Чолпон Джакупова: Природа парламента скандальна

Чолпон Джакупова: Природа парламента скандальна

«У парламента широкие контрольные функции. Кому это понравится? Поэтому, чем слабее парламент, тем слабее контроль. При этом я не хотела бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, что Джакупова, придя в парламент, защищает его. Нет. Парламент иногда ведет себя непрофессионально, иногда в нарушение собственного регламента. Иногда на поводу толпы и общественного мнения. Иногда не хватает воли, знаний, но каждый вопрос надо разбирать отдельно».

— Вы уже несколько месяцев осваиваетесь в ЖК. Он сейчас очень сильно обсуждается в обществе. Складывается впечатление, что парламент до сих не сформирован. Взять хотя бы тасование мандатов. Или нарушение регламента работы. А на дворе кризис. Что происходит в стенах Жогорку Кенеша?

— Что касается негативного имиджа, то он сформировался очень давно. Не мы первые. Природа парламента такова, что большинство процессов происходит гораздо более открыто, чем в других гос.институтах – исполнительной власти, судебной системе. Я сейчас не оцениваю хорошо это или плохо. И парламент пятого созыва неоднократно подвергался остракизму, в том числе и с моей стороны. Поэтому, да, негатива много и заслуженно, но я хочу, чтобы граждане научились критиковать его работу все-таки предметно и по существу. Вы упомянули нарушение парламентом регламента работы. Но простые граждане не всегда объективны, всегда ли они за то, чтобы закон соблюдался?

Парламент неоднократно нарушал собственный регламент. Но ведь граждане, когда им выгодно, закрывают на это глаза. Возьмем, например, случай, когда шла дискуссия в парламенте об оптимизации деятельности. В регламенте сказано, что вице-спикеров должно быть пять — от каждой фракции. Это прописано в законе, но парламент пошел на поводу у общества и в нарушение его — оставил только двух вице-спикеров. Но население ведь по этому поводу не возмущается? В нарушение Конституции нас депутатов лишили помощников, хотя там очень четко это оговаривается. Это ведь тоже нарушение закона. Так у нас и получается, что вначале принимаются решения, а потом под них подгоняется законодательство. Чем это плохо? Население санкционировав один раз нарушение закона, открыл ящик Пандоры. Поэтому я еще раз говорю, я против нарушения закона.  Плохой он или хороший, сначала надо вносить изменения, а потом работать. Все начинается с таких маленьких кусочков. И в этом смысле мы поощряем беззаконие парламентариев.

Эти нарушения регламента и последовали потом на избрании Омбудсмена, при обсуждении вопроса лишения мандатов. То есть, это уже следствие.

— И все начинает нарастать как снежный ком.

— Абсолютно правильно. И эти нарушения будут и дальше сказываться. Что такое институт Омбудсмена? Это тот институт, который должен по логике существовать для граждан и в защиту их интересов. Для того, чтобы посадить кого-то в кресло не надо больших усилий. Но надо, чтобы в это кресло сел человек легитимно избранный, чтобы потом мог полноценно и качественно исполнять свои обязанности. Я не собираюсь обсуждать Кубата Оторбаева, может он и будет хорошо работать, но он изначально должен был правильно сесть в это кресло. Теперь к нему персонально подорвано доверие и из-за этого этот институт будет страдать, никто не будет к нему серьезно относиться. Его изначально лишили возможности полноценно осуществлять свои функции. Я не понимаю зачем это надо было делать. И самое печальное, что дискредитировали человека, которого туда посадили. Впрочем, он сам этому поспособствовал тоже. Институт жалко, загублен.

— Что происходит с мандатами?

— По мандатам я давала интервью. Для меня  это не просто история двух депутатов, а перспектива Парламента как института. В течение двух недель парламент ломали, нам  всем продемонстрировали, что у нас  решают 5-6 человек по договоренности. Большинство депутатов можно и проигнорировать.

— И все-таки вы нашли нарушение законодательства. И указали им на это.

— Да, речь идет о статье 137 Закона КР «О Регламенте  Жогорку Кенеша Кыргызской Республики» и ст. 73 Конституции КР. Во-первых, отзыв депутата невозможен. Но фактически произошел отзыв. Я сейчас не хочу затрагивать вопрос — добровольно или нет, в какое время, но закон говорит, что депутат теряет мандат в случае смерти, добровольного отказа, путем заявления и путем представления. Заявление пишется самим депутатом. От него и должно поступить заявление в ЦИК. В нашем случае заявление писалось на имя председателя фракции и подавалось уже как представление. А представление подается ЖК, а не фракцией только в том случае, если депутат более 30 дней не ходит на заседания или работает где то, что не совместимо с исполнением обязанностей депутата. В этой же статье говорится, что при выяснении всех обстоятельств, заявление должно быть подано в ЦИК в течение 5 дней. Мы спрашивали у заместителя председателя ЦИК Г.Джурабаевой об этом. Выяснилось, что представление фракции было зарегистрировано в ЦИК от 5 января. Хотя решение фракции датируется 22-м декабря. И эти материал ы в судебных решениях есть. То есть, нарушены сроки подачи и не надлежаще поданы документы. ЦИК в этом случае не должен был принимать это к рассмотрению. Но в течение еще двух недель на нас давили и пытались сорвать обсуждение. Это говорит о том, что есть люди договаривающиеся, заинтересованные в этом деле.

