Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-19)

В. ВЕРХОВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ ОТ 25 ИЮНЯ 1916 ГОДА

Русские застали Первую  мировую войну с сильным отставанием в боеготовности, несмотря на их усилия по наращиванию вооружений и отлаженную работу Думы, начиная с 1908 года. В особенности ощущалась нехватка в тяжелой артиллерии и снарядах. Летом 1915 года  у русских было только несколько сотен снарядов  на каждые несколько тысяч снарядов, запущенные немцами. Производство винтовок было намного ниже  фактических потребностей в них, и мужчин  часто отправляли на фронт  без оружия. Можно предположить, что ввиду отсутствия вооружения следовало бы ограничить численность солдат, однако в действительности же зависимость от живой силы только увеличивалась. Были мобилизованы пятнадцать миллионов мужчин, отозвав треть производительных сил–мужчин из фабрик и полей. Весь период российских военных операций на Восточном фронте – это вызывающий отвращение рассказ о череде  отвратительных человеческих жертв, которым не было числа, начиная от ужасных массовых убийств на Мазурских озерах при Танненбурге до падения царского правительства, когда людей  использовали в качестве пушечного мяса.  Именно в свете таких событий, когда остро не хватало людских ресурсов как на фронте для замены солдат, так и  рабочих сил, было решено призвать коренное население российской Средней Азии и Кавказа на прифронтовые работы.
Весь вопрос был решен на встрече в Ставке (высшем военном командовании) начальников штаба  Верховного главнокомандующего армии. Генерал Михаил Васильевич Алексеев, начальник штаба, объявил, что ему нужны призывники на военную службу  — 500 000 мужчин в месяц, чтобы покрыть потери в армии.  Генерал Шуваев, военный министр, сказал, что в резервных батальонах имеется только 1 175 000 человек, которых хватило бы только на три месяца.  Потребовалось бы два месяца на обучение  600 000 мужчин, которых можно обеспечить из пяти молодых возрастных групп. Все присутствовавшие генералы согласились, что ввиду большой безотлагательности решения вопроса о людских ресурсах и необходимости восполнить места призывников привлечь на работы из числа коренных жителей Кавказа и Средней Азии, начиная с 15 июля: 250 000 коренных жителей  Средней Азии нужно было призвать в возрасте от 19 до 43 лет включительно.

Г. СОВЕЩАНИЕ ГУБЕРНАТОРОВ СРЕДНЕЗИАТСКОГО КРАЯ

В тот же самый день – день подписания указа царским высшим командованием (25 июня 1916 года) было созвано специальное заседание военных губернаторов и других высокопоставленных лиц Среднеазиатского края. Заседание проходило под председательством и.о. генерал-губернатора Ерофеева и было созвано для того, чтобы решить каким образом осуществить царский указ.

Проблема того, как призвать коренных жителей  осложнялась тем, что у тех не велся учет дней рождения. Генерал-лейтенант Галкин, военный губернатор Сырдарьинской области, выразил мнение, что в связи с отсутствием  свидетельств о рождении среди населения, реквизиция рабочих строго в соответствии с инструкциями Министерства внутренних дел почти невозможна, так как у администрации нет необходимых реквизитов, в то же самое время определение возрастов коренных жителей при отсутствии их свидетельств о рождении и ввиду того, что они практикуют подсчет лет по лунному календарю и циклам, может привести  к злоупотреблениям больших масштабов.  Призыв же рабочих по возрастным группам заставило бы их думать, что их берут не только в качестве рабочих, а в качестве солдат, тем самым вызвать волнения и беспорядки. Призыв коренных жителей должен быть осуществлен знакомыми для населения средствами, чтобы избежать какие-либо недоразумения. Указ должен быть представлен как необходимость выполнения своих естественных обязательств со стороны туземцев, не отличающихся от задач, которые они уже выполняли, т.е. как трудовая повинность – тяжелые работы по ирригации, прокладыванию дорог, уничтожению саранчи.  Генерал Галкин полагал, что это было заседание только для того, чтобы определить, сколько рабочих должна предоставить каждая область. Областные губернаторы, получив на заседании цифру или то необходимое число рабочих, которых они должны предоставить, должны затем перераспределить это число среди уездов, уезды среди волостей и т.д. Таким образом, задача была бы выполнена легко и без осложнений. Эти взгляды получили общее одобрение присутствовавших.
Как отнесется коренное население, когда им сообщат о призыве на воинскую службу,  был следующим вопросом, который обсуждался на заседании.  Присутствующие были единодушны в том, что не было никакой необходимости  опасаться вспышек беспорядков. Губернатор Закаспийской области генерал-майор Колмаков утверждал, что нет надобности бояться восстания. Он привел в пример туркменский полк Текке, образцово выполнявший службу  на фронте, и многих местных жителей, уже направленных на работы на Кавказском фронте. Обращение должно быть издано в местных газетах с разъяснением цели указа о мобилизации.  Ликошин, военный губернатор Самаркандской области, был мнения, что если указ будет представлен как  выполнение естественных обязанностей коренных жителей, то никаких эксцессов не следует ожидать.

Генерал Гиппиус, губернатор Ферганской области, высказал мнение, что отношение масс будет зависеть от высших слоев населения – мулл, крупных купцов, землевладельцев и т.д. Если указ о воинской повинности будет выполнен путем составления списков, в которых будут определены возрасты всех коренных жителей и все в возрасте 19-43 лет будут мобилизованы, то высшие слои негативно воспримут, так как они тоже подпадают в эту возрастную группу. Кроме того, они физически слабы и не адаптированы к тяжелому физическому труду.

Губернатор Сырдарьинской области согласился с мнением, что воинская повинность должна быть осуществлена в приказном порядке, а не по семейным  спискам.
Таким образом, власти склонялись к проведению призыва на прифронтовые работы через приказ, нежели по семейным спискам,  по двум причинам. Во-первых, на составление списков коренных жителей в возрасте от 19-43 лет ушло бы много времени, во-вторых, все высшие слои коренных жителей также подпали бы под призыв. По плану, одобренному большинством присутствовавших на заседании, по приказу на работы по мобилизации попадут  определенные лица, а не определенная возрастная группа. А эти лица, в свою очередь, будут определяться волостными властями. Таким образом, высшие слои могут быть освобождены от мобилизации.

Только одно должностное лицо высказалось против данной схемы – некто по фамилии Булатов. По его мнению, метод был произволен и, следовательно, несправедлив, и кроме того, не соответствовал указу высшего командования, по которому призывались все коренные жители 19-43 лет. С его мнением согласилось еще одно официальное лицо.
На заседании, однако, нашли, что призыв о мобилизации по приказу не нарушает требование высшего командования, что военное министерство и министерство внутренних дел были едины в том, чтобы вопрос метода определения возрастов оставить на усмотрение заседания, что одобренный ими метод позволит обеспечить рабочих в предельно сжатые сроки и с минимумом усилий.  Отбор рабочих будет более справедлив, если будет осуществлен их волостными властями, чем российскими чиновниками, и более того, в случае возникновения  жалоб на несправедливость, они будут направлены против собственных чиновников, а не на русских. Таким образом, вся ответственность за будущие трения возлагалась на плечи чиновников местного происхождения, которые, в свою очередь, получили широкий диапазон для совершения несправедливостей.
Собрание затем приступило к вопросу распределения по каждой области и по каждому уезду количества рабочих-призывников.

Согласно последним официальным данным коренное, нерусское, население мужского пола было приблизительно 3 500 000 (3 332 200) человек. Исходя из этого числа, количество рабочих-призывников из Туркестана (за исключением  хивинского и бухарского ханств. Указ о мобилизации к ним не относился) было 250 000, или около 8% от общей численности населения, намного больше по численности мужчин 19-43 лет.

Примерное распределение по областям выглядело бы примерно следующим образом:

Сырдарьинская область    80 тыс.
Ферганская область    77 тыс.
Семиреченская область    43 тыс.
Самаркандская область    35 тыс.
Закаспийская область    15 тыс.

Вышеупомянутые цифры были получены путем распределения количества коренных жителей – мужчин в каждой области относительно их общего числа в крае. На заседании, однако, не ограничились выполнением простого математического вычисления, но изменили разбивку по областям, что объяснялось их желанием оставить достаточное количество рабочих сил на хлопковых полях Туркестана. Генерал-губернатор фон Мартзон с этой целью телеграфировал  заседанию.  Необходимо было оставить достаточное количество рабочих сил не только для сбора нынешнего урожая хлопка, но  также и для его взращивания в наступающем году.

На встрече было указано на переселение военнопленных из Туркестана в Сибирь, бывших когда-то источником рабочих сил, поскольку в Туркестане было много немецких и австрийских военнопленных. Число рабочих из Персии, Афганистана и Китая  было невелико, и рабочих рук из числа коренных  жителей не хватало. Коренные женщины не работали в полях, а уезды Аулие-Ата и Чернаевский уже предоставили 10 000 рабочих для прифронтовых работ. Для обеспечения достаточного числа рабочих для хлопковой промышленности на встрече было признано, что сокращение их числа следует возместить  за счет нехлопковых областей.  В Ферганской области было больше всего  площадей под хлопок, в  то же время в Семиреченской области не было ни одного. Поэтому Ферганская область должна была получить больше всех освобожденных от мобилизации рабочих, в то же время Семиреченская область получить дополнительно наибольшее число мобилизованных на  прифронтовые работы. С учетом этих соображений, на собрании было решено перераспределить количество призывников следующим образом:

Сырдарьинская область    87 тыс.
Семиреченская область    60 тыс.
Ферганская область    50 тыс.
Самаркандская область    38 тыс.
Закаспийская область    15 тыс.

Далее, на собрании было решено, что уезды, где есть наличие 50% площадей под хлопчатник, будут поставлять одну шестую часть рабочих назначаемых на те территории, исходя из общего числа мужского населения края.  Территории, где есть 25-50% площадей под хлопок, будут обеспечивать одну треть, а территории, где менее 25% обеспечат половину.

В конце концов, заседавшие признали, что дальнейшее сокращение мобилизуемых из хлопковых областей за счет не хлопковых было бы недопустимо. В связи с этим, а также в связи с угрозой появления острой нехватки рабочих сил даже при вышеуказанных изменениях, собравшиеся попросили генерал-губернатора ходатайствовать о сокращении числа мобилизуемых рабочих из Туркестана с 250 00 до 200 000.

Как видим, была проявлена большая озабоченность по поводу того, чтобы сохранить имеющиеся площади хлопчатников.  Согласно же одному советскому писателю, изменения были внесены только после протестов должностных лиц, ответственных за хлопководство в Туркестане, хотя московские производители текстиля были обеспокоены
не менее.

На собрании также было решено, что рабочих будут организовывать в эшелоны от 1400 до 1500 человек. Один переводчик и старший, по возможности, из числа самих рабочих, будет назначен на каждую группу из 200 человек. Будет уполномочен один мулла на каждый эшелон для удовлетворения религиозных потребностей рабочих.

(Продолжение следует).

NO COMMENTS

Leave a Reply