Историю кыргызов пишут турки?

Историю кыргызов пишут турки?

В Бишкеке началась реконструкция Государственного исторического музея. В нарушение авторских прав на интеллектуальную собственность, власти КР поручили писать историю кыргызов турецкому агентству по сотрудничеству и развитию (TIKA).

Колышки вокруг исторического музея появились в конце марта. На все вопросы журналистов в мэрии Бишкека отвечали, что ко дню празднования независимости КР намечается масштабная реконструкция музея и прилегающей территории. В столичном муниципалитете поясняли, что заказчиком капремонта является Госстрой и за подробностями отправили туда.

Замдиректора Госагентства архитектуры, строительства и ЖКХ Чынгыз Кубатбеков пояснил Res Publica, что деньги на реконструкцию «выделили турки». Они же разработали проект и будут проводить все строительные работы. Он пояснил, что между правительством Турции и президентом Кыргызстана подписано соответствующее соглашение.

Между тем, стало известно, что реконструкция музея затеяна с подачи главы государства Алмазбека Атамбаева. И, несмотря на то, что заказчиком выступает Госстрой при правительстве КР, контроль осуществляется аппаратом президента. Неслучайно выбрано и турецкое агентство, договоренность с которым достигнута еще в 2014 году.

Разрешительную документацию и адаптацию проекта проводит кыргызская сторона, а финансовые средства и стройматериалы выделяет турецкая. Подрядчиком проекта выбрана компания «Карасан Иншаат». В Госстрое уверяют, что это местная строительная компания, хотя по названию очевидно, что не без турецкого участия.

Как пояснил замначальника управления по привлечению инвестиций Тимур Койчубаев, департамент жилищно-гражданского строительства при Госстрое 25 марта 2016 года подписано распоряжение правительства о реконструкции. «Кроме того, есть приказ Госстроя, где департамент определен заказчиком параллельного проектирования. Турецкий проект уже готов, но его необходимо адаптировать под наши нормы. В приказе Госстроя описано, что в установленном порядке необходимо провести адаптацию проекта реконструкции музея. Это нашему департаменту поручено», – пояснил чиновник.

Он отметил, что до сих пор не получены правоустанавливающие документы. «Органы архитектуры дают архитектурно-планировочные документы, на основании которых разрабатывается, утверждается и согласовывается рабочий проект. Зачем так рано огородили территорию? Это сделано согласно распоряжению правительства от 25 марта. Территория и музей будут закрыты до сентября 2017 года. На реконструкцию турецкая сторона выделяет $3-4 миллиона», – сообщил Койчубаев и отметил, что точную сумму никто не знает.

В Министерстве культуры подтвердили, что правоустанавливающие документы на реконструкцию музея еще не получены. «Но есть такое понятие, как параллельное проектирование, издается разрешение и одновременно проектируется и ведется реконструкция. Работы по получению разрешительных документов ведутся», – отметили в пресс-службе ведомства.

В Госстрое подчеркнули, что реконструкция ведется в два этапа: начата с благоустройства территории и ремонта фасада здания, замены облицовочного камня, гранитных плит и брусчатки вокруг музея. «В следующем году приступят к реконструкции внутреннего убранства музея. Тут уже будут привлечены наши архитекторы», – сказал Тимур Койчубаев.

По его словам, перед началом реконструкции проводилось совещание, где план, разработанный TIKA, согласован с авторами проекта – кыргызскими архитекторами времен Советского Союза. «Им предоставлено право в установленном порядке отобрать образцы плитки и предоставить турецкой стороне. Авторы проекта согласовали план реконструкции и отправили в TIKA. В протоколе совещания говорится «считать проект согласованным с авторами Асылбековым, Ибраевым, Керимкуловым», – рассказал Тимур Койчубаев.

Однако автор проекта Исторического музея (тогда музея им. В.И.Ленина), построенного в 1984 году, кыргызский архитектор Советбек Абышев отрицает, что реконструкция его детища согласована с ним. Ни о каком совещании с участием местных архитекторов он также не знает. По его словам, власти без учета мнения авторов проекта начали переделку музея.

Res Publica разыскала автора проекта, которого, как выяснилось, даже не привлекли в процесс реконструкции его детища. Советбек Абышев кыргызский советский архитектор, обладатель премий и званий. Но бахвалиться своими наградами он не любит. О человеке, говорит, надо судить по его работам, а не званиям и регалиям. Здания гимназии №70, Госагентства связи, дом в селе Орто-Сай и многие другие объекты – его работы, которые в свое время стали лучшими проектами СССР. Но самый главный его проект – Музей им. В.И.Ленина (ныне Исторический музей).

Он вспоминает, как в 1981 году выиграл конкурс по проектированию и строительству музея имени В.И.Ленина. «Это был целый комплекс вместе с прилегающей территорией и фонтанами. Конкурс объявили неожиданно в апреле 1981 года, срок определили максимально сжатый – 10 дней. Делали все в рабочее время (хотя конкурсные предусматривалось выполнять вне работы), потому что это был партийный заказ. На месте нынешнего музея и площади был целый квартал – здания МВД и КГБ – красивые классические объекты с колонами, памятники архитектуры, а также Дом кино. На месте нынешнего памятника Манасу стоял длинный пятиэтажный дом», – рассказывает Советбек Абышев.

На конкурс тогда было представлено 43 проекта, почти все архитекторы и историки приняли участие. «Здание нынешнего музея я увидел во сне. На третьи сутки. Если бы замысел родился позже, я бы физически не успел к сроку представить проект, ведь нужно было много чертить, макетировать. И тогда в соавторы был привлечен Мамат Сатыбалдиев, который внес свои коррективы в мой проект, но в целом все осталось именно таким, как мне приснилось. Музей стал нашим общим детищем. Но о том, что наша работа выдержит конкурс мы даже не думали», – говорит архитектор.

Уже после победы в конкурсе в соавторство к Абышеву и Сатыбалдиеву приписали еще около 15(!) человек. «Я молодой, думали, что не справлюсь. Так, авторами проекта стала целая группа. Спустя время внутри начались склоки и споры, было неприятно. Но так я закалялся. Среди соавторов значились также архитекторы Асылбеков, Иванов, Куделя, Анистратов… Но позже большая их часть уехала. Мы принимали участие на всех этапах строительства музея. Даже экспонаты помогал устанавливать. Не говоря уже о процессе возведения объекта, установки коммуникаций, отделки… Совместный труд очень закаляет. То, что молодые архитекторы проходят за 10 лет, я постиг за три года. Стройка музея стала для меня самой настоящей школой жизни», – отмечает архитектор.
Каждый бишкекчанин и гость столицы хоть раз, но бывал в Историческом музее, и наверняка заметил, что на входе перед его посетителями будто расстелен ала-кийиз (кыргызский национальный ковер). Это тоже задумка Абышева, против которой сопротивлялась в свое время вся советская интеллигенция. «Я посчитал, что это придает ощущение, что ты находишься на кыргызской земле. Хотя многие были против, что это музей Ленина, зачем ты сюда пихаешь колорит», – вспоминает Советбек Абышев.

Архитектор не отрицает, что музей давно нуждается в реконструкции. И в первую очередь необходимо привести в порядок экспозицию. «На входе посетителей все еще встречает Владимир Ильич. Музею давно требовалась, если не реконструкция, то капитальный ремонт, как минимум. Он по сути остался музеем Ленина. Все потолки расписаны в революционной тематике. Кыргызского практически нет. Все до сих пор боятся избавиться от советского прошлого. В Москве давно ликвидировали музей Ленина, а мы не решались даже экспонаты убрать», – отмечает Абышев.

В Минкультуры также подтверждают, что большая часть из хранящихся в музее 135 тысяч единиц уникальных экспонатов, не представлена в экспозиции и остается недоступной для посетителей. Артефакты хранятся в подвале, в сырости. Места выставлять их нет.
Смогут ли работники турецкой TIKA найти каждому правильное место? Это сложная совместная работа архитекторов, художников, историков. А без привлечения кыргызских специалистов такая работа невозможна.

Махинур Ниязова.

NO COMMENTS

Leave a Reply