До окончания срока Атамбаева
осталось

№20 от 22.10.2015

Вся неделя сопровождавшаяся новостями о побеге и поимке, бежавших из тюрьмы преступников, вдруг распространила такое тягостное ощущение ненависти и насилия вокруг, что, кажется, уже от этого не скрыться. И сразу после авиаударов России по Сирии началась какая-то истерия о том, что все стягивается к нам, в Центральную Азию, которая будет испытывать на себе все последствия исламского экстремизма.

Никак не выходит из головы видео из Сирии, на котором заснят совсем юный парень Бабур, наш, кыргызстанец, заплаканный от того, что идет на смерть. А дядя его потом рассказывает, что его племянник два года тому назад уехал в Россию на заработки. Вот откуда вербуются на войну последние годы наши земляки. Турецкие СМИ сообщают, что на днях в Стамбуле тоже прикрыли лагерь для подростков из ЦА, которые проходили обучение для борьбы в рядах ИГ. В последние месяцы в социальных сетях появляются ролики, на которых уже примкнувшие к ИГ взрослые боевики, в том числе из Казахстана, Узбекистана и Таджикистана, тренируют своих детей.

«Согласно текущим оценкам, по состоянию на январь 2015 года общее число иностранных боевиков, задействованных в сирийско-иракском конфликте, превысило 20 тысяч, что превышает показатель афганско-советской войны 1980-х годов и делает его самой крупной мобилизацией иностранных боевиков среди конфликтов с мусульманским большинством со времен Второй мировой войны. Война в Сирии и Ираке, скорее всего, затянется на годы и уже стала одной из определяющих проблем для поколения молодых мусульман в Европе, на Ближнем Востоке и в бывшем СССР», — говорится в докладе USAID «Боевики из Центральной Азии в Сирии и Ираке — что ими движет и как противостоять вербовке».
В докладе называются возможные программные ответные меры правительства США и USAID.

Это, «экономическое развитие и создание рабочих мест, обучение и переквалификация безработных и возвращающихся мигрантов, укрепление общин мигрантов, проживающих за рубежом, и контркоммуникационные программы». Но реализация таких программ в ЦА и особенно в России является гораздо более сложной и трудной задачей. Любые усилия правительства США по противодействию насильственному экстремизму, направленные на решение этих вопросов, «сталкиваются с растущим сопротивлением взаимодействию в Кыргызстане и Таджикистане даже на уровне программ по развитию», — говорится в докладе.
Как известно, правительство Кыргызстана в июле этого года денонсировало Соглашение с США по оказанию содействия.  Что приостановило все программы американского правительства. Зато Посол РФ в Кыргызстане Андрей Крутько уверяет, что нам нечего беспокоиться, потому что в Канте у нас стоит российская база. Ее цель — борьба с возможным проникновением в КР вооруженных террористических формирований, их уничтожение, — заявил российский посол. И подчеркнул, что президент Атамбаев поддерживает действия России в Сирии.

Однако упускается такая важная сторона процесса, как общественная поддержка. На этой же неделе в соцсетях распространили обращение «Это не наша война!» к общественности и политическим партиям Кыргызстана. Под ним подписалось уже очень много людей, возмущенных Атамбаевым, поддержавшим авиационные удары России в Сирии:
«Безответственная поддержка президентом Атамбаевым агрессии России в Сирии может привести к отправке кыргызских солдат на чужую войну. Мы не хотим второго Афганистана и не допустим больше гибели наших сынов на далекой земле. Авиационные удары, которыми восторгается Атамбаев, привели к тому, что «Армия ислама» объявила войну России. Духовенство Саудовской Аравии объявило джихад против России. Предупреждаем, что современный терроризм не знает государственных границ. Поддерживая бомбежки сирийских городов, Атамбаев превращает мирный Кыргызстан в мишень для международных террористов».

Группа авторов обращения призывает всех соотечественников и политические силы выступить за мир и не допустить втягивания Кыргызстана в сирийский конфликт. «Это не наша война!» — повторяют они.

На смену ценностей демократии по всему миру хлынула волна религиозной вражды. В погоне за мировым лидерством используется весь арсенал не только военной техники, но прежде всего информационного воздействия.

Горе-аналитики, в порыве своей пропагандистской накачки пишут: «Америка теряет в рейтингах, в то время как обыватели Ближнего Востока переодеваются в футболки с Путиным. Эксперты заявляют, время единоличного мирового господства США завершилось. России удалось сплотить вокруг себя наиболее значимых политиков планеты и надежных союзников на случай военной агрессии извне». «Рейтинг главы РФ, мягко говоря, зашкаливает», — восторгаются они. Здесь мы должны аплодировать.

…Что же получается, все на самом деле так близко? Хорошо, что США решили в Афганистане задержаться в связи с последними событиями.

А в это время у нас зэки, как тараканы из тюрьмы бегут. Потом за ними гоняются всю неделю, наводя страх на население, а российские СМИ нас своей военной базой в Канте успокаивают.

Идет другая война — информационная. Нам нужно возвращать доверие людей к государству, которое должно заботиться о своих гражданах, чтобы они не шли на чужую войну в поисках заработка. И программы правительства США на поддержку гражданского общества, а также содействия госорганам Кыргызстана по укреплению границ, силовых структур, религиозной грамотности и многого другого чего нам так не хватает, очень бы пригодились сейчас.
Пока же мы видим, как в сознание вбивается клин между державами одинако близкими для нас и далекими. «Паны дерутся — у холопов чубы летят», — как говорится. Так и у нас. Мы выгнали авиабазу США из Манаса, в угоду «старшему брату», разорвали с США соглашение о содействии,теперь сидим в ожидании помощи за особое отношение, отдельное рукопожатие.

Замира СЫДЫКОВА.

В понедельник начнет работу новый, шестой по счету, созыв парламента страны. Первым делом, фракции объединятся в коалицию. В обществе гадают, кто войдет в конфигурацию. Эксперты предрекают объединение СДПК + «Кыргызстан» + «Онугуу» + «Ата Мекен», «Республика — Ата Журт» и «Бир Бол», предварительно, остались за бортом, а значит – в оппозиции. И если с Жогорку Кенешем все более-менее понятно, то совсем неясно, что станет с правительством. Останется ли Темир Сариев премьер-министром или состав кабмина кардинально поменяется с учетом квот фракций ЖК? В кулуарах обсуждаются возможные варианты. А учитывая надвигающийся кризис, вопрос формирования правительства и его состав становится ключевым.

«Наступает настоящий кризис, более сильный, чем в 2007-2009 годах», — заявил также президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и призвал затянуть потуже пояса. Подобные прогнозы в соседнем государстве ничего хорошего нам не сулят. Сумеет ли новый парламент КР сформировать эффективное правительство, способное противостоять надвигающемуся кризису?

Экс-спикер ЖК профессор Зайнидин Курманов считает, что Кыргызстану необходимо «пожить с техническим правительством». «Когда часто меняются министры — это плохо, приводит к политической нестабильности. Такие министры, как правило, не работают, а занимаются личными делами. Нужно моделировать такую систему, чтобы она была стабильной. Если отдать сейчас кабмин незрелым людям, ситуация может еще ухудшиться», — сказал эксперт.

Он отметил, что в Кыргызстане «неэффективных чиновников гораздо больше, чем эффективных». «У нас нет реальных политических партий, которые обладали бы идеологией и программами. Перспектива сейчас есть только у идеологических партий, которые следуют своим программам. Если одна и та же партия будет держаться за власть, то толку от этого не будет. Хватит сидеть и далее смотреть в две стороны — либо на Америку, либо на Россию, и ждать, что денег подкинут. Надо работать», — подчеркнул Зайнидин Курманов.
С ним согласен и политолог Марс Сариев. Он заявил, что кыргызская элита исчерпала свой лимит. «Сейчас вопрос стоит: будет ли Кыргызстан как государство или нет? Весной этот вопрос будет решаться», — считает он.

