На рубеже: ждать осталось недолго

На рубеже: ждать осталось недолго

Неделю на границе Кыргызстана с Узбекистаном неспокойно. Боевая техника и военнослужащие наготове, напряжение растет, а власти продолжают умалчивать об истинных причинах обострения отношений с соседями.

Тревожные новости с рубежей стали поступать 18 марта. В Государственной пограничной службе сообщили, что в 08:50 Узбекистан выставил БТРы, КамАЗы и около 40 военнослужащих на неописанном участке кыргызско-узбекской государственной границы в местности Могол Ала-Букинского района Джалал-Абадской области. В одностороннем порядке РУз полностью закрыла КПП «Маданият-автодорожный», а на «Достук-автодорожный» ввела ограничения на пропуск граждан и транспортных средств.

Позже стало известно, что блок-посты установлены также на въезде в анклав Сох.
В тот же день кыргызская сторона выставила военнослужащих на границе, но технику подгонять не стала. И полностью блокировала для транспорта и граждан Узбекистана три КПП «Баймак-автодорожный», «Кен-Сай-автодорожный» и «Кадамджай-автодорожный».

В ультимативной форме МИД Кыргызстана потребовал от Узбекистана немедленно снять блок-посты на дороге Кербен – Ала-Бука, которые пограничники РУз успели установить в местности Чала-Сарт. Статс-секретарь Министерства иностранных дел КР Данияр Сыдыков передал послу Комилу Рашидову соответствующую ноту протеста. Но реакции на нее не последовало.

Внятного ответа от официального Ташкента до конца дня так и не поступило, по крайней мере, в СМИ нигде позиция соседей не публиковалась. Власти КР комментировать ситуацию тоже не спешили, но склонялись к версии, что меры предприняты накануне праздника Нооруз для обеспечения безопасности.

На следующий день, 19 марта, кыргызская сторона также выставила БТРы на границе. К конфликтной зоне стали стягиваться дополнительные силы – подразделения ГПС и спецназ Генштаба. Кое-где в СМИ стала распространяться информация о том, что на участке слышны выстрелы. Однако сведения о перестрелке не подтвердились.

Спустя три дня Ташкент прокомментировал свои действия, объяснив их тем, что военные и техника выставлены на территории РУз. Ограничения на КПП узбекская сторона объяснила «ремонтно-восстановительными работами», «о чем своевременно была уведомлена киргизская сторона по линии погранпредставительского аппарата».

Власти КР же продолжали хранить гробовое молчание. Ни о каких договоренностях с Узбекистаном ни в правительстве, ни в аппарате президента не сообщают. Депутаты Жогорку Кенеша – главного органа власти в республике с парламентской формой правления – уехали в округа. Президент отправился искать поддержки у ОДКБ. И только из аппарата премьер-министра изредка поступают весточки.

Инициативу взяли в свои руки представители оппозиционных движений. Дабы как-то расшевелить власти они заявили о намечающемся после праздника Нооруз крупном митинге в Кербене. Реакция последовала незамедлительно – в регион из Бишкека направили спецназ «Скорпион». Однако непонятно для чего – охрана границ не входит в компетенцию этого спецподразделения. «Получается, для разгона митинга», – полагали оппоненты власти.

В тот же день погранслужба КР распространила сообщение о достигнутых с узбекской стороной договоренностях сократить военных контингент на спорном участке до 8 человек с каждой стороны. На поверку же эта информация оказалась ложной, в чем убедились прибывшие на следующий день в регион представители оппозиции.

Местные жители также отмечают, что в местечке Чаласарт Аксыйского района большое скопление солдат и техники, и военных никак не 16 человек, а намного больше. Сельчане кинулись подкармливать кыргызских пограничников, которые на фоне узбекских коллег физически им явно уступают.

После Нооруза, 22 марта, в Кербене прошел масштабный митинг, организованный оппозиционерами. Выступающие говорили о бездействии кыргызских властей в вопросах делимитации и демаркации границ, неспособности первых лиц решить проблему, не доводя до эскалации и об агрессии узбекских властей. Действия оппозиции вызвали отрицательную реакцию властей. Премьер-министр страны Темир Сариев (надо отдать должное, единственный высокопоставленный чиновник решившийся поехать в зону конфликта) назвал организаторов акции протеста «предателями».

В правительстве даже пытались перевести стрелки на оппозицию, мол, это из-за их курултая, намечавшегося на 24 марта в южной столице КР, узбекские власти закрыли границы. Но накануне стало известно, что ни курултая, ни митинга в Оше не будет, а военная техника и люди в форме рубежи не покинули.

Тем временем, стали проясняться причины, побудившие соседей взяться за оружие. Если верить правительству, то узбекской стороне не понравилось решение кабмина КР вернуть себе некоторые объекты, которые находились на спорном участке. В постановлении, которое датировано 15 февраля 2016 года и подписано Темиром Сариевым, говорится о «принятии в государственную собственность зданий и строений с земельными участками, расположенные в селе Кайтпас Кыргыз-Кыштакского айылного аймака Кадамжайского района Баткенской области Кыргызской Республики, ранее эксплуатируемые предприятиями Узбекистана».

