Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-25)

Беспорядки продолжались в течение всего августа. 21 августа местные власти Акмолинской области направили в Петроград следующее сообщение: «Киргизы [казахи] ведут себя все более вызывающе: разъезжают большими группами и угрожают русским поселениям, что будут убивать их и сжигать все подряд, в особенности новые русские поселения.  Русские не могут себя защитить, поскольку мужчины из русских селений были отправлены на войну.  Киргизы [казахи] нападают на русских, тех, что работают в полях, отбирают у них тягловых животных, технику, повозки и упряжь…. Вместо обычных 25-40 кибиток киргизы [казахи] группируются в 300-400 кибиток. Около 15 тысяч киргизов [казахов] собрались возле озера Кургальджин».

Призыв рабочих, в конце концов, был отсрочен до 15 сентября, чтобы у коренного населения была возможность собрать сено и зерновые культуры. Благодаря этому в степи стало поспокойнее, но в конце сентября беспорядки возобновились, предвещая перерасти в волнения более серьезных масштабов.  В степи были направлены карательные отряды для их жестокого подавления.

25 октября казахи Акмолинского уезда в массовом порядке пошли в Кендерлинский лесной массив и стали «беспощадно» вырубать лес.  Против них были отправлены казаки. Казахи, завидев казаков, вскочили на своих коней и имея на вооружении лишь самодельные копья, бросились атаковать казаков. Залпы, запущенные казаками, обратили атаковавших казахов в бегство. Было убито сорок два казаха и неизвестное число раненых. В погоне казаки натолкнулись на другую группу вооруженных казахов и убили еще 20 казахов. Карательные отряды уничтожали все на своем пути, убивая, сжигая аулы, места зимовки и лагеря, грабя перевозки пищевых продуктов казахов. 17 ноября сообщалось о еще 50 убитых казахах, затем о 28. В боях между солдатами и казахами смертельных случаев среди последних было 20 человек.  23 ноября в Акмолинском районе были убиты 35 казахов.  Беспорядки здесь, наконец, пришли к концу к 30 ноября 1916 года.

Восстание степных казахов по своей жестокости и масштабам не разрослось так, как это было в других местах Туркестана, в особенности среди киргизов Семиречья или даже казахов Семипалатинска. Более умеренному сопротивлению способствовало несколько причин:

1) Степные казахи намного дольше взаимодействовали с русскими, имели давнюю историю смешения двух культур через смешанные браки и тесные связи. Многие казахи вели оседлый образ жизни и занимались сельским хозяйством вперемешку с русскими. У киргизов, наоборот, был гораздо более короткий период взаимодействия с русскими, поскольку они проживали в отдаленных и труднодоступных местностях, и к тому же они были менее терпимы к не мусульманам, чем казахи. У казахов были давние традиции совместных действий с Россией против ее врагов: на основе устава императрицы Анны 1731 года, хан Малой Орды казахов Абул-Хайр дал согласие защищать границы российской империи от ее внешних врагов. К данному уставу прибегли в том же самом веке при подавлении башкирского мятежа.  Наполеона преследовали из Москвы в 1812 году до самых ворот Парижа силы, в числе которых были и казахи во главе с Байжазык Кушукбаевым. Завоевание Туркестана генералами Черняевым, Кауфманом, Скобелевым стало возможно при материальной помощи и личном участии казахов, в то время как Черняев и Скобелев почитались в качестве национальных казахских героев.

Это долгое взаимодействие степных казахов и русских принесло свои плоды во время их восстания, в котором казахи в боях вели себя более «по-джентельменски», нежели киргизы и другие. Описывая об этом различии, губернатор Семиреченской области Фольбаум упоминает: «Следует отметить, что в то время как степные киргизы [казахи] обращались со своими жертвами мягко, кара-киргизы [настоящие киргизы], и в особенности, дунгане выказали удивительную жестокость по отношению к беззащитным русским, прибегая к пыткам перед убийством, выкалывая им глаза, отрезая уши, груди …  детей на части.»
2) Отсутствие лидерства. В отличие от туркменов и киргизов, у степных казахов не было каких-либо лидеров. В официальном отчете об этом есть следующий комментарий: «Но что было замечено, это то, что киргизы [казахи] нуждались в руководителе, которого у них не было, поэтому агитация среди них носила дезорганизационный характер, не отличаясь от обычных трений, вызванных новыми событиями в жизни их сообществ. В них не было признаков бунта или агитации с целью отделения от России».

