Исправит ли преступника гуманное к нему отношение?

Исправит ли преступника гуманное к нему отношение?

Из мест заключения на днях сбежал еще один преступник. Мало того, что осужденный на 14 лет за разбой, грабеж и покушение на убийство отпросился (!) из колонии-поселения, так он еще сбежал из страны, совершив перед этим еще одно преступление. До этого в декабре прошлого года на проверке не досчитались неоднократно судимой за кражи. К сожалению, эти побеги осужденных в Кыргызстане не уменьшаются.

Как все помнят, в октябре 2015 года сразу девять человек покинули учреждение №50 в селе Нижний Нооруз Чуйской области. К слову, это учреждение считается особо охраняемым, в нем содержатся особо опасные преступники. Семеро из них были осуждены на пожизненный срок, часть являлась членами запрещенного в Кыргызстане экстремистского движения «Жайшул-Махди».

Музаффар Уринов, один из девяти сбежавших в прошлом году преступников в 2005 году был приговорен к 19 годам лишения свободы за убийство таксиста, потом его трижды (!) амнистировали, и, в конце концов, перевели в колонию-поселение в Оше. Через семь лет после вынесения приговора, в 2013 году, Уринов отпрашивается у начальника колонии в больницу и по пути убивает и грабит таксиста, за что получает новый приговор.

Вышел через два года и осужденный пожизненно, ныне уже покойный Алтынбек Итибаев. Его же называют организатором нашумевшего побега. В ходе штурма квартиры в микрорайоне «Достук», где Итибаев нашел себе пристанище, погиб сотрудник СОБРа и двое гражданских.  Но почему-то этот «хороший человек», получив срок за убийство в 2013 году, смог выйти на свободу в 2015 году, чтобы через пару месяцев сесть за членство в террористической организации. А потом и сбежать сумел.

Почему тогда это случилось — версий много, особенно с учетом странного самоубийства Иманкула Тельбаева, бывшего начальника СИЗО-50, откуда бежали преступники. Так и остались без ответа вопросы, почему на особо охраняемом объекте две недели не могли отремонтировать видеокамеры, а в день побега полчаса не было электричества. На то, чтобы сбежать из, повторюсь, особо охраняемого учреждения, им понадобилось 20 минут. Конечно, потом всех поймали, вот только четверых убитых сотрудников ГСИН уже не вернуть. Как, впрочем, и многих преступников, «покидающих» места не столь отдаленные. В том же 2015 году из колонии-поселения сбежали еще четверо осужденных. Официальной причиной 5-е управление МВД назвало «халатное отношение к служебным обязанностям». Дело было передано в Московский суд.

Еще двое беглецов пытались в прошлом году устроить теракт на площади Бишкека во время пятничного Айт-намаза. К счастью, преступники были ликвидированы. Вот только несколько семей остались без домов из-за операции МВД. Жилье им, конечно, построили, но восстановить, скажем, архивные фотографии уже невозможно.

Громкими побегами отмечался Кыргызстан и до прошлого года. Чего только стоит история «вора в законе» Азиза Батукаева. Того самого, чью резиденцию в селе Молдовановка, в 2005 году спецназу пришлось брать штурмом. Как писали СМИ, в пору его «царствования на грядках выращивали марихуану, через Интернет вели информационные войны, а его самого охраняли боевики-снайперы». Рак крови в последней стадии, диагностированный врачами, якобы оставлял криминальному авторитету всего пару дней жизни и стал основанием для освобождения в 2013 году. Правда, «чудесное» выздоровление произошло сразу же после прилета Батукаева из Кыргызстана в Грозный (помните, через VIP-зал пока рядом встречали турецкого премьер-министра?). С тех пор наша страна пытается его вернуть, но возможным это станет только после отбытия наказания в России, где его задержали за незаконное хранение оружия.
Годом раньше фигурантом скандального побега стал брат экс-президента Ахмат Бакиев. По распоряжению тогда еще премьер-министра Омурбека Бабанова, руководитель колонии №35 Илимбек Самсалиев был временно отстранен от служебных обязанностей.

По словам экс-руководителя ГСИН Шейшенбека Байзакова, Ахмат Бакиев стал 1262 беглецом со дня обретения независимости. 28-летнему оперативнику Бакаю Сыдыгалиеву хватило и одного. В 2014 году сбежавший из колонии-поселения Александр Саяпин застрелил милиционера при попытке задержания. Так и остался без ответа вопрос, почему за хранение оружия «самый гуманный суд в мире» дал Саяпину всего четыре года. Да еще отправил отбывать приговор в колонию-поселение. То есть в учреждение, с которым можно заключить договор, найти работу и выплачивать 20% от дохода, появляясь там раз в неделю.

А ведь еще есть условно досрочно освобожденные. Только в прошлом году из 1639 освобожденных, вышли по условно-досрочному — 1265. Это больше 77%. Для кого-то это немного, но не для семьи 11-летней школьницы из Кара-Куля. Девочка в прошлом году стала жертвой условно-досрочно освобожденного Адылбека Ызакова. Выпущенный 18 сентября 2005 года 11-ть раз судимый Ызаков уже через неделю, 25 сентября, насилует и убивает школьницу, которая шла домой с урока игры на комузе. Самое страшное, что теперь насильника и убийцу будут содержать на налоги ее родителей. Потому что в Кыргызстане отсутствует смертная казнь, и при нашей весьма нарицательной судебной системе, говорить о ней, безусловно, нет смысла. А если о чем и нужно говорить, так это о персональной ответственности судей, которые могут амнистировать убийц или выпускать по УДО насильников. И, конечно, остается вопрос об ответственности тех, по чьей вине или халатности осужденные оказываются на свободе.
Правозащитники уже несколько лет предлагают ввести в Кыргызстане институт пробации. Представитель рабочей группы, которая сегодня разрабатывает пробационную систему, Айгуль Каткельдиева говорит о чрезмерной криминализации Кыргызстана.

«Когда человек заключен под стражу, он не только лишается свободы, но и других связей, таких как работа, учеба, отношения с семьей. После он помещается в криминализированное общество. На нем ставится клеймо как «отсидевший человек». Для декриминализации населения, сохранения имеющихся у заключенных социально-полезных связей и ограждения от криминально заряженной части населения, предлагается создать институт пробации», — считает эксперт.
Кроме того, сегодня рассматривается вопрос о том, чтобы применять наказания, не связанные с изоляцией от общества. Но вот готово ли наше общество к этому?

По данным пресс-службы 5-го управления Главного управления Министерства внутренних дел, за почти два года, 2014-2015, в ГСИН выявили ущерб государства более чем на 2 млн. сомов. По фактам коррупционных проявлений было возбуждено 39 уголовных дел или практически каждые три недели. На первом месте по количеству — 21 факт — злоупотребление должностным положением, на втором — мошенничество, на третьем — вымогательство взятки.

Жеӊишбек кызы Дениза.

SIMILAR ARTICLES

0 115

0 228

NO COMMENTS

Leave a Reply