Зачем Атамбаев ездил в Москву? Аркадий Дубнов о визите Атамбаева в Москву

Зачем Атамбаев ездил в Москву? Аркадий Дубнов о визите Атамбаева в Москву

0 300

На прошлой неделе президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев посетил Москву с рабочим визитом, где после встречи с президентом России Владимиром Путиным, была встреча с рядом российских СМИ. Впечатлениями от встречи поделился российский эксперт Аркадий Дубнов в интервью кыргызской службе Би-би-си.

— В ходе поездки Атамбаева в Москву не были подписаны важные договоры. В чем, на ваш взгляд, состояла тогда цель визита?

— Для меня это тоже интересный вопрос. Потому что визит, несмотря на то, что был подготовлен, прежде всего, российской стороной, не закончился формальными подписанными соглашениями. Либо гарантиями, либо обещаниями. У меня сложилось впечатление, что этот визит нужен был России и Кыргызстану. Руководству России он был нужен для того, чтобы каким-то образом сгладить тот негативный шлейф, который остался после денонсации кыргызско-российских соглашений по строительству Камбаратинской ГЭС и Верхненарынского каскада. Известно, что в Кыргызстане это произвело весьма значительный эффект и сильно подорвало авторитет Москвы. Поэтому, конечно, в Москве были заинтересованы в том, чтобы каким-то образом нивелировать это, чтобы пообещать дальнейшую помощь и показать, что Россия относится к Кыргызстану, как к своему близкому партнеру и не оставить его с большим количеством проблем.

Кыргызскому руководству, может быть, еще больше нужно было выяснить свои отношения с Москвой, потому что Бишкек по-прежнему рассматривает Москву в качестве главного гаранта геополитического, военного и, я бы сказал, социального партнера, учитывая огромное количество мигрантов. Поэтому, отчасти, результат должен был сказаться на том, что президент Атамбаев, известный своей эмоциональностью, откровенностью и, пожалуй, иногда политически некорректными высказываниями, довел до сведения Путина тот массив отрицательных эмоций, который царит среди кыргызской элиты и простых людей. Из того, что я слышал от самого Атамбаева на встрече после его рандеву с Путиным, мне показалось, что Москве стало больше понятно, что происходит в Кыргызстане после событий прошлого года.

— Во время встречи оба президента, особенно Атамбаев, несколько раз подчеркнули, что обе страны являются стратегическими партнерами. После этой встречи получилось как-то сгладить отношения между двумя странами? Можно ли предположить, что отношения продолжатся, как и прежде?

— Нам трудно сказать, что те отношения «как прежде» были так хороши. Поэтому, если они продолжатся как прежде, то, по выражению Атамбаева, будет продолжаться ситуация, в которой все обещания, которая дает Россия Кыргызстану, по-прежнему не будут выполняться. Те гарантии, которые дают российские министры, либо инвесторы, срываются и, по словам Атамбаева, это все делается за спиной Путина, и он ничего не знает. Его обманывают. Коррупция в России зашкаливает, и даже больше, чем в Кыргызстане. И если будет, как вы говорите, «как раньше», ничего хорошего с точки зрения кыргызского руководства быть не может в кыргызско-российских отношениях. Ну, подумайте, перед тем как вступить в Евразийский союз, Кыргызстан сам заявил, с одной стороны, что присоединится к союзу, а, с другой стороны, заявил о своих проблемах, которые возникнут после вступления: закрытие огромных оптовых рынков, потери чуть ли не сотен тысяч рабочих мест. А Россия пошла на беспрецедентный шаг, объявив о создании Кыргызско-российского фонда, который должен был нивелировать эти последствия для Кыргызстана. И что получилось? Из $500 млн. чуть ли не 90% денег были заморожены российским министерством финансов на счетах российских банков, в первую очередь, Внешэкономбанка. Это, видимо, привело Бишкек в замешательство.

— Как вы думаете, это недоверие в отношении к Кыргызстану?

— Я думаю, когда принимали такого рода решения о вкладывании денег в ценные бумаги и облигации Внешэкономбанка, то о Кыргызстане думали меньше всего. Думали о проблемах российского экономического кризиса. И решали абсолютно свои вопросы, которые вряд ли были направлены именно против Кыргызстана, но так вышло. И в этом смысле Атамбаев имел все основания быть недовольным, если не сказать больше, политикой российских чиновников. Конкретных персон, например, министра финансов Силуанова. И Атамбаев обращался с упреком к Путину, что, когда «мы с вами заключали соглашение о строительстве ГЭС, вы не предупредили, что на самом деле не собирались ничего строить, мол, мы бы нашли других инвесторов, а то мы потеряли время».

