Правду о побеге из СИЗО-50 не узнаем?

Правду о побеге из СИЗО-50 не узнаем?

0 4037

Кто и зачем в разгар политических событий отпустил из следственного изолятора опасных преступников? Как осужденным за тяжкие преступления удалось выбраться из особо охраняемой тюрьмы? Кто поспособствовал побегу зеков? Ответы на эти вопросы общественность, похоже, уже не узнает никогда. Власти Кыргызстана один за другим уничтожают беглецов. Причем не только тех, что скрывались и были
обнаружены, но и задержанных сразу после побега.

Побег

В ночь на 12 октября из следственного изолятора №50, что в селе Нижний Норус Чуйской области, сбежали 9 осужденных. Они убили троих сотрудников ГСИН, еще один был тяжело ранен и скончался спустя несколько дней в больнице. Под утро пятерых беглецов задержали и водворили в СИЗО-1 в Бишкеке. Поиски четверых продолжились.

Двоих уже нашли и ликвидировали. В пятницу, 16 октября, в новостройке рядом с рынком «Дордой» обнаружили одного их сбежавших — Данияра Кадыралиева. «Он оказал активное сопротивление и был уничтожен», — сообщили позже в ГУВД Бишкека. На фотографиях, распространенных в соцсетях, запечатлен убитый преступник в неестественной позе, в руке — кухонный нож, будто вложенный в спешке сотрудниками правоохранительных органов.
Во вторник, 20 октября, правоохранители ликвидировали еще одного беглеца — Азамата Мусуралиева. Его обнаружили в одной из кошар в селе Шорго в Сокулукском районе Чуйской области, почти на границе с Казахстаном. Преступник также был вооружен ножом, с которым, по официальным данным милиции, кинулся на сотрудников СОБР. В ответ получил автоматную очередь, убит 9 выстрелами.

В тот же день стало известно, что в СИЗО-1 скончался Таалайбек Жуманов. Он также 12 октября вместе с группой из девяти заключенных бежал из СИЗО-50. Но далеко уйти не успел. Его и еще пятерых беглых преступников задержали. По официальной версии, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Установить точные причины приступа крайне сложно, говорят врачи. Нужна экспертиза. Станут ли ее проводить?
Утром 21 октября стало известно о скоропостижной кончине еще одного задержанного беглеца — Бакыта Кенжегулова. Диагноз, как у Жуманова, сердечная недостаточность. «Он был доставлен в Центральную больницу при ИК-47 накануне специальным этапом из СИЗО-1 в тяжёлом состоянии с диагнозом сердечно-сосудистая и дыхательная недостаточность. В СИЗО-1 Кенжегулов содержался в одиночной камере», — сообщили в ГСИН.

В настоящее время в бегах остаются двое особо опасных преступников — Эдиль Абдрахманов и Алтынбек Итибаев. Очевидно, при обнаружении последних, их тоже уничтожат. Вне зависимости от того окажут они сопротивление или нет.

Кто за этим стоит?

Мы не преследуем цели оплакивать отморозков или осуждать действия правоохранителей. К тому же, любой изучивший биографии этих преступников и их прошлые «заслуги», скажет, что ликвидация оправдана. Но спецоперация по их поимке, а верней уничтожению, наводит на мысли, из которых напрашиваются определенные выводы.
В ГСИН не отрицают, что к побегу осужденных за терроризм могут быть причастны сотрудники следственного изолятора. По словам начальника Главного оперативно-режимного управления Саламата Абдиева, двери камер не были взломаны. Значит, ее открыл кто-то из сотрудников учреждения. На прямой вопрос журналистов, причастны ли работники СИЗО к побегу, он ответил уклончиво: «Я не отрицаю, но далек от таких разговоров».

Стоит отметить, что СИЗО-50 — это спецколония для содержания особо опасных преступников и членов ОПГ. В свое время руководство ГСИН бахвалилось, что это закрытое учреждение оснащено по последнему слову техники, дескать там установлены средства заглушки сотовой связи и приняты повышенные меры безопасности. Мол, сбежать отсюда невозможно. Но девятерым осужденным и следственно-арестованным удалось выбраться из трех камер изолятора, миновать коридоры, где на каждом шагу решетчатые двери, и высоченный забор с колючей проволокой. Или им все же кто-то помогал?

В ГСИН по ЧП назначили служебное расследование, параллельно возбудили уголовное дело, следствие ведет Спецпрокуратура по надзору за исправительными учреждениями. Как сообщили «Res Publica» в пресс-службе ведомства, по предварительным данным, должностей лишатся 1 сотрудников системы УИК, в СИЗО-50 полностью заменят личный состав. Вопрос об уголовной ответственности пока не стоит. Но ответственность за дерзкий побег полностью лежит на начальнике закрытого учреждения Имаше Телтаеве. К слову, нынешний глава СИЗО-50 был уволен и на него возбуждали уголовное дело еще в бытность руководителем ГСИН Шейшенбека Байзакова. После смены председателя ГСИН Телтаев подал в суд и был восстановлен, нынешний глава ведомства Алик Мамыркулов вернул ему прежнюю должность.

В самом ГСИН с сожалением отмечают, что Мусуралиева можно было и живым взять. Мол, он не особо опасен, обвиняется в краже, а не терроризме. как остальные беглецы, и помог бы следствию в установлении степени виновности руководства СИЗО-50. Но решение о ликвидации принимало не руководство службы, а на более высоком уровне.

Преступники или герои 7 апреля?

Уничтоженные при задержании беглецы были так называемыми первоходками, но проходили обвиняемыми по очень неоднозначным уголовным делам. Мусуралиев еще не получил срока. Он был следственно-арестованным, ждал суда. Проходил обвиняемым по делу о краже материалов уголовного дела по мародерству. В июле 2015 года из сейфа в кабинете судьи в Чуйской области пропали несколько томов этого громкого дела, где кроме прочих мелькали имена членов партии «Ата Мекен» и ее лидера Омурбека Текебаева. Неизвестные пытались инсценировать пожар. По горячим следам подозреваемых задержали, один из них — Мусуралиев. У него нашли вещдоки. На время следствия арестованного поместили в СИЗО-50. Как ранее несудимый и обвиняемый в нетяжком преступлении оказался в одной камере с пожизненно осужденными — вопрос, на который предстоит ответить следствию.
Биография ликвидированного Данияра Кадыралиева и скончавшегося в колонии Бакыта Кенжегулова тоже весьма занятна. Их имена всплыли впервые в январе 2011 года. Оба были задержаны за причастность к террористической группе «Жаамат Кыргызстана «Жайшуль Махди», которая организовала взрывы во дворе синагоги в Бишкеке и возле Дворца спорта имени Кожомкула, разбойное нападение на гражданина США, убийство бишкекчанина и трех участковых инспекторов, а также сотрудника спецподразделения «Альфа». В 2013 году они получили первую судимость и сразу «вышку».

К пожизненному лишению свободы приговорен и Эдиль Абдрахманов, который все еще в бегах. Он задержан вместе с Кадыралиевым и также проходил обвиняемым по делу террористической организации «Жаамат Кыргызстан «Жайшуль Махди». Еще во время расследования по этому делу стали всплывать весьма любопытные детали деятельности группировки. В феврале 2011 года родственники обвиняемых написали открытое письмо тогдашнему президенту переходного периода Розе Отунбаевой и премьер-министру Алмазбеку Атамбаеву. Вот некоторые выдержки из этого послания: «Уважаемые Роза Исаковна, А.Атамбаев, О.Текебаев, И. Карамушкина, Д. Ниязалиева и др.
Наши дети, братья и мужья охраняли и вызволяли вас из подземных камер ГКНБ, шли под пули 7 апреля на Форуме и на площади Ала-Тоо, выносили раненных и развозили их по больницам. Принимали участие по приглашению ваших районных и сельских штабов 17 марта в Курултае оппозиции. Бакыт Кенжегулов, его брат Азамат, сестра Гульмира были и остаются старейшими членами СДПК. По первому вашему зову, они организовывали народные дружины, противодействовали мародерам и провокаторам, а также вели охрану государственных и частных  объектов. После событий 7 апреля 2010 года они были активными членами добровольных народных дружин по стабилизации очагов напряженности в селе Маевке и тревожных майских событий в Бишкеке». Еще из письма: «Одновременно, наши сыновья, в июне 2010 года, по призыву Временного Правительства и на основании выданного ими правительственного мандата в числе добровольцев отправились на юг Кыргызстана, где разгорелась кровавая межнациональная драма… В канун прошедших парламентских выборов, не только наши дети, которые являлись членами и сторонниками таких политических партий, как СДПК, «Ата Мекен», но и мы, родители и жены, оказывали вам содействие в партийной агитации, пропагандировали и голосовали за партии наших сыновей, которые вдруг оказались террористами. Почему тогда ваши партии работали с этими «террористами»?» Вопрос вполне закономерный.

Мертвый лучше, чем живой

О том, что обвиненные в террористической деятельности Кенжегулов, Абдрахманов и Кадыралиев после июньских событий на юге помогали временщикам распределять гумпомощь говорила и правозащитник Токтайым Уметалиева. Она была главой группы по оказанию гуманитарной помощи жителям Ошской и Джалал-Абадской области во время межнационального конфликта. «Эти ребята, которых в июне направили на юг, а сейчас обвиняют в терроризме, являются членами партий власти в Кыргызстане. Я не знаю, почему сейчас их лидеры отказываются от этих ребят. Они помогали разгружать гуманитарную помощь, они же поймали снайпера, который убивал людей, и они же помогли Азимбеку Бекназарову и Кубатбеку Байболову», — говорила тогда Токтайым Уметалиева.
Получается, сначала власти заигрывают с террористами, используют их на митингах и для организации госпереворота, вручив оружие, и также в предвыборной гонке, а после обвиняют в терроризме и уничтожают? Этот побег невольно сравнивают с еще одним громким «тюремным» случаем — досрочным освобождением и отбытием на историческую родину «вора в законе» Азиза Батукаева. До сих пор доподлинно неизвестно, кто тогда дал команду отпустить лидера ОПГ. Эту тайну он увез с собой в город Грозный. И его возвращение нынешней власти не выгодно. Слишком много может рассказать.

Такой же вывод напрашивается в случае с беглецами. Складывается впечатление, что их поимка живыми власть имущим невыгодна. Они тоже многое могут рассказать. Какую правду пытаются скрыть от общественности власти Кыргызстана?

Махинур Ниязова.

NO COMMENTS

Leave a Reply