке. Для избирателя данное обстоятельство будет служить препятствием для защиты своих прав и, соответственно, вполне вероятно, что он выберет для выражения своей позиции другие протестные акции.

2. Нет ответчика за некачественный список избирателей, в случае обращения избирателя в суд.

Если определить ответственным за некачественные списки ГРС, то какой суд должен рассматривать жалобы и в каком порядке? И если решения судов будут выноситься в отношении ГРС, тогда неясно: как должно решение суда влиять на избирательный процесс.

3. Отсутствие законодательных механизмов по восстановлению избирательных прав граждан, которые сдали биометрические данные, но по каким-то причинам не попали в список избирателей.

Если УИК, ТИК, ЦИК или суд восстанавливают его право на голосование, то как он сможет проголосовать на своем избирательном участке, если его биометрические данные там отсутствуют, так как он не был включен в списки избирателей, распределенные по конкретным УИК? Установлено, что все биометрические данные, которые выгружаются на локальный компьютер, должны строго соответствовать списку избирателей на определенном избирательном участке. Соответственно, получается, что законодательство не гарантирует восстановление и реализацию прав граждан на голосование.

4. Законодательство не рассматривает технологию и методологию сбора доказательств о нарушении прав избирателей при электронном списке избирателей. Например, есть требования, что доказательством нарушения может служить нотариально удостоверенный снимок экрана (скриншот) соответствующей электронной страницы, то в таком случае на каждом избирательном участке должен находиться нотариус. Что будет служить доказательством допущенного нарушения избирательных прав по электронному списку избирателей? Какой орган будет давать соответствующие разъяснения, что является доказательством, как оно фиксируется? Данное обстоятельство приведет к тому, что граждане могут быть ограничены в своих правах обратиться в суд с зафиксированными доказательствами нарушений.

Организационно (включая обучение судей и избирателей) не решены вопросы, как будут проводиться слушания с фиксацией доказательств нарушений избирательных прав граждан с учетом новых технологий. Отсутствие таких знаний может привести к серьезным спорным ситуациям, которые могут перерасти в конфликтные.

5. Законодательство также не определяет, какой из списков избирателей имеет более высокую юридическую силу — электронный или бумажный. Поскольку имеются все основания, как технические, организационные, в том числе человеческий фактор, которые могут привести к изменениям электронного списка избирателей и после его тиражирования на бумажных носителях. Законодательство определяет, что производится визуальное сравнение двух списков — бумажного и электронного, но не определяется как, каким образом производится визуальное сравнение этих списков. Это будет зачитыванием списка вслух, или это будет сравнение количества людей, и т.д.?

6. Чеки, выдаваемые после прохождения идентификации избирателем, не определены законодательством, как избирательный документ, а также не определены последствия в случае несовпадения количества чеков с количеством выданных бюллетеней.

Гарантировать чистоту выборов возможно, если идет совпадение данных из трех источников: это количество бюллетеней (электронная урна или ручной подсчет), количество чеков, и данные о количестве проголосовавших. Ни в одном документе не указано, что чеки должны быть машиночитаемыми. Идея введения биометрической регистрации основывалась на создании механизмов чистоты выборного процесса. Но законодательство использует биометрическую регистрацию только как условие для допуска к голосованию, а не как механизм недопущения нарушений, например, как вбросы бюллетеней.

P.S.: В случае массовых технических сбоев, в том числе невозможность идентификации избирателей по биометрическим данным в день выборов, перед правительством станет вопрос о проведении выборов без технологий, что будет нарушать требования законодательства. В Молдове в результате технического сбоя, который произошел во время последних выборов, в день голосования было принято решение отказаться от новых технологий. Но законодательство Молдовы позволяло проводить выборы на альтернативной основе. Кыргызское законодательство не разрешает альтернативные решения. Что может произойти, если процентное соотношение технических сбоев во время выборов достигнет 10 процентов от всего количества избирательных участков?

Для такого случая ЦИК уже рассматривает вариант — допуска «вручную». Что это значит? Если пять раз система не идентифицирует избирателя, оператор может использовать свой пароль для ввода ПИН-кода паспорта избирателя и выдаст чек, по которому можно получить бюллетень и проголосовать.

Возникает вопрос, а зачем тогда менялось все в Законе о выборах, где говорится, что не сдавшие биометрику к выборам допущены не будут. Не нашел себя, гуляй! И не может быть никаких «но». Но видимо есть заинтересованные стороны в лазейках, если хотят «приручить», т.е. провоцировать технические неполадки для того, чтобы пропустить «нужных» им избирателей.

Для снижения рисков по вбросу бюллетеней, появлению в избирательных списках «клонов», изменению электронных списков, необходимо создать механизм для организации централизованной (а не только локальной) идентификации избирателей через ПИН-коды и номера паспортов, который может снимать сомнения, голосовал или нет тот или иной гражданин на каком-либо ином избирательном участке, чтобы дополнительно проверить чистоту проведенных выборов. Такой вид верификации избирателя может дополнительно установить, в какой из избирательных списков, разделенных по конкретным участкам, ошибочно попал избиратель.

Для защиты прав избирателей нужно вернуться к старой процедуре рассмотрения жалоб и заявлений граждан, то есть включить в этот процесс судебные инстанции на местах для возможности обжаловать в суде действия УИК, ТИК по их месту нахождения, как ответчиков. Практика предыдущих выборов показывает, что принятие заявления от избирателя судебными органами значительно снижает риски (особенно эмоциональные), поскольку избиратель рассчитывает на объективное рассмотрение его заявления (жалобы). В случае рассмотрения жалобы самим УИК или ТИК, избиратель не доверяет объективности их решений в любом случае, поскольку жалобы чаще всего касаются действий УИК.

(Материал подготовлен на основе оценок, рекомендаций широкого круга независимых экспертов).

1 COMMENT

Leave a Reply