Что происходит с обменным курсом сома

Что происходит с обменным курсом сома

В последние два дня на валютном рынке страны наблюдались все признаки легкой паники: обменный курс валюты подскочил до 76-78 сомов за доллар, и самое главное, купить доллары в сколько-нибудь значительных объемах стало практически невозможно — по сообщениям финансового портала «Акчабар» во многих обменных пунктах доллары исчезли, а в коммерческих банках установлены лимиты на продажу валюты в одни руки от 100 до 200 долларов.

На этом фоне председатель НБКР Абдыгулов провел экстренную пресс-конференцию, где он заявил:

«Происходящее на валютном рынке — спекулятивная атака. На сегодня объективных причин для роста курса доллара нет».

Если вам кажется, что вы эти слова уже слышали, то это потому, что вы их на самом деле уже слышали и не раз. Давайте вспомним:

13 февраля 2014 года, курс: 51.6. Заместитель председателя НБКР Абдыбалы тегин: “У нас причин для резкого падения курса национальной валюты нет”.

6 марта 2014 года, курс: 54.5. НБКР: “имели место значительные колебания курса доллара США, вызванные в основном спекуляциями”, но “учитывая отсутствие экономических предпосылок для резкого изменения обменного курса”, “валютный рынок стабилизируется”.
18 декабря 2014 года, курс: 57.6. председатель НБКР Абдыгулов: “Объективных причин для снижения курса сома нет, есть спекулятивные атаки”.

26 марта 2015 года, курс: 63.4. Заместитель председателя НБКР Нурбек Жениш: “Доллар подорожал из-за посевных работ. Мы держим ситуацию под контролем”

Может уже хватит дурачить народ? Ведь объективные причины обесценивания сома существуют, и они очень просты. Торговый баланс Кыргызстана уже много лет отрицателен — мы зарабатываем на экспорте гораздо меньше валюты, чем нам требуется, чтобы оплатить наш импорт, и этот дефицит покрывается в основном из двух источников: денежных переводов мигрантов и международных кредитов. В последние два года из-за ухудшения экономической ситуации в России и Казахстане поступления иностранной валюты в Кыргызстан от экспорта и денежных переводов резко сократились, что и создало понижающее давление на курс сома.

Способность любого центрального банка эффективно проводить денежно-кредитную политику в стране зависит от того, что на английском называется “credibility” — от доверия населения и участников рынка коммуникациям монетарных властей. Какое может быть доверие к НБКР, если его руководство откровенно дезинформирует публику?

Еще одна дезинформация НБКР заключается в том, что обменный курс сома является плавающим и определяется рыночным спросом и предложением. Это ложь. Курс сома является управляемым (по оценке МВФ), так как НБКР осуществляет массированные валютные интервенции — и вовсе не для “сглаживания резких колебаний”, а для систематической поддержки курса сома вопреки действию объективных экономических факторов.

За 2014 и 2015 годы НБКР израсходовал на валютные интервенции 770 миллионов долларов (объем оставшихся резервов НБКР на конец сентября составлял 1 миллиард 700 миллионов). Так НБКР за два года бездарно растранжирил существенную часть с трудом накопленных за 20 лет валютных резервов страны и теперь вынужден обращаться за дополнительными валютными средствами к Народному Банку Китая.

Ради чего были истрачены эти гигантские средства? Обменный курс сома все равно снизился, правда не так сильно как курс рубля или тенге — а это только значит, что сому еще предстоит значительное обесценивание. “Достижение” НБКР заключается в том, что сом обесценился “плавно”. Но у плавного обесценивания есть существенные минусы.

Во-первых, кыргызстанские товары значительно проиграли в ценовой конкурентоспособности российским и казахстанским из-за завышенного курса сома. Сегодня многие товары выгоднее везти из Москвы, чем покупать их на Дордое! Это вкупе с вхождением в ЕАЭС больно ударило по многим отечественным бизнесам: от торговцев до мукомолов.

Во-вторых, плавное обесценивание создает у населения ожидания, что сом будет перманентно обесцениваться (поскольку люди не такие глупые, как, видимо, думает о них руководство НБКР). Это приводит к росту общей неопределенности и нестабильности в экономике, а также к уходу населения в иностранную валюту. Например, долларизация банковских депозитов (доля депозитов в валюте в общей сумме депозитов) в Кыргызстане выросла с 58% на начало 2014 года до 68% на конец сентября этого года.

В-третьих, на плавном обесценивании наживаются те самые спекулянты, которых так любит обвинять во всех бедах НБКР. Несоответствие курса сома фундаментальным показателям создает отличную почву для спекулятивных атак. “Спекулянты” покупают валюту, которую выбрасывает на рынок НБКР по заниженной цене, и продают ее населению по более высокой. 100%-но прибыльная схема обогащения за счет национальных резервов! И эту схему создал своей политикой именно НБКР.

Если бы в прошлом году после резкой девальвации рубля, НБКР позволил сому опуститься сразу до 80-90 сомов за доллар, то и резервы были бы целы, и курс был бы все это время стабильным, и наши товары были бы более конкурентоспособными, и спекулятивных атак
не было бы.

Но вместо того, чтобы отпустить сом в свободное плавание, как этого неоднократно требовали отечественные эксперты, бизнес-сообщество, МВФ, НБКР судя по всему продолжает упорствовать в своей близорукой политике (сегодня НБКР опять потратил 16.6 миллионов долларов).

Более того, появляются очень тревожные симптомы того, что НБКР стремится перейти от рыночных методов регулирования валютного рынка к прямому администрированию. Только этим можно объяснить попытки НБКР закрыть обменные пункты (коммерческих банков мало и их легче контролировать). Только этим можно объяснить ограничения по продаже валюты, которые НБКР навязал коммерческим банкам в последние дни.

Это очень опасный путь, который может привести к появлению валютного контроля, черного рынка валюты и даже краху финансовой системы страны. Сегодня НБКР запретил людям покупать больше 200 долларов, завтра люди могут пойти вынимать валютные депозиты из банков.

НБКР нужно немедленно (а) прекратить валютные интервенции (б) отменить все ограничения на конвертацию сома в иностранную валюту (в) позволить курсу сома упасть настолько, насколько это будет продиктовано соотношением рыночного спроса и предложения.

Данияр Айтман.

NO COMMENTS

Leave a Reply