Громкое дело Аскарова: как проходил суд

Громкое дело Аскарова: как проходил суд

Слово адвоката Нурбека Токтакунова

В ноябре 2012 года Аскаров обратился в Комитет ООН по правам человека (далее по тексту КПЧ) в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (далее по тексту МПГПП) с сообщением о нарушениях статей 7, 9, 10, 14, 19 МПГПП в ходе следствия и судебного разбирательства по его делу.

peresmotr-dela-askarova-02

Обращение в КПЧ ООН, это не обращение в некую судебную инстанцию высшую над высшими судебными инстанциями государств-участников. В КПЧ ООН не обращаются с просьбой рассмотреть дело по существу и проверить правильность применения национального права, правильность квалификации деяний и справедливости приговора. В КПЧ ООН обращаются о нарушениях прав человека, предусмотренных МПГПП.

21 апреля 2012 года КПЧ, рассмотрев сообщение Аскарова, принял решение № 2231/201221 от 21 апреля 2016 года. КПЧ установил, что в отношении г-на Аскарова Кыргызская Республика нарушила следующие статьи МПГПП:

— статью 7 (пытки);
— статью 7 в сочетании с пунктом 3 статьи 2 (неспособность властей провести быстрое и эффективное расследование по факту пыток);
— пункт 1 статьи 9 (произвольное задержание);
— пункт 1 статьи 10 (негуманные условия содержания в местах лишения свободы);
— пункт 3 (b) статьи 14 (недостаточное время и возможности для подготовки защиты, препятствия в контактах с выбранным защитником);
— пункт 3 (е) статьи 14 (не допрошены свидетели защиты).

КПЧ пришел к выводу, что Кыргызстан должен полностью восстановить нарушенные права Аскарова, что включает в себя его немедленное освобождение, отмену приговора, при необходимости, проведение нового судебного процесса, основанного на принципах справедливого судебного разбирательства и выплату компенсации. На Кыргызскую Республику также возлагается обязанность принять меры для предупреждения подобных нарушений в будущем.

В соответствии со вторым предложением части 2 статьи 41 Конституции КР «В случае признания указанными органами (международными органами по правам человека) нарушения прав и свобод человека, КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда».
Здесь нужно сказать о юридической силе решений КПЧ ООН. В юридическом сообществе КР бытует мнение, что решения КПЧ необязательны для исполнения. Это глубокое заблуждение, которое постепенно, чем дальше, тем быстрее будет превращать нашу страну в страну изгоя.
Участие Кыргызской Республики в МПГПП подразумевает обязательство нашей страны уважать и обеспечивать права человека. Соблюдение обязательства «уважать и обеспечивать права человека» отслеживается КПЧ не по декларациям и формальным заверениям, а прежде всего, по фактам исполнения или неисполнения соображений КПЧ о необходимости восстановления нарушенных прав конкретного человека.

Юридическая сила национального законодательства обеспечивается аппаратом насилия государства. Но на мировом уровне нет и не нужны международные армии или мировая полиция. Международное право обеспечивается силами и факторами другого характера. Если наше государство начнет дискуссии относительно правильности или неправильности решения КПЧ, а потом не исполнит его, значит, что к нашему государству будут относиться, как к несерьезному, ненадежному партнеру, который не выполняет договоренности. Нельзя без конца одной рукой попустительствовать нарушениям прав человека, а другой рукой выпрашивать у международного сообщества кредиты, гранты, преференции и послабления. Когда-нибудь геополитическая ситуация сложится такая, что, когда парочка ведущих держав соберется и скажет, а давай-ка прищучим Кыргызстан – они же не отвечают за договоренности, — никакие наши союзники не смогут нам ничем помочь, потому что им придется признать, что да, КР — ненадежный партнер. Другое дело если мы продемонстрируем, что исполняем международные договоренности, тогда это будет нашим серьезным козырем в международных делах нашей страны.

Договор по МПГПП подразумевает исполнение государством-участником соображений КПЧ без дискуссий по поводу доказанности или недоказанности вины жертвы нарушений прав человека, или вне зависимости от таких дискуссий. Специфика правового подхода КПЧ складывается из признания того, что природа факта в уголовном правосудии неотделима от обеспечения прав, свобод и процессуальных гарантий обвиняемого, подсудимого и его защиты. Поэтому КПЧ даже не рассматривает вопроса доказанности или недоказанности вины, а концентрируется только на вопросах обеспечения прав и свобод, гарантированных МПГПП.

Смысл в том, что вначале нарушения процедуры происходят для того, чтобы изобличить хитроумного и опасного преступника. Когда судебная система привыкает к этому, нарушения процедур происходят для того, чтобы «заткнуть дыры», поставить галочки, отрапортовать о раскрываемости и продемонстрировать силу правоохранительной системы и вообще власти. Когда система привыкает и к этому, правоохранительная система уже смело берется за использование своей власти для уничтожения инакомыслия и просто для обогащения. Это процесс, который происходит в любом человеческом обществе, в котором с самого начала не поставлены заслоны против нарушения процедур, прав человека, стандартов сыска, следствия и судебного разбирательства. Именно поэтому после ужасов Второй мировой войны ООН пришел к выводу о необходимости заключить такие договоренности. Стороны, мировые лидеры, даже мировые олигархи согласились с тем, что лучше пусть 10 виновных останутся безнаказанными, чем хоть один невинный будет несправедливо осужден.

Поэтому обращаясь к государству в вашем лице, в лице судей: даже если вы уверены в его виновности, за его оправдание и освобождение ответственны оперативники, которые не умеют добывать доказательства своим профессионализмом и умом, следователи и прокуроры, которые попустительствуют нарушению процедур.

В данном случае КПЧ пришел к выводу, что восстановление нарушенных прав Аскарова подразумевает, прежде всего, немедленное освобождение Аскарова, отмену приговора, а рекомендация пересмотреть дело дается с оговоркой «при необходимости». Однако, с учетом конкретных обстоятельств дела, для исполнения решения КПЧ ООН о восстановлении нарушенных прав, необходимости в пересмотре дела по существу нет.

Обвинительный приговор суда явился результатом нарушений, установленных КПЧ. Подчеркивая необходимость немедленного освобождения Аскарова и отмену приговора в качестве средств восстановления нарушенных прав прежде какого-либо пересмотра дела, КПЧ подразумевает неустранимость существенной части негативных последствий нарушения прав Аскарова, в силу объективной невозможности повернуть время обратно. Так, обеспечение беспрепятственного доступа к защитнику, создание полноценных и безопасных условий для защиты во время следствия и судебного разбирательства по делу, могло бы дать результаты в пользу защиты, которые в настоящих условиях уже достигнуть невозможно. Бесчеловечные условия содержания и пытки удерживали Аскарова и его защиту от полной реализации всех правовых возможностей защиты в обстоятельствах того времени, а в настоящее время их реализация бессмысленна.
Каждый день, проведенный Аскаровым в заключении после вынесения решения КПЧ, является произвольным лишением свободы и может привести к новым нарушениям его прав, что будет в обязательном порядке констатироваться КПЧ при последующем отслеживании исполнения решения.

Уважаемый суд, перед вами стоит тяжелая, но важнейшая на сегодняшний день задача. Если вы своим решением исполните решение КПЧ ООН, это будет серьезным и ярким сигналом ко всей правоохранительной системе страны – нельзя пытать, нельзя нарушать процессуальные нормы, нельзя нарушать права человека в ходе следствия и судебного разбирательства. Это существенно сдвинет вперед судебную реформу в нашей стране, которая на сегодняшний день завязла, это будет половиной всей судебной реформы. Если вы примете решение, которое по факту будет неисполнением решения КПЧ ООН, это будет таким же ярким сигналом всей правоохранительной системе, что никакой КПЧ нам не указ, и можно и дальше пытать и нарушать процедуры, права человека, и тогда нам можно распрощаться с идеей судебной реформы.

peresmotr-dela-askarova-03

На основании изложенного, прошу отменить постановление ВС от 20 декабря 2010 года в отношении Аскарова А., прекратить дело в его отношении в соответствии с пунктом 2 статьи 389 УПК КР и незамедлительно освободить его.

Решение Верховного суда КР

Верховным судом КР принято решение об отмене судебного акта ВС КР в части приговора суда второй инстанции по делу Аскарова и передаче его для производства нового судебного разбирательства. Указанное решение не является окончательным, оно обусловлено тем, что это процессуальная мера, которая направлена на дачу судом в последующем оценки всем обстоятельствам дела с учетом решения Комитета ООН.

Одним из оснований для принятия такого решения послужило то, что в соответствии со статьей 41 Конституции КР каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Верховный суд КР сообщает, что обоснованность заключения Комитета ООН по Азимжану Аскарову исследует Чуйский областной суд в новом судебном разбирательстве, как того требует Конституция.

Правозащитное Движение «Бир Дуйно Кыргызстан» не согласно

12 июля 2016 года Определением Верховного суда дело направлено на повторное рассмотрение в Чуйский областной суд, отменив приговор Джалала-абадского суда от 10.11.2010 года, отменив Постановление Верховного суда КР от 20.12.2011 года.  Жертва пыток и несправедливости Азимжан Аскаров не освобожден из мест лишения свободы.

ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» разочаровано принятым решением Верховного суда и заявляет, что  “государство не исполнило принятое на себя обязательство в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола Международного пакта о гражданских и политических правах, а также требования части 2 статьи 41 Конституции Кыргызской Республики, которым определено, что в случае признания нарушения прав и свобод человека международными органами,  Кыргызская Республика принимает меры по их восстановлению”.

Верховный Суд КР поставил под сомнение правомерность Решения Комитета ООН по Правам Человека, которым было констатировано наличие в судебном приговоре по делу Азимжана Аскарова нарушений Международного Пакта о гражданских и политических правах, тем самым проявив неуважение общепризнанным принципам международного права.

Судебный процесс, несмотря на возражения адвокатов, не рассматривал новые обстоятельства отмеченные Комитетом, исследовалась фабула уголовного дела с нарушением требований статьи 389 УПК Кыргызской Республики,  которым установлено, что   определение суда вносится с рассмотрением новых обстоятельств.

Прокуроры в суде, комментируя приговор, отметили, что на ранее проходивших процессах был обеспечен правопорядок, и они проходили в рамках требований УПК Кыргызской Республики. Однако присутствующие в зале Верховного суда 12 июля 2016г., еще раз убедились, что судебный процесс прошел аналогично тому, как они проходили в судах первой и второй инстанций Джалал-Абадской области, с грубейшими нарушениями процессуальных норм.

В адрес адвокатов Аскарова, общественного защитника Толекан Исмаиловой и правозащитницы Азизы Абдирасуловой, исходили постоянные угрозы жизни им, и их родственникам.
ПД «Бир Дуйно Кыргызстана» призывает государственные органы  выполнить Соображения, принятые  Комитетом ООН по Правам Человека по делу Азимжана Аскарова, освободить правозащитника Азимжана Аскарова, подтвердить эффективность заявленных властями и Президентом КР А.Атамбаевым реформы судебной системы, а также обеспечить соблюдение процессуальных требований судопроизводства ведения судебных процессов, что позволит заложить доверие граждан  на построение свободного и демократического государства, основанного на уважении и защиты прав человека.

 

Татьяна Черновил: То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, – попытка произвести впечатление на международных наблюдателей

«То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, — попытка произвести впечатление на международных наблюдателей», — заявила ИА «24.kg»Татьяна Черновил, советник международной организации Amnesty International по Центральной Азии.

Так она прокомментировала поведение родственников погибшего в июне 2010 года начальника Базар-Коргонского РОВД, в убийстве которого обвиняют пожизненно осужденного правозащитника Азимжана Аскарова. Сегодня Верховный суд КР направил уголовное дело в отношении Аскарова на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам в Чуйский областной суд.

Отметим, представители потерпевшей стороны возмущены решением ВС КР и после его оглашения устроили в зале суда скандал, набросившись с оскорблениями и проклятиями на адвокатов Аскарова и представителей международных и отечественных правозащитных организаций.

Татьяна Черновил отметила, что это демонстрация того, что эмоции настолько накалены и носят такой масштаб, что если бы суд исполнил в полной мере решение Комитета ООН по правам человека, то это спровоцировало бы нечто, что может нанести ущерб национальной безопасности. «Но государство должно быть в силах обеспечить закон. Если компетентный орган ООН выявляет нарушения прав человека, добровольным участником которого является Кыргызстан, то в этом случае следует принять меры по исполнению данного решения. В противном случае это противоречит международным обязательствам страны и Основному закону», — сказала Татьяна Черновил и добавила, что Верховный суд Кыргызстана не выполнил основную рекомендацию комитета ООН по правам человек по делу Азимжана Аскарова. То есть не отменил приговор и не освободил правозащитника.

Послесловие правозащитницы Азизы Абдрасуловой

Все думаю о судебном процессе. Не знаю, кто был разработчиком стратегии этого процесса, но, я уверена, что он оказал медвежью услугу для Кыргызстана.

Во-первых, суд не должен был рассматривать дело по существу, а рассматривать только по каждому пункту решения КПЧ ООН. Во-вторых, не было необходимости в участии потерпевших по делу. Не надо было смешивать все одну кучу.

Было хорошо, что на суде присутствовали многочисленные представители международных организаций и дипломатического корпуса. Ранее многие из них не понимали, что судебные процессы иногда сопровождаются скандалами, избиениями адвокатов и подсудимых, оскорблениями сторон процесса. Теперь международные наблюдатели убедились, что это так. Оказывается, участники могут за просто оскорблять, угрожать убийством и нападать на адвокатов, или даже их избить, как в зале суда, так и вне. При этом, сотрудники милиции не осмелятся остановить своих «любимчиков» и применить в отношении них законные меры, суды не пытаются соблюдать минимальные процедуры судебного процесса, прокуроры не делают какие-либо предупреждений по фактам угрозы, а спецслужба делает вид, что ничего не слышит и ничего не видит.

Все участники процесса и наблюдатели стали свидетелями, как всего две участницы могут превратить судебный процесс в кошмар. Наверное, можно представить, когда в зале суда не две участницы, которые кричат, орут, а их 50-60.

Дело в том, что все судебные процессы в Ноокене, Джалал-Абаде проходили именно с участием 50-60 участниц, которые, как сегодня подтвердила одна из них, с собой приносили и бензин, и палки и камни в зал суда и нападали и на подсудимых, и на адвокатов.

Спасибо этим двум участницам сегодняшнего процесса, которые очень хорошо смогли показать международному сообществу отрывок из той действительности шестилетней давности.

SIMILAR ARTICLES

NO COMMENTS

Leave a Reply