— Кто эти люди? Каков интерес? Пока, исходя из общественного мнения, выходит, что лидеры фракций пытаются решить скандальные вопросы по партийному списку и компенсировать деньги, полученные от кандидатов в ходе выборов за места в парламенте, за мандаты.

— Что творится внутри фракции «Кыргызстан», почему их руководитель так настойчиво хотел избавиться от своих же людей я ничего сказать не могу. Относительно моего  нахождения в стенах этого парламента могу сказать, что я прошла без всяких условий. Не была ограничена никакими рамками. Не писала никаких заявлений. Я бы просто не смогла ценой потери самостоятельности занять кресло.

— А согласование внутри фракции по тем или иным вопросам происходит, или вы голосуете по зову сердца, самостоятельно?

— Конечно, по отдельным вопросам согласование есть.   Например, по бюджету. Этот вопрос на заседании фракции согласовывался. Или, например, по Омбудсмену фракция «Бир Бол» рекомендовала своего кандидата на эту позицию. И было решено, что на первом этапе мы поддержим кандидата от фракции, а если он не пройдет, то каждый может голосовать самостоятельно. И никто не ставил перед нами задачу поддержать кандидатуру от правящей партии. И так происходит по многим вопросам.

— Любой парламент подразумевает разделение на правящую коалицию и оппозицию.  У нас уже вырисовалось это деление?

— Конечно. Те, кто сформировал правящую коалицию – это СДПК, Кыргызстан, Онугуу-Прогресс , Ата Мекен. Две фракции — Республика и «Бир Бол», как бы в оппозиции, но пока каждая сама по себе. Коалиционное меньшинство еще не создано.

— Сегодня фракция «Кыргызстан» вносит в правящую коалицию негативный имидж. Вместо того, чтобы работать на политическую стабильность, они фактически дискредитируют работу парламента.

— Между жизнью по теории и реальностью – пропасть. Если все думают, что правящая коалиция – это монолит, один центр принятия решений и как бы по всем вопросам существует консенсус, то это не так. Реальная политика – это борьба, она происходит и внутри коалиции за сферы влияния каждый день. Ходят слухи, что правительство уйдет в отставку, а там ведь много претендентов. Я уже не говорю о вожделенной позиции президента, которая тоже вызывает столкновение интересов. То же самое и внутри оппозиции. Было перетягивание каната и по комитетам, по вице-спикерам.

Я уже говорила выше, что природа парламента изначально скандальная. Свидетелями этого становятся граждане. К этому надо относиться с пониманием. Будет хуже, если мы закроемся. Поэтому надо быть максимально открытыми, чтобы люди понимали, что же происходит там наверху.

— Это с одной стороны, исходя из того, что мы на пути становления, только учимся парламентаризму. А как быть с тем, что страна находится в очень тяжелой экономической ситуации и у нас нет времени на раскачку? Не пора ли выходить из игр и начинать работать?

— На страну должны работать все ветви власти. За исполнение законов несет ответственность правительство. Но, я понимаю, что для граждан все равно. Поэтому давайте возьмем скандальный вопрос со страховыми полисами. Ведь это парламентарии «завернули» этот закон. ЖК 5 созыва принял его, а мы теперь расхлебываем его. И все-таки мы его обсудили и добиваемся отсрочки по вступлению в действие. Или вопрос относительно проекта Банковского кодекса. Мы тоже его завернули в режиме второго чтения, потому что он ухудшает положение и вкладчиков, и акционеров. Потому что там серьезные нарушения узакониваются. Но народ то многих этих вещей не видит. Я думаю, что несмотря на весь негатив с которым сталкивается Жогорку Кенеш, мы обсуждаем острые вопросы. Иногда только для того, чтобы начать обсуждать тот или иной вопрос, нужно мужество. Природа правительства такова, что им надо собрать больше налогов, в том, чтобы, не важно какими способами, пополнялась казна. А парламент должен следить за тем, чтобы это делалось в интересах народа. И когда они подхватывают истерию, которая кем-то в соцсети закидывается, то я хочу сказать, если парламент ликвидируется, то граждане даже знать не будут что там наверху происходит. И уже никто ни обсуждать анти народные инициативы, ни отменять их не будет.

Я не думаю, что граждане знают, что на Кумторе тонны кубометров ледников уже спущены. Парламент это расследует. Речь не идет о том, что они хотят заработать очки. Только через обсуждение мы начинаем задумываться об отдельных положениях, которые могут нарушить экологию целой страны. Народ же не будет читать это соглашение. Почему я и говорю, что природа парламента скандальна, но так и должно быть. Самые скандальные вопросы должны быть в парламенте. И слава Богу, когда это в стенах парламента происходит. И находятся депутаты, которые поднимают эти вопросы. Если парламент замолчит, то вы о многом даже знать не будете. Поэтому надо уметь обсуждать все эти вопросы.

— Вернемся к тому, кому выгоден этот негативный имидж парламента. И впечатление такое что кем-то это руководится. Администрации президента или правительству?

— Это может быть выгодно многим. У парламента широкие контрольные функции. Кому это понравится? Поэтому, чем слабее парламент, тем слабее контроль. При этом я не хотела бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, что Джакупова, придя в парламент, защищает его. Нет. Парламент иногда ведет себя непрофессионально, иногда в нарушение собственного регламента. Иногда на поводу толпы и общественного мнения. Иногда не хватает воли, знаний, но каждый вопрос надо разбирать отдельно.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply