Эднан Карабаев: По ком восходит солнце

Эднан Карабаев: По ком восходит солнце

О планах Японии на Центральную Азию вновь активно заговорили после центрально-азиатского турне премьер-министра Синдзо Абэ в октябре нынешнего года. В общественном сознании восприятие Страны Восходящего Солнца часто ограничивается только культурными связями и образовательными программами плюс благотворительность. Что, в принципе, отвечает обычной осторожности и взвешенности Японии во внешней политике.
Но чтобы сохранить регион в сфере своего влияния, еще в 1993 году Токио выступил с инициативой о включении центрально-азиатских государств в Организацию экономического сотрудничества и развития. А уже через четыре года премьер-министр Рютаро Хаимото представил программу «Европейская дипломатия», которая включала помимо политического диалога и противодействия распространению ядерного оружия, партнерство по добыче полезных ископаемых. Важным моментом документа стало видение России и Китая как ключей к международному развитию и основополагающих сил в Евразии, в целом, и Центральной Азии, в частности. Правда, несмотря на диапазон заявленного сотрудничества, особых обязательств Токио на себя брать не стало. Но эта программа стала основой активизации интереса, как правительства, так и бизнеса к Центральной Азии и положила начало поэтапному наращиванию присутствия Японии в регионе.

Кстати, каждая новая внешнеполитическая концепция Токио для ЦА начиналась с турне главы японского правительства, как это было недавно. Поэтому после визита в 1997 году появляется первая официальная доктрина непосредственно по Центральной Азии «Дипломатия Шелкового пути», выделявшая два приоритета – транспортную инфраструктуру и природные ресурсы.

Транспортный путь, пролегающий из Азии в Европу, минуя Россию, давно привлекает многие страны. Примером тому служат проекты железных дорог Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан-Иран или Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Последний, кстати был неофициально заморожен в 2013 году. Как предполагают эксперты, поводом стало недовольство Москвы. Потому сегодня мы строим «железку» только Китай-Кыргызстан с намерением потом присоединиться к соседским веткам.

Правда, с Шелковым путем японцы были далеко не первыми и не единственными. США, Россия, Китай также видят перспективы в создании крупнейшего в мире транспортного коридора. Например, инициативу КНР по созданию Азиатского международного инфраструктурного банка, который будет финансировать проект, поддержали 58 стран, а сама Поднебесная только на первоначальном этапе вложила порядка 50 миллиардов долларов на создание Нового Шелкового пути. И хотя японский путь изначально был не настолько амбициозен, он все еще имеет место быть.

Для продвижения своей экономической политики в регионе Токио в свое время также создал Японский Банк международного сотрудничества. Объем зарубежных инвестиций и займов нового банка составил 4948,2 млрд. иен или 41,2 миллиарда долларов, что превысило показатели Всемирного Банка с его 29 миллиардами долларов. Так что борьба за ЦА уже давно ведется нешуточная.

С такими вложениями Япония сосредоточила свое внимание на четырех приоритетных областях: поддержке рыночной экономики, развитии инфраструктуры транспорта и коммуникаций, сотрудничестве в социальной сфере, в частности медицине и образовании и на деятельности по охране окружающей среды. И если не делать акцент на энергоресурсах, то в остальных областях проект, можно сказать, продвигался. В том числе, в отношении внутреннего развития региона, создания новой и модернизацию старой транспортной и коммуникационной инфраструктуры, разведку и разработку перспективных месторождений нефти и газа и перерабатывающих мощностей.

Не секрет, что наши залежи, предварительно разведанные еще в советские времена, до сих пор практически не тронуты. Этот «советский запас» и привлекает к нам внимание мировых корпораций.

Наиболее «лакомым куском», конечно, является Казахстан с его вторым местом в мировом рейтинге государств, обладающих урановыми рудами. Не менее интересен в этом плане и Узбекистан. Еще два года назад  Японская национальная корпорация нефти, газа и металлов (JOGMEC) вошла в эту республику. Тогда же начались геологоразведочные работы в Кыргызстане. Общий первоначальный вклад на весь регион составил порядка 700 миллионов долларов.

