Чолпон Джакупова: Лидерство — это всегда ответственность и мужество признавать ошибки

Чолпон Джакупова: Лидерство — это всегда ответственность и мужество признавать ошибки

— Сегодня вы уже в новом качестве политика. Как вы восприняли выступление президента, слушая его уже в стенах парламента? Чувствуете ли на себе больше ответственности, государственный подход?

— Я не совсем согласна, что статус влияет на взгляды человека и на степень его ответственности. Гражданская позиция и ответственность у человека либо есть, либо нет, и это не зависит от социального статуса. У нас ведь самые успешные воры — это не простые граждане, а как раз таки либо бывшие, либо настоящие “государственники”.  Хотя на этот раз, может быть, это просто совпало, но выступление президента мне понравилось и со многими его оценками я согласна. Разница лишь в анализе причин тех недостатков, которые Атамбаев перечислил. И в выводах и уроках, вытекающих из этого анализа. Но, в целом, я еще раз повторюсь, президент очень четко и взвешенно охарактеризовал текущую политическую ситуацию.

В частности, мне понравились тезисы, что необходимо поставить жесткий заслон на пути принятия популистских решений, нельзя бесконечно идти на поводу у толпы. Я тоже с 2010 говорю, что надо следовать не сиюминутным требованиям политической ситуации, а руководствоваться все-таки законом. Мне понравился тезис о необходимости проведения пенсионной реформы: если люди хотят получать достойную пенсию, то и отчисления должны делать в пенсионный фонд соответствующие, иначе у нас получается сплошная уравниловка, а в некоторых случаях преференции получают люди, которые, в общем-то, не заслуживают этого, что мы можем наблюдать на примере наличия огромного числа персональных пенсионеров — бывших чиновников.

— Побывал когда-то на должности высокой и получай «достойную» пенсию.

— Мне понравился тезис президента о том, что надо снять препоны на пути развития бизнеса. Абсолютно согласна, что необходима слаженность в работе парламентского большинства и оппозиции. Оппозиция необходима, но должна быть конструктивной и взвешенной. Согласна с тем, что для поднятия статуса парламентаризма и парламента необходимо повысить ответственность, для чего нужно внести изменения в регламент. Иначе депутаты могут неделями не ходить на работу и получать зарплату. И двумя руками я за судебную реформу. Атамбаев дал в очередной раз ей очень негативную оценку, еще раз признал, что судебная реформа была провалена. Он говорил о качестве судебных решений и что реформу надо проводить. Согласна я с его оценками результатов выборов, о том, что фактически заявленная у нас пропорциональная избирательная система не сработала, многие партии проводили выборы по мажоритарной системе и согласна с тем, что фактически нынешний парламент – это парламент бизнесменов, что это может негативно сказаться на будущем страны. И он прав в том, что очень многие бизнесмены идут в ЖК, чтобы обезопасить свой бизнес. Об этом обо всем я говорила много раз раньше, когда была в гражданском секторе и это никакое не заигрывание (смеется— Ред.), в связи с изменением моего статуса.

— Но не кажется ли вам, что это запоздалое признание Атамбаевым своих провалов. А что власть делала до сих пор?

— Ну, вот это вторая часть, к которой я хотела бы сейчас перейти. Оценка дана, но я не согласна с анализом причин, которые привели к такому состоянию. Я хотела бы начать с того, что мне близко — судебная реформа. Президент говорит о том, что судебная реформа провалена. Он  говорит, что это из-за некачественной работы двух органов, которые определяют работу судей — Совет судей и Совет по отбору судей. Но ведь эти органы формировались тогда же, когда СДПК пришла к власти. И вторую причину он  видит в чрезмерной независимости судебного корпуса, с чем я категорически не согласна. Я так интерпретировала его тезис, что многие судьи злоупотребляют этим принципом. И это происходит, потому что Совет по отбору судей состоит из самих судей, поэтому они не могут давать объективную оценку работе своих коллег. Но опыт других  более благополучных стран говорит как раз об обратном, там, где оценку дают сами судьи, а не политики, там и с реализацией верховенства права все нормально. Поэтому причину надо искать как раз в том, что политики все время вмешиваются в деятельность этой третьей ветви власти.

