Когда рак на горе свистнет…

Когда рак на горе свистнет…

0 183

Современная лаборатория иммуногистохимии стоимостью более миллиона долларов уже пять лет простаивает в Национальном онкологическом центре в Бишкеке. Об этом журналистам поведали представители Общественного фонда «Эргэнэ». А в это время кыргызстанцы вынуждены ездить в соседний Казахстан и платить за анализ по 300 долларов.

«Посмотрите на Назарбаева, он же принял закон об онкологической помощи, созвал всех, сказал: «Что вам надо, я вам все сделаю». Он закупил маммографы, даже в районных больницах стоят. Понимаете, вся система заработала, все такие счастливые. У нас онкологическую помощь прописали в законе, а потом закон на полочку поставили, кинули и врачей, и больных. Например, наши врачи, когда мы им говорим: «Вы деньги берете», отвечают: «А как быть? Мы ведь тоже на коленях стоим. Нам что приятно? Но если мне пациент приносит подарок, я счастлив, а мне как выжить?» И самое главное, кто страдает от этого – врачи «первички». Если поздняя диагностика, значит, ты виноват. А вы посмотрели, если ли у них программа, которая работает? У нас нет Национальной программы по борьбе, по профилактике, в целом по онкологии», — рассказала Таалайгуль Сабырбекова, председатель Общественного фонда «Эргэнэ».

И это вызывает удивление, ведь во всем мире число заболевших неуклонно возрастает, в связи с чем в других странах бьют во все колокола. В современном мире от рака умирает больше людей, чем от туберкулеза, СПИДа и малярии вместе взятых. Всемирная организация здравоохранения прогнозирует через 16 лет рост онкологических заболеваний на 50% — с 12 до 24 млн. человек ежегодно.

Наблюдается рост и в нашей стране. За пять лет число ежегодных заболеваний злокачественными новообразованиями превысило 19 % — с 4 533 до 5 569. Более того, по мнению врачей, рак в Кыргызстане становится все моложе. Сегодня средний возраст опустился до 35 лет, детские отделения переполнены.

«На первом месте в Кыргызстане находится рак желудка, затем идут рак легкого, рак молочной железы и рак кожи.  Причины – алкоголь, табакокурение, избыточный вес, генетическая предрасположенность, низкая физическая активность. Злоупотребление загоранием может привести к раку кожи. Ведь мы живем в Средней Азии, здесь повышенная радиация. При этом рак хорошо лечится на ранней стадии. Первая, вторая, третья стадии прекрасно лечатся. Поэтому семейные врачи постоянно читают лекции, проводят беседы о ранней диагностике», — рассказала Людмила Наумова, врач-онколог шестой поликлиники, главный внештатный онколог департамента здравоохранения г.Бишкек.

И это правда. На самом деле рак не так страшен, как его малюют. Его можно благополучно вылечить.  Есть только одно «но». В Кыргызстане для этого нужно быть состоятельным человеком. Потому как закон «Об онкологической помощи населению», принятый лет 15 назад и гарантирующий бесплатные лечение, диагностику, лекарства, даже транспортные услуги, так и не заработал.

«Государство на эту программу тратит всего лишь 11 % от ее потребностей. У нас не только за транспортные расходы, человек вынужден покупать все вплоть до перевязочных материалов. Потому что 11 % — это ничто», — считает Тынара Касымалиева, координатор проекта «Право на здоровье без коррупции».

На сегодняшний день в Кыргызстане именно отсутствие средств на лечение и необходимое оборудование в онкологических центрах является киллером номер один для заболевших. «Новейшее» оборудование в онкоцентрах датируется 1985-89 годами, препараты закупаются далеко не в полном объеме. Это признают и врачи, и представители гражданского общества, из тех, что бьют тревогу по поводу онко-ситуации в стране. Рынок медикаментов в Кыргызстане слишком мал, чтобы частным фирмам завозить дорогостоящие препараты для небольшого количества людей. В наличии всего 17 наименований из 32-х, рекомендованных Всемирной организацией здравоохранения. Более того, последние четыре года для взрослых больных вообще не закупают необходимые медикаменты, в какой-то степени обеспечивают только детей и тяжелобольных.