Понимаете, вот этот осадок, как в том анекдоте, остался. И как он будет исправляться, я надеюсь, все-таки что-то произойдет. И ведь есть другие факторы в российско-кыргызских отношениях, которые в ближайшее время могут осложнить их. Речь идет о близящемся юбилее восстания 1916 года против Царского правительства. И Атамбаев очень озабочен тем, что национал-патриоты в Кыргызстане готовы раскрутить этот юбилей во вред российско-кыргызским отношениям и выступить против России. И поэтому он был очень заинтересован и просил Путина и передал ему ряд документов с просьбой совместно и трезво, исторически выдержанно подойти к этому юбилею, чтобы продемонстрировать, что это было, да, несчастье как Москвы, так и ее дальней окраины в Средней Азии. И я видел очень искреннюю озабоченность Атамбаева. Он очень не хочет тяжелых последствий, которые может принести неадекватное отношение российских элит к этому юбилею.

— Как вы думаете, как могут эти патриотические лозунги, которые звучат в Кыргызстане по отношению к Уркун, к этому восстанию, восприниматься со стороны России?

— Понимаете, в чем дело. В России вообще ничего не знают про это несчастие столетней давности в Кыргызстане. Дело в том, что даже на встрече Атамбаева с российскими журналистами, я боюсь, мало кто знал, о чем идет речь. А если называть вещи своими именами — никто не знал про эту горестную историю. Точно также в российском интеллектуальном, политическом пространстве нет ничего, что вызывало бы сегодня доверие к возможным оценкам этого несчастья. Меньше всего в России думают о том, как на окраинах царской российской империи относились к различным аспектам политики, особенно в такие трагические времена, как Первая мировая война. Поэтому я боюсь, что первая реакция в российской прессе, общественной атмосфере будет не то что обида, а раздражение, и будут говорить, что за этим стоят какие-то забугорные вражеские силы и деньги. Кто-то провоцирует, кто-то хочет вызвать революцию, и все это направлено против России. И все из-за того, что люди не понимают, не знают об этом. Вот в этом есть серьезная опасность.

— В ходе разногласий между Турцией и Россией, Атамбаев, в отличие от других лидеров Центральной Азии, открыто поддержал Россию и даже подчеркнул, что Турция поступила неправильно. Насколько будет еще цениться такая преданность кыргызского лидера?

— Знаете, мне трудно сказать, как это ценится со стороны российской власти. Все, мне кажется, там оценивается достаточно утилитарно. Однако, надо отдать Атамбаеву должное. После некоторой паузы президент лично высказал отношение к этому трагическому инциденту со сбитым российским бомбардировщиком и сказал, что это была ошибка, но при этом он подчеркнул, что ни в коем случае нельзя углублять этот кризис. Он пытался все время показать, что это некий единичный инцидент, и он не должен отразиться на антитюркской кампании, которая повредит и соседям России. И он откровенно осуждал российскую внешнюю политику, потому что она окружила себя врагами.

Он, например, рассказывал нам о том, как Крым взяли, из-за этого испортили надолго отношения с Украиной. Это, на мой взгляд, очень трезвая оценка, и я удивляюсь, что это высказал один из лидеров стран СНГ. Потому что многие боятся говорить об этом. Я не могу не отдать должное Алмазбеку Атамбаеву. Поэтому я говорю, что он старается быть объективным. Я даже его спросил: «Вы так выступаете, потому что вам нечего терять? Вы же не идете на следующий срок. Вам не нужна поддержка Москвы?». Но и тут он четко высказался на эту тему: «А я вообще считаю принципиальным, что мы в Кыргызстане должны создать прецедент, который запретит преемничество. Вот у вас в России Ельцин назначил преемника и так вот пошли, и как у вас будет дальше? У нас такого не будет. И мы будем принципиально проводить такую политику. У меня не будет преемника. И для этого мы будем прилагать все усилия. И не будет никаких изменений Конституции, которые позволят идти на второй срок или увеличить президентский срок. Другое дело, там надо какие-то поправки внести, чтобы перераспределить полномочия премьер-министру». Я вам скажу, что если все, что он говорил, ссылаясь на свои оценки (будет сделано), то это выдающийся прецедент.

— США недавно объявило, что они выделяют средства для продвижения демократизации в постсоветских странах и, в частности, в Кыргызстане. И недавно посол США тоже сказала, что готовится новое соглашение о двустороннем сотрудничестве. Как вы думаете, как будет развиваться отношение Кыргызстана с Западом?

— Я думаю, что каких-то близких, теплых отношений Кыргызстана с США вряд ли можно ожидать, поскольку, как в том анекдоте, осадок остается. В Кыргызстане и, лично Атамбаев, тяжело переживают демарш США в связи с награждением Азимжана Аскарова. Но так или иначе, конечно, более позитивного направления следует ожидать между Кыргызстаном и США. Будет новое соглашение, но, тем не менее, я так понимаю, что Бишкек постарается прописать в этом соглашении гарантии того, что руководству Кыргызстана не будет ничего навязываться во вред интересам России и Кыргызстана.

NO COMMENTS

Leave a Reply