В перечне значатся:

– автотранспортная колонна №1 Ферганского управления транспортной техники; объекты гражданской обороны МЧС «Фергананефть»; автобаза №4 «Фергананефть», земельные участки, в селе Кайтпас Баткенской области. Согласно распоряжению правительства КР от 15 февраля 2016 года объекты переданы в государственную собственность Кыргызстана;

– 12,9 км Большой наманганский канал; 14,5 км канала Чуст и 7,05 км полосы отвода от данного канала в Джалал-Абадской области, а также 12 км подпитывающего канала Керкидонского водохранилища, 28 км канала Савай по Ошской области; 12 км Сох-Шахимарданского канала; 11,2 км канала Лаган по Баткенской области. Распоряжение правительства принято 2 декабря 2015 года;

– Орто-Токойское (Касансайское) водохранилище с комплексом гидротехнических сооружений в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области. Передано в госсобственность КР в соответствии с распоряжением правительства от 18 ноября 2015 года.

Решение правительство объясняет «эффективным использованием государственного имущества». В правительстве отмечают, что узбекская сторона знала об этом постановлении кабмина КР, поскольку оно принято «в соответствии с положениями Соглашения о взаимном признании прав и регулировании отношений собственности между государствами-участниками Содружества Независимых Государств от 9 октября 1992 года».

Из достоверных источников стало известно, что особое недовольство соседей вызвало решение забрать в единоличное пользование Орто-Токойское (Касансайское) водохранилище, на которое у официального Ташкента были свои планы. «Узбекистан просил допустить делегацию к водохранилищу для ремонтных работ, но им отказано», – комментировал спецпредставитель правительства КР по приграничным вопросам Курбанбай Искандаров.

Эксперты же сходятся во мнении, каковы бы не был причины обострения на границе, последствия могут быть самыми плачевными, если власти всерьез не займутся проблемой границ. В 2015 году в Кыргызстане произошло 20 пограничных конфликтов, половина из которых на кыргызско-узбекской линии, еще 9 на рубежах с Таджикистаном и по одному на границе Казахстаном и
Китаем.

Они напоминают о внешних угрозах, которые угрожают политической стабильности. «Мы знаем, какова ситуация в Ираке, Афганистане, на Ближнем Востоке, не исключено, что боевики пойдут на провокации, на прорыв афганско-таджикской границы. Тут нам нужно быстро решить внутренние проблемы и вместе думать о безопасности региона. Наши внутренние противоречия только на руку внешним игрокам, которые заинтересованы в расшатывании военно-политической ситуации в Центральной Азии», – заявил журналистам бывший глава погранслужбы и вице-премьер-министр по силовому блоку Токон Мамытов.

«Вопросы между представителями двух стран должны в ближайшее время решиться путем переговоров, здесь должен сыграть большую роль наш дипломатический корпус. Все произошедшее – это результат отсутствия политического диалога между руководителями двух государств», – считает бывший чекист Артур Медетбеков.

Бывший замглавы СНБ апеллирует к решению ОДКБ, которого накануне ждали в Бишкеке. По инициативе властей КР вчера в Москве состоялось заседание постоянного совета организации, где обсуждалась ситуация на кыргызско-узбекской границе. Но долгожданного решения главы государств – участников договора не приняли. «Киргизия рассчитывает на поддержку своих партнеров по военному блоку. Если решение пограничного вопроса затянется, Киргизия может пересмотреть свое участие в саммите ШОС в Ташкенте», – передают российские СМИ.
«Киргизия может обратиться в ОДКБ, но получить помощь лишь после того, как все главы государств – участников договора признают в этом необходимость», – цитирует «Независимая газета» военного эксперта Виктора Литовкина.

Президенты должны будут решить, является ли этот инцидент поводом для реагирования ОДКБ. Все зависит от степени конфликта, количества жертв, прочих обстоятельств», – пишет издание.
«В данном случае назвать действия Узбекистана угрозой Киргизии нельзя. Если узбекские военные находятся на своей территории, граница неделимитирована, а военнослужащие не пересекли воображаемую линию границы, то они находятся на своей территории. А значит, Узбекистан имеет полное право принимать любые меры для защиты своей безопасности», – сказал Литовкин.

Вместо послесловия хочется вспомнить слова депутата V созыва Улугбека Кочкарова. В Баткене на встрече с избирателями в 2013 году, рассказывая о своей встрече с президентом, заявил, что на вопрос о проблемах границ тот ответил: «Вы поймите, Каримов же не будет жить вечно. Наверное, умрет через 3-4 года. Умрет, тогда решим».

Завтра, 25 марта, будет ровно неделя, как узбекские военнослужащие и техника стоят на границе с Кыргызстаном. Когда Алмазбек Атамбаев решится на диалог с Исламом Каримовым? Или так и будет ждать его смерти?

Махинур НИЯЗОВА.

NO COMMENTS

Leave a Reply