Если взять самые нашумевшие дела, то они и были скандальными, потому что были не продиктованы правом, а связаны с политической сиюминутностью. Чем это чревато? Судьи знают уже, что они назначаются политиками, партиями в парламенте, они от них зависимы, и один раз преступив закон, преступать второй и третий раз уже гораздо легче. Ни для кого не секрет как набирался судейский корпус. Были две мотивации — политическая лояльность партиям власти  плюс деньги.

— Но если, как вы выговорите, все признают, что судебная реформа провалена, то почему и 6 созыв депутатов отдает Комитет по судебной реформе фракции СДПК?

— Очень правильный вопрос. Вопрос ответственности. Мужество признавать ошибки – это означает желание не повторить ошибки, что говорит об ответственности. Но оказалось, что мужества не хватило на этом этапе, чтобы передать мяч другому. Я далека была от того, что они должны были  отдать этот комитет оппозиционной партии, но ведь во фракции большинства есть новые партии, которые не отвечают за провал судебной реформы – это «Кыргызстан», «Онугуу-Прогресс». Но этого не случилось. Мяч опять остался у СДПК.
И здесь всплывает вопрос ответственности. Как отмечали и до меня многие политики, общественные деятели, ключевой проблемой действующей Конституции является то, что там не прописана ответственность за принятые решения и за их реализацию. Отсутствие этого механизма делает власть неустойчивой, безответственной и влияет на ситуацию в стране, на достижение видимых результатов. И мы идем по этому же проторенному пути, мы признаемся, что завалили, но опять беремся за то, что не умеем делать. В этом смысле, тезисы то правильные, но что дальше? И здесь может возникнуть множество сомнений у людей по поводу  искренности президента.

Лидерство – это, прежде всего, ответственность. Об этом нельзя забывать. У президента сейчас редкая возможность, когда он может объединить вокруг себя  всю политическую элиту. В принципе где-то интуитивно, наверное, президент понимает необходимость этого. На самом деле для президента это сейчас тот самый момент, когда он как лидер нации мог бы попытаться всех объединить и призвать к политическому диалогу. Тем более что в принципе все согласились с результатами выборов. Он признал отсутствие митинговых страстей, а если и были судебные процессы, то они касались внутрипартийных разборок. То есть президент сейчас на коне. Большинство мест в парламенте принадлежит его партии. И многие бы признали и оценили это как очень правильный и выверенный жест великодушного правителя, лидера страны.

Но что делает президент? С одной стороны, он призывает к конструктивной работе парламентского большинства и оппозиции, а вместе с тем опять начинает навешивать ярлыки. По сути дела кому была посвящена критическая часть его выступления – двум Омурбекам и опять «иностранным шпионам». Хотя и тот и другой Омурбек были не так давно его соратниками и во многом успехи президента были связаны с ними. Сегодня эти два Омурбека фактически продемонстрировали в парламенте лояльность президенту, проголосовав за представленный состав правительства и за программу правительства – всего три голоса против, все остальные — за. Это ли не явная демонстрация готовности к сотрудничеству, лояльности, когда 40 голосов принадлежит оппозиции, — получить абсолютную поддержку? Это же можно было оценить, поблагодарить за такой шаг на пути к конструктивному сотрудничеству. Но президент в очередной раз навешивал ярлыки, что, в конце концов, при распределении комитетов сказалось на «РАЖ» и партия Бабанова, вторая фракция по большинству мест в парламенте, осталась ни с чем. И я могу понять горечь его последнего заявления.

Спикер сказал, что это процесс голосования, но зачем пересаливать? Как проходил процесс голосования я не отслеживала, Бабанов сделал заявление по этому поводу, что наталкивает на размышления, что в очередной раз кто-то этот процесс контролировал. Если парламент контролируем кем-то, то это уже репутационные потери по всему составу парламента. Если депутаты, как школьники отчитываются перед звеньевыми или классной руководительницей, прежде чем положить бюллетень – это отвратительно.

