Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-16)

Г. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ ПОСЛЕ 1898 ГОДА

1. Расследование графа Палена

При рассмотрении ситуации, складывавшейся после восстания 1898 года,  сразу поражает отсутствие каких-либо резких изменений в политике царских властей, несмотря на то, что Андижанское восстание давало им на то ощутимый толчок, за исключением того, что повстанцы были сурово наказаны, а русскому населению были предоставлены винтовки. Вооружение началось в начале 1890-х, а после Андижанского восстания, и особенно после восстания ихэтуаней в Китае, началось всеобщее вооружение (каждой семье полагалось по одной винтовке).

Официальное расследование сенатора графа Палена, сделанное им в 1906 г., свидетельствует о том, что непростительно мало было сделано по устранению причин недовольства.   Проблемы взяточничества, коррупции, захвата земель и т.д., порицаемые с самых первых дней пребывания России в Туркестанском крае, еще намного более усугубились. Отчет графа Палена поколебал уверенность российских властей в Туркестанской администрации. После 1906 года вопросу реформирования всей структуры управления краем уделялось много внимания, однако восстанию 1916 года суждено было отодвинуть их претворение в жизнь.

2. Политическая ситуация среди сартов

Первые проявления революционно настроенной политической оппозиции в Российском Туркестане были не среди местных жителей, а среди проживавших там русских. С 1905 по 1907 гг. там были слабые отклики  на крупные события, происходившие в России, такое как Революция 1905 года. Было «движение» среди либерального класса официальной интеллигенции, демонстрации с красными флагами, восстания солдат (в Ташкенте, в Ашхабаде, в Кушка),  забастовки на железных дорогах.  Но между этими событиями и местными жителями не было никакой связи.  Это движение расценивалось либеральными юристами, инженерами, врачами и чиновниками, как исключительно дело « российской прогрессивной общественности».  Российских солдат и рабочих привлекали в Социалистическую Революционную Партию (в эсэры). СД-шники или социал-демократы, будущие большевики, были слабо представлены, хотя им удалось в 1907 году избрать бывшего вице-губернатора Наливкина на 2-й созыв Государственной Думы.
Следы панисламизма в российской Средней Азии отмечались и прежде, и во время расследования дела  об андижанском восстании,  ожидалось усиление  проявлений панисламизма и в последующие годы. Ему в противовес среди сартов появилось прогрессивное националистическое движение, последователи которого более известны как джадиды (буквально – сторонники нового метода). Их появление объясняется многими факторами: все больше сартов отправлялись в Россию учиться и путешествовать, их связи с прогрессивной российской мыслью; снижение фанатизма туземцев;  связи, хоть и ограниченные, с другими прогрессивными движениями исламского мира. Абдул Хамид невольно способствовал развитию прогрессивных тенденций, призывая мусульман к возврату к временам, когда все мусульмане были едины и в зените своего могущества. Исследования мусульманских ученых указывали, что большая свобода религиозной мысли выпадала на периоды мирного правления или безмятежных дней исламского мира. Более того, панисламизм указывал на неизбежность реформирования исламской мысли, в случае ее эффективного препятствования достижениям Европы.

Джадиды представляли левое крыло панисламистов в российской Средней Азии. Они вышли из рядов мелких и средних торговцев и интеллектуального класса при периодической поддержке крупных торговцев.

Джадиды были представлены двумя организациями: «Молодой партией», расположенной в Коканде с 50 членами в своих рядах в 1912 году; и группой, расположенной возле старого Ташкента. В каждой группе были радикальная и умеренная фракции. Отличие между двумя могут быть приведены словами из отчета Охраны или Секретной Полиции:
Панисламисты (джадиды) делятся на две часто враждующие фракции, одна из них более многочисленная и состоит из влиятельных людей, занимает в обществе более или менее влиятельное положение – учителя, муллы, юристы, торговцы.  В своих политических взглядах они немногим отличаются от Конституционной Демократической Партии. Другая фракция (мало-татары) очень малочисленна и состоит из молодежи (служащие, продавцы магазинов, и частично, учителя) и придерживаются программы и тактики социал-революционеров.

Сравнение джадидов-младотатар (молодых татар) с эсэрами указывает на наличие в группе сторонников оказания революционного сопротивления против русских, чтобы покончить с их правлением. Так, в 1908 году одна из этих групп – Абду-Вахит-Кариева — выпустила манифест, призывающий мусульман взяться за оружие ко всеобщему восстанию «против проклятых русских».

Как бы там ни было, основная группа джадидов была более умеренной в своих устремлениях. У этой группы не было политической платформы в обычном смысле. Ее основное требование было – учреждение новометодных школ, внедрение новой орфографии, устранение арабо-персидских ученых, распространение и развитие национальной культуры.

Это национально-культурное движение началось в 1905 году. Джадиды усердно старались внедрить новые школы, и насколько это им удалось претворить в жизнь,  можно судить по количеству школ, которые они открыли:

Места, где были                  Кол-во     Год
открыты школы                  учета
Ташкент ( город)                  12             1912
Ташкент (город)                   2               1912
Семиреченская область    17             1912
Кокандский уезд                  13             1913
Перовский уезд                    1              1912
Самарканд (город)               2             1911
Бухара (город)                      5             1911
Андижанский уезд               3             1912
Итого    57
(Продолжение следует).

NO COMMENTS

Leave a Reply