Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

(Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-4 за 2016 год).

Обеспеченные слои общества приветствовали объявление высочайшего повеления с подобострастной льстивостью. Делегации из “влиятельных лиц” встречались с российскими чиновниками и заверяли их в своей полной лояльности к правительству, обещали выполнение Указа, давали обеты, и  торжественно обещали выполнение патриотических услуг. Подобные услужливые демонстрации происходили особенно после возникновения беспорядков. Так, 11 июля, на следующий день после волнений в старом Ташкенте группа местных чиновников и  влиятельных лиц предстала перед генерал-губернатором и заверила его в своем «полном подчинении [российской власти]».

Никто из этих делегаций не выказывал когда-либо действительных протестов властям, в лучшем случае они просили отсрочки выполнения Указа. При отказе таковой и когда им говорили, что указ должен быть выполнен, они безропотно принимали этот ответ. Приносили клятвы в их полной лояльности, произносились молитвы и здравицы за царя, и спеты патриотические гимны.

12 июля влиятельные лица города Наманган на встрече поклялись “в их честном и искреннем желании победы русского оружия”. 22 июля политический агент в Бухаре телеграфировал генерал-губернатору: «Сегодня предо мной предстали 20 влиятельнейших торговцев и, проявляя чувство подлинной преданности и любви к России, они выразили свое крайнее неудовольствие по поводу действий мятежников – самаркандцев» (имеется ввиду Джизакское восстание). Подобные проявления лояльности к России и недовольство теми, кто выступал против Указа высказывались на собраниях в Чимкенте, Оше, Верном, Пскенте, Маргилане, Коканде и других городах. Губернатор Куропаткин во время своего турне по Туркестану  записал в своем дневнике о многих проявлениях лояльности к администрации. Таким образом, зажиточные элементы, в целом, играли ту же роль, какую они сыграли при Андижанском восстании 1898 года.

Большой класс богатых ростовщиков  был недоволен Указом, и они ходатайствовали о замене призыва рабочих подушным налогом.  В случае удовлетворения их прошения, они бы могли извлечь пользу тремя способами: (1) они бы смогли себя уберечь от призыва в армию в качестве разнорабочих; (2) они бы держали под каблуком многочисленных должников крестьян, и (3) вследствие нужды бедных в деньгах для того, чтобы уплатить налог, открывались бы новые горизонты для их денежно-кредитной деятельности. Хотя трудовой налог не был заменен денежным, в конце июля российское правительство в попытке заручиться поддержкой среди состоятельных членов общества издало Указ, позволяющий всем призванным на военную службу нанимать кого-либо вместо себя.

Неприкрытая поддержка состоятельных туземцев царского Указа вела к отчуждению их от простого народа. Это отмечалось самой российской администрацией. 22 июля глава Андижанского уезда сообщил губернатору Ферганской области: «Влиятельные туземцы, которые пользовались ранее большим влиянием среди народа, потеряли свое влияние в такой степени, что они даже боятся открыто говорить с ними на предмет воинской повинности в качестве рабочих».

Духовенство представляло значительную часть обеспеченных слоев населения. Чем объясняется их активное участие в восстании, в частности, в Джизакском восстании? Одной из составляющих причин был страх потерять свое влияние на массы. Уже упоминалось об отчуждении значительной части молодежи от религии под влиянием неких проявлений российской цивилизации. По-видимому, духовенству представлялось, что если теперь не нанести удар за возврат строгой морали и чистоту веры, другого такого шанса может не представиться. К тому же, у духовенства была преувеличенная убежденность в своей значимости для своих последователей. И наконец,их ярый фанатизм.

Не следует, однако, недооценивать религиозного влияния  на восстание. Если одни муллы и другие духовные лица были замешаны в том, чтобы повести народ к восстанию, то мы обнаруживаем и других священнослужителей, которые свое влияние и власть использовали для службы российскому правительству, о деятельности некоторых из них уже упоминалось. Муллы и другие священнослужители были хорошо представлены в тех делегациях, которые заявляли о своей преданности российскому правительству, которое, осознав полезность мулл и других, даже давало им взятки, чтобы заручиться их поддержкой.  Так, в одной секретной телеграмме говорится следующее: «Генерал-губернатор полностью поддерживает идею использования Ишана-Шаха, чтобы он обратился к массам своих последователей в Фергане и других областях края. До сведения Ишана можно довести, что его лояльное отношение к интересам нашего правительства не останется незамеченным».

Управление охраны было столь занято в преддверии восстания слежкой за джадидами и пан-исламистами, что восстание застало правительство врасплох. По словам Галузо: «У Охраны на события 1916 года были те же взгляды, которые у них имелись в конце  XIX-го века. Правительству казалось, что движение всегда должно проявляться с теми же признаками, при которых  объявлялся газават в Кокандском ханстве – «вырубить неверных». Восстание застало как джадидов, так и пан-исламистов врасплох и они в нем не участвовали, хотя те классы, которые они представляли все же принимали участие.  Озабоченность подробностями Андижанского восстания 1898 года агентов Управления охраны усыпила их бдительность по работе с новыми силами.

2. Бедные слои населения

В то время, как участие в восстании среди обеспеченных классов туземцев было разнородно, относительно бедных слоев населения можно сказать, что везде они участвовали в качестве повстанцев. Именно на них острее всего сказывались захват земель, экономическое рабство, взяточничество чиновников. Именно их действиями, при поддержке лиц, которые стояли между ними и обеспеченными слоями, противостояние обрело мощь и  масштабность. На кого были нацелены их удары? Нижеследующая таблица , составленная П. Галузо, дает представление.

Лица убитые повстанцами

Области                     Управленцы из         Российские        Русские колонисты,
числа туземцев        управленцы        казаки, буржуазия

Семиреченская                   2                               14                          2094
Сыр-Дарьинская                 7                                3                            45
Самаркандская                  12                               3                            83
Ферганская                         34                               1
Закаспийская                      —                                3                            данных нет
Итого                                    55                               24                         2,222

Таким образом, видно, что главный удар кочевников против чиновничества пришелся на русских чиновников, почти не тронув из числа местных , противоположное можно сказать об оседлом населении трех основных областей. В Ферганской, наиболее экономически развитой области, было убито наибольшее число местных чиновников и наименьшее количество русских. В отсталой Семиреченской области наибольшее число убитых русских  чиновников, местных чиновников почти и не убивали. В оседлых районах ближе и более доступны к людям были свои же местные чиновники, представлявшие для них эксплуататоров, на которых и отразились непосредственно их требования.

Таблица также отражает, что русские колонисты более всего пострадали там, где они активнее всего соперничали с туземцами за земли. Это в Семиреченской области и в гораздо меньшей степени в Самаркандской и Сыр-Дарьинской областях.

Следует замолвить об общем участии женщин в толпе во время выступлений. В стране, где мужчина является определенно хозяином в доме, ясно, что женщины присутствовали в толпе только с разрешения своих мужчин.

Наличие многих женщин в толпе было гарантией того, что российские чиновники будут более расположены к разговору и менее склонны к бесцеремонной отдаче приказа войскам разогнать толпу силой.

Также, как и при Андижанском восстании, у бедноты не было выработано собственного руководства, и они были вынуждены следовать за лидерами, которые пришли из других классов. Их требования были все еще слабо сформулированы и направлены непосредственно против угнетавшего их бремени – наряда к отбыванию воинской повинности в качестве рабочих – хотя их скрытое недовольство и негодование вылилось в такие деяния, как убийство русских железнодорожников.

Б. К вопросу об иностранном влиянии

Вспышка беспорядков и восстание в российской Средней Азии, казалось, предоставили отличную возможность для врагов России. Успешное развитие революции здесь отвлекло бы столь необходимые войска с Восточного фронта, и вполне вероятно, стал бы огневой цепью, которая бы изменила весь ход войны. Как реагировали на  подобную возможность Турция, Афганистан (который был на грани объявления войны против Великобритании), а также Австрия, Германия и Болгария?

Из приведенных уже ранее отчетов агентов Управления охраны с самого начала Первой Мировой войны до кануна восстания следовало, что в Туркестане весьма активно работали агенты Турции, Германии и других стран. Аналогичные отчеты продолжались в течение всего восстания, в то же время в документах говорилось о слухах о деятельности вражеских агентов. Генерал Фольбаум, сообщая  в качестве одной из причин  восстания, возлагает частично ответственность на «пропаганду, проникающую из соседнего Китая (Кульджи и Кашгара), распространяемую немецкими агентами среди китайцев и дунган, прибывающими в больших количествах в Каркыру и Пржевальск. Есть свидетельства об участии в волнениях в Семиречье  Ко Лао Хуэй  от китайской анархистской партии, имевшего связи с агентами
Германии».

(Продолжение следует).

NO COMMENTS

Leave a Reply