Эта ориентация на энергосектор была продолжена и в остальных японских программах по Центральной Азии. Таких как «Центральная Азия и Япония», начатой в 2004 году, и «Трансформация Центральной Азии в коридор мира и стабильности» 2006-го года. Так что нынешние визиты Синдзо Абэ можно рассматривать именно с позиции старых-новых приоритетов. И во многом они уже обозначены, судя по подписанным проектам в ходе нынешнего визита.

12 миллиардов долларов будет вложено в Туркменистан. Здесь Японию заинтересовали порт «Туркменбаши» и месторождение “Галкыныш”, откуда возьмет начало газопровод ТАПИ. Этот газопроводный проект призван связать четыре страны региона – Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Проект долгое время не находил инвесторов из-за талибов и неспособности афганского правительства гарантировать безопасность трубопровода. Но видно японское правительство увидело реальную возможность обезопасить вложения.
В Узбекистан Токио принесет 8,5 миллиардов долларов. Здесь диапазон проектов значительно шире. Это модернизация энергетической и транспортной инфраструктуры, освоение и переработка минерально-сырьевых ресурсов, автомобилестроение, нефтегазовая и химическая промышленность, телекоммуникации и другие отрасли и производства.

На фоне этого Кыргызстану достались 16 миллионов долларов на реконструкцию аэропорта «Манас». Еще полтора миллиона вольются в сельское хозяйство, куда год назад Япония уже вкладывала 2,8 миллионов долларов на проект «Содействие повышению сельскохозяйственной производительности» и пока мало кто знает о семейных фондах, которые должны были быть созданы. Также планируется грант в 117 миллионов долларов на реабилитацию отдельных участков дороги Ош – Баткен – Исфана. Кстати, на этот «великий шелковый путь» местного разлива еще в 2012 году Китай выделил нам почти 130 миллионов долларов под 2% на 20 лет. Получается, будем отдавать 52 миллиона долларов сверху в 2042 году. Но это ведь не страшно, живем, как в той притче, или ишак, или падишах. Еще выдавали — 70 миллионов на эту же дорогу Европейский банк реконструкции и развития и 21,3 миллиона долларов Исламский банк развития. При наших ресурсах остается только удивляться, почему при столь очевидном внимании Токио к энергетике региона, мы смогли договориться только о многострадальном аэропорте «Манас». Может, не в курсе приоритетов их внешней политики? Хотя, что удивляться, если Япония пишет новую программу в соответствии с реалиями, то в нашей внешнеполитической концепции все еще заложен главный принцип: «Принятие настоящей Концепции продиктовано целесообразностью ускорения происходящих преобразований в стране после революционных событий 24 марта 2005 года». Как будто нынешняя власть признает только достижения 10-летней давности, а не собственное «триумфальное пришествие»…

Также 7,2 миллиона Япония вложит в Таджикистан для восстановления системы водоснабжения в приграничных районах и на борьбу с саранчой.
Суммы для всех  государств Центральной Азии разные, но смысл один – контроль над регионом по мере возможности и не особо привлекая внимание «больших игроков». Хотя можно говорить о том, что сегодня Токио может рассчитывать на негласную поддержку США, чье влияние в Центральной Азии в последнее время ограничено евразийским проектом.

Фемида ля комедия

Судебный процесс по обвинению экс-депутата парламента Ахматбека Келдибекова вышел на финишную прямую. Гособвинение не представило достаточных доказательств ни по одному эпизоду дела. Оправдает ли Фемида бывшего парламентария или вновь вынесет вердикт в угоду власти?

Вспомнить все

Процесс по делу бывшего спикера проходит в Первомайском районном суде под председательством Абдразака Боромбаева. На предстоящем заседании во вторник, 3 ноября, стороны перейдут к прениям, если прокуратура вновь не придумает повод для его переноса. А гособвинение периодически прибегает к подобной уловке, в надежде затянуть рассмотрение дела.

Чуть ли не с самого начала судебного процесса стало очевидно, Генпрокуратура, возбудившая дело по указке бывшего главы надзорного органа Аиды Саляновой, не добыла ни одного аргумента против экс-торага Жогорку Кенеша. Не смогла доказать вину Келдибекова и нынешний генпрокурор Индира Джолдубаева.

«Ни один человек, ни одно доказательство не свидетельствуют о вине Келдибекова. В этом деле есть политическая подоплека, и оснований для возбуждения уголовного дела не было», — говорит Азимбек Бекназаров, выступающий в суде общественным защитником Келдибекова.

Согласен с ним и бывший торага Жогорку Кенеша, юрист Мукар Чолпонбаев. В интервью журналистам он заявил: «Сейчас уже не секрет, что дело имеет политическую подоплеку. У нас принято задерживать человека, если он как-то не так высказался в адрес властей».
Бывшему спикеру предъявлено обвинение по статье «Коррупция» УК КР сразу по трем эпизодам. Ему припомнили не только работу в должности главы парламента, но и Соцфонд и налоговую службу, которые он также возглавлял. Общий ущерб, который насчитала Генпрокуратура — более 35 миллионов сомов. Но в суде доказательств не представила даже на 1 сом.

Самый крупный ущерб, Келдибеков, по мнению следствия, нанес, будучи директором Соцфонда — 24,3 миллиона сомов. После неоднократных ходатайств адвокатов подсудимого судебные разбирательства по этому эпизоду прекращены. Фемида старалась игнорировать законные требования защиты обвиняемого, каждый раз отклоняя прошения. Настойчиво игнорировать закон суд понуждало и гособвинение в лице Генпрокуратуры, настаивая на дальнейшем исследовании доказательств. «Такие настойчивые действия гособвинителя, по моему мнению, являются ничем иным как дискредитацией самого государства», — подчеркнула Татьяна Чильникина.

Но в итоге юристы добились своего. «В соответствии с требованием статьи 28 УПК истечение срока давности является обстоятельством, исключающим уголовное судопроизводство. Закон четко отмечает, что при наличии указанного основания возбужденное дело подлежит прекращению и даже не может быть возбуждено вообще. Суд был обязан прекратить уголовное дело. При этом вопрос доказанности виновности обвиняемого в судебном заседании не обсуждается, доказательства не исследуются. А для прекращения дела требуется лишь согласие обвиняемого», — комментирует адвокат Татьяна Чильникина.

Окно в Европу

Одно из обвинений, предъявленных Келдибекову, касается открытия спецпредставительства ЖК в Москве. «Филиал» кыргызского парламента в столице РФ учредили в декабре 2010 года. За год на содержание представительства потрачено 6 миллионов сомов. Бучу тогда подняли члены фракции «Ата Мекен». Ссылаясь на результаты проверки Счетной палаты Кыргызстана, которая якобы пришла к мнению, что создание спецпредставительства было незаконным. Это стало поводом для предъявления тогдашнему спикеру обвинения в коррупции, мол, он заставил депутатов проголосовать «за».

Однако в интервью журналистам председатель СП Эльмира Ибраимова опровергла эти сведения. «Мы долго, тщательно, подробно, внимательно проверяли этот вопрос, — заявила глава Счетной палаты. — Имел или не имел права Келдибеков открывать представительство в Москве? Наши юристы очень долго изучали представленные нам юридические документы и пришли к заключению, что Жогорку Кенеш не превысил свои полномочия, у него есть право на открытие своих представительств, в том числе зарубежных. Здесь Жогорку Кенеш не нарушил закон. По нашему мнению, представительство в Москве могло бы оставаться и поныне. Парламент мог после рассмотреть вопрос эффективности работы представительства. Мы же проверяли не эффективность работы, а финансово-хозяйственную деятельность. Если требуется проверить эффективность работы представительства, то прежде необходимо разработать критерии оценки. У нас таких критериев нет. После этого можно будет проверить, какую работу провело представительство за то время. Из того что мне известно, в то время специальное представительство Жогорку Кенеша в Москве провело ряд международных переговоров. В то время провели мероприятия достаточного уровня. Мы не нашли криминала в создании и работе спецпредставительства Жогорку Кенеша в Москве».

«Но мы не нашли никаких нарушений закона в деятельности А. Келдибекова за время его работы спикером Жогорку Кенеша. Я не знаю, откуда они взяли нынешние обвинения, не уточнив у нас. Первым делом им следовало обратиться к нам. Что касается оказания давления на нас со стороны А. Келдибекова, то я об этом слышу впервые, для меня это странно. Нужно было спросить у нас, оказывалось или нет давление. Никто из Жогорку Кенеша не обращался с таким вопросом», — добавила глава Счетной палаты Эльмира Ибраимова.

Свидетели — бывшие коллеги Ахматбека Келдибекова также хором подтвердили в суде: никаких нарушений при создании спецпредставительства не допущено. Даже не однопартийцы подсудимого, — все, как один заявили, что голосовали за открытие «филиала» добровольно, поскольку это не противоречит закону. «Я голосовал «за» открытие представительства, так как это было в целях укрепления парламентаризма, и никакого давления на меня не было», — заявил в суде теперь уже бывший депутат Джаныш Кудайбергенов.

«Это постановление подписал и принял не один Ахматбек Келдибеков. Инициативу поддержали большинство депутатов. Но после ухода Келдибекова с поста спикера из этого сделали политику и спецпредставительство закрыли. Сейчас этот вопрос становится чрезвычайно актуальным. Я бы вновь поддержал инициативу открыть спецпредставительство», — отметил также экс-член фракции «Республика» Нурбек Мурашев.
«Во многих странах есть представительства, в нашем случае наш ближайший стратегический партнер — Россия, в связи с этим было внесено предложение, что нужно создать представительство Жогорку Кенеша в Москве в составе 3-4 человек. Позднее представительство было признано как утратившее силу. Но я думаю, что это представительство нужно был оставлять. Прекратило свое существование оно в связи с тем, что не были внесены изменения в бюджет, хотя это было необходимо», — рассказал в суде депутат фракции СДПК Эркин Сакебаев.

«День голосования я помню хорошо и осознанно проголосовал за проект постановления об открытии спецпредставительства, так как это было необходимо», — подчеркнул и бывший ар-намысовец Равшан Сабиров.

По его словам, в те годы много трудовых мигрантов обращались за помощью, так как у них возникали проблемы с властями и кто-то должен был реагировать на жалобы соотечественников, вынужденно находившихся на чужбине. Это и было основной целью спецпредставительства — помощь кыргызстанцам.

Похоже, что и по этому эпизоду дело развалено.

Эпизод 3: месть Ситхов

Госбвинение село в калошу и с эпизодом о Государственной налоговой службе. ГП вменяло, что, в бытность Келдибекова руководителем ГНС, он открыл фирму «Бизнес Партнер» и нанес ущерб государству при сборе налогов. Однако тогдашние работники налоговой эти доводы следствия опровергли, более того, они заявили: во время председательства Келдибекова ГНС перевыполнила план по сбору налогов.

Кроме того, свидетели в суде подтвердили, что следователи оказывали на них давление с требованием дать показания против Келдибекова. Получается, властям было выгодно выбить из седла экс-спикера и члена оппозиционной фракции «Ата-Журт», которая до ареста лидера выступала с резкой критикой в адрес президентского аппарата и самого главы государства. Сразу после задержания Келдибекова сменилась и риторика выступлений ата-журтовцев. Не трудно предположить, кто желал устранить лидера «Ата–Журта». «Мой арест был выгоден Текебаеву, Саляновой и Нарымбаеву», — открыто заявил во время допроса сам подсудимый. Он отметил множественные нарушения во время расследования дела, что еще раз подтверждает: цель — посадить Келдибекова любыми способами. И неважно, что доказательств нет. Был бы человек, а статью власти ему найдут.

«Во время следствия меня допросили только один раз. Со следователем Сеитовым мы очень душевно поговорили. Он мне сказал: «Ахматбек Келдибекович, по эпизоду о Жогорку Кенеше ничего нет, по налоговой службе ничего нет, но что я могу сделать? Меня заставляют сверху. О чем вас спрашивать, даже не знаю». Он сам в этом признался, что его вынуждают. Все материалы есть в деле, но ни одно из них не подтверждает моей вины. Это дело станет историческим, поскольку в нем нет ни одного доказательства моей вины», — сказал, выступая в суде Келдибеков.

«Я не обязан доказывать свою виновность, это гласит УПК и Конституция. Но следствие мою вину тоже не смогло доказать», — заключил экс-спикер.

Каков будет вердикт по этому делу — гадать осталось недолго. Известно, что по закону, в Кыргызстане судьи независимы и подчиняются только Конституции. Но то на бумаге. А каково оно в реальной жизни?! Не секрет, что в КР закон применяется избирательно. И тому множество подтверждений. Не в первый раз судью ставят перед дилеммой: решить по закону или идти на поводу у некоторых политических сил и, соответственно, нарушить закон.

Махинур НИЯЗОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply