Кто дурак? Судьбоносное для СМИ решение должен вынести на днях суд

Кто дурак? Судьбоносное для СМИ решение должен вынести на днях суд

Беспрецедентное дело рассматривается в Первомайском районном суде Бишкека. Журналист Дайырбек Орунбеков хочет засудить президента Алмазбека Атамбаева и его «правую руку» Фарида Ниязова. С высокопоставленного ответчика истец хочет истребовать 1 сом. Сумма мизерная, особенно по сравнению с аппетитами главы государства, который отсудил у Орунбекова 2 миллиона сомов. Но цель журналиста не обогатиться за счет президента, а признать ложными сведения, распространяемые главой государства с высокой трибуны.

Не намерен представитель СМИ разорять и Фарида Ниязова, который, как выяснилось, является пенсионером, а сейчас работает руководителем аппарата президента. Потому Орунбеков и ему предъявил иск лишь на 1 сом.

Прошлое не забыто

Первые заседания по двум искам уже состоялись. Следующие ожидаются в начале недели. Истец и его защитники уверены в успехе. Однако уже с самого начала стало понятно, что на законное рассмотрение и справедливое решение журналисту рассчитывать не приходится.
Интересно это дело еще и тем, что защищает нынешнего главу государства бывшая судья Конституционного суда Чинара Мусабекова, «бакиевский кадр», как сейчас принято называть тех, кто занимал высокие должности во время правления Курманбека Бакиева.

История противостояния Дайырбека Орунбекова и Алмазбека Атамбаева берет свое начало в 2014 году. Тогда в печать вышла статья журналиста, наделавшая шуму в «Белом доме». Всполошились бывшие члены временного правительства. Ведь в публикации прозвучали их имена в привязке к событиям на юге Кыргызстана в июне 2010 года. В трагедии Орунбеков обвинил временщиков, которые после госпереворота взяли власть в свои руки. СМИ не первый раз возлагали ответственность за ошские события на членов ВП, но именно эта статья в газете им не понравилась больше всего.

Возможно, возмущение вызвал этот отрывок (перевод с портала gezitter.org): «После июньских событий в Оше Кадыржан Батыров дал интервью, где признает, что стал оружием в руках временного правительства. Когда в отношении него было возбуждено уголовное дело, Алмаз Атамбаев обратился к нему со словами: «Кадыржан аке, пока что побудьте за границей. Можете остановиться в моей московской квартире или в моем доме в Турции». Кадыржан Батыров подтвердил сведения об организаторах ошских событий».

Дайырбек Орунбеков подтверждает, что публикация стала поводом нападок на него со стороны пропрезидентских журналистов. По его словам, изначально на него возбудили уголовное дело по статье 329 «Заведомо ложное сообщение о совершении преступления» УК КР. Заявление, говорит Орунбеков, написала главный редактор газеты «Новые лица» Лейла Саралаева. «В своей газете она написала, что меня надо привлечь к ответственности за статью об ошских событиях, где я обозначил вину членов временного правительства. Она написала, что эта информация ложная. После чего Генпрокуратура возбудила дело и поручила расследование спецслужбам», – пояснил журналист.

Вскоре дело прекратили, видимо, поняв его бесперспективность. Но преследование журналиста не прекратилось. Не успев сесть в кресло генпрокурора, Индира Джолдубаева инициировала гражданское дело, подав иск о защите чести и достоинства президента на 2 миллиона сомов. Сделано это было по поручению самого главы государства или инициатива самой главы ГП, дабы выслужиться перед патроном, до поры до времени оставалось неизвестным.

Сам дурак!

На прошедшей в конце декабря 2015 года итоговой пресс-конференции Алмазбек Атамбаев обозначил свою позицию по этому делу. «Я никогда не прощу Орунбекова», –  заявил президент, тем самым дав понять, что именно он инициировал судебные разбирательства с журналистом.

