До окончания срока Атамбаева
осталось

Права человека

Слово адвоката Нурбека Токтакунова

В ноябре 2012 года Аскаров обратился в Комитет ООН по правам человека (далее по тексту КПЧ) в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (далее по тексту МПГПП) с сообщением о нарушениях статей 7, 9, 10, 14, 19 МПГПП в ходе следствия и судебного разбирательства по его делу.

peresmotr-dela-askarova-02

Обращение в КПЧ ООН, это не обращение в некую судебную инстанцию высшую над высшими судебными инстанциями государств-участников. В КПЧ ООН не обращаются с просьбой рассмотреть дело по существу и проверить правильность применения национального права, правильность квалификации деяний и справедливости приговора. В КПЧ ООН обращаются о нарушениях прав человека, предусмотренных МПГПП.

21 апреля 2012 года КПЧ, рассмотрев сообщение Аскарова, принял решение № 2231/201221 от 21 апреля 2016 года. КПЧ установил, что в отношении г-на Аскарова Кыргызская Республика нарушила следующие статьи МПГПП:

— статью 7 (пытки);
— статью 7 в сочетании с пунктом 3 статьи 2 (неспособность властей провести быстрое и эффективное расследование по факту пыток);
— пункт 1 статьи 9 (произвольное задержание);
— пункт 1 статьи 10 (негуманные условия содержания в местах лишения свободы);
— пункт 3 (b) статьи 14 (недостаточное время и возможности для подготовки защиты, препятствия в контактах с выбранным защитником);
— пункт 3 (е) статьи 14 (не допрошены свидетели защиты).

КПЧ пришел к выводу, что Кыргызстан должен полностью восстановить нарушенные права Аскарова, что включает в себя его немедленное освобождение, отмену приговора, при необходимости, проведение нового судебного процесса, основанного на принципах справедливого судебного разбирательства и выплату компенсации. На Кыргызскую Республику также возлагается обязанность принять меры для предупреждения подобных нарушений в будущем.

В соответствии со вторым предложением части 2 статьи 41 Конституции КР «В случае признания указанными органами (международными органами по правам человека) нарушения прав и свобод человека, КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда».
Здесь нужно сказать о юридической силе решений КПЧ ООН. В юридическом сообществе КР бытует мнение, что решения КПЧ необязательны для исполнения. Это глубокое заблуждение, которое постепенно, чем дальше, тем быстрее будет превращать нашу страну в страну изгоя.
Участие Кыргызской Республики в МПГПП подразумевает обязательство нашей страны уважать и обеспечивать права человека. Соблюдение обязательства «уважать и обеспечивать права человека» отслеживается КПЧ не по декларациям и формальным заверениям, а прежде всего, по фактам исполнения или неисполнения соображений КПЧ о необходимости восстановления нарушенных прав конкретного человека.

Юридическая сила национального законодательства обеспечивается аппаратом насилия государства. Но на мировом уровне нет и не нужны международные армии или мировая полиция. Международное право обеспечивается силами и факторами другого характера. Если наше государство начнет дискуссии относительно правильности или неправильности решения КПЧ, а потом не исполнит его, значит, что к нашему государству будут относиться, как к несерьезному, ненадежному партнеру, который не выполняет договоренности. Нельзя без конца одной рукой попустительствовать нарушениям прав человека, а другой рукой выпрашивать у международного сообщества кредиты, гранты, преференции и послабления. Когда-нибудь геополитическая ситуация сложится такая, что, когда парочка ведущих держав соберется и скажет, а давай-ка прищучим Кыргызстан – они же не отвечают за договоренности, — никакие наши союзники не смогут нам ничем помочь, потому что им придется признать, что да, КР — ненадежный партнер. Другое дело если мы продемонстрируем, что исполняем международные договоренности, тогда это будет нашим серьезным козырем в международных делах нашей страны.

Договор по МПГПП подразумевает исполнение государством-участником соображений КПЧ без дискуссий по поводу доказанности или недоказанности вины жертвы нарушений прав человека, или вне зависимости от таких дискуссий. Специфика правового подхода КПЧ складывается из признания того, что природа факта в уголовном правосудии неотделима от обеспечения прав, свобод и процессуальных гарантий обвиняемого, подсудимого и его защиты. Поэтому КПЧ даже не рассматривает вопроса доказанности или недоказанности вины, а концентрируется только на вопросах обеспечения прав и свобод, гарантированных МПГПП.

Смысл в том, что вначале нарушения процедуры происходят для того, чтобы изобличить хитроумного и опасного преступника. Когда судебная система привыкает к этому, нарушения процедур происходят для того, чтобы «заткнуть дыры», поставить галочки, отрапортовать о раскрываемости и продемонстрировать силу правоохранительной системы и вообще власти. Когда система привыкает и к этому, правоохранительная система уже смело берется за использование своей власти для уничтожения инакомыслия и просто для обогащения. Это процесс, который происходит в любом человеческом обществе, в котором с самого начала не поставлены заслоны против нарушения процедур, прав человека, стандартов сыска, следствия и судебного разбирательства. Именно поэтому после ужасов Второй мировой войны ООН пришел к выводу о необходимости заключить такие договоренности. Стороны, мировые лидеры, даже мировые олигархи согласились с тем, что лучше пусть 10 виновных останутся безнаказанными, чем хоть один невинный будет несправедливо осужден.

Поэтому обращаясь к государству в вашем лице, в лице судей: даже если вы уверены в его виновности, за его оправдание и освобождение ответственны оперативники, которые не умеют добывать доказательства своим профессионализмом и умом, следователи и прокуроры, которые попустительствуют нарушению процедур.

В данном случае КПЧ пришел к выводу, что восстановление нарушенных прав Аскарова подразумевает, прежде всего, немедленное освобождение Аскарова, отмену приговора, а рекомендация пересмотреть дело дается с оговоркой «при необходимости». Однако, с учетом конкретных обстоятельств дела, для исполнения решения КПЧ ООН о восстановлении нарушенных прав, необходимости в пересмотре дела по существу нет.

Обвинительный приговор суда явился результатом нарушений, установленных КПЧ. Подчеркивая необходимость немедленного освобождения Аскарова и отмену приговора в качестве средств восстановления нарушенных прав прежде какого-либо пересмотра дела, КПЧ подразумевает неустранимость существенной части негативных последствий нарушения прав Аскарова, в силу объективной невозможности повернуть время обратно. Так, обеспечение беспрепятственного доступа к защитнику, создание полноценных и безопасных условий для защиты во время следствия и судебного разбирательства по делу, могло бы дать результаты в пользу защиты, которые в настоящих условиях уже достигнуть невозможно. Бесчеловечные условия содержания и пытки удерживали Аскарова и его защиту от полной реализации всех правовых возможностей защиты в обстоятельствах того времени, а в настоящее время их реализация бессмысленна.
Каждый день, проведенный Аскаровым в заключении после вынесения решения КПЧ, является произвольным лишением свободы и может привести к новым нарушениям его прав, что будет в обязательном порядке констатироваться КПЧ при последующем отслеживании исполнения решения.

Уважаемый суд, перед вами стоит тяжелая, но важнейшая на сегодняшний день задача. Если вы своим решением исполните решение КПЧ ООН, это будет серьезным и ярким сигналом ко всей правоохранительной системе страны – нельзя пытать, нельзя нарушать процессуальные нормы, нельзя нарушать права человека в ходе следствия и судебного разбирательства. Это существенно сдвинет вперед судебную реформу в нашей стране, которая на сегодняшний день завязла, это будет половиной всей судебной реформы. Если вы примете решение, которое по факту будет неисполнением решения КПЧ ООН, это будет таким же ярким сигналом всей правоохранительной системе, что никакой КПЧ нам не указ, и можно и дальше пытать и нарушать процедуры, права человека, и тогда нам можно распрощаться с идеей судебной реформы.

peresmotr-dela-askarova-03

На основании изложенного, прошу отменить постановление ВС от 20 декабря 2010 года в отношении Аскарова А., прекратить дело в его отношении в соответствии с пунктом 2 статьи 389 УПК КР и незамедлительно освободить его.

Решение Верховного суда КР

Верховным судом КР принято решение об отмене судебного акта ВС КР в части приговора суда второй инстанции по делу Аскарова и передаче его для производства нового судебного разбирательства. Указанное решение не является окончательным, оно обусловлено тем, что это процессуальная мера, которая направлена на дачу судом в последующем оценки всем обстоятельствам дела с учетом решения Комитета ООН.

Одним из оснований для принятия такого решения послужило то, что в соответствии со статьей 41 Конституции КР каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Верховный суд КР сообщает, что обоснованность заключения Комитета ООН по Азимжану Аскарову исследует Чуйский областной суд в новом судебном разбирательстве, как того требует Конституция.

Правозащитное Движение «Бир Дуйно Кыргызстан» не согласно

12 июля 2016 года Определением Верховного суда дело направлено на повторное рассмотрение в Чуйский областной суд, отменив приговор Джалала-абадского суда от 10.11.2010 года, отменив Постановление Верховного суда КР от 20.12.2011 года.  Жертва пыток и несправедливости Азимжан Аскаров не освобожден из мест лишения свободы.

ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» разочаровано принятым решением Верховного суда и заявляет, что  “государство не исполнило принятое на себя обязательство в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола Международного пакта о гражданских и политических правах, а также требования части 2 статьи 41 Конституции Кыргызской Республики, которым определено, что в случае признания нарушения прав и свобод человека международными органами,  Кыргызская Республика принимает меры по их восстановлению”.

Верховный Суд КР поставил под сомнение правомерность Решения Комитета ООН по Правам Человека, которым было констатировано наличие в судебном приговоре по делу Азимжана Аскарова нарушений Международного Пакта о гражданских и политических правах, тем самым проявив неуважение общепризнанным принципам международного права.

Судебный процесс, несмотря на возражения адвокатов, не рассматривал новые обстоятельства отмеченные Комитетом, исследовалась фабула уголовного дела с нарушением требований статьи 389 УПК Кыргызской Республики,  которым установлено, что   определение суда вносится с рассмотрением новых обстоятельств.

Прокуроры в суде, комментируя приговор, отметили, что на ранее проходивших процессах был обеспечен правопорядок, и они проходили в рамках требований УПК Кыргызской Республики. Однако присутствующие в зале Верховного суда 12 июля 2016г., еще раз убедились, что судебный процесс прошел аналогично тому, как они проходили в судах первой и второй инстанций Джалал-Абадской области, с грубейшими нарушениями процессуальных норм.

В адрес адвокатов Аскарова, общественного защитника Толекан Исмаиловой и правозащитницы Азизы Абдирасуловой, исходили постоянные угрозы жизни им, и их родственникам.
ПД «Бир Дуйно Кыргызстана» призывает государственные органы  выполнить Соображения, принятые  Комитетом ООН по Правам Человека по делу Азимжана Аскарова, освободить правозащитника Азимжана Аскарова, подтвердить эффективность заявленных властями и Президентом КР А.Атамбаевым реформы судебной системы, а также обеспечить соблюдение процессуальных требований судопроизводства ведения судебных процессов, что позволит заложить доверие граждан  на построение свободного и демократического государства, основанного на уважении и защиты прав человека.

 

Татьяна Черновил: То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, – попытка произвести впечатление на международных наблюдателей

«То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, — попытка произвести впечатление на международных наблюдателей», — заявила ИА «24.kg»Татьяна Черновил, советник международной организации Amnesty International по Центральной Азии.

Так она прокомментировала поведение родственников погибшего в июне 2010 года начальника Базар-Коргонского РОВД, в убийстве которого обвиняют пожизненно осужденного правозащитника Азимжана Аскарова. Сегодня Верховный суд КР направил уголовное дело в отношении Аскарова на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам в Чуйский областной суд.

Отметим, представители потерпевшей стороны возмущены решением ВС КР и после его оглашения устроили в зале суда скандал, набросившись с оскорблениями и проклятиями на адвокатов Аскарова и представителей международных и отечественных правозащитных организаций.

Татьяна Черновил отметила, что это демонстрация того, что эмоции настолько накалены и носят такой масштаб, что если бы суд исполнил в полной мере решение Комитета ООН по правам человека, то это спровоцировало бы нечто, что может нанести ущерб национальной безопасности. «Но государство должно быть в силах обеспечить закон. Если компетентный орган ООН выявляет нарушения прав человека, добровольным участником которого является Кыргызстан, то в этом случае следует принять меры по исполнению данного решения. В противном случае это противоречит международным обязательствам страны и Основному закону», — сказала Татьяна Черновил и добавила, что Верховный суд Кыргызстана не выполнил основную рекомендацию комитета ООН по правам человек по делу Азимжана Аскарова. То есть не отменил приговор и не освободил правозащитника.

Послесловие правозащитницы Азизы Абдрасуловой

Все думаю о судебном процессе. Не знаю, кто был разработчиком стратегии этого процесса, но, я уверена, что он оказал медвежью услугу для Кыргызстана.

Во-первых, суд не должен был рассматривать дело по существу, а рассматривать только по каждому пункту решения КПЧ ООН. Во-вторых, не было необходимости в участии потерпевших по делу. Не надо было смешивать все одну кучу.

Было хорошо, что на суде присутствовали многочисленные представители международных организаций и дипломатического корпуса. Ранее многие из них не понимали, что судебные процессы иногда сопровождаются скандалами, избиениями адвокатов и подсудимых, оскорблениями сторон процесса. Теперь международные наблюдатели убедились, что это так. Оказывается, участники могут за просто оскорблять, угрожать убийством и нападать на адвокатов, или даже их избить, как в зале суда, так и вне. При этом, сотрудники милиции не осмелятся остановить своих «любимчиков» и применить в отношении них законные меры, суды не пытаются соблюдать минимальные процедуры судебного процесса, прокуроры не делают какие-либо предупреждений по фактам угрозы, а спецслужба делает вид, что ничего не слышит и ничего не видит.

Все участники процесса и наблюдатели стали свидетелями, как всего две участницы могут превратить судебный процесс в кошмар. Наверное, можно представить, когда в зале суда не две участницы, которые кричат, орут, а их 50-60.

Дело в том, что все судебные процессы в Ноокене, Джалал-Абаде проходили именно с участием 50-60 участниц, которые, как сегодня подтвердила одна из них, с собой приносили и бензин, и палки и камни в зал суда и нападали и на подсудимых, и на адвокатов.

Спасибо этим двум участницам сегодняшнего процесса, которые очень хорошо смогли показать международному сообществу отрывок из той действительности шестилетней давности.

  • В Кыргызстане 21 ребенок из 1000 умирает, не достигнув 5 лет.
  • Кыргызстан на 89 месте из 193 стран по показателю смертности детей до пяти лет.
  • 13% детей страдает от хронического недоедания, что является прямым признаком бедности.
    Уровень детской монетарной бедности составил 46%, детского труда 26%.
  • Более 57% детей в возрасте до 14 лет подвергается физическому или психологическому насилию.
  • Только 1 из четырёх детей имеет доступ к дошкольному развитию, что почти в 2,5 раза меньше среднего уровня по региону Центральной и Восточной Европы и стран СНГ.
  • 12 % девочек находятся замужем в возрасте до 18 лет.
  • Только 28 детей и подростков из каждых 100 пользуются Интернетом.

    Из ежегодного отчета ЮНИСЕФ по положению
    детей в мире, опубликованного 29 июня 2016 г.

«С осужденными по делу 7 апреля, которых не выпускают вопреки решению суда, создается опасный прецедент», — заявила сегодня на заседании комитета по конституционному законодательству, госустройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша депутат Чолпон Джакупова («Бир Бол»).

Напомним, вчера Верховный суд КР начал рассмотрение надзорных жалоб по делу о событиях 7 апреля, а комитет сегодня заслушал информацию глав ГСИН, ГКНБ и военного прокурора по данному делу.

При этом депутаты выяснили, что ГСИН в вопросе выпуска осужденных на свободу ни при чем. «Эти пациенты, так сказать, еще не перешли к ним и сидят в СИЗО ГКНБ – знакомое мне место, где все смотрят наверх. Зачем ГКНБ отправляет письма в ГСИН с просьбой посчитать сроки осужденных, они что, сами не могут это сделать? Тут арифметики большой нет, математический факультет заканчивать не надо», — заметил член комитета Исхак Масалиев («Онугуу-Прогресс»).
О письмах ГКНБ заместителю главы ведомства Дуйшенбеку Чоткараеву напомнила и Чолпон Джакупова. «Вы говорите, что только 16 июня получили вердикт суда о применении амнистии, а 17-го вам уже принесли решение судьи Верховного суда КР Бактыгулова о приостановлении вердикта. Хорошо, будем считать, что до 16 июня вы были не в курсе, что осужденных амнистировали, хотя об этом трубили все СМИ, их родственники стояли у ворот ГКНБ… Но вы же сами направляете 7 и 9 июня письма в ГСИН с просьбой дать разъяснения по срокам! Как это понимать?» — возмутилась народная избранница.

При этом Чолпон Джакупова добавила, что «это совершенно унизительная ситуация, когда мы знаем, что на них оказывают давление и они принимают такое решение, дают такие ответы». «Я не хочу вас еще больше унижать, но на трибуне ЖК врать-то уже нельзя», — обратилась она к Дуйшенбеку Чоткараеву.

В то же время глава комитета Галина Скрипкина (СДПК) заступилась за чекистов, сказав, что ГКНБ правильно задался вопросом о законности исполнения решения суда, если учитывать, что на применение амнистии в КР наложен запрет. «Мы говорим об одной стороне нарушения, когда не исполняется приговор суда, но давайте тогда говорить и о нарушении, которое было до этого – незаконное применение акта амнистии. Не надо подходить к этому делу выборочно», — призвала она коллег, отметив, что «ни у кого не хватит решимости и сил исполнить вердикт суда, если судья Верховного суда КР приостановил исполнение решения».

«А мы, как комитет, по закону не имеем права давать оценку действиям судей, вмешиваться в их деятельность, и любое наше решение будет носит рекомендательный характер», — напомнила депутат.

Однако Чолпон Джакупова заметила, что «комитет может не давать юридическую оценку, но может дать политическую». «Это дело стало доказательством того, что у нас практикуется избирательное применение закона и есть политизированность. После озвученной здесь информации, думаю, ни у кого не осталось сомнений в том, что решения на самом деле принимаются не в зале суда. Поэтому, к сожалению, и судьи, и представители других органов не могут применять закон. Но проблема в том, что при этом унижаться на трибуне будут не те, кто дергает за ниточки, а те, кто не исполняет закон», — предупредила народная избранница.
Это подтвердил и другой бирболовец – Мыктыбек Абдылдаев, сказав, что сталкивался в своей практике со случаями, когда те, кто не исполнил предписания закона, годами судились и пытались оправдаться. Он предложил направить материалы по этому вопросу в Генпрокуратуру и спецпрокурору. Комитет согласился, но также решил отправить аналогичный запрос в Верховный суд КР.

Напомним, адвокаты подсудимых – экс-руководителя аппарата президента Каныбека Жороева, бывшего госсоветника Эльмурзы Сатыбалдиева, экс-командира спецподразделения «Альфа» Алмаза Джолдошалиева и бывшего генерального прокурора Нурлана Турсункулова утверждают, что в отношении их подзащитных нарушается закон, поскольку они амнистированы судом и должны были выйти на свободу 3 июня.

ИА «24.kg».

Искен Афиджанов, адвокат: Верховенство закона или политики?

23 мая 2016 года судебная коллегия Военного суда Кыргызской Республики вынесла решение, в котором в отношении некоторых фигурантов уголовного дела по событиям, случившимся 7 апреля 2010 года, применен акт амнистии.
Как известно, согласно требований норм ч.6 ст.347 Уголовно-процессуального кодекса нашей страны решение апелляционной инстанции (коей и является судебная коллегия Военного суда КР) вступает в свою законную силу немедленно после его провозглашения.
Однако до настоящего момента осужденные и амнистированные лица находятся под стражей в СИЗО ГКНБ.
После поднявшегося общественного резонанса, Военная прокуратура обжаловала принятое судебное решение в Верховный суд, где 16 июня 2016 года судья вынес постановление о принятии дела к своему производству и приостановлении исполнения решения второй судебной инстанции.
Таким образом, этот судья уже заранее обозначил свою предвзятую позицию по уголовному делу, которое еще даже не рассматривалось судебной коллегией Верховного суда.
Однако постановление судьи Верховного суда не может отменить решение судебной коллегии второй инстанции, а, согласно норм все того же УПК КР, подача надзорной жалобы не приостанавливает исполнение вступившего в законную силу решения суда второй инстанции.
По сути, мы с вами являемся свидетелями применения так называемых двойных стандартов при толковании и исполнении норм закона, когда судебные решения принимаются не самими судьями, а провластными политиками.
Хотим мы того или нет; справедливо ли судебное решение или нет; законно или предвзято, но это решение суда, которое государственные органы и граждане страны обязаны выполнять.
Иначе нас ждет анархия и судебная вакханалия.
И еще, лично я полностью поддерживаю Чолпон Джакупову в том, что рано или поздно ответственность за неисполнение решений суда и еще другие должностные преступления будут нести не сегодняшние политики, а именно исполнители, которые выполняют их незаконные просьбы или указания.

Было трогательно наблюдать, как ждали наших детей из Кыргызстана в аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке.

FullSizeRender1111

Американские семьи из разных штатов — Северная Каролина, Калифорния, Нью-Йорк, Техас, Кентукки, Вирджиния, Нью Джерси ждали их с волнением и нескрываемой радостью. Надо отметить, что каждая семья прошла строгий отбор и подготовку для приема детей по программе Хостинга, которую проводит специализирующееся агентство «Проект 143». Проект назван в честь тех, кому он служит — а именно 143 миллионам детей-сирот во всем мире. «К сожалению, с момента нашего основания, это число резко возросло, но наша миссия остается неизменной — помочь детям-сиротам испытать любовь семей», — говорит Тэмми Канон, основательница и президент этого агентства.

13407264_1263924376953442_101281737808041976_n

Большинство сирот никогда не принимали участие в такой программе, где можно поиграть с «выдуманными» папой или мамой, испытать жизнь в семье, где царит любовь. Что может означать для этих детей от 4 до 8 недель, проведенные в семье? НАДЕЖДУ. Надо отметить, что каждая семья, которая принимает наших детей имеет дома своих. Они смогут играть вместе и почувствовать атмосферу полноценных семей.

IMG_2177

Во время нахождения в США у детей есть возможность пройти медицинское обследование и соответствующее лечение. В программе мероприятий различные поездки — в зоопарк, выезд на океан, ежедневные походы в парк и так далее. Во время поездки дети будут практиковать иностранный язык.

IMG_2149

40 детишек из Бишкека в возрасте от 4 до 14 лет сопровождает 6 специалистов из Кыргызстана. Вместе с ними прилетел Алексей Петрушевский, директор Центра реабилитации беспризорных детей при мэрии Бишкека. Подготовка к этой поездке была не простой. Им пришлось пройти все инстанции для согласования. Оформлять на детей паспорта и визы в Посольстве США. Петрушевский намерен посетить всех детей в семьях, чтобы убедиться самому, какое внимание они получают на месте.

FullSizeRender

Экспериментальный проект прошел впервые для Центра с 7 декабря по 8 февраля 2015 года. Тогда 12 детей были отправлены в Соединенные Штаты Америки. Все они успешно вернулись обратно.

13427745_1263924190286794_4637734945081608511_n

Соб.инф.

 

21 июня 2016 года прошел круглый стол «Выпускники детских социальных учреждений: реальность и возможности» в рамках проекта «Защита прав и интересов выпускников учреждений интернатного типа», организованный Общественным благотворительным фондом (ОБФ) «Оэйсис» совместно с Общественным фондом (ОФ) «Наш голос». Данный проект поддерживается  Программой по совместному управлению, финансируемой USAID и DFID.

