Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-9 за 2016 год.

У рабочих был доступ к душевой, но, поскольку она была открыта с 9 утра до 9 вечера, у трудящихся был всего час-полтора в конце дня, чтобы воспользоваться этой возможностью. Рабочие рассказали Матвееву, что за все время их пребывания там, они искупались только три раза.

Матвеев затем завершает свой отчет жалобой на то, что унтер-офицеры порой прибегали к физической силе при общении с туземцами, что широко распространено взяточничество, что не рассматривались жалобы и что российские власти сознательно минимизировали полномочия должностных лиц, избираемых туземцами из своих рядов («тысячников»).

Е. Дума и восстание

При первых сообщениях о волнениях в Туркестане не только царское правительство было сильно встревожено, но и Дума. С назначением Куропаткина генерал-губернатором была также сформирована специальная комиссия в составе членов Государственной Думы Александра Керенского и представителя из фракции мусульман К.Б. Тевкелева. 10 сентября они представили свои выводы  на закрытом совещании членов Думы, которые также обсуждались в конце сентября на заседаниях военной комиссии Государственной Думы. Наконец, в начале декабря правительство должно было ответить на их запрос, в котором было три вопроса, в Думе и в разработке которых принимали участие фракции мусульман, меньшевиков, кадетов  и прогрессистов. Прежде чем приступить к работе над вопросами запроса Думы, они неоднократно указывали на нарушение закона, по которому уроженцы Средней Азии и Кавказа освобождались от военной службы. Инородцев теперь призывали для работ в тылу, относительно безопасных по сравнению со службой на фронте. В Думе также подчеркивалось, что данная мера была принята без участия Думы, законодательного учреждения, призванного решать подобные вопросы. Правительство, особенно военный министр и министр внутренних дел, продемонстрировали полную неспособность справиться с возникшей ситуацией в Туркестане. Они инициировали набор рабочих без какого-либо предварительного одобрения (Государственного Совета, Государственной Думы и утверждения Государя Императора). Сами три вопроса были следующими:

1) Знали ли премьер-министр, военный министр и министр внутренних дел, что принимая решение о наборе инородцев для работ в тылу, без участия Думы по данному вопросу, они нарушали основные законы страны, и что не обнародовав подробные правила по набору рабочих, они не выполнили второй пункт высочайшего повеления от 25 июня 1915 года?

2) Вопрос министру юстиции: почему он допустил обнародование упомянутых незаконных мер и впоследствии не возбудил уголовного дела в отношении виновных лиц?

3) Если вышеуказанное было известно этим министрам, то какие меры были ими предприняты по исправлению нарушенных положений закона?

Дума так и не получила ответа на свой запрос и все это указывает на бессилие Думы в условиях действия царских министров.  С другой стороны, она была еще радикальней в своих требованиях, чем царское правительство, относительного того, что в Думе звучали требования нести военную службу всеми покоренными народами, а не ограничиваться набором из них рабочих, в качестве альтернативы воинской обязанности.

Глава VII

A. Ранняя советская интерпретация восстания

Первой интерпретацией, которую можно рассмотреть, является интерпретация Г.И.Бройдо, которая ограничивается рассмотрением этапов восстания лишь киргизов и казахов.  По его личным наблюдениям непосредственной причиной восстания он считает указ о мобилизации рабочих и реакцию киргизов на политику вторжения в их земли, стремительно и грабительски осуществлявшейся в то время Переселенческим Управлением и другими государственными структурами.

Григорий Исаакович Бройдо (родился в 1885 году). В 1905 году он вступил в большевистское крыло социал-демократической партии и вел агитацию среди солдат, редактируя газету «Солдатская газета»  в Ташкенте. Бройдо подозревался в участии в разжигании восстания в Семиречье в 1916 году и был арестован по приказу военного министерства вскоре после того, как начались беспорядки. Он был отправлен в Казалинск в 1-й сибирский стрелковый батальон, в тюрьме которого он пробыл до первых дней Февральской революции.

(Продолжение следует).

NO COMMENTS

Leave a Reply