Во время того выступления глава государства позволил себе не один выпад и не только в адрес Орунбекова. Обеспокоенные нападками президента на СМИ главы «Кылым Шамы» Азиза Абдирасулова и Коалиции за демократию и гражданское общество Динара Ошурахунова выступили с заявлением. «Высказывание президента Кыргызстана во время пресс-конференции 24 декабря 2015 года о журналисте Дайырбека Орунбекова «Я никогда не прощу его», «Черные бандиты об этом говорят так — фильтруйте базар», «Журналисты где-то отрабатывали эти деньги, вот пусть они за них и заплатят», «Надо будет — еще раз подам в суд на журналистов», «Не будь я президентом, прибил бы этого журналиста» может рассматриваться правоохранительными органами и судами как установка на следующие действия по отношению к журналистам, которые подвергаются давлению со стороны властей. Подобные высказывания руководства страны могут оказывать беспрецедентное давление на свободу слова и свободу самовыражения в стране», – написали в открытом заявлении представители НПО.

«Эти процессы свидетельствуют о том, что сегодня правящий режим Кыргызстана во главе с президентом Алмазбеком Атамбаевым оказывает беспрецедентное давление на независимую прессу и журналистов, налагая на них огромные денежные штрафы через суды. В результате зависимых судебных решений в Кыргызстане серьезно притесняется свобода слова, происходит рейдерский захват СМИ», – также отметили Абдирасулова и Ошурахунова.

Ответ президентской администрации а-ля «сам дурак» не заставил себя ждать. Глава аппарата Фарид Ниязов написал весьма эмоциональное письмо, в котором задался вопросом (цитируем с сохранением стилистики и орфографии): «Причем здесь, в случаях с Даирбеком Орунбековым и Ураном Ботобековым свобода слова? Этих двоих людей и журналистами то назвать сложно. Общественность знает одного из них как ярого защитника криминального авторитета в СМИ, а другого, как верного служителя режиму Бакиева».
Он выразил сожаление, что «Азиза Абдрасулова и Динара Ошурахунова поддерживают клеветников». «И потом, что это за заявление: «что сегодня правящий режим Кыргызстана во главе с президентом Атамбаевым оказывает беспрецедентное давление на независимую прессу и журналистов»? Я бы согласился, если сказали бы о беспрецедентной терпимости по отношению к клевете. Но здесь, Азиза Абдрасулова и Динара Ошурахунова слишком явно перебрали», – пишет Фарид Ниязов и называет судебное преследование журналистов «цивилизованной формой защиты чести и достоинства президента».

А судьи кто?

Это заявление рукаппа и стало поводом для обращения в суд Орунбекова. Истец просит доказать, что он является «ярым защитником кримавторитета» или «верным служителем режиму Бакиева», как выразился Ниязов. А президент пусть докажет, что я «отрабатываю чьи-то деньги», просит журналист.

Первое заседание суда по иску к главе государства состоялось 28 января. Как сообщил Res Publica общественный защитник Орунбекова Адиль Турдукулов, с самого начала председательствующая Айнура Сатарова проявила предвзятость и взяла обвинительный уклон в сторону истца. Она не позволила Дайырбеку Орунбекову выступать на кыргызском языке, объяснив это тем, что исковое заявление написано на русском языке. Это является нарушением Гражданско-процессуального кодекса. Судья, не объяснив причины, запретила участникам процесса вести видеосъемку заседания, но дала такое право сотрудникам 10 управления МВД в штатском. «К таким предвзятым судьям сразу интерес просыпается», – отметил Турдукулов.

Активист собрал интересные факты из биографии судьи. «В Первомайском суде столицы она появилась в конце марта 2010 года по указу тогдашнего президента. До этого работала адвокатом, потому что приключилась с ней нехорошая история. По данным гражданских активистов движения «Содействие судебной реформе», в 2004 году тогда судья Октябрьского суда Айнура Сатарова незаконно оформила на себя вымороченную квартиру. Воспользовалась служебным положением, как говорится, в шкурных интересах. Тогда с ней боролось и судилось ТСЖ за эту квартиру, так что скрыть сей факт не удалось», – выяснил Адиль Турдукулов.

По его данным, Совет судей привлек Сатарову к дисциплинарной ответственности и коллеги дали ей возможность уйти с должности по собственному желанию. Баллотируясь спустя пять лет на должность судьи Первомайского райсуда, Сатарова этот факт скрыла и в анкете не указала. «Во время конкурса заместитель председателя Совета по отбору судей, судья Верховного суда Нургуль Сатыбалдиева выступила с заявлением: она взяла самоотвод, чтобы не участвовать в голосовании по Айнуре Сатаровой, потому что уже не может быть объективной по отношению к ней. Оказывается, Сатарова прислала на телефон своей старшей коллеги сообщение, где просила встретиться и обсудить ситуацию, возникшую между ними. Два года назад Сатарова уже пыталась шантажировать Нургуль Сатыбалдиеву. Требовала от нее 2 тысячи долларов, которые якобы оставила у нее в кабинете. Поскольку никаких денег, тем более такую сумму, Сатыбалдиева и в глаза не видела, она решительно отказалась удовлетворять претензии Сатаровой и сообщила об инциденте руководству Верховного суда. И вот опять претендентка решила использовать эту «тему», – сообщает Адиль Турдукулов.

Он выяснил, что Сатыбалдиева обращалась с письмом к президенту, где «уличает претендента на должность судьи Сатарову в нечистоплотности, что должно быть учтено при проведении конкурса». «Надеюсь, что при отборе это обстоятельство будет принято во внимание, так как предложение взятки с ее стороны отдельными членами совета восприняты как личные отношения», – написала член СОС.

Но обращение осталось не услышанным, и Айнура Сатарова все же стала судьей. Теперь она вершит судьбы граждан.

Защищайтесь, сударь!

Защита ответчиков тоже оставляет желать лучшего. Как сообщил Res Publica сам истец, интересы Фарида Ниязова в суде представляет адвокат Чолпон Темирбаева. «Фарид Ниязов сказал, что я защищаю криминального авторитета. На прошлом заседании я попросил его представителя предоставить доказательства этому. Она сослалась на статьи на сайте «Маалымат.kg» про Алмамбета Анапияева. Но там нет моего авторства, во-первых. Во-вторых, чтобы утверждать, что человек является криминальным авторитетом, должна быть справка из МВД. Этого Темирбаева показать не смогла», – сказал Орунбеков.
В феврале 2015 года, когда Анапияева нашли мертвым в Минске (Беларусь) все кыргызстанские и не только СМИ писали о нем. По логике адвоката Фарида Ниязова, получается все журналисты КР – «защитники кримавторитета»?

К слову, Чолпон Темирбаева ранее в суде по апрельским событиям 2010 года была представителем родственников погибших. Яростная защита потерпевших призывала чуть не расстрелять всех подсудимых-бывших чиновников только лишь за то, что те «служили Бакиевым». Она также представляла интересы «Мекен шейиттери», общественной организации, которую называли в обществе «торпедой Белого дома».

О защитнике интересов президента Алмазбека Атамбаева, активисты также собрали немало информации. «Иногда у меня закрадывается подозрение, что аппарат главы государства специально играет с нами в поддавки», – небеспочвенно отмечает Адиль Турдукулов.
По его данным Чинара Мусабекова, которая представилась в суде доцентом кафедры «Теории государства и права» КРСУ, будучи судьей Конституционного суда КР во времена Бакиева, защищала перед Жогорку Кенешем закон, позволяющий назначать преемника в случае болезни или смерти президента. «Эта инициатива была направлена на усиление авторитарного режима», – заявила уже после апрельских событий президент переходного периода Роза Отунбаева.

Именно Отунбаева выступала против повторного назначения Мусабековой в Конституционную палату, куда ее усиленно проталкивали уже после апрельского переворота. Кто? – вопрос, который тогда остался без ответа. Теперь стало ясно, кто был заинтересован в продвижении «бакиевской реваншистки».

«Представляя интересы Атамбаева, Мусабекова подготовила обоснование в суд о том, что угрозы Атамбаева «прибить», и ничем не подкрепленный вывод, что Орунбеков «отрабатывает чьи-то деньги», — всего лишь «гипотетические высказывания президента». Еще один ее аргумент – Орунбеков не представил доказательства, что эти высказывания не соответствуют действительности, а, следовательно, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию. То есть Орунбеков, оказывается, сам должен доказывать, что, грубо говоря, он не верблюд», – отметил Адиль Турдукулов.

Следующее заседание по иску к президенту состоится 8 февраля, на следующий день суд рассмотрит заявление к Фариду Ниязову. От решения Айнуры Сатаровой зависит дальнейшая судьба свободы слова в КР. Станет ли она роскошью, позволительной только власть имущим? Или останется доступной и для «простых смертных»? Но уже сейчас нетрудно предугадать, каким будет вердикт.

Махинур НИЯЗОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply