Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Эдвард Д.Сокол. «Восстание 1916 в русской Центральной Азии»

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-15 за 2016 год

Вопрос неодновременности различных вспышек беспорядков среди киргизов и казахов, сартов и туркмен имело решающее значение для сокращения масштабов восстания. Как мы уже видели, восстание  среди казахов и киргизов не начиналось до тех пор, пока не было подавлено восстание сартов,  восстание туркмен не достигало своей полномасшатбности до ноября, то есть после того, как были подавлены восстания на большей части Семиречья. Таким образом, у Куропаткина была возможность переправлять большие партии войск по железной дороге, без необходимости подавлять синхронные восстания во всех областях русской Средней Азии и Казахстана. Что бы произошло в этом случае, это конечно, домыслы, но, наверное, не будет преувеличением сказать, что в таком случае русская революция началась бы в Туркестане, а не в Петрограде, и началась бы на несколько месяцев раньше, чем там.

Как говорится, успех влечет за собой новый успех, в случае успеха совместных усилий, в котором приняли бы участие многие колеблющиеся связать свою судьбу с повстанцами. Кроме того, существовала вероятность того, что могла быть получения помощь извне, в случае вероятности того, что движения были обречены на успех. Афганистан, хоть и соблюдавший в войне нейтралитет, всячески благоволил делу центральных держав и, казалось, был на пороге вступления в войну. В случае более масштабных потрясений, чем те, что имели место в Средней Азии, вполне было возможно склонить чашу весов в пользу войны и интервенции в Туркестан. В таком случае Бухарское ханство, возможно, было бы вынуждено вступить в движение против русских, благодаря своему географическому положению между Афганистаном и районами восстания.

Восстание показало глубокую неприязнь между кочевниками и сартами. Сопротивление каждого из этих народов происходило в отрыве, без какой-либо координации или сотрудничества между ними. Разрыв их образа жизни был слишком несовместим, чтобы быть преодоленным даже во время бедствий и невзгод.   Показателем подобной враждебности стали события в Пржевальском уезде. Здесь многие узбекские купцы вели свою торговлю и представляли большой сегмент в городах уезда. Мало того, что эти люди не проявляли никакого сочувствия восстанию, но в некоторых случаях даже выступали против повстанцев.

В сравнении с историей  Центральной Европы слишком очевидно отсутствие мощной пропаганды для того, чтобы подвигнуть силы к национальному освобождению. В Туркестане не было Франтишека Палацкого, написавшего историю Богемии и показавшего людям свою историю там, где раньше были лишь смутные легенды, и таким образом, создать ощущение исторического единства и подготовить почву для национализма повстанцев. Как и не было  Иоганна Готлиба Фихте с его обращением к немецкой нации, таким образом, давая возможность расшевелить людей, чтобы они поднялись из под пяты оккупанта и угнетателя к освобождению.

Также серьезным недостатком было отсутствие руководителей. Мало того что не было человека, который мог бы обеспечить поддержку со стороны всех областей Туркестана и всех народов, но не было и лидера, который бы командовал преданными людьми даже  в пределах одной области. Выделяются некоторые имена, как  Канаат Абукин, но эти лидеры распространяли свое влияние на весьма ограниченной территории. Некому было олицетворять восстание, как это было с Мадали при Андижанском восстании 1898 года. Туркестану пришлось подождать пять лет для своего Энвер-Паши и его мечты об огромной пан-туранской империи. К тому времени возможность прошла. Все были сыты по горло боевыми действиями и кровопролитием, и хотели осесть на период покоя и восстановления.

Восстание 1916 года было жестоко подавлено русскими, но старые обиды остались. Хотя Куропаткин устранил некоторые наиболее вопиющие злоупотребления, исходная ситуация осталась как и прежде. Эти обиды существовали  и в период большевистской революции, и только после долгой и тяжелой борьбы, большого кровопролития коренных народов, они были частично устранены. Особенности, связанные с восстанием 1916 года, проявляли себя вновь и вновь. Разгорелось заново движение басмачей, при том, что велись новые сражения под руководством Энвер-Паши. Ненависть между русскими и мусульманами вопиющим образом проявлялась после свержения Временного правительства, когда местные большевики разрешили мусульманам только два места из семи в Совете, несмотря на то, что они составляли 95 процентов населения, в то время как Совнарком (Совет народных комиссаров) состоял целиком из  русских. Когда туземцы созывали собрания, чтобы исправить эту ситуацию, большевики использовали это как предлог для жестоких репрессий коренного населения, в ходе которых город Коканд был опустошён  и  были тысячи убитых туземцев.

Была отправлена специальная комиссия из Москвы во главе с Бройдо для облегчения ситуации. Хотя туземцам были предоставлены немногим большие права в их борьбе к равенству, очень многое еще предстояло сделать. Также не были решены их жалобы. Советы не остановили иммиграцию русских в Туркестан и их доля в стране только увеличивалась. Планы превратить хлопок доминирующей культурой, получили новый импульс и местные жители попали в еще большую зависимость от поставок продовольствия извне.  Это лишь некоторые из тенденций, которые лежали в основе восстания 1916 года, и которые продолжались после его подавления. Для подробного описания воздействия восстания в будущих событиях, однако, требуется отдельная работа по сбору и анализу материалов.

NO COMMENTS

Leave a Reply