Выбор будет тяжелым

Выбор будет тяжелым

Мне кажется, что вопрос, оказался ли Алмазбек Атамбаев в сложной ситуации, очень натянут для злорадства. Он был поднят только потому, что все знают о хороших человеческих отношениях между Атамбаевым и двумя лидерами Реджепом Эрдоганом и Владимиром Путиным. Поводом для ссоры президентов Турции и России, иначе это не назовешь, глядя на их препирательства, стал сбитый 24 ноября турецким истребителем российского бомбардировщика Су-24. Россия утверждает, что бомбардировщик границу Турции не нарушал, Турция говорит о том, что Су-24 летел над турецкой территорией 17 секунд.
О том, что эта война ни к чему хорошему не приведет, предупреждали многие мировые лидеры и эксперты.  Но нас в Кыргызстане это касается, как никого больше в регионе. Мы стали самым слабым звеном в Евразийском союзе. Россия еще не начала осуществлять свои авиаудары по Сирии, как в Интернете появились картинки об участии там кыргызстанцев в сражениях на стороне боевиков ИГИЛа. Самые последние сообщения о том, что целая семья с детьми выехала из Кыргызстана в Сирию в зону боевых действий, и нападение на известного и уважаемого ученого-теолога Кадыра Маликова пособниками террористов, уже задержанных нашими спецслужбами, говорит о том, что мы являемся зоной нестабильности.

Развернувшаяся дискуссия о том, как противостоять ИГИЛ в Кыргызстане, меньше всего обсуждала значение социально-экономической ситуации в стране. Говорили в основном об идеологии. Но уже давно известно, что идеей, самой замечательной, сыт не будешь.
Вот и идея Владимира Путина о воссоздании союза в рамках стран бывшего СССР на основе Евразийской экономической интеграции — нереалистичный план. Мы слишком разные и выдержать конкуренцию просто не представляется возможным. Это отмечают и российские эксперты. Поэтому страны Центральной Азии другой своей стороной всегда были устремлены на Восток. Нас связывает история, культура, религия. И Турция делала все для того, чтобы поддерживать наши кровнородственные связи без навязывания лидирующей роли в регионе, в тех или иных сферах сотрудничества.

Если сначала казалось, что для России патронаж над такой маленькой страной, как наша, не будет в тягость, то после вступления Кыргызстана в ЕАЗС, интерес к нам, кажется, поубавился. Нам указали на нашу неконкурентоспособность, несоответствие нашей продукции стандартам ЕАЗС.

Мы потеряли свое преимущество в регионе — осуществлять торговые поставки из Турции и Китая на рынки России и Казахстана. Но главное — нас обманули в том, что наши кыргызские сельхозпроизводители получат доступ к евразийским рынкам. В результате — спад производства, значительное сокращение малых и средних бизнесов. На что также оказывает большое давление и девальвация российского рубля с казахским тенге. В прямой пропорции к курсу доллара растут цены на топливо. Кыргызстан все больше оказывается в изоляции. И в этой ситуации надежда на помощь Турции как-то грела. Открытая граница, образовательные программы, культурные связи, — это было наше окно в Европу.
«В нынешней ситуации странам Центральной Азии остается лишь одно — выжидать. В случае, если отношения между Россией и Турцией будут ухудшаться — происходящее неизбежно отразится и на них. Россия, считающая данный регион “подбрюшьем”, и Турция, воспринимающая регион как зону интересов и имеющая здесь крепкие позиции, могут столкнуться в попытке ослабить влияние друг друга», — говорили на этой неделе на Совете по внешней и оборонной политике российские эксперты. Ждать пришлось недолго. Россия уже заявила свои претензии союзникам по Евразийскому союзу по прекращению или ограничению турецких автомобильных перевозок в Россию или транзитом через Россию.
Кыргызстан все последние годы согласовывает свою внешнюю политику с Кремлем. Тому свидетельство и вывод американской авиабазы из «Манаса» и денонсация базового соглашения с США в этом году. Что касается Турции, то здесь будет сложнее переживать охлаждение или разрыв отношений. И не только для Атамбаева у которого там личный бизнес и проживают его дети.

Замира СЫДЫКОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply