Во сколько обходится дешевый популизм нынешней власти?

Во сколько обходится дешевый популизм нынешней власти?

На этой неделе Жогорку Кенеш КР в срочном порядке рассматривает денонсацию Соглашения с российской стороной по строительству двух гидроэнергетических проектов. В ходе обсуждения выясняется, что кыргызская сторона осталась еще и должна 37 млн долларов российской компании «Русгидро». Редакция попросила прокомментировать данные обстоятельства эксперта по энергетике Эрнеста КАРЫБЕКОВА.

Поразительное свойство кыргызстанских чиновников все свои промахи относить на других. Сегодня они винят Россию в отсутствии денег и пытаются денонсировать соглашения по совместным гидроэнергетическим проектам, как Камбаратинская ГЭС-1 и Верхненарынский каскад ГЭС. Государственные телеканалы, радио и СМИ, которые легли под власть, 3,5 года восхваляли власть за эти проекты, делая им медвежью услугу.

Во-первых, проекты были предложены кыргызской стороной. Не Россией.

Во-вторых, более 3 лет назад мы предупреждали о том, что строительство Камбар-Атинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада ГЭС, как первоочередных энергетических объектов в Кыргызстане, в настоящее время явно ошибочно, и приведет к появлению очередного кыргызско-российского феномена наподобие скандала вокруг “Оборонсервиса” и в финале к дискредитации кыргызско-российских отношений.

Эти проекты по многим причинам сегодня мало перспективны, не решают серьезных накопившихся в регионе водно-энергетических проблем и экономически неэффективны. Данные проекты, в лучшем случае, являются следствием торопливости, непродуманности и низкой квалификации готовивших их специалистов.

В третьих, стоимость Верхне-Нарынского каскада ГЭС в технико-экономическом обосновании (ТЭО) была искусственно увеличена ориентировочно на 250 млн долларов США. ТЭО делала российская сторона, а заказчик в данном случае — кыргызская сторона, молча согласилась. Попахивает на совместный коррупционный сговор.

В четвертых, с соседями в ЦА регионе по проекту Камбаратиская ГЭС-1 не были сняты вопросы попусков и распределения трансграничной воды Нарын-Сырдарья, совместного рационального использования водно-энергетических ресурсов Центральной Азии.
В пятых, Кыргызстан подписал и ратифицировал эти соглашения на условиях строительства Камбаратинской ГЭС-1, Верхненарынского каскада ГЭС за счёт привлечённых кредитов, при этом ответственность стороны делили 50% на 50%. Россия не инвестировала в данные проекты. В подписанных соглашениях российская сторона участвовала в привлечении внешних заимствований, то есть кредита. А кыргызская сторона молча согласилась на эти условия. Если кредит, то зачем нам нужен был партнёр?

В шестых, до сих пор никто так и не может ответить на вопрос: «Кто купит дорогую электроэнергию этих ГЭС?» А ведь это главный вопрос, на который нужно было самим ответить до момента предложения проектов Российской Федерации. Пока наши особо одаренные чиновники от власти не ответят на данный вопрос нечего говорить о каких-либо инвесторах на данные проекты.

В седьмых, согласно поговорке, что «в политике и картах друзей не бывает», наша сторона, кыргызские переговорщики при подписании вышеназванных соглашений сами сдали все позиции Кыргызстана. Три с половиной года назад Кыргызстан очень нужен был для России. Для РФ очень важно было, чтобы КР очень скоро вошла в Таможенный союз, а потом и в геополитический блок — ЕАЭС. Это было связано с угрозой национальной безопасности Российской Федерации. Базы НАТО очень опасно приблизились к границам РФ. Поэтому для России существенно важно было обеспечить отдалённость внешних границ от военных баз НАТО. Близкое расположение стратегических наступательных сил других военных блоков к границам РФ обеспечивает полное покрытие стратегических наступательных сил самой России. Примером может служить проект установки ПРО в Восточной Европе. Это отдельная тема, и к ней мы можем вернуться в другой раз.

Вернёмся к кыргызско-российским отношениям. К тому времени Таможенный союз уже существовал два года в составе трёх стран: Беларуси, России и Казахстана, а Кыргызстан уже два года находился в таможенной изоляции от этих государств. Российская сторона предложила помощь взамен на скорейшее вступление КР в ТС и далее — в ЕАЭС. Также российская сторона предложила вывести Центр транзитных перевозок в аэропорту «Манас», выкупить силами «Газпрома» «Кыргызгаз» вместе с долгами ориентировочно в 42 млн долларов США за один американский доллар. Кыргызстан предложил со своей стороны проект строительства Камбаратинской ГЭС-1, Верхненарынского каскада ГЭС. Через три с половиной года, Кыргызстан оказался в проигрыше. Кто виноват? Наши переговорщики!
В восьмых, все, кто участвовал в подготовке документов и в принятии решений по данным интеграционным проектам должны понести наказание. Это тогдашние чиновники: премьер-министр Жанторо Сатыбалдиев, Жоомарт Оторбаев, министр энергетики Осмонбек Артыкбаев, ныне он восседает в качестве депутата парламента от фракции СДПК, члены правительства, аппарат президента, аппарат правительства, руководители энергокомпаний. В общем, все те участники, которые готовили эти документы и непроходные проекты, подставив тем самым два государства, два народа!

В девятых, власть все время врет, как и с уроном воды в Токтогульском гидроузле, списывая все на природу, как и в кыргызско-российских энергопроектах теперь сделали виноватыми Россию. Завтра окажутся на их месте арабы, китайцы и т.д. Например, инвестиции в миллиарды долларов Россия из бюджета перечисляет Ирану. Не кредит, а бюджетные средства! Переговорщики в Иране максимально защищают национальные и государственные интересы и, в отличие от наших, чётко понимают значимость своей страны в стратегическом партнёрстве с РФ.

В десятых, крупные ГЭС в Кыргызстане сегодня возможно построить только за счёт собственных денег всех участников проектов. Но никак не на кредитные деньги. Проекты весьма дорогие, а кредит нужно возвращать с процентами в установленные сроки. Значит, нужно продавать электроэнергию по очень дорогой цене. Вопрос в том, кто её купит? Ответ: никто! Участниками проекта наряду с нами могут быть та же Россия, Узбекистан, Казахстан, Таджикистан, Туркменистан. Гидротехнические проекты очень важны для стран Центральной Азии для рационального и эффективного использования водно-энергетических ресурсов региона в интересах всех стран.

В связи с сегодняшней неспокойной военно-политической ситуацией в мире сохранение мира и максимальной степени интеграции стран ЦА должно стать целью номер один для лидеров России, Кыргызстана, Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Туркменистана. А совместные интеграционные проекты в гидроэнергетике и других областях экономики, культуры только укрепят наши братские узы и безопасность в регионе. Поэтому не нужно спешить с денонсацией, а следует начать переговоры по новому соглашению финансирования данных ГЭС бюджетными или фондовыми ресурсами участников проектов. Ещё раз подчеркну — только не кредит! Потому что себестоимость электроэнергии на Верхне-Нарынском каскаде, согласно ТЭО, недешевая — 6,6 центов за кВт/ч. Вместе с доставкой населению она обойдется в 5 сом. Тем более, что собственной генерации на сегодня хватает только, чтобы покрыть нужды внутренних потребителей, а на экспорт остается пару миллиардов киловатт час.

Турки строят в Грузии три гидроэлектростанции общей мощностью 223 МВт за 526 млн долларов, а Верхне-Нарынский каскад мощностью 237 МВт оценили в 727 млн долларов. Нормальные люди из железа собаке не строят будку, а эти из морских контейнеров построили так называемый пионерский лагерь ориентировочной стоимостью 37 млн долларов. Зимой в этой зоне температура опускается до — 57 (абсолютный максимум), а летом поднимается до +40 градусов. За 37 млн долларов в Бишкеке можно построить целый микрорайон… Мы не раз выступали, чтобы Счетные палаты РФ и КР в лице Татьяны Голиковой и Эльмиры Ибраимовой провели проверку целесообразности подобных трат. Мы обязаны это требовать, потому что это кредитные деньги, выплата 50% из них ложится на наши с вами плечи.

NO COMMENTS

Leave a Reply