Юристанбек Шигаев: Моя выставка «Уркун» будет выставлена в мае

Юристанбек Шигаев: Моя выставка «Уркун» будет выставлена в мае

Когда я был первоклассником, в 1965 году, моя бабушка Зууракан рассказывала мне о событиях 1916 года, что кыргызы бежали в Китай чтобы спастись от зверств русских солдат царской армии.
И во время бегства, чтобы сберечь свою 13-летнюю дочку, она второго грудного младенца обменяла на 2 кесе талкана богатым людям. Эти воспоминания врезались в мою память.
Даже потом когда я стал зрелым художником, закончил Академию художеств в Ленинграде, стал членом Союза художников КР, рассказ бабушки не оставлял меня в покое.  Я решил посвятить тем событиям выставку работ к 95-летию Уркуна. Тогда президентом КР был К. Бакиев. Но однако в Министерстве культуры мне тогда отказали, что, мол, не стоит поднимать эту чувствительную тему. Не зачем портить установившиеся хорошие связи с Россией.

Лично я, изучив архивные документы тех лет считаю, что геноцида не было. Но это отрезок исторического времени, о котором мы обязаны говорить. Ведь по вине царской российской империи погибло очень много кыргызов, которых вынуждали служить в армии. Ведь наши предки-кочевники были свободные люди и не привыкли к армейской муштре. Они устраивали кыргызам засады и специально распространяли сведения о передвижении груза с оружием. Провоцируя на захват оружия, что становилось поводом их уничтожения. Я изучил фотодокументы и архивы тех времен и вот что прочел — кыргызов в юртах вешали солдаты царской русской армии. Это меня глубоко потрясло. Я вспомнил слова своей бабушки.

И я поставил цель — написать картину о тех трагических днях. Толчком стала картина Семена Чуйкова о восстании 1916 года. Но я хотел сделать по другому. Мне удалось получить швейцарский грант. Я побывал в Турции в местечке Ван, где живут памирские кыргызы — потомки Рахманкул хана. В 2010 году я пробыл там 2 недели, захватив фотоаппарат, краски. Мне удалось там встретиться с кыргызами, которым было по 95 лет. Помню встречу с Айганыш апа, которая родилась в 1916 году по дороге в Китай. Она говорила о братьях, которые ей рассказывали о тех событиях. Я писал там портреты — живые лица потомков очевидцев тех событий.  И привез оттуда целую серию акварелей. Они будут выставлены в мае этого года в музее изобразительных искусств на моей персональной выставке «Уркун», приуроченной к столетию восстания 1916 года. Будут выставлены 100 моих работ. Я 5 лет работал над этим проектом. Это был трудный, но интересный проект. Не знаю, как зрители воспримут эти работы. Там есть жестокие сюжеты, где русские солдаты расстреливали обнаженных кыргызок.

Как мне рассказывали свидетели, в Бооме зимой на узких обледенелых горных тропах в пропасть срывались всадники на конях и видны были их замороженные головы с разбросанными мозгами и кишками по камням.

Я читал дневник русского офицера, который писал: «Как-то пришли к туземцам в юрту, где жила кыргызская семья с 3 детьми. Семья встретила приветливо, хорошо, выложили на стол все съестные запасы.  Офицеры раздали детям по шоколадке, вывели их в горы и расстреляли. Изнасиловали женщину, мужа убили, а юрту подожгли». Там же в этом дневнике описаны случаи, когда солдаты раздевали догола келинок и расстреливали их, как мишени.

Но я считаю, что нам надо быть дипломатами, сегодня отношения с РФ очень хорошие у нас, речь идет не о современной России, а о царской, где они даже самого Николая расстреляли. Считаю, что россияне должны просить прощение у кыргызского народа за то, что было сделано в 1916 году.

И если не мы, творческая интеллигенция, то кто может рассказать правду о тех трагических днях — черной исторической полосе нашего народа?! Мы должны знать свою историю, ничего не забывать. Все –таки в этом году Кыргызстан насчитывает 25 лет суверенитета. Я считаю, что настало время говорить правду об истории нашего государства. Тем более о той неизгладимой трагедии 1916 года.

Записала Солто Темир.

NO COMMENTS

Leave a Reply