3) Большие расстояния, отделяющие степных казахов от границ. Степным казахам, в целом, было гораздо труднее мигрировать в какую-либо другую страну, в отличие от туркмен или казахов и киргизов Семиречья. Не случайно, но самый накал восстания пришелся на туркменов и киргизов, находившихся вблизи от границ Персии и Китая.

4) Отсутствие вооружения. Согласно свидетельствам, степные казахи были намного хуже вооружены, чем киргизы, и в особенности, туркмены. Все их вооружение состояло из самодельных копий, топоров, и т.д. Несмотря на то, что и киргизы были вооружены аналогичным образом, тем менее, среди них было значительное количество винтовок.
5) Природные условия страны. В степи гораздо легче для развертывания карательных действий, нежели в горной, отдаленной Киргизии, все еще не связанной железной дорогой с остальной частью Туркестана, или в далекой стране пустынь туркмен.

3. Восстание в Семипалатинске

Восстание казахов Семипалатинска прошло в более серьезной форме, чем в других степных областях, хотя и не достигло масштабов и мощности восстания в Семиречье.

Объявление о призыве инородческого населения было сделано генерал-губернатором степного края кажется раньше, чем в других  областях. Генерал Сухомлинов объявил об этом в приказе от 30 июня 1916 года, пояснив, что: «порядок реквизиции не призывает этих лиц [мобилизованных рабочих] в качестве солдат в армию, а для работ необходимых для армии в обмен за оплату и провизии от Казначейства….» Несмотря на эти заверения, казахи были очень встревожены. Распространялись слухи, что казахов берут в качестве солдат и их заставят креститься. Казахи пребывали в угнетенном состоянии.

Официально первые беспорядки были зарегистрированы 14 июля в Усть-Каменогорском и Зайсанском уездах. 16 июля беспорядки в Зайсане усиливались. Были убиты главы волости, и казахи начали отбывать в Синьцзян. Ситуация в Каркаралинском уезде становилась более серьезной, начиная с 7 августа. При обнародовании Указа, народ сразу же начал проявлять признаки недовольства. В город Каркаралинск стекалось много казахов, горячо обсуждая Указ о призыве рабочих и явно избегая русских. Некоторые представители интеллигенции безуспешно пытались склонить людей на то, чтобы принять Указ. С убийством многих чиновников ситуация накалилась настолько, что губернатору Семипалатинской области пришлось отбыть в Каркаралинск, чтобы попытаться вразумить казахов.

Однако его поездка обернулась неудачей. Казахи убили главу волости и писаря в присутствии губернатора и напали на пристава. Казахи оставили поля и направились в глубь степей.  Русское население опасалось за свои жизни и обращалось в правительство со множеством ходатайств, описывая ситуацию в темных тонах. В Каркаралинске была малочисленная группа войск, на каждого солдата было лишь по 15 патронов.

Тем временем беспорядки охватили все пять уездов области. Отмечены три столкновения с казаками. Губернатор  издал следующий приказ в целях усмирения населения:
«…Довожу до сведения всех киргизов [казахов] области, что Царским Указом их не призывают в качестве солдат — и без них довольно много русских солдат; киргизы [казахи] призываются для того, чтобы помочь воюющему русскому народу.  Те, кто оказывает полезную работу здесь, будут оставлены здесь, а те, кто не оказывает здесь полезную работу, должны отправиться на работы туда, куда их направит военное руководство».
Приказ далее перечислял длинный список категорий работ, которые считаются полезными для военной экономики. Он включал работы тех рабочих, что работали на полях русских крестьян, казаков и отведенных государству сельскохозяйственных участках; тех, кто пребывал на госслужбе или в качестве должностных лиц; чиновники из числа коренного населения и мулла; почтовые работники и водители; гуртоправы; рабочие заводов оборонного назначения (включая мельницы, кожевенные и обувные фабрики, шерстемойки, и т.д.); рабочие золото-, угле- и марганца добывающих шахт и работающие на соленых озерах; те, что работают на паровых катерах, баржах, птах, маяках, в качестве разгрузчиков кораблей и в причалах, железнодорожники, те, кто смотрит за крупным стадом для военных; отвечает за топливо и техническим состоянием транспортных средств; и, наконец, выпускники высших и средних образовательных учреждений и те, кто учится в них в настоящее время.

(Продолжение следует).

NO COMMENTS

Leave a Reply