Когда часы тринадцать бьют

Когда часы тринадцать бьют

0 370

Пятница 13-е стало еще одной датой, вошедшей в историю с траурной лентой на рукаве. Второй по масштабности в Европе и самый крупный в истории Франции теракт уже назвали парижским 11 сентября. Погибли 153 человека. Масштабность трагедии настолько шокировала Париж, что даже непримиримые противники — Социалистическая партия и Национальный фронт Марин Ле Пен — приостанавливают агитационную кампанию по региональным выборам. Национальное единство оказалось на первом месте, как для властей, так и для оппозиции.

Хотя, несмотря на введенное чрезвычайное положение (кстати, пятое за 60 лет), Париж намерен провести глобальный климатический саммит, на который должны приехать главы 80 государств. По некоторым версиям, взрывы в пятницу, 13-го были организованы в преддверии именно этого мероприятия.

Официально «Исламское государство», которое взяло на себя ответственность за теракты, якобы мстило за убийство одного из самых узнаваемых террористов современности — британца Мохаммеда Эмвази, известного как Джихади Джон. Вот только о его уничтожении американские спецслужбы отчитались 12 ноября. Так что столько подготовленные атаки организовать за сутки было явно не по силам даже такой могущественной организации, как ИГ. Не по силам и за полтора месяца, начиная с 28 сентября, когда французские самолеты нанесли авиаудары по позициям «Исламского государства».

Но у каждого убийства должна быть красивая окантовка, почему бы не месть. Тем более что человек был действительно «уважаемый». Ролики с его участием, на которых Джихади Джон обращается к президенту США Бараку Обаме, обезглавливая жертвы, давно стали визитной карточкой «Исламского государства» и разошлись по всему миру. Кстати, охранник самых ценных заключенных ИГ и по совместительству палач вырос в Великобритании, куда его семья перебралась из Кувейта. На выплату пособия его семье, которая, по данным британских СМИ, предпочитала государственное обеспечение работе, было потрачено около 400 тысяч фунтов.

При этом месть за одного охранника на фоне ранее озвученных грандиозных планов по захвату европейских столиц, на первый взгляд, выглядит притянутой за уши. Тем более что самого Джихади Джона в последнее время стали немного задвигать в организации после рассекречивания его имени. Мифический «человек в черном» — притягательный образ для вербовки рекрутов, а вот Мохаммед Эмвази, застенчивый мальчик, любящий Симпсонов и футбол, — совсем другое. Зато после его уничтожения какой-то очень грамотный пиарщик решил использовать имидж «раскрученного» в Youtube боевика на фоне парижских терактов. Опять-таки для вербовки романтиков из числа молодежи, мечтающих прославиться, пусть даже после смерти. А вербовка у ИГ поставлена на высоком уровне, так бы в армию завлекать или на общественные работы. Как там рекламируют армию США: «Если вы вступите в наши ряды, то в числе прочего получите возможность попутешествовать по миру?» Похоже, этот лозунг больше подходит «Исламскому государству».

Террористы, устроившие теракты в Париже, прибыли с «караванами беженцев». И вот уже Польша и Латвия отказалась принимать мигрантов по квотам Европейского Союза. Как известно, миграционный бум буквально ошеломил Европу в этом году. С начала года стать европейцами возжелали более полумиллиона человек. И это только начало, на подходе армия мигрантов раз в пять больше. Потому как выдавать себя за сирийских беженцев, для которых Европа открыла двери, очень даже выгодно. Та же Франция предоставила мигрантам пособие в 300 евро и социальный пакет с бесплатными образованием, медицинским обслуживанием и даже проездом в общественном  транспорте.

Кстати, «зачинщики новой миграционной волны», США, также не спешат встречать беженцев у себя. Штаты Алабама, Мичиган и Техас уже обратились с соответствующим заявлением к Бараку Обаме, а кандидат в следующие президенты Дональд Трамп даже посоветовал обдумать закрытие мечетей в стране. Все-таки европейская политкорректность, обернувшаяся парижской пятницей, заставила задуматься многих.

Кстати, о двойных стандартах Запада активно заговорили и на фоне терактов во Франции. В социальных сетях, где многие сменили аватарки на цвета французского флага,  можно найти и противников столь яркого проявления скорби. Мол, почему мир, и участники социальных сетей в частности, промолчали, когда в апреле в Кении боевики группировки Аш-Шабаш расстреляли 147 студентов? О массовом убийстве детей в Пакистане в прошлом году, когда от рук «Талибана» погибло 132 школьника? О 64 детях, ставших жертвами правительственной  антитеррористической операции под Киевом в апреле текущего года? Или о том, что за годы войны в Сирии погибло 11 тысяч детей?

Сами европейцы признают, что угроза террора действительно поделила мир на «нас» и «не нас». На страны обеих Америк, ЕС, Австралии и Океании приходится менее 2% всех мировых терактов. Удивительно, не правда ли? Ведь террористы, по крайней мере, в своих лозунгах, борются с мировым злом в лице именно Запада. За 15 лет в Европе, без учета России, произошло всего четыре теракта, включая нынешний, которые унесли жизни более десяти человек. В прошлом году от рук экстремистов вообще погибло всего четыре европейца на фоне более 32 тысяч человек по всему миру.

Но все-таки, пусть по своему, но страны начинают объединяться перед общей угрозой. Все-таки недавнее падение российского самолета, которое унесло жизни 224 человек, назвали терактом и увязали с французской трагедией.  Потому мир и ждет решительных мер от России и Франции. Дождался от Владимира Путина. И российский президент сказал. Его последнее выступление уже назвали самым запоминающимся за все 15 лет правления. После слов «мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца», последовало обещание искать преступников «везде, где бы они ни прятались. Мы их найдем в любой точке планеты и покараем». И это является не просто приговором террористам, организовавшим взрыв нашего самолета, но и объявлением войны «Исламскому государству» и тем, кто его покрывает и использует. «Все, кто попытается оказать содействие преступникам, должны знать, что последствия от попыток такого укрывательства будут лежать полностью на их плечах», — прозвучало в выступлении Путина так, словно это говорил президент военного времени.

После этих событий однозначно стоит ждать ответных мер и США как борца с терроризмом №1, которые будут вынуждены реагировать, чтобы не утратить свой имидж. Соответственно, можно ожидать и столь долгожданного реального сотрудничества между Вашингтоном и Россией. Но главный вопрос состоит в том, не уподобиться ли мир сегодня США после 11 сентября? Ведь атака террористов на башни-близнецы привела к достаточно серьезному переделу мира, после которого не досчитались нескольких государств и, напротив, получили территории хаоса. И сумеют ли мировые лидеры удержаться от того, чтобы не разыграть ситуацию в своих интересах?

Марина Гречанная.

NO COMMENTS

Leave a Reply