По данным ЮНИСЕФ, количество детей, находящихся в интернатных учреждениях Кыргызской Республики, составляет более 20 тысяч, при этом 88% из них имеют биологических родителей или близких родственников. По нынешнему законодательству, даже не имея контактов со своими родственниками, эти дети после выпуска из детского дома не имеют права на пособие в 2000 сомов, как круглые сироты. Фактически они в 14-16 лет остаются на улице, без финансовой поддержки и вынуждены сами себя обеспечивать. При этом численность таких детей ежегодно увеличивается на 1000 человек.

На круглом столе организаторы представили анализ действующего законодательства и разработали рекомендации для правительства КР по поддержке выпускников интернатов. Кроме этого, представители общественных организаций подготовили Предварительный анализ выгод и затрат улучшения государственной поддержки выпускников детских домов Кыргызской Республики. «Предлагаемые реформы включают придание всем выпускникам детских учреждений статуса «выпускника детского социального учреждения», создание единой межведомственной базы данных выпускников и введение понятия «постинтернатное сопровождение». Для этого необходимо также определить уполномоченный государственный орган, ответственный за поддержку и содействие в социализации выпускников детских домов», — рассказала менеджер ОБФ «Оэйсис» Бермет Джакубова.

«Дело в том, что сегодня ни один государственный орган не отслеживает судьбу выпускников, такая база данных просто не ведется. А статус «выпускника детского социального учреждения» позволит получать всем выпускникам пособие и определенные льготы на образование, к примеру, которые сегодня получают только круглые сироты. Кроме этого, ребятам необходима поддержка взрослых, когда они покидают детские учреждения, чтобы они не остались один на один с улицей, не попали под влияние криминальных элементов», — пояснила Джакубова.

Отсутствие жилья – главная проблема, с которой сталкиваются практически все выпускники. Александр, выпускник Джалал-Абадского детского дома, рассказал, что почувствовал отчаяние и страх, когда оказался за воротами детского учреждения в свои 16 лет. Признается, что от безнадежности была мысль воровать, но счастливый случай позволил найти ему работу официантом. Позже он поступил в ПТУ на сварщика-водителя, стал жить в общежитии, тем самым на время решив жилищную проблему.

В своем выступлении на круглом столе, вице-спикер ЖК КР Алтынай Омурбекова поддержала рекомендации общественных организаций и пообещала поддержку предлагаемой реформы законодательства со стороны Комитета по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и Регламенту ЖК КР.

На прошлой неделе прошло первое заседание межведомственной рабочей группы по разработке проекта Положения по социальному сопровождению выпускников детских учреждений интернатного типа в рамках проекта.

Соб.инф.

Очередное судебное заседание по иску известных правозащитниц Толекан Исмаиловой и Азизы Абдирасуловой к президенту Кыргызстана Алмазбеку Атамбаеву началось 15 июня ровно в назначенное время — в 10 часов.

Руководитель правозащитного движения «Бир Дуйно Кыргызстан» Толекан Исмаилова заявила, что у нее есть ходатайство, которое она хочет представить. Правозащитница попросила суд обратить внимание, что слова президента повлекли негативные последствия лично для неё, членов её семьи, сотрудников возглавляемой ею организации и партнеров. «Возникают многочисленные препятствия в моей деятельности и всего правозащитного движения Кыргызстана», — заявила Толекан Асаналиевна. В конце своей речи она потребовала, чтобы суд взыскал с президента Атамбаева в её пользу 10 миллионов сомов (примерно $147 тысяч) за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации. Ранее, на заседании 8 июня, до 10 миллионов сумму морального ущерба увеличила вторая истица — Азиза Абдирасулова.
Исмаилова потребовала признать не соответствующими действительности слова президента, которые касались непосредственно её, а также сообщила о возникших после высказываний президента негативных последствиях. «Обязать президента Атамбаева Алмазбека Шаршеновича опровергнуть свои слова путём публичного принесения извинений», — резюмировала правозащитница, передав своё ходатайство председательствующему.

Глава «Бир Дуйно Кыргызстан» заявила также, что если она получала гранты от зарубежных доноров, но эти деньги направлялись на реализацию благих целей. «Тем более что все налоги и социальные отчисления в бюджет Кыргызстана были исправно выплачены, о чем имеется справка от налоговых и других государственных органов», — отметила Исмаилова Председательствующий судья Алмазбек Калыбаев отказался принимать эти справки, заявив, что они не имеют отношения к сути иска правозащитниц против президента.

Настала очередь председателя правозащитной организации «Кылым шамы» Азизы Абдирасуловой. Она подала дополнение к своему предыдущему исковому заявлению о защите чести, достоинства и деловой репутации. В частности, Азиза Папановна отметила, что своими словами глава государства фактически натравливает на неё правоохранительные и прочие органы.

«Хватит уговоров! Хватит цацкаться! — процитировала Абдирасулова слова президента. — Уговариваем одного не лазить на забор, а за ним уже очередь из других таких же уродов. Все тот же великий Крылов в своей басне «Кот и повар» дал нам совет, что надо делать в таких случаях: «Речей не нужно тратить по-пустому, где нужно власть употребить!».
«Эти слова президента Атамбаева я воспринимаю как прямую угрозу свое личной безопасности и прямое указание «фас» разным силам: как государственным структурам, так и неофициальным формированиям», — подчеркнула Абдирасулова.

Соб. инф.

8 июня в Первомайском районном суде начался суд по иску Толекан Исмаиловой и Азизы Абдирасуловой к президенту Алмазбеку Атамбаеву.

Правозащитниц возмутил спич главы государства 14 мая, когда Алмазбек Атамбаев обвинил Исмаилову и Абдирасулову в отрабатывании зарубежных грантов.

Истицы  решили взыскать с президента а по 2 миллиона сомов.

– Сначала я хотела запросить 10 или даже 100 миллионов у президента. Но затем мы с Толекан Исмаиловой решили остановиться на сумме в 2 млн. Именно эту сумму в прошлом году Аламудунский районный суд обязал выплатить журналиста Даирбека  Орунбекова в пользу Алмазбека Атамбаева за статью, порочащую честь и достоинство главы государства. Мы хотим теперь выиграть судебный процесс у президента и оплатить штраф вместо журналиста Орунбекова.

Азизу Абдирасулову и Толекан Исмаилову оскорбила а публичная речь президента, в которой он назвал их частью «Народного парламента» и заподозрил в причастности к подготовке госпереворота.

В суде они заявили ходатайство о вызове главы государства в суд.

«Я Алмаза очень хорошо знаю, и хочу ему лично задать вопросы, на которые он, думаю, не сможет ответить. Я мать, у меня есть дети, внуки, которые понесли моральный вред. С мужем у меня до сих пор раздор из-за этого. Дети плачут, а их у меня пятеро», — сообщила  А.Абдирасулова.
Она также попросила выслушать в качестве свидетеля ее дочь и мужа.

Толекан Исмаилова попросила судью сделать запрос о недвижимом имуществе обеих истиц, так как  в речи главы государства было озвучено, что правозащитницы имеют имущество за рубежом. В своем ходатайстве она попросила запросить информацию о недвижимости и ответчика Атамбаева, так как в случае положительного решения суда он должен возместить им моральный  ущерб.

Судья Алмазбек Калыбаев отказал в  ходатайстве  о допросе самого Атамбаева в суде,так как  на процессе присутствует его представитель, но если будут дополнительные вопросы и представитель не сможет дать ответы, то суд рассмотрит вновь явку Атамбаева в суд.

К тому же суд запретил журналистам вести фото и видеосъемку процесса.

Как сказала нам в интервью Т.Исмаилова, она представила суду итоги аудиторской проверки офиса «Бир дуйно» за последние три года, а также свои награды. «Наши аргументы суду после обвинения президента об отрабатывании нами зарубежных грантов в том, что на нас с Азизой оказывается отовсюду психологическое давление. Это приравнивается к пыткам. Нам стали угрожать. Таксисты, например, стали требовать за проезд оплату в долларах. Требуют взаймы сотни тысяч. А президент вместо того, чтобы защищать наши права, наоборот натравливает на нас общество!» – рассказала Т.Исмаилова.

Суд продолжится 15 июня. Абдирасулова изменила сумму иска с 2 до 10 млн сомов, так как все три ее ходатайства отклонили — о вызове свидетелей, о явке Атамбаева и о запросе в ГРС об имуществе президента.

Соб.инф.

Супругу и детей правозащитника оставили без крыши над головой. В Фонде по управлению государственным имуществом сообщили, что ФУГИ исполнил решение Базар-Коргонского районного суда Джалал-Абадской области по делу Азимжана Аскарова и принял в государственную собственность его конфискованное имущество в виде жилого дома в селе Базар-Коргон.

Как сообщалось ранее, в адрес ФУГИ поступило письмо от подразделения службы судебных исполнителей района от 3 марта 2016 года по поводу конфискации имущества Азимжана Аскарова. Согласно директиве, в соответствии с приговором имущество осужденного правозащитника должно перейти государству. В связи с этим ФУГИ издал приказ о принятии в государственную собственность его дома.

Судебные исполнители совместно с сотрудниками ФУГИ провели опись конфискованного имущества Азимжана Аскарова, приговоренного к пожизненному лишению свободы.
Как отмечают адвокаты заключенного, дом в Базар-Коргоне – это единственное жилье семьи Аскарова, которое, к тому же, на правах долевого участия принадлежит и супруге правозащитника. Юристы намерены обжаловать решение суда о конфискации дома.

Напомним, ранее Комитет ООН по правам человека призвал кыргызские власти немедленно освободить Азимжана Аскарова и провести новое судебное разбирательство по делу с «соблюдением принципов справедливого слушания, презумпции невиновности и других процессуальных гарантий».

Аскаров осужден Верховным судом КР к высшей мере наказания. Кыргызская Фемида признала его виновным в организации беспорядков в Базар-Коргонском районе в июне 2010 года и убийстве милиционера.

Соб.инф.

Последнее решение Комитета ООН по правам человека (КПЧ) в отношении Кыргызстана все еще будоражит умы власть имущих. Касался он правозащитника Азимжана Аскарова, осужденного к высшей мере наказания. Комитет потребовал у КР освободить заключенного и пересмотреть дело в отношении него. Но официальный Бишкек вдруг заартачился. Дабы не исполнять это решение, кыргызские власти готовы даже… переписать Основной закон страны. Очень не хочется небожителям отпускать Аскарова, тем самым, признав его невиновность и свою предвзятость. Ведь так удобно возложить на 65-летнего старика ответственность за резню на юге в июне 2010 года, сделав из него козла отпущения грехов членов временного правительства.

Международный пакт о гражданских и политических правах и Факультативный протокол к нему Кыргызстан подписал в 1997 году. Тем самым, республика обязалась исполнять решения КПЧ. Стоит отметить, что комитет и ранее выносил решения против КР. Как отмечается на официальном сайте КПЧ ООН, подобных документов о нарушении статей пакта и факультативного протокола госорганами КР выносилось по делам 9 кыргызстанцев – Феликса Кулова, Анарбая Уметалиева, Рустама Латифулина, Союзбека Калдарова, Татьяны Красновой, Нурбека Токтакунова, Мунарбека Торобекова, и неких Н.Т. и С.Б., пятерых граждан Узбекистана – Жахонгира Максудова, Адила Рахимова, Якуба Ташбаева, Расулжона Пирматова,Отабека Ахадова, а также одного гражданина Турции — Ахмета Гунана. Азимжан Аскаров стал 16-м человеком, который подал заявление в КПЧ против Кыргызстана.

Адвокат Любовь Иванова стояла у истоков практики обращения в Комитет ООН по правам человека. Одно из первых решений КПЧ вынес по делу политика Феликса Кулова. Это, во многом, ее заслуга. Любовь Иванова ответила на вопросы Res Publica.

– Как решение КПЧ повлияет на ход дальнейшего пересмотра дела Азимжана Аскарова?

– Никак не повлияет. Все решения комитета носят рекомендательный характер. Если государство не исполняет, никаких мер ООН не станет применять. Во всяком случае, я не знаю моментов, когда организация как-то воздействовала на государство, если оно не исполняет решение Комитета по правам человека.

В отличие от КПЧ, Европейский суд прописывает более конкретно, какие шаги государство обязано предпринять, дабы устранить нарушения.