Новоизбранный парламентарий Чолпон Джакупова отдает ключевую роль президенту страны. «Он должен явиться локомотивом либо изменений к стабилизации, либо кризиса. Сейчас другого сильного игрока по определению быть не может. Ключевая роль при создании коалиции и формирования правительства принадлежит главе государства. От него будут зависеть инициативы. И первым делом, от того, кто войдет в конфигурацию. Судя по предварительным сведениям о составе коалиции, думаю, что о технически профессиональном правительстве речи нет», — заключила Чолпон Джакупова.

Соб. инф.

0 4035

Кто и зачем в разгар политических событий отпустил из следственного изолятора опасных преступников? Как осужденным за тяжкие преступления удалось выбраться из особо охраняемой тюрьмы? Кто поспособствовал побегу зеков? Ответы на эти вопросы общественность, похоже, уже не узнает никогда. Власти Кыргызстана один за другим уничтожают беглецов. Причем не только тех, что скрывались и были
обнаружены, но и задержанных сразу после побега.

Побег

В ночь на 12 октября из следственного изолятора №50, что в селе Нижний Норус Чуйской области, сбежали 9 осужденных. Они убили троих сотрудников ГСИН, еще один был тяжело ранен и скончался спустя несколько дней в больнице. Под утро пятерых беглецов задержали и водворили в СИЗО-1 в Бишкеке. Поиски четверых продолжились.

Двоих уже нашли и ликвидировали. В пятницу, 16 октября, в новостройке рядом с рынком «Дордой» обнаружили одного их сбежавших — Данияра Кадыралиева. «Он оказал активное сопротивление и был уничтожен», — сообщили позже в ГУВД Бишкека. На фотографиях, распространенных в соцсетях, запечатлен убитый преступник в неестественной позе, в руке — кухонный нож, будто вложенный в спешке сотрудниками правоохранительных органов.
Во вторник, 20 октября, правоохранители ликвидировали еще одного беглеца — Азамата Мусуралиева. Его обнаружили в одной из кошар в селе Шорго в Сокулукском районе Чуйской области, почти на границе с Казахстаном. Преступник также был вооружен ножом, с которым, по официальным данным милиции, кинулся на сотрудников СОБР. В ответ получил автоматную очередь, убит 9 выстрелами.

В тот же день стало известно, что в СИЗО-1 скончался Таалайбек Жуманов. Он также 12 октября вместе с группой из девяти заключенных бежал из СИЗО-50. Но далеко уйти не успел. Его и еще пятерых беглых преступников задержали. По официальной версии, причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Установить точные причины приступа крайне сложно, говорят врачи. Нужна экспертиза. Станут ли ее проводить?
Утром 21 октября стало известно о скоропостижной кончине еще одного задержанного беглеца — Бакыта Кенжегулова. Диагноз, как у Жуманова, сердечная недостаточность. «Он был доставлен в Центральную больницу при ИК-47 накануне специальным этапом из СИЗО-1 в тяжёлом состоянии с диагнозом сердечно-сосудистая и дыхательная недостаточность. В СИЗО-1 Кенжегулов содержался в одиночной камере», — сообщили в ГСИН.

В настоящее время в бегах остаются двое особо опасных преступников — Эдиль Абдрахманов и Алтынбек Итибаев. Очевидно, при обнаружении последних, их тоже уничтожат. Вне зависимости от того окажут они сопротивление или нет.

Кто за этим стоит?

Мы не преследуем цели оплакивать отморозков или осуждать действия правоохранителей. К тому же, любой изучивший биографии этих преступников и их прошлые «заслуги», скажет, что ликвидация оправдана. Но спецоперация по их поимке, а верней уничтожению, наводит на мысли, из которых напрашиваются определенные выводы.
В ГСИН не отрицают, что к побегу осужденных за терроризм могут быть причастны сотрудники следственного изолятора. По словам начальника Главного оперативно-режимного управления Саламата Абдиева, двери камер не были взломаны. Значит, ее открыл кто-то из сотрудников учреждения. На прямой вопрос журналистов, причастны ли работники СИЗО к побегу, он ответил уклончиво: «Я не отрицаю, но далек от таких разговоров».

Стоит отметить, что СИЗО-50 — это спецколония для содержания особо опасных преступников и членов ОПГ. В свое время руководство ГСИН бахвалилось, что это закрытое учреждение оснащено по последнему слову техники, дескать там установлены средства заглушки сотовой связи и приняты повышенные меры безопасности. Мол, сбежать отсюда невозможно. Но девятерым осужденным и следственно-арестованным удалось выбраться из трех камер изолятора, миновать коридоры, где на каждом шагу решетчатые двери, и высоченный забор с колючей проволокой. Или им все же кто-то помогал?

В ГСИН по ЧП назначили служебное расследование, параллельно возбудили уголовное дело, следствие ведет Спецпрокуратура по надзору за исправительными учреждениями. Как сообщили «Res Publica» в пресс-службе ведомства, по предварительным данным, должностей лишатся 1 сотрудников системы УИК, в СИЗО-50 полностью заменят личный состав. Вопрос об уголовной ответственности пока не стоит. Но ответственность за дерзкий побег полностью лежит на начальнике закрытого учреждения Имаше Телтаеве. К слову, нынешний глава СИЗО-50 был уволен и на него возбуждали уголовное дело еще в бытность руководителем ГСИН Шейшенбека Байзакова. После смены председателя ГСИН Телтаев подал в суд и был восстановлен, нынешний глава ведомства Алик Мамыркулов вернул ему прежнюю должность.

В самом ГСИН с сожалением отмечают, что Мусуралиева можно было и живым взять. Мол, он не особо опасен, обвиняется в краже, а не терроризме. как остальные беглецы, и помог бы следствию в установлении степени виновности руководства СИЗО-50. Но решение о ликвидации принимало не руководство службы, а на более высоком уровне.

Преступники или герои 7 апреля?

Уничтоженные при задержании беглецы были так называемыми первоходками, но проходили обвиняемыми по очень неоднозначным уголовным делам. Мусуралиев еще не получил срока. Он был следственно-арестованным, ждал суда. Проходил обвиняемым по делу о краже материалов уголовного дела по мародерству. В июле 2015 года из сейфа в кабинете судьи в Чуйской области пропали несколько томов этого громкого дела, где кроме прочих мелькали имена членов партии «Ата Мекен» и ее лидера Омурбека Текебаева. Неизвестные пытались инсценировать пожар. По горячим следам подозреваемых задержали, один из них — Мусуралиев. У него нашли вещдоки. На время следствия арестованного поместили в СИЗО-50. Как ранее несудимый и обвиняемый в нетяжком преступлении оказался в одной камере с пожизненно осужденными — вопрос, на который предстоит ответить следствию.
Биография ликвидированного Данияра Кадыралиева и скончавшегося в колонии Бакыта Кенжегулова тоже весьма занятна. Их имена всплыли впервые в январе 2011 года. Оба были задержаны за причастность к террористической группе «Жаамат Кыргызстана «Жайшуль Махди», которая организовала взрывы во дворе синагоги в Бишкеке и возле Дворца спорта имени Кожомкула, разбойное нападение на гражданина США, убийство бишкекчанина и трех участковых инспекторов, а также сотрудника спецподразделения «Альфа». В 2013 году они получили первую судимость и сразу «вышку».

К пожизненному лишению свободы приговорен и Эдиль Абдрахманов, который все еще в бегах. Он задержан вместе с Кадыралиевым и также проходил обвиняемым по делу террористической организации «Жаамат Кыргызстан «Жайшуль Махди». Еще во время расследования по этому делу стали всплывать весьма любопытные детали деятельности группировки. В феврале 2011 года родственники обвиняемых написали открытое письмо тогдашнему президенту переходного периода Розе Отунбаевой и премьер-министру Алмазбеку Атамбаеву. Вот некоторые выдержки из этого послания: «Уважаемые Роза Исаковна, А.Атамбаев, О.Текебаев, И. Карамушкина, Д. Ниязалиева и др.
Наши дети, братья и мужья охраняли и вызволяли вас из подземных камер ГКНБ, шли под пули 7 апреля на Форуме и на площади Ала-Тоо, выносили раненных и развозили их по больницам. Принимали участие по приглашению ваших районных и сельских штабов 17 марта в Курултае оппозиции. Бакыт Кенжегулов, его брат Азамат, сестра Гульмира были и остаются старейшими членами СДПК. По первому вашему зову, они организовывали народные дружины, противодействовали мародерам и провокаторам, а также вели охрану государственных и частных  объектов. После событий 7 апреля 2010 года они были активными членами добровольных народных дружин по стабилизации очагов напряженности в селе Маевке и тревожных майских событий в Бишкеке». Еще из письма: «Одновременно, наши сыновья, в июне 2010 года, по призыву Временного Правительства и на основании выданного ими правительственного мандата в числе добровольцев отправились на юг Кыргызстана, где разгорелась кровавая межнациональная драма… В канун прошедших парламентских выборов, не только наши дети, которые являлись членами и сторонниками таких политических партий, как СДПК, «Ата Мекен», но и мы, родители и жены, оказывали вам содействие в партийной агитации, пропагандировали и голосовали за партии наших сыновей, которые вдруг оказались террористами. Почему тогда ваши партии работали с этими «террористами»?» Вопрос вполне закономерный.

Мертвый лучше, чем живой

О том, что обвиненные в террористической деятельности Кенжегулов, Абдрахманов и Кадыралиев после июньских событий на юге помогали временщикам распределять гумпомощь говорила и правозащитник Токтайым Уметалиева. Она была главой группы по оказанию гуманитарной помощи жителям Ошской и Джалал-Абадской области во время межнационального конфликта. «Эти ребята, которых в июне направили на юг, а сейчас обвиняют в терроризме, являются членами партий власти в Кыргызстане. Я не знаю, почему сейчас их лидеры отказываются от этих ребят. Они помогали разгружать гуманитарную помощь, они же поймали снайпера, который убивал людей, и они же помогли Азимбеку Бекназарову и Кубатбеку Байболову», — говорила тогда Токтайым Уметалиева.
Получается, сначала власти заигрывают с террористами, используют их на митингах и для организации госпереворота, вручив оружие, и также в предвыборной гонке, а после обвиняют в терроризме и уничтожают? Этот побег невольно сравнивают с еще одним громким «тюремным» случаем — досрочным освобождением и отбытием на историческую родину «вора в законе» Азиза Батукаева. До сих пор доподлинно неизвестно, кто тогда дал команду отпустить лидера ОПГ. Эту тайну он увез с собой в город Грозный. И его возвращение нынешней власти не выгодно. Слишком много может рассказать.

Такой же вывод напрашивается в случае с беглецами. Складывается впечатление, что их поимка живыми власть имущим невыгодна. Они тоже многое могут рассказать. Какую правду пытаются скрыть от общественности власти Кыргызстана?

Махинур Ниязова.

Пострадавшие в ходе спецоперации в июле бишкекчане до сих пор не могут заселиться в отстроенные дома. Слепленные наспех жилища пока не особо пригодны к проживанию с маленькими детьми. «Res Publica» выяснила, как встретили холода жители домов по улице Шоорукова.

Обещанного не дождались

Неделю назад двум семьям, оставшимся без крова после контртеррористической операции в Бишкеке, вручили ключи от новых домов. На торжественное мероприятие по такому знаменательному поводу прибыли вице-премьер министр Абдырахман Маматалиев, министр ЧС Кубатбек Боронов и чиновники рангом пониже. Пригласили и журналистов, дабы продемонстрировать, как государство исполняет взятые на себя обязательства.

04_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii

С виду домики, действительно, выглядят симпатично. «Это типовое жилье, МЧС возводит такие дома для пострадавших в чрезвычайных ситуациях», — поясняет бишкекчанка Евгения Крапивина.

Ровно три месяца минуло с того дня, когда во двор ее дома упала боевая граната. Только по счастливой случайности никто не пострадал. Детей спас тойтерьер Марик. Они стояли во дворе, когда песик рванул на улицу, и мальчишки побежали за ним. Через несколько минут прогремел взрыв… «Взрыв был такой силы, что ворота отлетели на несколько метров. Начался пожар и дом и все имущество сгорели дотла», — вспоминает Евгения.

На соседней с Шоорукова улице Темировой в двухэтажном особняке в тот день, 16 июля, залегли предполагаемые террористы (в том числе, один из беглых и числящихся ныне в розыске заключенных СИЗО-50 Алтынбек Итибаев). Для поимки преступников к месту были стянуты силы спецназа ГКНБ КР. Перестрелка велась несколько часов. В ходе спецоперации пострадали несколько близлежащих домов. Семьи остались на улице вместе с малолетними детьми. Когда общественность и СМИ забили тревогу, чиновники пообещали отстроить пострадавшим новые дома. И вот 14 октября объекты сдали в эксплуатацию. Отчего же семьи отказались ставить подписи в актах?

03_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii

Мы строили, строили и… не достроили

Традиционного перерезания красной ленты не было, зато присутствующие вдоволь наслушались пламенных речей чиновников. Во время сдачи домов вице-премьер-министр Абдырахман Маматалиев похвалил за «терпеливость» пострадавших, оставшихся без крыши над головой, и «поблагодарил их за проявленное понимание». Высокопоставленный чиновник заявил, что дома сданы в эксплуатацию «под ключ», но тут же отметил, что есть недоделки. «Как мне доложили строители, дома хорошие. Сказали, что ворота не были предусмотрены, но они установили. Все, что недоделали, доделаем», — пообещал вице-премьер на камеру. Однако, как только выключились записывающие устройства и журналисты разъехались с места события, новоселам дали понять: все недоделки устранять им придется собственными силами и за свой счет. А поработать есть над чем. Строительные работы нынче недешевые. И семьям это выльется в приличную сумму.

04_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii-dom-krapivinoy-eugenii

«Установили нам водонагреватель. Он работает, но вода горячая отчего-то не поступает в кран. Видимо, где то трубы неправильно подсоединили. Придется вызывать строителей, долбить стену, проверять трубы, а после вновь выравнивать и заново класть кафель», — сетует хозяйка.

В небольшой комнатушке, которую строители оборудовали под совмещенную уборную и ванную, не развернуться. Новенькие душевая кабинка, унитаз и раковина, под потолком водонагреватель и тут же установлена буржуйка. «Изначально, когда нам дали смету, увидев, что в домах предусмотрена печь на твердом топливе, мы попросили: установите нам газовое отопление, как было. Писали заявления во все инстанции. По цене газовый котел и буржуйка одинаковые, обе стоят около 18 тысяч. Но нам заявили, что в смете написано «печь на твердом топливе», значит, будем ставить такую. Все наши уговоры и попытки добиться своего натыкались на стену непонимания. Нас просто не захотели слушать», — говорит Крапивина.

06_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii-dom-krapivinoy-eugenii

Главней всего — погода в доме

К тому же выяснилось, что печь установили неправильно. «Попытались включить отопление, так от давления со всех труб потекла вода. Залило стены, и продолжает капать. Пока не починят, заселиться мы не сможем. Тем более холода наступили», — отмечает Евгения Крапивина.

09_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii-dom-krapivinoy-eugenii

На стенах, действительно, видны разводы и подтеки. Батареи местами ржавые и в трещинах. Сколько еще семье сидеть без отопления? Придется доделывать за свой счет.
Из собственного кармана придется оплатить и строительство отдельной котельной. На церемонии вручения ключей, Абдырахман Маматалиев распорядился провести голубое топливо в дома пострадавших. Но менять буржуйку на газовый котел, сказал, уже поздно.
Отдельный вопрос — полы в доме. По бумагам в этих жилищах предусмотрен деревянный настил, но на деле строители на голый бетон постелили тонкий линолеум. «Прораб сказал, что дерево без воздушной прослойки будет гнить, и поэтому линолеум. Но он почему-то разного цвета и без утепления», — говорит Евгения Крапивина. Где строители набрали эти кусочки напольного покрытия, остается только догадываться.

На предложение хозяйки разуться и походить по этому полу в одних носках, чиновники не согласились. Немудрено. Простудиться никто из них не желает. А «простым смертным»
и так сойдет?

Не было печали…

На справедливое возмущение жильцов, глава МЧС Кубатбек Боронов отвечает по принципу «сам дурак!»

05_postradavshie-v-hode-antiterroristicheskoy-operatsii-dom-krapivinoy-eugenii

«Дали бы им на руки эти деньги, смогли бы они построить такой дом? Я считаю, что нет. Если бы наняли строителей, то за все платили бы сами. А так мы сами все сделали», — заявил министр. Он считает, что дареному коню в зубы не смотрят. Получается, дома пострадавшим власть оценивает как подарки, а не должное.

«Когда составляли проект нового дома, с жильцами все согласовывали. Они утвердили. Но у них, как говорят, аппетит пришел во время еды. Все им построили, а они недовольны. Нельзя так», — заявил министр. И чиновнику плевать, что в доме элементарно не соблюдена техника безопасности. А если завтра все взлетит на воздух, кто понесет ответственность?
Соседка Крапивиной Раиса Василенко не скрывает, что претензий у нее к строителям меньше. Но и за все дополнительные услуги ей пришлось доплачивать отдельно по рыночным ценам. Та же отделка фасада дома семье обошлась в 30 с лишним тысяч сомов. За отдельную плату в доме предусмотрели отдельную комнату под котельную.
В день вручения ключей, говорит Евгения Крапивина, обе семьи предупредили, чтобы журналистам «лишнего не сболтнули, а то плохо будет». «С самого утра нам стали совать бумажки на подпись. Мы отказались расписываться в этих актах, потому что там указано, что мы всю ответственность отныне за постройку берем на себя. И если что-то рухнет, то мы поломку устранять будем сами. Мы им объясняем, что еще даже отопление не проверили, ничего толком не посмотрели, а они не унимаются. Пришлось вовсе отказаться от подписания каких либо бумаг, пока полностью не заселимся и не поживем
какое-то время», — говорит
хозяйка.

«Меня чиновники упрекают, что я возмущаюсь много, — продолжает Евгения. — Я им отвечаю: когда ходишь и смотришь — красиво, а ты попробуй остаться тут хотя бы на сутки, поживи без отопления, горячей воды, походи по этому полу с тонким линолеумом, а после будем рассуждать. Я не прошу чего-то сверхъестественного мне сделать, но верните мне то, что было».

Жизнь с чистого листа

Семье Евгении Крапивиной приходится начинать все с новой страницы. Во время пожара вместе с домом сгорели документы, мебель, одежда. А на носу зима. «Мы теперь решили оформить дом в стиле минимализма, — не теряет оптимизма Евгения. — Мебели будет мало, только самое необходимое». Признается, молодая семья с маленьким ребенком не скоро сможет позволить себе купить новую мебель в дом. Обойдутся тем, что отдали неравнодушные граждане и родственники. Просить у властей пострадавшие больше ничего не хотят. Да и не дадут им больше. Дом построили абы как и на том спасибо.

«Я больше не буду никому ничего писать, — заявляет Евгения Крапивина. — У чиновников отношение к нам такое, будто мы милостыню просим. Свинское отношение. Мы еще и крайние остались».

Всего на улице Шоорукова отстроили два дома, отремонтировали крышу третьего и выплатили компенсацию хозяину четвертого. Особняк, где скрывались террористы, стоит нетронутым. Хозяин собрал все документы, предоставил справки о том, что жилье сдавал в аренду молодой семье, чем промышляли квартиранты, не знает, и к преступникам, укрывавшимся там, отношения не имеет. Но его дом восстанавливать власти не торопятся. Видимо, не считают
нужным.