«У нас есть программа государственных гарантий, согласно которой мы имеем право выписать средства бесплатно на спецбланках. Это ампулы морфина, ампулы промедола, полгода как появились таблетки морфина. Есть анальгетики – кетонал, трамадол, обезболивающие препараты. Но это для тяжелобольных», — рассказала Людмила Наумова.
В результате большинство все-таки вынуждено лечиться по принципу «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

«Один препарат привозим из Турции, он стоит там 150 долларов, здесь 300 долларов. Это на один курс. Таких курсов нужно пройти четыре. И это только один препарат. Кроме этого нужны внутривенные вливания для снятия побочных действий химиотерапии. Мы насчитали среднюю стоимость лечения на ранних стадиях до 150-200 тысяч сомов. Но разве это под силу фермеру, у которого 4-го детей на плечах?», — задается вопросом Таалайгуль Сабырбекова.

О том, что онкология сама сегодня атакована «раковой опухолью» коррупции, говорят повсеместно. В прошлом году общественные организации довели до парламентских слушаний вопрос о неисполнении закона «Об онкологической помощи населению».
«Мы говорили, что в стране нарушены права пациентов, не работает закон, нет оснащения, химиопрепаратов, лекарств. Соответственно, идут поборы. С другой стороны, у нас работают хирурги высшего класса. Как они могут прожить на нищенскую зарплату в 5-10 тысяч сомов? Разве на нее проживешь?», — задаются вопросом в общественном фонде «Эргэнэ».
Самое страшное во всей этой ситуации, что кыргызстанцев можно было бы защитить от столь дорогостоящего лечения и коррупции. Нужно всего лишь внедрить в общественные нормы регулярное, раз в два-три года обследование у врача, чтобы выявить болезнь на ранней стадии. Ведь причина высокой смертности как раз-таки и заключается в позднем обращении к врачам. А у тех, кто заболел, должно быть четкое представление о своих правах. В первую очередь, о праве на бесплатную поддержку государства. Именно это является одной из целей информационной кампании «Право на здоровье без коррупции».
«Цель кампании — донести до каждого гражданина республики информацию о его праве на доступную онкологическую помощь. По последней статистике, в Кыргызстане 5 552 человека поставлены на учет, из них 3 219 умерли в первый же год. Или 58 %. Это о чем говорит? О том, что пациент пришел в запущенном состоянии. Современная медицина излечивает рак на первой-второй стадии 100 %-но, а вот эти 58 % пришли уже на третьей-четвертой стадии», — рассказала Тынара Касымалиева.

Гражданские активисты уверены, легче сделать раннюю диагностику с минимальными затратами, чем лечить на третьей-четвертой стадии. Но для этого нужна государственная программа, которая будет внедрять скрининг, то есть ранее выявление заболеваний. А для него нужно соответствующее, правда, дорогостоящее оборудование.

Можно подумать: «Постойте, ведь оборудование уже есть. Современная лаборатория иммуногистохимии стоимостью более миллиона долларов!». Ан нет. Вот уже пять в Национальном центре онкологии пылится уникальное оборудование, которое позволяет выявить болезнь и назначить индивидуальное лечение.

«Лабораторию нам подарили швейцарцы. Еще спорили нужно ли нам, но я их убеждала, мы готовы пересесть с трактора на «Мерседес». Посольство Турции помогло бесплатно доставить лабораторию в Бишкек, наняли инженера из Турции, установили дополнительный генератор, закупили все, вплоть до микроскопа и салфеток. Обучили в Москве сотрудников. Осталось приобрести реагенты по цене 600-800 долларов. Но государство не может их приобрести уже пять лет. Одного реагента хватает на 50 человек», — сетует Таалайгуль Сабырбекова.

На сегодняшний день из оборудования XXI века в Кыргызстане работает лишь маммограф для ранней диагностики рака молочной железы, также завезенный благодаря фонду «Эргэнэ». На обследование приезжают женщины со всей страны, очередь занимают в три-четыре утра. А вот за всем остальным к соседям. Потому как денег на рак нет. Как нет денег на исследования, прогнозы, анализы в данной сфере на ближайшие годы.
Потому-то прогноз остается один: «Когда рак свистнет, тогда и узнаем».

Жеӊишбек кызы Дениза.

NO COMMENTS

Leave a Reply