«Антипедофильский» закон: бомба замедленного действия

«Антипедофильский» закон: бомба замедленного действия

Символично, что накануне Дня защиты детей в парламенте Кыргызстана с треском провалился законопроект Аиды Саляновой о запрете ранних браков. В обществе, не разобравшись, окрестили депутатов, проголосовавших «против», педофилами. Res Publica попыталась разобраться, прежде чем делать выводы о сексуальных пристрастиях парламентариев.

Что хотела Салянова?

Член фракции «Ата Мекен» и бывший генеральный прокурор страны предлагала внести в Уголовный кодекс Кыргызстана новую статью – 155-1 «Нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов». В ней говорится, что «родители (лица их заменяющие) лица, в отношении которого совершен религиозный обряд по бракосочетанию, лицо, совершившее религиозный обряд по бракосочетанию, а равно совершеннолетнее лицо, в отношении которого был совершен религиозный обряд по бракосочетанию с несовершеннолетним, с нарушением законодательства о брачном возрасте – наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет».

Еще одна поправка касалась Семейного кодекса, где парламентарий предлагала дополнить 14-ю статью о брачном возрасте частью 3, в которой говорится «лица, виновные в нарушении требований настоящего Кодекса о брачном возрасте, несут ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики».

Проще говоря, депутат Аида Салянова хотела внести в УК КР поправки, согласно которым ответственность (причем уголовную!) за вступление несовершеннолетнего в религиозный брак несут родители ребенка, совершеннолетние жених или невеста и священнослужитель.
«Нет ни одной статьи в законах, по которой можно привлечь молдо, который легализует брак с ребенком; родителей, которые толкают его на верную смерть. Этот законопроект направлен на искоренение ранних браков как таковых. Не важно с принуждением (которое трудно или не хотят доказывать), или без принуждения! От других педофилов они отличаются только тем, что провели обряд нике», – объясняет свою инициативу Салянова

Кто против?

Казалось, инициатива возымеет поддержку среди коллег депутата. В СМИ не раз освещались случаи, когда матери из-за тяжелого финансового состояния семьи вынужденно выдавали замуж 14-15-16-летних дочек. Не радует и официальная статистика, по данным Нацстаткома, около 15% браков в КР совершены с участием несовершеннолетних. К тому же, не стоит исключать и такое позорное для современных кыргызстанцев явление, как «кыз ала-качуу» – воровство невест, жертвами которого тоже нередко становятся совсем юные девчонки.

Такое положение дел в стране должно бы подтолкнуть депутатский корпус единогласно проголосовать за законопроект Саляновой. Однако этого не случилось. 26 мая парламентарии большинством голосов «прокатили» инициативу экс-генпрокурорши.

Против проголосовал 61 депутат. Стоит отметить, что многих парламентариев во время голосования по законопроекту не было в зале. За них кнопку нажали коллеги, в чем после оглашения результатов, не стесняясь, признавались сами законодатели.

Еще один примечательный факт: среди тех, кто не поддержал Салянову есть и члены фракций, которые входят в коалицию большинства, в составе которой находится и «Ата Мекен». Личная неприязнь или раскол в коалиции?

Не менее удивительно и то, что против выступили некоторые женщины-депутаты. Позже они объяснили свое решение «техническими причинами» и «неясностями».

Почему мнения разделились?

Причем, не только у юристов. Битва против и за «антипедофильский» (как его уже окрестили в народе) закон продолжается несколько дней. Одни яро поддержали идею Аиды Саляновой и стали сокрушаться, что такой нужный законопроект не прошел. Другие кинулись искать подводные камни. И нашли.

В первую очередь, они отмечают, что в Уголовном кодексе КР уже есть статьи, защищающие права несовершеннолетних – 129 «Изнасилование, совершенное в отношении несовершеннолетней» и 132 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», а также 154 «Принуждение к вступлению в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим семнадцатилетнего возраста».