Я сама писала в комитет по делу Кулова и они удовлетворили мою жалобу. Однако ответ прислали после революции 2005 года, как раз в тот момент, когда его освободили без всякого решения комитета. Верховный суд КР пересмотрел дело и вынес решение. По остальным делам, каким образом государство отреагировало на решение КПЧ, не знаю. Но по Аскарову однозначно ничего не будет. Ведь власти Кыргызстана уже заявили, что собираются даже изменить норму Конституции, мол, комитет им не указ.

– Разве решения КПЧ не обязательны к выполнению властями страны, против которой оно выносится?

– Процедура исполнения решений Комитета ООН в законодательстве КР не прописана. Этот вопрос обсуждают давно, но законодательно никак не закрепят.

Да, мы ратифицировали пакт и факультативный протокол к нему, что обязуемся выполнять все решения комитета. Но, каким образом мы будем это делать в соглашениях нигде не закреплено. Это еще один пробел в законодательстве. И подобных пробелов очень много. А по этому вопросу и вовсе туман.

– Недавно в интервью журналистам Феликс Кулов заявил, что гражданин в отношении которого выносится решение Комитета ООН имеет право претендовать на возмещение ущерба. Но экс-премьер-министр, якобы, не стал этого делать, поскольку сумма могла стать непосильной ношей для бюджета страны?

– Он прав, комитет вынес решение и рекомендовал произвести в отношении Кулова возмещение ущерба. Я, как адвокат, советовала ему обратиться в суд в гражданском порядке: он находился под стражей почти пять лет и сумма могла быть немаленькой. Он обещал подумать, и даже, если согласился бы судиться, то намеревался деньги направить куда-нибудь на благотворительные нужды. Но насколько я знаю, он так и не стал обращаться в суд. Я же по собственной инициативе от его имени не могла этого сделать.

В отличие от КПЧ ООН Европейский суд обязывает государство выплатить конкретную сумму. И то, если помните, по Ходорковскому Европейский суд взыскал приличную сумму с России, но власти РФ отказались выплачивать. Даже примененные в отношении страны санкции не заставили выполнять решение суда.

– В обществе заговорили о том, что после решения по делу Аскарова в комитет посыплются жалобы на правосудие в КР.

– Не думаю. Во-первых, это очень непросто. Во-вторых, довольно долго комитет рассматривает сообщения, в течение примерно пяти лет, это предусмотрено процедурой самого КПЧ. В третьих, не факт, что комитет вообще удовлетворит сообщение, это редкость. Случай должен быть вопиющим. И в-четвертых, законодательно в КР никак не закреплено исполнение решений КПЧ ООН.

Прежде чем КПЧ приступит к рассмотрению жалобы, почти два года ведется активная переписка с государством: сообщение заявителя направляется официальным представителям республики, которое должно ответить по всем пунктам в течение шести месяцев. После этот ответ направляется заявителю. Такая переписка занимает много времени.

К тому же, надо учитывать, что комитет – это не надзорная, не вышестоящая инстанция суда. Его члены не рассматривают правильность вынесения приговоров или неправильность. И необязательно что после решения комитета ООН будет отменен приговор. Заявление рассматривается только в том плане, нарушены ли статьи Международного пакта о гражданских и политических правах или нет.

Статья 14 пакта гарантирует право на справедливый судебный процесс. У нас как правило в суде что-нибудь да нарушается. И можно по каждому делу обращаться в комитет. Но это сложно – соблюсти все процедуры здесь, в стране. И не только нашего законодательства, а именно статей пакта. При этом, должно быть решение Верховного суда, на которое ссылается заявитель.
Не все жалобы КПЧ удовлетворяет, в комитете могут принять решение, что жалоба неприемлема и рассматривать они ее не будут, поскольку не соблюдены процедуры.

– Есть ли основания обратиться в КПЧ по делу о событиях 7 апреля 2010 года?

– Конечно, есть. Элементарно, та же статья 14 пакта предусматривает разумные сроки рассмотрения дела. Правда, формулировка несколько расплывчата, каковы разумные сроки не указано. Но тот факт, что дело седьмой год в производстве, а срок исчисляется с момента возбуждения дела. Уже больше шести лет прошло, а оно не нашло еще окончательного решения. Тот же Темирбаев уже седьмой год находится под стражей без окончательного решения. В практике ни одного государства, думаю, подобного нет.

Президенту КР Алмазбек Атамбаеву как-то перед Новым годом задавали вопрос о том, почему так долго длится суд по событиям 7 апреля. Он ответил, что в других странах также долго рассматриваются громкие дела. Ничего подобного. Я за свою практику ни разу не сталкивалась, чтобы где-либо в мире по семь лет рассматривались дела. Заседания откладывались по разным причинам, совершенно неуважительным: то суд в отпуске, то кто-то не пришел… Тем самым, процесс затягивался.

– Какие еще нарушения могут стать основанием для обращения в комитет ООН по правам
человека?

– Предвзятость суда, необъективность – все это прописано в пакте. По заявлению Кулова комитет признал применение в отношении него пыток. В чем это выражалось? Статья 7 пакта предусматривает, если было состояние инкоммуникадо. У Кулова не было связи с внешним миром, в течение трех лет ему не давали свидания с супругой. На ее прошения о встрече с супругом ГКНБ ответил визой об отказе. Я приложила это письмо к заявлению в комитет ООН, пояснив, что в отношении него было применено состояние инкоммуникадо, общаться давали только с адвокатом, а сообщения с внешним миром не было. Поскольку наше государство никак на этот пункт не ответило, комитет признал применение пыток – нарушение статьи 7 пакта. Но поскольку у нас, как я уже говорила, нет законодательно закрепленной нормы выполнения решений КПЧ ООН, нужно обращаться в суд в гражданском порядке о возмещении ущерба.

– Получается, что решения Комитета ООН сказываются на имидже страны?

– Безусловно. В ОБСЕ государство, которое не исполняет решение КПЧ, фигурирует как страна, где не соблюдаются права человека и международные пакты. Это обязательно будет на слуху.

Махинур Ниязова.

Опять виновата Конституция. Власти Кыргызстана решили в срочном порядке отправить Основной закон страны под нож. Поводом послужило обращение правозащитника Азимжана Аскарова, приговоренного к пожизненному заключению и находящемуся в ИК-47 в Комитет ООН по правам человека. Членом этой подведомственной структуры, кстати, является и «островок демократии». Комитет вынес заключение по делу Азимжана Аскарова и призвал Кыргызстан немедленно его освободить и снять все обвинения.

«Правозащитник Азимжан Аскаров, который в течение 10 лет сообщал о нарушениях прав человека со стороны милиции и тюремных властей в его родном городе Базар-Коргоне, арестован 15 июня 2010 года после вспышки этнического насилия на юге Кыргызстана. Его признали виновным в разжигании межнациональной розни, провоцировании беспорядков и соучастии в убийстве сотрудника милиции, который погиб во время этнического конфликта, и приговорили к пожизненному заключению», — говорится в официальном сообщении.

Отметим, что комитет ООН, состоит из 18 независимых международных экспертов по правам человека. Проанализировав все материалы по этому делу, они пришли к выводу, что «Аскаров самовольно задержан, содержался в нечеловеческих условиях, подвергался пыткам и жестокому обращению, а также лишен возможности надлежащим образом подготовить аргументы в свою защиту».

Как сообщает комитет, отношением к правозащитнику Кыргызстан нарушил несколько статей Международного пакта о гражданских и политических правах, участником которого он является.
По мнению комитета, Кыргызстан обязан освободить Азимжана Аскарова, при необходимости проведя новое судебное разбирательство по делу с «соблюдением принципов справедливого слушания, презумпции невиновности и других процессуальных гарантий».

Кыргызстан не исполнить заключение комитета не может. Наше государство подписало соответствующий пакт. Следовательно, Аскаров должен выйти на свободу. И это после громких заявлений на всех уровнях, что Аскаров чуть ли не «враг народа» и его место в тюрьме. Представители «верхушки» публично комментировали свое аутодафе в отношении США, когда Госдеп вручил осужденному Аскарову премию «Защитник прав человека». В ответ правительство КР демонстративно денонсировало соглашение с США от 1993 года. Напомню, КР единственная страна в Центральной Азии, с которой Америка имеет — точнее, имела — определенные договоренности.

Козел отпущения

Вернемся, однако, к решению комитета ООН. Верховный суд сразу отреагировал на него, заявив, что приговор в отношении Азимжана Аскарова будет пересмотрен. А вот советник президента Алмазбека Атамбаева, в прошлом глава спецслужб и секретарь Совета обороны, словом, чекист со стажем Бусурманкул Табалдиев записал открытое обращение, в котором заявил, что в созданном Аскаровым прецеденте виновата…Конституция. Это она, мол, угрожает национальной безопасности и подрывает устои государства. Господин Табалдиев пеняет на 41 статью главного юридического документа страны. По его мнению, в Конституции в целом заложены нормы, которые позволяют международным институтам и авторитетным державам навязывать свою волю.

Статья 41 Конституции КР:
1.Каждый имеет право на обращение в органы государственной власти, органы МСУ и к их должностным лицам, которые обязаны представить обоснованный ответ в установленный законом срок.
2. Каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод. В случае признания указанными органами нарушения прав и свобод человека КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда.

В свою очередь, депутат от фракции «Бир Бол» Чолпон Джакупова, в прошлом глава Правовой клиники «Адилет», уверена, что нет необходимости менять Основной закон страны по тем причинам, на которые указывает Бусурманкул Табалдиев.

«Прихожу в шок от мысли, что статья 41 Конституции представляет угрозу для безопасности в стране. Сложилось такое ощущение, что если бы не было дела Азимжана Аскарова, то никто бы и не заметил этого, просто не обратил бы внимания. На самом деле многострадальная Конституция тут вообще ни при чем. Для юриста приведенные доводы — очень смешное обоснование. Да, подобная норма есть, но она привязана к другой норме той же Конституции, в которой говорится, что международные договоры являются составной частью правовой системы нашей страны. В этом смысле шестая статья главного юридического документа страны прописана у нас гораздо более мягко, чем конституции других стран», — сказала Чолпон Джакупова и приводит в пример редакцию Основного закона РФ, где указан приоритет международного права.

«Мы поменяем эту норму, но остается еще одна – шестая. Что мы должны делать с ней? Давайте выйдем тогда из системы ООН. Но Всеобщую декларацию прав у нас никто не отменял. Понимаете, нельзя из контекста вырывать текст и на основе этого что-то править, говорить, что Основной закон несовершенен и нуждается в доработке. Я сама далека от мысли, что наша Конституция идеальна. Но обоснование, которое было озвучено, с точки зрения права не выдерживает критики», — рассуждает Чолпон Джакупова.

И опять же по Основному закону следует, что «вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является КР, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы КР. Нормы международных договоров по правам человека имеют прямое действие и приоритет над нормами других международных договоров».

А ларчик просто открывался

Суета, возникшая в высших эшелонах власти спровоцированная обращением Азимжана Аскарова, и последующие за этим пляски на костях Конституции, вполне понятны. Аскаров создал прецедент и подал пример остальным политическим заключенным, в частности, фигурантам апрельского дела – бывшим высокопоставленным чиновникам и военнослужащим спецподразделений «Альфа» и «Арстан», включая их командиров, обвинения в отношении которых притянуты за уши, а следствие было приведено в нарушение всех норм УПК, как нужно отстаивать свои права.
На каком основании, к примеру, экс-руководителя аппарата президента Каныбека Жороева или бывшую главу Секретариата Оксану Малеваную приговорили к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, если в их функциональные обязанности близко не входила координация работы силовых структур и уж тем более, дача приказа – стрелять на поражение по отнюдь не мирным демонстрантам? Почему осуждены экс-заместитель командира СГО Данияр Дунганов, командиры «Альфы» и «Арстана», если доказано и в подтверждении в суде защитой приводились результаты баллистической экспертизы, что пули, сразившие людей, прибывших на площадь кровавого 7 апреля 2010 года, были выпущены не из оружий бойцов вышеуказанных спецподразделений?

То есть, налицо чисто политическое дело и желание перевести стрелки на людей невиновных, дабы оправдать собственную несостоятельность и трусость.

Алена ШТОЛЬЦ.