— Вы считаете, что уши президента торчат за всем этим?

— Одно могу сказать, что результат налицо, там велись переговоры с лидерами фракций. И глядя на заявления отдельных депутатов от коалиции большинства, грустно наблюдать за некоторым высокомерием в личных отношениях, типа «мы можем сделать все что хотим». Это ошибочная тактика. Сейчас мы как никогда на пороге надвигающегося экономического кризиса. Поэтому нам надо перестать делиться по партиям и фракциям, все ведь понимают что это весьма условное деление, потому что партии по большому счету не созревшие, идеологически не оформленные, — это просто игра, условность. А мы продолжаем обзывать друг друга бакиевскими, акаевскими. Так как будто переделом собственности не занимались в 2010 году. И в постапрельский период был страшный передел собственности. Точно также как это было во времена Акаева и Бакиева.

Потому что половина представленных ныне во власти, тот же первый вице-премьер Аалы Карашев, работал в администрации у Бакиева. Или назначенный на должность председателя СНБ Сегизбаев, который возглавлял пресс-службу Акаева. Включая президента Атамбаева, который поднимал свой бизнес при Акаеве и был премьер-министром у Бакиева.
На самом деле был бы самый умный жест – консолидировать элиту и работать во благо нации, а не заниматься поисками врагов. Как первые годы все искали какие-то третьи силы, теперь внутренние враги – НПО. Ну, зачем это президенту надо?

Атамбаев в этот раз обвинил судей Конституционной палаты в потворстве НПО. Я бы посоветовала тем, кто пишет ему речи быть осторожным в оценке решений судей, потому что вообще-то это запрещено законом. А ему тем паче, как главе государства. Когда Атамбаев прокомментировал  несостоявшееся решение Конституционной палаты, он в очередной раз признал, что Белый дом вмешивался в процесс принятия решения и давил на судей КП. Но обвинять ряд судей, что они хотели сорвать выборы на основе биометрики, потому что шли на поводу у НПО – это нонсенс. С каких это пор? Что за наивное недоразумение? Они всегда были на поводке у власти. И сейчас то же самое. Но если Конституция грешит противоречиями, на которые указывают гражданские активисты, то кто в этом виноват? Нынешняя власть эту Конституцию и протащила, в попыхах написав. Эту Конституцию не писали судьи КП, зачем же их обвинять в том, что они всего лишь попытались следовать Конституции и Закону?

Я еще раз повторюсь: лидерство – это всегда ответственность и мужество признавать ошибки. И если я сказала выше, что солидарна с президентом по многим его высказываниям, то надо и договаривать, где они были не правы и кто должен понести за это ответственность.
Или когда президент говорит о том, что бизнесмены идут в парламент, чтобы защитить свой бизнес. В отличие от всех других стран, где бизнесмены сами не идут в политику, а помогают политикам. Тем самым он признает, что бизнес не чувствует себя в безопасности. По логике, следующий его вывод должен был быть о том, что у нас есть органы, которые отвечают за законность, но от них страдают бизнесмены — это прокуратура, антикоррупционная служба.

— Прокуратура – это орган, который подчиняется президенту. А АКС вообще не существует в структуре государственной власти.

— По Конституции  надзор за законностью – это абсолютная ответственность прокуратуры. Но если президент знает, что бизнесмены не чувствуют себя защищенными, то он понимает, что прокуратура не справляется со своими обязанностями или злоупотребляет ими, слышит, что бизнесмены сейчас боятся прокуратуры и АКС больше чем бандитов.

— АКС создавался вообще то, чтобы искоренять коррупцию в госорганах, а не в бизнесе.

— Президент должен был дать оценку деятельности тех органов, в результате бездеятельности которых бизнесмены чувствуют неуверенность и не хотят вкладывать в собственную страну. А не потому что придет еще один Максим Бакиев. Сейчас Максимов вокруг президента вагон и маленькая тележка. Но это же надо признать и что-то делать. До тех пор пока президент не начнет увольнять тех людей, которые не справляются со своими обязанностями, ничего не получится.

У меня сложилось впечатление, что президент достаточно гневлив в речах, но это не перекладывается на действия. Посмотрите на соседний Казахстан, или Путина, большого друга нашего президента, там, где у них  есть нехорошие результаты, тут же принимаются меры, они не боятся увольнять своих работников. Они понимают, что это скажется на их репутации, и страна будет нести большие экономические и политические потери.
И надо признать, что бизнес боится прокуратуру, так  же как он боится вас и вашу администрацию, Алмаз Шаршенович!

Но в целом, от многих выступлений, которые изобиловали у Атамбаева раньше обращениями к богу, к высшему духу, это понравилось гораздо больше. Оно было более содержательным, но вместе с тем, меня смущает некая противоречивость его посылов и отсутствие ответственности.

— Тогда о главном в выступлении президента – предстоящие изменения в Конституцию. Это будут те же предложения, которые озвучивались и чуть не были приняты под занавес уходящего ЖК в июне?

— Все что я поняла, это то что основным инициатором конституционных реформ должен стать Жогорку Кенеш, хотя на самом деле хочет их сам президент. Президент сказал, что ЖК должен изучить, сформулировать предложения и вынести на всенародное обсуждение. Но было бы очень хорошо, если бы алгоритм все-таки был четко обозначен. Одно дело — благие намерения, а как это будет все осуществляться, очень важно. Ведь прошлый раз конституционную реформу граждане не поддержали не только потому, что был мораторий не вносить изменения до 2020 года. Если бы гражданский сектор согласился с предложениями по изменениям, то мы бы тоже поддержали. И на этот раз очень важно, чтобы был найден общественный консенсус, не только по содержанию, но и по процедурам внесения изменений в Конституцию. Это нельзя делать кулуарно, в закрытом формате, потому что это опять будет повод для недовольства и т.д. И второе, нельзя делать это быстренько и скоренько. Опыт такого принятия Конституции в 2010 году у нас есть. Мы быстренько, исходя из политической необходимости состряпали эту Конституцию и теперь мучаемся. При этом, никто не хочет нести ответственности за   проведенный над народом  эксперимент.
Я согласна, что нельзя сидеть на двух стульях, если мы себя позиционируем как парламентская страна. Она и должна быть парламентской. Но я еще раз говорю, что недостаточно лишь это продекларировать, потому что все основное проходит через процедуры. Вот мы хотим сейчас усилить позицию премьера, но можем ослабить судебную ветвь власти. При парламентской системе судебная власть должна быть абсолютно независимой. Вот эти принципы сбалансированности, они должны соблюдаться. Но если у нас будет проходить голосование по этим вопросам под контролем «невидимого ока», то я боюсь, что какая-то группа людей протащит все что угодно. Поэтому гражданский сектор должен за этим пристально наблюдать. Но я имею ввиду не НПО, а самих граждан. Особая роль принадлежит журналистам и очень плохо, что новый ЖК начал работать с противостояния с журналистами. Парламент избран народом, его природа такова, что деятельность его должна быть абсолютно прозрачной.

— Какие рекомендации вы хотели бы дать Белому дому по итогам выступления президента?

— Если взят курс на конституционную реформу, то я предложила бы встретиться с достаточно широким кругом политической элиты для обсуждения вопроса, как, в каком формате эта конституционная реформа должна проходить. То есть консенсус должен быть найден изначально, потому что Конституция – это, прежде всего, инструмент общественного согласия. А как это сейчас будет осуществляться очень трудно сказать, может быть президент еще раз соберет депутатов или даст интервью. И  меня очень огорчает, что президент  не готов взять ответственность не только  за текущую ситуацию, но и за собственные инициативы— все хочет провести под прикрытием «самостоятельного» парламента.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply