До окончания срока Атамбаева
осталось

Парламент VI

29 июня депутаты Жогорку Кенеша во втором чтении одобрили законопроект, по которому судьей Верховного суда может быть гражданин, не имеющий стажа судейской работы.

Согласно действующему законодательству, судьей Верховного суда может быть гражданин КР со стажем работы по юридической профессии не менее 10 лет, в том числе пятилетний стаж судейской работы.

Поправками в конституционный закон о статусе судей эту норму об обязательном наличии 5-летнего стажа судейской работы предлагалось убрать.

Комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и Регламенту Жогорку Кенеша вынес решение отклонить проект закона, однако депутаты не согласились с ним.

Соб.инф.

Вторую неделю журналистское сообщество и медиаэксперты воюют с Жогорку Кенешем. Депутаты парламента страны в очередной раз посягнули на независимость СМИ и свободу слова. Но первый раунд пресса проиграла.

В повестку дня вчерашнего заседания в нарушение регламента ЖК КР включили законопроект о внесении изменений в закон «О СМИ». Его разработала группа парламентариев – Кожобек Рыспаев, Искендер Матраимов (члены СДПК), Таабалды Тиллаев и Жыргалбек Турускулов (оба из «Республики – Ата-Журт»). Согласно поправкам, «иностранцам и лицам без гражданства запрещается прямо и (или) косвенно владеть, пользоваться, распоряжаться и (или) управлять более 20% акций (долей) юридического лица – собственника средства массовой информации». Кроме того, СМИ ограничили возможность привлекать средства из-за рубежа. «Доля финансирования средства массовой информации за счет средств иностранных физических и/или юридических лиц, а также юридических лиц с иностранным участием в капитале, зарегистрированных в Кыргызской Республике, не должна превышать двадцати процентов от годового объема финансирования», говорится в документе.

Иными словам, журналистов прямым текстом загоняют под влияние государства и отдельных кыргызстанских политиков.

«Этот закон о СМИ давно болтается в Кыргызстане. Давным-давно его надо было принимать. Никто не запрещает работать. Это просто доля. Это взято из всемирной практики», – заявил журналистам Кожобек Рыспаев.

По словам инициаторов, эти поправки не коснутся интернет-издания и радио-редакции, дескать, они направлены только против ТВ. Но то на словах. На бумаге же все иначе.
По словам директора Института Медиа Полиси Бегаим Усеновой, с момента регистрации законопроекта на официальном сайте Жогорку Кенеша текст его менялся несколько раз. «Инициаторы ссылаются на необходимость защищать суверенитет и безопасность государства, но ни разу не привели конкретных случаев, фактов, какие СМИ, какими материалами и в какие периоды нашей страны повлияли на информационную безопасность, угрожали ей или нанесли урон», – отметила эксперт.

Попытки приструнить прессу и ТВ, взять под контроль и ограничить деятельность отдельных СМИ в Кыргызстане предпринимались не единожды. И при Акаеве, и при Бакиеве… Алмазбек Атамбаев не стал исключением.

После смены власти в 2010 году вчерашние оппозиционеры объявили, что с посягательствами на свободу слова покончено. Право на это закрепили Конституцией КР. Однако совсем скоро власти передумали. Несмотря на норму Основного закона КР, которая гласит, что «Никто не может быть подвергнут уголовному преследованию за распространение информации, порочащей или унижающей честь и достоинство личности», в Уголовный кодекс страны ввели новую статью за «ложное сообщение» в СМИ, предполагающую наказание в виде лишения свободы до 5 лет. Это не могло не сказаться на самоцензуре тружеников пера.

Вслед за этим началось скрытое и явное давление на отдельные СМИ, влияние и контроль, рейдерские захваты через принятие незаконных решений судами.

Но тем не менее, СМИ не прекратили проводить журналистские расследования, рассказывать читателям и зрителям о коррупционных схемах в государственных органах, выявлять проворовавшихся чиновников. Позволить себе такое могут только независимые от государства и отдельных политиков СМИ. Но и таким в ЖК нашли свой способ «заткнуть рты».

Журналисты, однако, тоже сдаваться не намерены. На прошлой неделе, когда в нарушение регламента законопроект пытались вынести на обсуждение на пленарном заседании, представители СМИ устроили митинг у Белого дома и встретились с некоторыми депутатами. Тогда удалось отсрочить принятие нормы, но не отклонить. А именно этого добивается медиасообщество, чтобы депутаты отказались от своей идеи и впредь не поднимали вопроса об ограничении деятельности СМИ, по крайней мере, до принятия Концепции информационной политики.

«Законопроект стал ножом в спину для журналистов. Власть иногда оказывается слишком оторванной от реальности», – так отреагировал на инициативу депутатов журналист Азамат Тынаев.

По его словам, этот документ в корне противоречит Концепции информационной политики. «Сама процедура протаскивания, не постесняюсь этого слова, законопроекта всеми правдами и неправдами, без общественных слушаний, в трех чтениях за один день, само поведение и объяснение инициаторов, абсолютно не вызывает доверия», – добавил журналист.
Юристы и эксперты отмечают, что разработанный законопроект «сырой». «Есть много способов обойти его, а если так, то зачем принимать его и создавать перед мировым сообществом имидж тоталитарной страны, где ужесточается законодательство в отношении СМИ», – говорят они.
Попытки не в первый раз ограничить деятельность СМИ в КР правозащитница Динара Ошурахунова называет «эркинофобией». «Если посмотреть на инициативы, которые выдвигаются, там не нужно искать логику. Депутаты нового созыва не знают, зачем пришли в парламент, чем заняться, пытаются отыскать завалявшиеся законопроекты и оставить о себе хоть какой-то след. Есть одна нить, которой придерживаются в парламенте – это так называемая эркинофобия. Страх свободы гражданских организаций, свободы слова и самовыражения и других многих вещей, которые они не понимают. Они нашу реальность не понимают», – сказала она.

Правозащитник предрекает, что таких законопроектов, направленных против свобод, будет еще много. «Не пройдет этот, они инициируют другой, и еще. Этот законопроект направлен против независимости СМИ. Как следствие, все средства массовой информации пойдут под государственное финансирование, а при скудности бюджета, мы можем потерять многие СМИ, либо газеты, сайты и ТВ уйдут в частные руки – к олигархам, которые могут платить и будут заказывать музыку. Пространство существенно сужается», – добавила Динара Ошурахунова.

«Это яркий пример имитации бурной деятельности, когда депутаты, мало понимая, вытаскивают законопроект, инициируют его. Но я не согласен, что закон просто так появился. Это поползновения определенных кругов, в данном случае, государства, которое хочет дергать за ниточки, чтобы общество имело как можно меньше свобод», – подчеркнул политолог Темирлан
Ибраимов.

К тому же, как отмечают эксперты, законопроект противоречит некоторым положениям законов КР, в частности «О защите прав предпринимателей» и «Об инвестициях в Кыргызской Республике». «В соответствии с нормами данных законов, государство гарантирует предпринимателям вне зависимости от формы собственности равные права и возможности доступа к финансовым ресурсам и предоставление справедливого, равного правового режима любому инвестору и способствует созданию условий для защиты привлечённых инвестиций и развития конкуренции», – говорят юристы.

На прошедший накануне круглый стол по обсуждению поправок в закон о СМИ, инициаторы, естественно, не пришли. В стенах ЖК оно ж безопасней. А в открытую обсудить и объяснить журналистам и экспертам острую необходимость в их законопроекте, в конце концов посмотреть в глаза тем, судьба которых зависит от них, смелости не хватает.

На встречу с представителями СМИ и правозащитниками пришел лишь бывший журналист Жанар Акаев. Он отметил, что своей инициативой его нынешние коллеги ставят преграду телеканалам и печатными изданиям получать гранты на освещение актуальных вопросов, таких как защита прав граждан, отстаивание свободы слова и других.

Журналисты и медиаэксперты разработали резолюцию, согласно которой намерены настаивать на отклонении законопроекта, а также призвать депутатов впредь не инициировать поправки в медиа законодательство до разработки Концепции информационной политики и работать над мероприятиями направленные на развитие медиаграмотности среди населения.

Однако глас народа, а верней независимой прессы, остался неуслышанным. Депутаты большинством голосов проголосовали за принятие поправок. «Эркинофобия» все же взяла верх над разумом.

Махинур Ниязова.

Имитация бурной деятельности в Кыргызстане, похоже, свойственная не только Жогорку Кенешу. Глава кабмина решил перекроить состав правительства. В начале недели Сооронбай Жээнбеков представил депутатам свой вариант.

Значительными перемены в структуре кабинета министров не назовешь. Впрочем, и цель у разработчиков была вовсе не в этом. Вопрос об оптимизации назрел давно. Не секрет, что чиновничий аппарат в КР раздут и аппетиты его непомерно растут, а в бюджете дыра. Периодически с упреками в адрес правительства выступали и депутаты, которым под давлением общественности приходится отказываться от многих ништяков и сокращать расходы.

Вот и решил недавно назначенный на должность главы правительства Жээнбеков удовлетворить запросы общества. Он предложил создать два Государственных комитета – промышленности, энергетики и недропользования КР вместо Госагентства по геологии и минеральным ресурсам, а также Госкомитет информационных технологий и связи КР на базе Госагентства связи и Центра электронного управления правительства КР.

Кроме того, Жээнбеков предложил преобразовать Министерство сельского хозяйства и мелиорации, дополнив его функцией развития пищевой промышленности, а у Минтранса отобрать «коммуникации», переименовав в Министерство транспорта и дорог.

Реорганизованы и сокращены также функции Министерства экономики, Государственной регистрационной службы, Агентства по геологии и минеральным ресурсам. Часть их «работы» перейдет двум новым Госкомитетам.

На оптимизацию это мало похоже. Обычная смена вывесок, которая к тому же повлечет новые траты из госбюджета. Сколько потратят на изменение структуры правительства? Премьер-министр Сооронбай Жээнбеков уверяет, что никаких дополнительных расходов не потребует. «Мы будем действовать в рамках уже утвержденного бюджета. К следующему году мы планируем сокращение по статье «информационные технологии» на 140 млн сомов за счет ликвидации дублирующих функций ведомств», – заверил глава кабмина.

Но депутаты ему не поверили, в частности член фракции «Кыргызстан» Таалайкуль Исакунова отметила, что при создании новых ведомств средства понадобятся хотя бы на новые бланки, вывески и печати. А это ляжет бременем на бюджет и плечи налогоплательщиков.
К тому же, как заметил парламентарий Исхак Масалиев, оптимизацией тут и не пахнет. На что Жээнбеков заметил: сокращение будет.

Его коллега Чолпон Джакупова («Бир Бол») отметила, что оптимизация – не значит сокращение. «Одним из инструментов оптимизации является электронное управление, которым у нас сначала занимался Минфин, потом Минэконом, теперь будет заниматься новая структура. Но как говорится, у семи нянек дитя без глазу – структурные реформы идут, проект на слуху, периодически на бумаге, а результатов – существенного сокращения госаппарата и оптимизации – нет», – справедливо отметила Чолпон Джакупова.

Станет ли правительство работать эффективней после перемены «мест слагаемых» или сумма вновь не изменится? Это станет ясно уже к осени.

Соб.инф.

Депутаты Жогорку Кенеша 15 июня отклонили законопроект, предполагающий отказ парламентариев от привилегий. «За» проект проголосовали — 52, «против» — 60.

Согласно проекту, депутатам Жогорку Кенеша, не имеющим жилья в Бишкеке, предоставляется служебное жилое помещение, либо выплачивается ежемесячная компенсация за аренду жилого помещения; для поездок по территории КР предоставляется служебный автотранспорт.
После прекращения срока полномочий трудоустраиваются на прежней работе (должности), которую они занимали до избрания в Жогорку Кенеш, а при ее отсутствии — на другой равноценной работе (должности).

Предлагается внести изменение, в соответствии с которым депутаты Жогорку Кенеша после прекращения срока полномочий трудоустраиваются в общем порядке в соответствии с трудовым законодательством.

Депутату ЖК предоставляется медицинское обеспечение на условиях, установленных для членов правительства.

Соб.инф.

Символично, что накануне Дня защиты детей в парламенте Кыргызстана с треском провалился законопроект Аиды Саляновой о запрете ранних браков. В обществе, не разобравшись, окрестили депутатов, проголосовавших «против», педофилами. Res Publica попыталась разобраться, прежде чем делать выводы о сексуальных пристрастиях парламентариев.

Что хотела Салянова?

Член фракции «Ата Мекен» и бывший генеральный прокурор страны предлагала внести в Уголовный кодекс Кыргызстана новую статью – 155-1 «Нарушение законодательства о брачном возрасте при проведении религиозных обрядов». В ней говорится, что «родители (лица их заменяющие) лица, в отношении которого совершен религиозный обряд по бракосочетанию, лицо, совершившее религиозный обряд по бракосочетанию, а равно совершеннолетнее лицо, в отношении которого был совершен религиозный обряд по бракосочетанию с несовершеннолетним, с нарушением законодательства о брачном возрасте – наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет».

Еще одна поправка касалась Семейного кодекса, где парламентарий предлагала дополнить 14-ю статью о брачном возрасте частью 3, в которой говорится «лица, виновные в нарушении требований настоящего Кодекса о брачном возрасте, несут ответственность в соответствии с законодательством Кыргызской Республики».

Проще говоря, депутат Аида Салянова хотела внести в УК КР поправки, согласно которым ответственность (причем уголовную!) за вступление несовершеннолетнего в религиозный брак несут родители ребенка, совершеннолетние жених или невеста и священнослужитель.
«Нет ни одной статьи в законах, по которой можно привлечь молдо, который легализует брак с ребенком; родителей, которые толкают его на верную смерть. Этот законопроект направлен на искоренение ранних браков как таковых. Не важно с принуждением (которое трудно или не хотят доказывать), или без принуждения! От других педофилов они отличаются только тем, что провели обряд нике», – объясняет свою инициативу Салянова

Кто против?

Казалось, инициатива возымеет поддержку среди коллег депутата. В СМИ не раз освещались случаи, когда матери из-за тяжелого финансового состояния семьи вынужденно выдавали замуж 14-15-16-летних дочек. Не радует и официальная статистика, по данным Нацстаткома, около 15% браков в КР совершены с участием несовершеннолетних. К тому же, не стоит исключать и такое позорное для современных кыргызстанцев явление, как «кыз ала-качуу» – воровство невест, жертвами которого тоже нередко становятся совсем юные девчонки.

Такое положение дел в стране должно бы подтолкнуть депутатский корпус единогласно проголосовать за законопроект Саляновой. Однако этого не случилось. 26 мая парламентарии большинством голосов «прокатили» инициативу экс-генпрокурорши.

Против проголосовал 61 депутат. Стоит отметить, что многих парламентариев во время голосования по законопроекту не было в зале. За них кнопку нажали коллеги, в чем после оглашения результатов, не стесняясь, признавались сами законодатели.

Еще один примечательный факт: среди тех, кто не поддержал Салянову есть и члены фракций, которые входят в коалицию большинства, в составе которой находится и «Ата Мекен». Личная неприязнь или раскол в коалиции?

Не менее удивительно и то, что против выступили некоторые женщины-депутаты. Позже они объяснили свое решение «техническими причинами» и «неясностями».

Почему мнения разделились?

Причем, не только у юристов. Битва против и за «антипедофильский» (как его уже окрестили в народе) закон продолжается несколько дней. Одни яро поддержали идею Аиды Саляновой и стали сокрушаться, что такой нужный законопроект не прошел. Другие кинулись искать подводные камни. И нашли.

В первую очередь, они отмечают, что в Уголовном кодексе КР уже есть статьи, защищающие права несовершеннолетних – 129 «Изнасилование, совершенное в отношении несовершеннолетней» и 132 «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста», а также 154 «Принуждение к вступлению в фактические брачные отношения с лицом, не достигшим семнадцатилетнего возраста».

Второй момент – необходимость конкретизировать понятие «религиозный обряд по бракосочетанию». Из законопроекта становится понятно, что речь идет о нике – когда молдо (священнослужитель мечети) совершает обряд по-мусульмански. Однако в четкого определения, что есть религиозный обряд, в документе не дано. Получается, в Жогорку Кенеше пекутся лишь о правах несовершеннолетних девочек, исповедующих ислам? Остальные религии не в счет?
К тому же инициаторы не позаботились об исполнении закона и его последствиях. «Салянова слепила законопроект про запрет нике, а о приличной экспертизе не позаботилась, усилий не приложила. А если не позаботилась об экспертизе, значит не в курсе насчет всех его сложностей и противоречий. Экспертиза ведь не для того, чтобы приложить к законопроекту для комплекта. Экспертиза для того, чтобы мозги включать, чтобы закон не навредил, устранить противоречия внутри законопроекта и противоречия с другими законами, позаботиться об исполнении этого закона впоследствии, позаботиться о бюджетном обеспечении, Сработала на «тяп-ляп», а теперь она герой, а все остальные депутаты педофилы», – написал на своей странице в соцсетях глава партнерской группы «Прецедент» Нурбек Токтакунов.

Юрист отмечает, что хотя речь и идет о небольших поправках в Семейный и Уголовный кодексы, все равно законопроект вызывает серьезные вопросы. «Если авторы хотят привлекать к уголовной ответственности за религиозный обряд бракосочетания, тогда нужно по честному признать, что религиозный обряд нике порождает гражданско-правовые последствия. А это уже большой вопрос. Либо нужно повышать возраст субъекта ст. 132 (половое сношение с лицом не достигшим 16 лет) до 18 лет. Если бы Салянова работала над экспертизой, если бы она всерьез попыталась обсудить вопрос с заинтересованными сторонами, она бы по любому столкнулась с этими вопросами и тогда, либо отозвала бы свой законопроект, либо подняла бы серьезные и важные вопросы на качественно ином уровне», – отмечает Токтакунов.

«Статья сформулирована таким образом, что без доказательства вины, к уголовной ответственности будут привлекать родителей, – также считает юрист Константин Чильникин. – Отец и мать могут быть не в курсе, что их несовершеннолетний ребенок стал жертвой принуждения вступления в брак через религиозный обряд. Или не достигшая 18 лет девушка может в тайне от родителей выйти замуж. Однако отца и мать за это привлекут к ответственности, хотя их вина лишь в том, что они недоглядели».

Юрист приводит пример: «Что на практике? Украли, совершили нике, бедная мать одиночка, поднявшая троих детей, старшей из которых только-только стукнуло 16, а двоим младшим 3 и 6 лет (я специально усложняю ситуацию) волосы от горя рвет. Ее кровинушку лишили будущего, не такой судьбы она желала дочери, и в мыслях не держала ничего подобного, только младшие и останавливают от петли. Винит естественно себя, мол недоглядела, на трех работах упахалась, просмотрела свою ненаглядную… Но этого мало. Она совершила уголовное преступление! И пока она будет думать, как исправить ситуацию и спасти дочь, на нее коршунами налетят оперативники да следователи. И под предлогом борьбы за права несовершеннолетних упекут в тюрьму. Денег то у нее нет откупиться, пойдет показательно, дабы показать, как работает вновь принятый закон по защите прав несовершеннолетних. Все».

Намеренно ли подложила эту «бомбу» бывший генпрокурор, остается только гадать.

Кто защитит права девочек?

Те, кто выступают за принятие саляновских поправок, подчеркивают, что существующие нормы предусматривают уголовную ответственность только в отношении брачующегося совершеннолетнего (зачастую, мужчины), однако совсем не предполагает привлечение священнослужителя, молдо или имама, совершившего обряд, заведомо зная, что невеста еще не достигла 18 лет.

«Наши граждане обязаны быть под защитой государства с рождения, тем более в данной ситуации, когда несовершеннолетние девочки становятся заложницами сложившейся противоправной ситуации», – считает адвокат Улан Джумаков.

Юрист отмечает, что в КР часто превалируют законы шариата, нежели светские. . Почти 90% женщин прошли через обряд нике, несмотря на то, что законодательством у нас он не признается, поскольку есть лазейка по нарушению прав несовершеннолетних девушек.

«Пример, похитили несовершеннолетнюю, привезли в глубинку, она ревет и требует вернуть ее домой, но тот же молдо видит, что девочка плачет, хочет домой, и почему-то он все равно совершает религиозный обряд, почему он не сообщает органам или не говорит, что нельзя проводить нике против воли девушки и ее родителей? Кто в этот момент должен защитить права несовершеннолетней? Даже спустя время, когда правоохранительные органы начинают уголовное преследование по данному факту похищения девушки, они привлекают жениха, но не молдо, который фактически является соучастником и также он занимается укрывательством преступления. Попробуйте украсть дочь у депутата, и мы с вами увидим, как статьи УК КР исполняются в кратчайшие сроки, тот же молдо тысячу раз подумает, совершать обряд нике или нет. А вот простых несовершеннолетних получается можно воровать и против воли женить на себе, поэтому депутаты обязаны пересмотреть этот законопроект, пусть обсуждают, спорят в стенах ЖК, но они должны прекратить эту неправомерную практику выдачи против воли несовершеннолетних девочек замуж через обряды нике», – подчеркивает Улан Джумаков.

Он считает, что все споры о механизме реализации и доводы о «сырости» законопроекта необоснованны. «Когда молдо знает, что за совершение обряда нике с несовершеннолетней ему светит до 5 лет лишения свободы, он будет более здраво подходить к своим намерениям и спасет не одну жизнь несовершеннолетней девочки. Если депутаты не хотят принимать этот законопроект, то тогда надо просто убрать из Конституции норму, согласно которой мы являемся светским государством, и жить по шариату. Но в таком случае, молдо за совершение обряда нике против воли несовершеннолетней будет грозить смертная казнь за потворство прелюбодеянию», – отмечает адвокат.

Что делать?

Переголосовать – отвечают однозначно представители гражданского общества и неправительственного сектора. 30 мая они провели акцию протеста в столице, пройдя пешим маршем от памятника Курманджан Датка до Белого дома. Они предлагают депутатам вернуть законопроект Аиды Саляновой на повторное голосование и прежде, чем нажимать кнопку, подумать об интересах общества.

Присоединился к требованию и омбудсмен КР Кубат Оторбаев. Он приводит данные по итогам проведенного обследования в 2014 году. Сотрудники аппарата акыйкатчы выявили, что в Кыргызстане около 12% девушек и женщин в возрасте от 15 до 49 лет вышли замуж до совершеннолетия. Подобные браки чаще совершаются в сельской местности (14,6%), чем в городах (9,2%), и почти вдвое чаще — в бедных домохозяйствах (15,9%). Уполномоченный по правам человека призывает депутатов провести повторное голосование по законопроекту о ранних браках.

Юристы же видят иной выход из ситуации. Они предлагают дополнить статью 154 о принуждении к вступлению в брак нормой о нике и религиозном обряде, прописав ответственность молдо. В таком случае, по их мнению, в УК КР не нужно будет вносить новую статью.

Зачастую причинами ранних браков становится не принуждение, а вынуждение, доказать которое невозможно. Ребенка ставят в такие условия, когда он вынужден принять, как ему кажется, единственно правильное решение. Оказавшись в трудной жизненной ситуации, девочки понимают, что иного выхода из ситуации, кроме как выйти замуж, у них нет. И наряду с ужесточением наказания для всех соучастников преступления (а иначе брак с несовершеннолетним не назовешь), властям стоит подумать и о программах поощрения семей в глубинке, где девочки предпочли получить образование, вместо того, чтобы вступить в брак. И приоритет отдать строительству школ, а не мечетей.

Махинур Ниязова.

Из парламента страны продолжают вышибать женщин и неплатежеспособных депутатов. «Кошельки» развернули нешуточную битву за мандаты. Сначала два члена фракции «Кыргызстан», на днях еще один, лишились полномочий по решению Центризбиркома, якобы, на основе поданных ими заявлений. Намедни сложила с себя полномочия и член «Бир Бола» Бакыт Есентаева. О причинах «добровольного» ухода она не сообщила. Но ее место уже занял следующих по списку – Бакирдин Субанбеков. Любопытные факты из биографии нового народного избранника напомнил молодой политик Адиль Турдукулов.

«В результате совместного мухлежа ЦИК, Верховного суда и партии «Бир Бол», с выводом из парламентского корпуса депутата, Бакирдин Субанбеков получил мандат, – пишет Турдукулов. – Совсем недавно выходила информация, что Бакирдин Субанбеков, заставляет руководство НПЗ «Джунда» выкупить находящийся рядом «пивной» завод за $10 млн. При этом, он шантажирует судебным решением о нарушении санитарных зон».

Активист отмечает, что Субанбеков был одним из тех, кто подписывал соглашение «антинародного постановления по Кумтору 2003 года». «Только за это его можно привлечь к уголовной ответственности», – подчеркивает Турдукулов.

«Бизнесмен и депутат, занимающийся таким промыслом, вряд ли расскажет подробности убийства Чыныбека Алиева в 2004 году, по которому проходит телохранитель Атамбаева — Эркин Мамбеталиев. Ведь в ту пору Субанбеков занимал пост министра внутренних дел. При нем был также задержан и помещен в СИЗО бывший заместитель руководителя аппарата президента Икрамжан Илмиянов (ныне советник главы государства – прим. Res Publica). В далеком 2004 году Икрамжан был личным водителем бизнесмена Атамбаева. В уголовном деле отмечено, что именно Илмиянов помогал Мамбеталиеву прятать на территории атамбаевского «Форума» автомобиль, из которого стреляли в Алиева», – напоминает Адиль Турдукулов.

Он также приводит отрывок из интервью нынешнего министра внутренних дел Мелиса Турганбаева журналисту Улугбеку Бабакулову:

– Этого я не знаю, — ответил он. – Я же в то время безработным был. Бакиевы меня гоняли за то, что я раскрыл дело с отрезанными пальцами и ухом, подброшенными Медету Садыркулову.

– Говорят, в убийстве Алиева не обошлось без Эркина Мамбеталиева.

– Я ведь не работал по делу Алиева, поэтому, к сожалению, ничего не знаю, а то рассказал бы. Меня же в тот период выгнали с работы, а обратно взяли в 2010 году.

– А кто расследовал дело Алиева? С кем посоветуете поговорить?

– Даже не знаю. Тех, кто занимался раскрытием преступления, уже нет: кого-то сняли с должности, кто-то умер. Никого не осталось.

«Очень сильно недоговаривает Турганбаев. В ту пору новоиспеченный министр сидел на посту заместителя главы ГУВД Бишкека и все прекрасно знает про это дело. Эти половинчатые ответы можно понять, если учесть, что он стал главой МВД, не без участия самого Икрама Илмиянова, замешанного в деле убийства Ч. Алиева», – резюмирует Адиль Турдукулов.

Стоит ли удивляться, что парламент стал ручной марионеткой в руках обитателей седьмого этажа Белого дома. За каждым тянется не одна «веревочка», за которую в любой момент могут дернуть.

Махинур НИЯЗОВА.

Казалось бы, совсем недавно мы относили заветные бюллетени в избирательные урны, но уже прошло ровно 100 дней с первого заседания шестого созыва Жогорку Кенеша. Чем же порадовали народ избранники? Ну, помимо десяти загранкомандировок, включая Куала-Лумпур и Катманду. Подумаешь, за три месяца всего-то 21 депутат слетал по разочку, еще пятеро по два-три раза.

Как все помнят, шестой созыв сохранил традиции предшественников (что, в принципе, немудрено, все-таки значимая доля прошлого созыва перекочевала в нынешний). В первый же день на первом заседании обсуждали… Правильно, себя любимых! В последующие недели очень детально изучалось, что же оставить. Помощников, каждый из которых обходится народу в 432 тысячи сомов в год? Или водителей «по цене за единицу» 356 тысяч сомов в год, включая 84 тысячи сомов на командировки? Или… Омурбек Бабанов вообще насчитал экономии на 1,3 миллиарда сомов, если отказаться от второго помощника, водителя, ремонта автомобиля, ГСМ и 50%-ной компенсации за летний  отдых. Но, как говорится, народ предполагает, а депутат располагает…

В итоге «слуги народа» отказались от автомобилей, но разрешили себе тратить ежемесячно 40 тысяч сомов сверх заработной платы. З/п, кстати, у прошлого созыва достигала где-то 25 тысяч сомов, к которым доплачивают различные надбавки. Причем, тратить нынешние 40 тыс. можно без отчета. Предполагается, что эта сумма будет расходоваться на командировки, ГСМ, ремонт автомобиля и так называемую «депутатскую стипендию», которую, опять же предположительно, депутаты будут отдавать на благотворительность.

Кстати, интересно, почему на выборы 14 соревновавшихся партий смогли найти порядка 150 млн. сомов (хотя в СМИ указывается цифра намного больше – 778 млн. сомов), а вот 4,5 тыс. сомов в месяц на благотворительность – нужно брать из кармана налогоплательщиков, то бишь народа, чтобы снова народу и раздать? Ведь если на глазок только официально озвученную сумму прошедших в ЖК партий (порядка 260 млн. сомов) разделить на 120 депутатов на пять лет, и то выходит больше 36 тысяч в месяц…

Прочь налет! Прочь налет! Монстру это не идет! (Корпорация монстров).

Помимо столь животрепещущего «себяшного» вопроса, начало заседания парламента было отмечено сразу двумя скандалами. Первый кресельно-чресельный, когда новому созыву решили закупить кресла. Да не простые, а «золотые». 120 штук на 2,6 миллиона сомов, то есть более чем по 21 тысяче за штуку. Несмотря на сломанное прямо во время пленарного заседания кресло одного из депутатов, народное возмущение заставило отменить тендер.
Информационная война закончилась 1:0 не в пользу кресел. Чреслам обещали, что кресла все-таки приобретут. Но летом. Подешевле. Да такие, чтобы на 20-30 лет хватило. И чтобы в них лежать нельзя было. Табуретки что ли?

Центром второй шумихи стал дресс-код для журналистов. Мол, нечего светлые очи застить «спортивной, вызывающей или экстравагантной одеждой». Это при том, что на гонорары нашей журналистики дальше джинсов с кроссовками в принципе не разбежишься. Да и «кодировали» избирательно, в основном тех, кто парламент критиковал. А именно 24.Kg и Res Publicа.

Обустроив «гнездышко» народные избранники наконец-то приступили к столько ожидаемому от них труду. Хотя были и те, кто битву за кресла, причем через суды, закончил буквально недавно. Чего стоит только эпопея с Жыргалбеком Саматовым, прошедшим «огонь и медные трубы» судов и ЦИКа, но все-таки сумевшего добиться заветного значка.

Так чем же 100 дней занимались депутаты? Предлагали ввести ответственность за исполнение шансона, чтобы уберечь детей от популяризации криминальной жизни. Предлагали не выпускать население в теплые страны на зимние каникулы (в частности, в Египет из-за угрозы терроризма), при этом подготовив местные пансионаты и горнолыжные базы. Спорили, нужно ли переводить слово «морг» на кыргызский язык. Разрешили трансплантацию органов частным клиникам (правда, президент его н подписал).
Еще одна инициатива – продажа билетов в театр как обязательного приложения к алкоголю, сигаретам и бензину. Наше искусство, и так опущенное в сфере финансирования где-то на уровень плинтуса, покатилось еще ниже – на уровень выпить-покурить. Хотя после банкета на сцене театра оперы и балета уже ничему не удивляешься. Кстати, ходить в театр купленная бутылка водки не обязывает, достаточно просто перечислить 100 сомов на искусство.

Партия сказала «Надо!», комсомол ответил «Есть!». Ударим 100-грамом по пробелам искусства…

С другой стороны, было предложено празднества ограничить. Причем, все разом – от государственных до семейных. Ну, с корпоративами понятно, сколько можно за счет бюджета отмечать. Понятен и запрет на праздники в стенах госучреждений, хотя далеко не каждый чиновник может позволить себе кафе-ресторан на свою заработную плату. Так что 100 гр. «фронтовых» под принесенные из дома салаты и сегодня является нормой для многих.
Но вот семейные мероприятия… Обряд «бешикке салуу» (когда ребенка впервые укладывают в колыбель) теперь можно проводить только в кругу семьи. На обряд «тушоо кесɣɣ» (перерезание пут) звать не более 100 гостей, причем подарки можно дарить только ребенку. Для «ɣйлɵнɣɣ той» установили лимит на 150 человек, 5 автомашин для поездки в ЗАГС и один день гуляний без киита (дарения одежды) гостям. Запретили на торжествах и осыпание деньгами.

Также предлагается запрет на забивание крупного рогатого скота и лошадей для обрядов «жаназа», «третьего дня», «седьмого дня», «сороковины», «годовщины» после смерти. Оплачивать можно только могильщика и обмывальщика.  Проводить же торжества и обряды можно будет только по выходным, а в будни после 18.00. Кончил дело – гуляй смело!
Параллельно работе на благо народу нардепам предложили потаксовать на камеру, мол, чтобы «укрепить связи между Жогорку Кенешем и избирателями», помочь им «услышать глас народа». Что ж, логично. Если в первые же дни наступила  амнезия и забылись обещания про привилегии, то следом обычно приходит тугоухость – начинают народ плохо слышать. Этот диагноз любой кыргызстанец подтвердит, даже к врачу ходить не надо.

Но были и хорошие моменты. Депутаты отсрочили обязательное страхование автовладельцев на три года, подняли проблемы маленьких пайковых для сотрудников МВД. К слову, ежедневно сотрудникам милиции предлагают кормиться на 60 сомов, в МЧС – на 84 сома. А вот служебных собачек кормят все-таки получше, на 93 сома в день. Правда, всех переплюнули таможенники со своими 256 сомами. Но это другая песня о том, почему труд четырех «служащих» государство ценит по-разному…

Еще из хорошего – депутаты выявили завышение цен материалов на строительство Верхненарынского каскада в два-три раза. И параллельно денонсировали соглашение с Россией о строительстве и эксплуатации Верхненарынских ГЭС. Хорошо это или плохо время покажет. Также как нам всем предстоит узнать, как можно жить на утвержденный ЖК бюджет на 2016 год.

Вот такие насыщенные 100 дней.  К слову, на заводах Генри Форда больше всего платили ремонтникам за то, чтобы они не работали. Да-да, именно не работали. Потому как только загоралась красная лампочка, свидетельствующая о поломке, из зарплаты ремонтника вычиталась определенная сумма. Может, и нам повсеместно красные лампочки установить?
«Мы думаем о светлом будущем сегодня. Мы – корпорация монстров! Мы пугаем – вас оберегаем!». А вдруг в этот созыв пронесет, и корпорация монстров останется только мультяшной страшилкой, а не реальностью нашей независимости?

Жеӊишбек кызы Дениза.

«У парламента широкие контрольные функции. Кому это понравится? Поэтому, чем слабее парламент, тем слабее контроль. При этом я не хотела бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, что Джакупова, придя в парламент, защищает его. Нет. Парламент иногда ведет себя непрофессионально, иногда в нарушение собственного регламента. Иногда на поводу толпы и общественного мнения. Иногда не хватает воли, знаний, но каждый вопрос надо разбирать отдельно».

— Вы уже несколько месяцев осваиваетесь в ЖК. Он сейчас очень сильно обсуждается в обществе. Складывается впечатление, что парламент до сих не сформирован. Взять хотя бы тасование мандатов. Или нарушение регламента работы. А на дворе кризис. Что происходит в стенах Жогорку Кенеша?

— Что касается негативного имиджа, то он сформировался очень давно. Не мы первые. Природа парламента такова, что большинство процессов происходит гораздо более открыто, чем в других гос.институтах – исполнительной власти, судебной системе. Я сейчас не оцениваю хорошо это или плохо. И парламент пятого созыва неоднократно подвергался остракизму, в том числе и с моей стороны. Поэтому, да, негатива много и заслуженно, но я хочу, чтобы граждане научились критиковать его работу все-таки предметно и по существу. Вы упомянули нарушение парламентом регламента работы. Но простые граждане не всегда объективны, всегда ли они за то, чтобы закон соблюдался?

Парламент неоднократно нарушал собственный регламент. Но ведь граждане, когда им выгодно, закрывают на это глаза. Возьмем, например, случай, когда шла дискуссия в парламенте об оптимизации деятельности. В регламенте сказано, что вице-спикеров должно быть пять — от каждой фракции. Это прописано в законе, но парламент пошел на поводу у общества и в нарушение его — оставил только двух вице-спикеров. Но население ведь по этому поводу не возмущается? В нарушение Конституции нас депутатов лишили помощников, хотя там очень четко это оговаривается. Это ведь тоже нарушение закона. Так у нас и получается, что вначале принимаются решения, а потом под них подгоняется законодательство. Чем это плохо? Население санкционировав один раз нарушение закона, открыл ящик Пандоры. Поэтому я еще раз говорю, я против нарушения закона.  Плохой он или хороший, сначала надо вносить изменения, а потом работать. Все начинается с таких маленьких кусочков. И в этом смысле мы поощряем беззаконие парламентариев.

Эти нарушения регламента и последовали потом на избрании Омбудсмена, при обсуждении вопроса лишения мандатов. То есть, это уже следствие.

— И все начинает нарастать как снежный ком.

— Абсолютно правильно. И эти нарушения будут и дальше сказываться. Что такое институт Омбудсмена? Это тот институт, который должен по логике существовать для граждан и в защиту их интересов. Для того, чтобы посадить кого-то в кресло не надо больших усилий. Но надо, чтобы в это кресло сел человек легитимно избранный, чтобы потом мог полноценно и качественно исполнять свои обязанности. Я не собираюсь обсуждать Кубата Оторбаева, может он и будет хорошо работать, но он изначально должен был правильно сесть в это кресло. Теперь к нему персонально подорвано доверие и из-за этого этот институт будет страдать, никто не будет к нему серьезно относиться. Его изначально лишили возможности полноценно осуществлять свои функции. Я не понимаю зачем это надо было делать. И самое печальное, что дискредитировали человека, которого туда посадили. Впрочем, он сам этому поспособствовал тоже. Институт жалко, загублен.

— Что происходит с мандатами?

— По мандатам я давала интервью. Для меня  это не просто история двух депутатов, а перспектива Парламента как института. В течение двух недель парламент ломали, нам  всем продемонстрировали, что у нас  решают 5-6 человек по договоренности. Большинство депутатов можно и проигнорировать.

— И все-таки вы нашли нарушение законодательства. И указали им на это.

— Да, речь идет о статье 137 Закона КР «О Регламенте  Жогорку Кенеша Кыргызской Республики» и ст. 73 Конституции КР. Во-первых, отзыв депутата невозможен. Но фактически произошел отзыв. Я сейчас не хочу затрагивать вопрос — добровольно или нет, в какое время, но закон говорит, что депутат теряет мандат в случае смерти, добровольного отказа, путем заявления и путем представления. Заявление пишется самим депутатом. От него и должно поступить заявление в ЦИК. В нашем случае заявление писалось на имя председателя фракции и подавалось уже как представление. А представление подается ЖК, а не фракцией только в том случае, если депутат более 30 дней не ходит на заседания или работает где то, что не совместимо с исполнением обязанностей депутата. В этой же статье говорится, что при выяснении всех обстоятельств, заявление должно быть подано в ЦИК в течение 5 дней. Мы спрашивали у заместителя председателя ЦИК Г.Джурабаевой об этом. Выяснилось, что представление фракции было зарегистрировано в ЦИК от 5 января. Хотя решение фракции датируется 22-м декабря. И эти материал ы в судебных решениях есть. То есть, нарушены сроки подачи и не надлежаще поданы документы. ЦИК в этом случае не должен был принимать это к рассмотрению. Но в течение еще двух недель на нас давили и пытались сорвать обсуждение. Это говорит о том, что есть люди договаривающиеся, заинтересованные в этом деле.

— Кто эти люди? Каков интерес? Пока, исходя из общественного мнения, выходит, что лидеры фракций пытаются решить скандальные вопросы по партийному списку и компенсировать деньги, полученные от кандидатов в ходе выборов за места в парламенте, за мандаты.

— Что творится внутри фракции «Кыргызстан», почему их руководитель так настойчиво хотел избавиться от своих же людей я ничего сказать не могу. Относительно моего  нахождения в стенах этого парламента могу сказать, что я прошла без всяких условий. Не была ограничена никакими рамками. Не писала никаких заявлений. Я бы просто не смогла ценой потери самостоятельности занять кресло.

— А согласование внутри фракции по тем или иным вопросам происходит, или вы голосуете по зову сердца, самостоятельно?

— Конечно, по отдельным вопросам согласование есть.   Например, по бюджету. Этот вопрос на заседании фракции согласовывался. Или, например, по Омбудсмену фракция «Бир Бол» рекомендовала своего кандидата на эту позицию. И было решено, что на первом этапе мы поддержим кандидата от фракции, а если он не пройдет, то каждый может голосовать самостоятельно. И никто не ставил перед нами задачу поддержать кандидатуру от правящей партии. И так происходит по многим вопросам.

— Любой парламент подразумевает разделение на правящую коалицию и оппозицию.  У нас уже вырисовалось это деление?

— Конечно. Те, кто сформировал правящую коалицию – это СДПК, Кыргызстан, Онугуу-Прогресс , Ата Мекен. Две фракции — Республика и «Бир Бол», как бы в оппозиции, но пока каждая сама по себе. Коалиционное меньшинство еще не создано.

— Сегодня фракция «Кыргызстан» вносит в правящую коалицию негативный имидж. Вместо того, чтобы работать на политическую стабильность, они фактически дискредитируют работу парламента.

— Между жизнью по теории и реальностью – пропасть. Если все думают, что правящая коалиция – это монолит, один центр принятия решений и как бы по всем вопросам существует консенсус, то это не так. Реальная политика – это борьба, она происходит и внутри коалиции за сферы влияния каждый день. Ходят слухи, что правительство уйдет в отставку, а там ведь много претендентов. Я уже не говорю о вожделенной позиции президента, которая тоже вызывает столкновение интересов. То же самое и внутри оппозиции. Было перетягивание каната и по комитетам, по вице-спикерам.

Я уже говорила выше, что природа парламента изначально скандальная. Свидетелями этого становятся граждане. К этому надо относиться с пониманием. Будет хуже, если мы закроемся. Поэтому надо быть максимально открытыми, чтобы люди понимали, что же происходит там наверху.

— Это с одной стороны, исходя из того, что мы на пути становления, только учимся парламентаризму. А как быть с тем, что страна находится в очень тяжелой экономической ситуации и у нас нет времени на раскачку? Не пора ли выходить из игр и начинать работать?

— На страну должны работать все ветви власти. За исполнение законов несет ответственность правительство. Но, я понимаю, что для граждан все равно. Поэтому давайте возьмем скандальный вопрос со страховыми полисами. Ведь это парламентарии «завернули» этот закон. ЖК 5 созыва принял его, а мы теперь расхлебываем его. И все-таки мы его обсудили и добиваемся отсрочки по вступлению в действие. Или вопрос относительно проекта Банковского кодекса. Мы тоже его завернули в режиме второго чтения, потому что он ухудшает положение и вкладчиков, и акционеров. Потому что там серьезные нарушения узакониваются. Но народ то многих этих вещей не видит. Я думаю, что несмотря на весь негатив с которым сталкивается Жогорку Кенеш, мы обсуждаем острые вопросы. Иногда только для того, чтобы начать обсуждать тот или иной вопрос, нужно мужество. Природа правительства такова, что им надо собрать больше налогов, в том, чтобы, не важно какими способами, пополнялась казна. А парламент должен следить за тем, чтобы это делалось в интересах народа. И когда они подхватывают истерию, которая кем-то в соцсети закидывается, то я хочу сказать, если парламент ликвидируется, то граждане даже знать не будут что там наверху происходит. И уже никто ни обсуждать анти народные инициативы, ни отменять их не будет.

Я не думаю, что граждане знают, что на Кумторе тонны кубометров ледников уже спущены. Парламент это расследует. Речь не идет о том, что они хотят заработать очки. Только через обсуждение мы начинаем задумываться об отдельных положениях, которые могут нарушить экологию целой страны. Народ же не будет читать это соглашение. Почему я и говорю, что природа парламента скандальна, но так и должно быть. Самые скандальные вопросы должны быть в парламенте. И слава Богу, когда это в стенах парламента происходит. И находятся депутаты, которые поднимают эти вопросы. Если парламент замолчит, то вы о многом даже знать не будете. Поэтому надо уметь обсуждать все эти вопросы.

— Вернемся к тому, кому выгоден этот негативный имидж парламента. И впечатление такое что кем-то это руководится. Администрации президента или правительству?

— Это может быть выгодно многим. У парламента широкие контрольные функции. Кому это понравится? Поэтому, чем слабее парламент, тем слабее контроль. При этом я не хотела бы, чтобы у читателей сложилось впечатление, что Джакупова, придя в парламент, защищает его. Нет. Парламент иногда ведет себя непрофессионально, иногда в нарушение собственного регламента. Иногда на поводу толпы и общественного мнения. Иногда не хватает воли, знаний, но каждый вопрос надо разбирать отдельно.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

Кукловоды в очередной раз обвели всех вокруг пальца. «Что за клоуны собрались в Жогорку Кенеше?!» — негодует народ и все яростней критикует главный законодательный орган, который погряз во внутрифракционных скандалах. Сценаристы же этого «мандатного цирка» злорадно потирают руки: опять все шишки на депутатов.

