Экономическая составляющая CASA уже вызывает 1000 споров

Экономическая составляющая CASA уже вызывает 1000 споров

Запуск проекта CASA-1000 неоднозначно оценивается экспертами в плане выгоды для Кыргызстана.

Неприятные сюрпризы уже начались

Международный энергетический проект, запуск которого был торжественно именован в столице Таджикистана как масштабный и региональный, по передаче электроэнергии из Центральной Азии в Южную Азию, напомним, предусматривает экспорт электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан и Пакистан.

Однако эксперт по вопросам энергетики Зульфия Марат высказала в интервью «Регион.kg» достаточно скептические прогнозы.

– Стоит отметить, что день официального запуска проекта стал днем «неприятных сюрпризов». В ходе круглого стола в Душанбе «CASA-1000 и перспективы развития регионального сотрудничества» министр энергетики и водообеспечения Афганистана Али Ахмад Усмони заявил о намерениях Кабула отказаться от планируемой ранее роли потребителя поставляемой через данную линию электроэнергии, поскольку афганская сторона намерена строить собственную ГЭС для обеспечения потребностей в электроэнергии. Таким образом, Афганистан станет лишь транзитным перевалом для экспорта электроэнергии в Пакистан. А это в значительной степени увеличивает риск неокупаемости проекта, – отметила эксперт.

Также Зульфия Марат обратила внимание на то, что несмотря на оптимистичные заявления чиновников Кыргызстана о якобы имеющихся перспективах наращивания экспорта электроэнергии по линии CASA-1000, правительство денонсировало соглашение с РФ по строительству каскада Верхне-Нарынских ГЭС.

– Впрочем, существуют и другие варианты повышения объемов энергомощностей страны. В прошлом году Совет Евразийского фонда стабилизации и развития принял решение о предоставлении инвестиционного кредита в размере 100 млн долларов США Кыргызстану на финансирование проекта «Реконструкция Токтогульской ГЭС. Фаза 2», произойдет замена второго и четвертого агрегатов с заменой/ремонтом вспомогательных систем и оборудования станции. Но по предварительной оценке ЕАБР, увеличение мощности Токтогульской ГЭС составит только 120 МВт и только к 2021 году, а процент времени безостановочного функционирования Токтогульской ГЭС увеличится с 80% до 90%. Дорогостоящая реабилитация ТЭЦ Бишкека за счет китайского кредита в 386 млн долларов предусматривает увеличение электрической мощности, но нельзя забывать, что север страны испытывает постоянный энергодефицит. Учитывая все эти факторы, парламенту Кыргызстана следует все взвесить, прежде чем окончательно дать добро на участие в этом проекте, который обременит страну дополнительным внешним долгом, не имея надежных гарантий в будущем по его выплате, – считает Зульфия Марат.

«Золотые киловатты»

Политический обозреватель Эгамберды Кабулов считает, что «не надо быть экспертом по энергетике, чтобы понять, что CASA-1000 – дитя мертворожденное».

– Может быть он оживет лет через пять-десять. Если даже представить, что все построено, то есть столбы, опоры, трансформаторы и прочее, все равно возникает вопрос – где брать электричество? Кыргызстан сам покупает его у Казахстана. Может только в разгар лета появляются какие-то излишки, которые можно продать. Но электричество не газ и не уголь – впрок не запасешь. Соответственно, возникает вопрос наполнения сети товаром. И еще вопрос к другим странам-участникам – есть ли у них эксперты и министерства энергетики, которые должны были сказать премьерам и президентам, что у Кыргызстана нет товара? Строительство электростанций продолжается чуть дольше установки ларька на перекрестке. Есть еще один тяжелый вопрос: кто будет, грубо говоря, обеспечивать безопасность проводов? Когда украинские «патриоты» взорвали пару-тройку высоковольтных опор, так сказать, на въезде в Крым, то российскому правительству пришлось очень сильно напрячься, чтобы обеспечить полуостров электричеством, всем известно, сколько денег и времени на это ушло. А теперь представим, что это же самое произошло с азиатским проектом. Как долго будут добираться не только ремонтники, но и строители до взорванной опоры где-нибудь в Бадахшане? Кто будет охранять ЛЭП? И сколько им придется платить? Конечно, можно договориться с местными полевыми командирами. Но сколько «командиров» захотят получить свой «кусок пирога»? И не разгорится ли между ними война за больший «участок охраны»? – задается вопросами аналитик в интервью «Регион.kg».

Это не экономика, а политика?

Экономист Самат Алиев видит в данном проекте политическую составляющую.
– Власти США пытаются сохранить свое влияние в Афганистане, Пакистане и приграничными с ними странами. Однако в мае в ходе обсуждения в Конгрессе США вопроса выделения ассигнований на 2017 год Афганистану и Пакистану было предложено снизить объем на 14 процентов. Также показательно, что размер помощи Исламабаду будет уменьшен по сравнению с 2010 годом аж на 60 процентов. Судя по этим фактам, Вашингтон сталкивается со все возрастающим количеством проблем в процессе реализации избранной им внешнеполитической линии во многих регионах мира на фоне очевидного недостатка ресурсной базы. В этом плане, пока достаточно туманными выглядят и перспективы дальнейшей финансовой поддержки американской стороной CASA-1000. Если финансирование и будет, то в кредитном формате, возможно со стороны международных финансовых институтов, включая Всемирный банк. Но вопрос заключается в том, насколько это будет выгодно Кыргызстану, учитывая внешний долг республики? К тому же наблюдаемая глобальная тенденция на замедление темпов роста экономик ряда крупных стран-доноров вынуждает их отказываться от вложений в политически нестабильные страны, ведь проекты не гарантируют быстрой отдачи. Все эти процессы также могут негативно коснуться данного проекта, – подчеркивает эксперт.

На его взгляд, устойчивая общественно-политическая ситуация в Кыргызстане является главным гарантом привлечения в республику инвестиций из ближнего и дальнего зарубежья.

Союзбек Аскаров.

NO COMMENTS

Leave a Reply