Второй момент – необходимость конкретизировать понятие «религиозный обряд по бракосочетанию». Из законопроекта становится понятно, что речь идет о нике – когда молдо (священнослужитель мечети) совершает обряд по-мусульмански. Однако в четкого определения, что есть религиозный обряд, в документе не дано. Получается, в Жогорку Кенеше пекутся лишь о правах несовершеннолетних девочек, исповедующих ислам? Остальные религии не в счет?
К тому же инициаторы не позаботились об исполнении закона и его последствиях. «Салянова слепила законопроект про запрет нике, а о приличной экспертизе не позаботилась, усилий не приложила. А если не позаботилась об экспертизе, значит не в курсе насчет всех его сложностей и противоречий. Экспертиза ведь не для того, чтобы приложить к законопроекту для комплекта. Экспертиза для того, чтобы мозги включать, чтобы закон не навредил, устранить противоречия внутри законопроекта и противоречия с другими законами, позаботиться об исполнении этого закона впоследствии, позаботиться о бюджетном обеспечении, Сработала на «тяп-ляп», а теперь она герой, а все остальные депутаты педофилы», – написал на своей странице в соцсетях глава партнерской группы «Прецедент» Нурбек Токтакунов.

Юрист отмечает, что хотя речь и идет о небольших поправках в Семейный и Уголовный кодексы, все равно законопроект вызывает серьезные вопросы. «Если авторы хотят привлекать к уголовной ответственности за религиозный обряд бракосочетания, тогда нужно по честному признать, что религиозный обряд нике порождает гражданско-правовые последствия. А это уже большой вопрос. Либо нужно повышать возраст субъекта ст. 132 (половое сношение с лицом не достигшим 16 лет) до 18 лет. Если бы Салянова работала над экспертизой, если бы она всерьез попыталась обсудить вопрос с заинтересованными сторонами, она бы по любому столкнулась с этими вопросами и тогда, либо отозвала бы свой законопроект, либо подняла бы серьезные и важные вопросы на качественно ином уровне», – отмечает Токтакунов.

«Статья сформулирована таким образом, что без доказательства вины, к уголовной ответственности будут привлекать родителей, – также считает юрист Константин Чильникин. – Отец и мать могут быть не в курсе, что их несовершеннолетний ребенок стал жертвой принуждения вступления в брак через религиозный обряд. Или не достигшая 18 лет девушка может в тайне от родителей выйти замуж. Однако отца и мать за это привлекут к ответственности, хотя их вина лишь в том, что они недоглядели».

Юрист приводит пример: «Что на практике? Украли, совершили нике, бедная мать одиночка, поднявшая троих детей, старшей из которых только-только стукнуло 16, а двоим младшим 3 и 6 лет (я специально усложняю ситуацию) волосы от горя рвет. Ее кровинушку лишили будущего, не такой судьбы она желала дочери, и в мыслях не держала ничего подобного, только младшие и останавливают от петли. Винит естественно себя, мол недоглядела, на трех работах упахалась, просмотрела свою ненаглядную… Но этого мало. Она совершила уголовное преступление! И пока она будет думать, как исправить ситуацию и спасти дочь, на нее коршунами налетят оперативники да следователи. И под предлогом борьбы за права несовершеннолетних упекут в тюрьму. Денег то у нее нет откупиться, пойдет показательно, дабы показать, как работает вновь принятый закон по защите прав несовершеннолетних. Все».

Намеренно ли подложила эту «бомбу» бывший генпрокурор, остается только гадать.

Кто защитит права девочек?

Те, кто выступают за принятие саляновских поправок, подчеркивают, что существующие нормы предусматривают уголовную ответственность только в отношении брачующегося совершеннолетнего (зачастую, мужчины), однако совсем не предполагает привлечение священнослужителя, молдо или имама, совершившего обряд, заведомо зная, что невеста еще не достигла 18 лет.

«Наши граждане обязаны быть под защитой государства с рождения, тем более в данной ситуации, когда несовершеннолетние девочки становятся заложницами сложившейся противоправной ситуации», – считает адвокат Улан Джумаков.

Юрист отмечает, что в КР часто превалируют законы шариата, нежели светские. . Почти 90% женщин прошли через обряд нике, несмотря на то, что законодательством у нас он не признается, поскольку есть лазейка по нарушению прав несовершеннолетних девушек.

«Пример, похитили несовершеннолетнюю, привезли в глубинку, она ревет и требует вернуть ее домой, но тот же молдо видит, что девочка плачет, хочет домой, и почему-то он все равно совершает религиозный обряд, почему он не сообщает органам или не говорит, что нельзя проводить нике против воли девушки и ее родителей? Кто в этот момент должен защитить права несовершеннолетней? Даже спустя время, когда правоохранительные органы начинают уголовное преследование по данному факту похищения девушки, они привлекают жениха, но не молдо, который фактически является соучастником и также он занимается укрывательством преступления. Попробуйте украсть дочь у депутата, и мы с вами увидим, как статьи УК КР исполняются в кратчайшие сроки, тот же молдо тысячу раз подумает, совершать обряд нике или нет. А вот простых несовершеннолетних получается можно воровать и против воли женить на себе, поэтому депутаты обязаны пересмотреть этот законопроект, пусть обсуждают, спорят в стенах ЖК, но они должны прекратить эту неправомерную практику выдачи против воли несовершеннолетних девочек замуж через обряды нике», – подчеркивает Улан Джумаков.

Он считает, что все споры о механизме реализации и доводы о «сырости» законопроекта необоснованны. «Когда молдо знает, что за совершение обряда нике с несовершеннолетней ему светит до 5 лет лишения свободы, он будет более здраво подходить к своим намерениям и спасет не одну жизнь несовершеннолетней девочки. Если депутаты не хотят принимать этот законопроект, то тогда надо просто убрать из Конституции норму, согласно которой мы являемся светским государством, и жить по шариату. Но в таком случае, молдо за совершение обряда нике против воли несовершеннолетней будет грозить смертная казнь за потворство прелюбодеянию», – отмечает адвокат.

Что делать?

Переголосовать – отвечают однозначно представители гражданского общества и неправительственного сектора. 30 мая они провели акцию протеста в столице, пройдя пешим маршем от памятника Курманджан Датка до Белого дома. Они предлагают депутатам вернуть законопроект Аиды Саляновой на повторное голосование и прежде, чем нажимать кнопку, подумать об интересах общества.

Присоединился к требованию и омбудсмен КР Кубат Оторбаев. Он приводит данные по итогам проведенного обследования в 2014 году. Сотрудники аппарата акыйкатчы выявили, что в Кыргызстане около 12% девушек и женщин в возрасте от 15 до 49 лет вышли замуж до совершеннолетия. Подобные браки чаще совершаются в сельской местности (14,6%), чем в городах (9,2%), и почти вдвое чаще — в бедных домохозяйствах (15,9%). Уполномоченный по правам человека призывает депутатов провести повторное голосование по законопроекту о ранних браках.

Юристы же видят иной выход из ситуации. Они предлагают дополнить статью 154 о принуждении к вступлению в брак нормой о нике и религиозном обряде, прописав ответственность молдо. В таком случае, по их мнению, в УК КР не нужно будет вносить новую статью.

Зачастую причинами ранних браков становится не принуждение, а вынуждение, доказать которое невозможно. Ребенка ставят в такие условия, когда он вынужден принять, как ему кажется, единственно правильное решение. Оказавшись в трудной жизненной ситуации, девочки понимают, что иного выхода из ситуации, кроме как выйти замуж, у них нет. И наряду с ужесточением наказания для всех соучастников преступления (а иначе брак с несовершеннолетним не назовешь), властям стоит подумать и о программах поощрения семей в глубинке, где девочки предпочли получить образование, вместо того, чтобы вступить в брак. И приоритет отдать строительству школ, а не мечетей.

Махинур Ниязова.

NO COMMENTS

Leave a Reply