5:1 в пользу РАЖ

Битва за депутатские значки началась сразу после оглашения результатов парламентских выборов-2015. Многие члены партий остались ими недовольны, и стали предъявлять претензии лидерам, дабы те обеспечили их местами в ЖК. Тут-то и пригодились заявления кандидатов, которые те писали еще на заре предвыборки. Оказывается, с каждого желающего влиться в ряды претендентов на депутатские мандаты лидеры партий взяли письменное обещание, дескать, добровольно слагаю с себя полномочия депутата. Первым в ход пустил эти «филькины грамоты» Омурбек Бабанов. Сразу несколько кандидатов он просто выкинул из списка, освобождая места для «весовых».

Не секрет, что предвыборные списки почти всех партий формировались по принципу у кого кошелек увесистей, тот в топе. Но были и те, что стали кандидатами, не заплатив ни копейки. Их набрали дабы выдержать квоты — гендерную, молодежную, по этническим меньшинствам и ЛОВЗ. Вот их то теперь первыми и принуждают освободить места для более платежеспособных.

Девять депутатов тогда оспорили в суде действия лидера «РАЖ» и ЦИК, четверым — Рада Туманбаева, Аида Исмаилова, Курманкул Зулушев, Алиярбек Абжалиев — мандаты вернули. Пятый — Жыргалбек Саматов. Почти три месяца судебных тяжб, три справки (иди разберись, какие из них подлинные, а какие поддельные) ФМС России о наличии российского гражданства и его отсутствии.  С трудом, но бывшему атажуртовцу все же удалось отбить кресло из-под Болотбека Ибраимжанова и занять его.

Обидевшись Бабанов исключил Саматова из фракции. Это, пожалуй, все, на что способен лидер «РАЖ».

Не успели утихнуть страсти вокруг оппозиционной фракции, как в мандатную битву вступил член коалиционного большинства — «Кыргызстан».

-2 в «Кыргызстане»

В некоторых партиях во время предвыборки, говорят, претенденты и вовсе подписывали пустые бумажки. Такие «бланки» позже заполнялись по усмотрению лидеров фракций. Так было и в случае с «Кыргызстаном».

Верховный суд сегодня рассмотрит жалобу Центризбиркома и поставит точку в этом скандале…, если не всплывут новые обстоятельства доселе неизвестные.  На сегодня же известно, что троих членов фракции хотели втихаря вышибить из Жогорку Кенеша. Слабыми звеньями стали Чолпон Эсенаманова, Эльмира Джумалиева и Урмат Ишенбеков. Последний смог отстоять свое право на мандат, в отличие от женщин. Гендерный баланс теперь парламентской фракции блюсти нет надобности, потому и указали двум представительницам прекрасного пола на дверь. Их места заняли мужчины — Алмазбек Токторов и Урматбек Самаев.

Заседание в тот день, 11 января, ЦИК провел без участия претендентов на «вылет». В повестке дня значился только вопрос о добровольном сложении полномочий члена «Ата-Мекена» Жоомарта Сапарбаева. Однако буквально за считанные минуты до начала заседания внесен дополнительный вопрос — лишение мандата членов «Кыргызстан».
«На заседание этот вопрос внесли внезапно. Повестка дня должна быть известна хотя бы за день до заседания. При этом ничто не мешает пригласить на заседание депутатов, которые слагают с себя полномочия, потому что мы уже убедились, что ситуации бывают разными. Но есть и другая точка зрения — мои коллеги считают, что мы не должны вмешиваться во внутрифракционные дела», — так прокомментировала СМИ произошедшее заместитель председателя ЦИК Гульнара Джурабаева.

Эсенаманова и Джумалиева буквально прибежали на заседание уже под занавес, когда решение было принято, устроили скандал, но повлиять на членов Центризбиркома не смогли. На вопрос журналистов, почему они не явились на обсуждение, теперь уже экс-парламентарии ответили, что не знали о намечающейся своей отставке.

Из кулуарных бесед с депутатами стали известны некоторые подробности произошедшего. Выяснилось, что 11 января Эсенаманову к себе пригласил лидер фракции Канатбек Исаев под предлогом попить чаю. Во время беседы главный «кыргызстанец» сказал, что ему надо отлучиться на 15 минут и вышел. Через некоторое время Чолпон Эсенамановой позвонили из ЦИК и сообщили, что в настоящее время рассматривается вопрос о лишении ее мандата. Депутат пулей полетела в Центризбирком, но не успела. У входа столкнулась с Исаевым, но тот не захотел даже разговаривать со своей однопартийкой и объяснить свой, откровенно говоря, не-мужской поступок. «С лидером партии мне поговорить не удается, он избегает меня, на звонки не отвечает», — говорит Чолпон Эсенаманова и недоумевает, на каком основании ее лишили мандата. Уверяет, что никаких заявлений не писала. Она обратилась в суд и первую инстанцию уже выиграла. Слово за Верховным судом.

С такими друзьями и враги не нужны

Если увольнение Эсенамановой еще как-то можно оправдать молодостью и неопытностью, то лишение мандата Эльмиры Джумалиевой и вовсе вызывает множество вопросов. Когда в прошлом созыве парламента развалилась фракция «Республика», из нее ушли Бакыт Торобаев (нынешний лидер фракции «Онугуу-Прогресс»), Алтынбек Сулайманов (сейчас главный в «Бир Боле») и Канатбек Исаев. Последний, помнится, впал в немилость к главному республиканцу и покинул ряды партии, прихватив с собой верных товарищей, в том числе Джумалиеву, которая всячески поддерживала его и не только морально. Объединившись, они создали депутатскую группу «Ынтымак». Но «дружба», как это обычно бывает в политике, продлилась недолго. В преддверие выборов начался бизнес.

При распределении мест в списке кандидатов Джумалиевой досталось «проходное» 12-е место тоже, очевидно, не по большой дружбе, а на определенных условиях. Когда же пришел срок их исполнять, она, видимо, заартачилась. За это и поплатилась мандатом. Как говорится, ничего личного, только бизнес.

Тихий омут «Ата Мекена»

К слову, мандатный скандал не обошел стороной и фракцию «Ата Мекен». Но то ли опыт лидера, то ли отвлеченность на другие политобъединения, но отставка Жоомарта Сапарбаева прошла без лишнего шума. Коллеги молодого экс-депутата отмечают, что он давно хотел покинуть их ряды. А сейчас как раз подвернулся случай, нашелся желающий занять его место.

По другой версии, Сапарбаева «ушли». И сделали бы это раньше, мол, была договоренность, что он сдаст мандат сразу после выборов или на стадии предвыборки вместе с тезкой — Джоомартом Оторбаевым. Тот вроде бы поначалу согласился, а после передумал. Как лидер «Ата Мекен» смог его уговорить, — неизвестно. Уж в умении убедить оппонента Омурбеку Текебаеву опыта не занимать.

Дамоклов меч

Сейчас же в стенах главного законодательного органа царит смятение. Молодежь опасается, что их могут лишить мандатов по примеру коллег без уведомления и объяснения причин. Впрочем, более зрелые политики тоже не застрахованы и могут быть запросто выкинуты за борт.

Битвы за мандаты еще предстоят. На очереди «Бир Бол», который также может лишиться двух депутатов-женщин.

Если верить источникам в Белом доме лидеры фракций уже между собой решают, кем заменят вице-спикера Бакыт Есенбаеву, которая стоит первой в списке на вылет. О том, что бывший директор ОсОО «Токмакский авторемонтный завод №2» покинет ряды фракции, говорили и ранее. Вместе с ней уходить собиралась и экс-телеведущая Лунара Мамытова. Но тогда в «Бир Боле» эту информацию опровергли. Подтвердятся ли на этот раз сведения?
Как бы то ни было, мандатные скандалы отвлекают внимание общественности и СМИ от более насущных проблем. А их в КР достаточно. Неизбежно на страну надвигается кризис во всех отраслях. Заморозились крупнейшие энергетические проекты: вот-вот будут денонсированы соглашения о строительстве Верхненарынского каскада ГЭС и Камбар-Аты. Россия, ранее обещавшая вложить деньги в их строительство и запуск, отказалась. Правительство КР в спешке ищет другого инвестора.

Растет в цене доллар, обесценивается национальная валюта. Стремительно растут цены на ввозимые товары, в то время как местные производители несут колоссальные убытки от того, что не могут экспортировать свою продукцию в страны ЕАЭС.

К тому же, в 2016 году на граждан навесили тяжелую ношу под названием «страховка». С февраля в стране начнется кампания по обязательному страхованию автогражданской ответственности и жилья, а это, как минимум, 4-5 тысяч сомов с каждого кыргызстанца.
Но эти промахи правительства и президента кукловоды усиленно вуалируют при помощи ручного парламента, педалирующего тему отъема мандатов.

Махинур НИЯЗОВА.

О каком сокращении бюджета и затягивании поясов в кризис может идти речь, если чиновники и народом избранные парламентарии не соглашаются даже на йоту умерить свои аппетиты. Свои предвыборные обещания — отказаться от большинства льгот и привилегий — нардепы, получив заветные мандаты, напрочь забыли. Рука дрогнула еще на самом первом заседании нового созыва. Отказаться от жирного куска мы не можем, завопили тогда депутаты, дескать, Конституция не позволяет.

Кто гниет с головы

Накануне они документально закрепили свое «Нет!» Даже количество помощников сокращать не стали, а некоторые и вовсе увеличили штат. Тот же спикер Асылбек Жээнбеков отстоял пять человек – пресс-секретаря, двух помощников и столько же консультантов.
О сокращении чиновничьего аппарата и, соответственно, финансовых затрат на него говорилось давно. В прошлом году инициативная группа создала движение, которое призывало депутатов (решили начать с них) отказаться от некоторых привилегий и льгот. Это сэкономило бы по разным оценкам от 80 до 100 миллионов сомов. Ежегодно на содержание 120 депутатов плюс всех их помощников, консультантов, служебные машины, телефонные переговоры и вояжи тратится около 800 миллионов сомов. Аппетиты с каждым годом растут. Оно и понятно, все дорожает.

Полностью отказаться от служебных машин, квартир, «блатных» номеров, лечения за счет государства и курортного лечения согласились только две фракции. Обе вне коалиции большинства. «Республика – Ата Журт» накануне выступила с официальным заявлением. Ее лидер Омурбек Бабанов даже обещает, что его фракция будет более продуктивной, чем остальные, которые решили оставить себе по два помощника-консультанта.

«Бир Бол» также от лишних привилегий отказался. Заявлений не делали, но соответствующий документ подписали и заверили. «По квартирам мы проголосовали «за». Но приняли решение, что будет создана комиссия, которая рассмотрит положение каждого отдельного депутата, его жилищные условия, и только после этого будет выделять ему служебную квартиру.  Полностью отказываться мы не стали. Надо разграничивать такие понятия, как привилегия и необходимость. В этом созыве есть депутаты, которые нуждаются в жилье. Если исключить всё, то мы получим полностью олигархический парламент», — пояснила со-председатель фракции Чолпон Джакупова.

Тем временем, активисты уже подсчитали: вместо 120 помощников страна могла бы оплатить труд 520 молодых врачей и учителей, или выделить льготные ссуды для приобретения жилья 104 представителям уязвимых слоев или тем же бюджетникам.

Личная шерсть и государственная

Не менее прожорлив оказался и раздутый аппарат главы государства. За неполный год они потратили 137 миллионов 83 тысячи 21 сом. Половина из них – зарплаты, надбавки и премии, на которые израсходовано 68 миллионов 117 тысяч сомов. На поездки потрачено 9 миллионов 355 тысяч сомов. На услуги связи – 4 миллиона 214 тысяч сомов, и на приобретение товаров – 5 миллионов 592 тысяч сомов. Есть еще статья «продукты питания», которая «съела» больше 3 миллионов 393 тысяч сомов.

Небожители жутко не любят, когда им в карман заглядывают. При этом они часто путают свой личный с карманом налогоплательщика, из которого и оплачиваются все эти миллионные поездки и услуги связи. «Нет никаких государственных денег и быть не может. Есть только деньги налогоплательщиков», — точно подметила когда-то Маргарет Тетчер.
В 2014 году аппарат президента истратил на транспортные расходы 33 миллиона 441 тысячу сомов. Сколько потрачено в этом году, неизвестно. Эти данные в свободном доступе находились на сайте budget.okmot.kg. Однако после того, как информацию стали распространять в СМИ, веб-страницу заблокировали. Сейчас она недоступна. Что скрывают белодомовские чиновники?

До сих пор неизвестно, на каком самолете и, соответственно, за чей счет летал лечиться в Китай Алмазбек Атамбаев? Комментировать этот щекотливый момент в аппарате и пресс-службе главы правительства отказываются.

Общественность также гадает, тратил ли президент бюджетные деньги для полета в Молдову к олигарху Владом Плахотнюком и на свадьбу сына экс-главы Турции Абдуллы Гюля? Вопросы, которые в окружении главы государства предпочли замолчать.

Вызывает интерес ваш финансовый прогресс

То и дело в СМИ сообщается о том, что Алмазбек Атамбаев из своих личных средств выделил ту или иную сумму. Деньги раздаются щедрой рукой главы страны многодетным мамам, погибшим милиционерам и сотрудникам других правоохранительных органов, пострадавшим во время природных катаклизмов, на лечение тяжелых заболеваний. Казалось бы, благое дело. Но откуда столько денег у президента?

Журналисты ранее пытались выяснить это. Тщетно. Как сообщало в свое время интернет-издание vb.kg, пресс-служба Алмазбека Атамбаева отказывается раскрывать метод формирования президентского фонда. Чиновники аппарата главы государства отметили, что формирование фонда происходит за счет не бюджетных средств.

В отделе бухучета и отчетности управделами президента пояснили, что президентский фонд соцзащиты создан еще в 90-х годах при первом президента Кыргызстана Аскаре Акаеве. Формируется он за счет спонсорских средств и пожертвований. Как собираются пожертвования в КР, известно каждому — в добровольно-принудительном порядке.

После этого возникает вопрос, а из личных ли средств он выделил деньги на строительство мечети в 7 микрорайоне столицы, которую он «подарил» героям апрельских событий? Пресс-служба тогда заверила общественность, что Алмазбек Атамбаев отдал средства из своего кармана. Но сомнения все же присутствуют.

Не скажу!

Исполнительная власть тоже «на диету садиться» не желает.  Только один Минсельхоз тратит столько же, сколько весь Жогорку Кенеш, то есть 120 депутатов вместе взятых.
«Сотрудники аппарата правительства за 10 месяцев 2015 года потратили на связь 5 миллионов 369 тысяч сомов. Расходы на служебные поездки составили 12 миллионов 911 тысяч сомов. На приобретение прочих товаров и услуг ушло 4 миллиона 336 тысяч сомов», — такие данные приводит ИА «24.kg».

Сколько траться на содержание всего кабмина – информация закрытая. Бюджеты отдельных ведомств, в частности силовых, и вовсе государственная тайна. Их раскрытия не могут уже который год добиться гражданские активисты и юристы.

Тем временем, кризис наступает все активней. Каждый день растет курс доллара. А вслед за ним и цены на продукты питания. Правительство призывает население затянуть пояса. Не лицемерно ли призывать граждан экономить, когда сами стараются урвать кусок пожирнее?

Махинур НИЯЗОВА.