Махинур  Ниязова.

 

ЦИК объявил официальные итоги выборов и распределил мандаты. СДПК получает 38 мест, «Республика — Ата Журт» — 28, «Кыргызстан» — 18, «Онугуу-Прогресс» — 13, «Бир Бол» — 12. «Ата Мекен» замыкает «шестерку» победителей — 11 депутатов. Однако неизвестно, когда парламент приступит к работе.

Глава ЦИК Туйгунаалы Абдраимов заверил ИА «24.kg»,что готов раздать значки и удостоверения хоть завтра, но вот незадача — списки тех, кто в ближайшие пять лет займется законотворчеством, не утверждены до сих пор. Как сообщили в Центризбиркоме, сегодня последний день, когда победители должны представить окончательные перечни нардепов.

В партийных штабах отмахиваются от журналистов, а исключенные из списков устраивают флэшмобы и взывают к справедливости через суды.

«Великие комбинаторы»

Пять партий, за исключением «Бир Бола», основательно перетрясли списки, ранее утвержденные на съездах перед подачей документов в ЦИК. Кардинальной чистке подверглись кандидаты от «Республики — Ата Журт» и «Онугуу-Прогресса». Из первой за день до объявления окончательных результатов выборов ЦИК исключил на основе заявлений кандидатов 55 человек, из второй — 44. Из СДПК ушли три человека, из «Ата Мекена» — два, из «Кыргызстана» — четыре.

Причем социалисты избавились от экс-премьер-министра Джоомарта Оторбаева и преданной соратницы Омурбека Текебаева — Асии Сасыкбаевой. Вылет прочили и Жоомарту Сапарбаеву. Однако молодой партиец остался. К слову, господин Оторбаев всячески отрицал, что его намерены оставить за бортом парламента. Даже убеждал, что набрал больше всех голосов на вверенном ему участке в Чуйской области. Однако мандат ему не достался. Асия Сасыкбаева рассказала, что ее побудило выйти из списка жгучее желание дать дорогу молодым. Но займет ее место, по предварительным данным, известный кочевник по партиям Каныбек Иманалиев.

Назвать его молодым можно с очень большой натяжкой. Так что с какой целью Асия Сасыкбаева уступила дорогу бывшему пресс-секретарю Аскара Акаева и что не поделила с патроном Омурбеком Текебаевым — неясно.

Не мандатом единым

Если бывшие премьер и вице-спикер и затаили обиду на главного социалиста, то вида не показывают и в суд с заявлением не бегут. Судиться намерены только представители «РАЖ» и «Онугуу». Но партийцы требуют «крови» не политических бонз, а Центризбиркома. Первомайский суд оставил без удовлетворения их иски, сославшись на полную законность принятия решения об исключении из списков. Однако экс-кандидаты утверждают, что не писали заявлений, а партийное руководство просто использовало их для затыкания дыр в списке, чтобы соблюсти принцип квотирования, продиктованный избирательным законодательством. Потом же, подделав подписи, «вожди» вышвырнули ненужных за борт, чтобы протащить в парламент тех, кто серьезно пополнил партийную кассу.

Вычеркнутые претенденты на мандаты из «Онугуу» и «Кыргызстана» сдались быстро и сатисфакции через суд не требуют, а в «РАЖ» скандал набирает обороты. Конфликт обострился, когда Аида Исмаилова, идущая в списке кандидатов в депутаты от «Республики — Ата Журта» под №20,потребовала от МВД возбудить уголовное дело по факту подделки ее заявления и провести графологическую экспертизу.

МВД дело завело. В «РАЖ» поспешили с ответом. На пресс-конференции бывший член СДПК Данияр Тербишалиев упрекнулпролетевших мимо парламента кандидатов в беспринципности и вранье. И похвастался, что он, дескать, написал заявление об исключении и не стал капризничать, когда понял, что «не потянул» Иссык-Кульскую область и не набрал голоса. Отметим, в списке господин Тербишалиев шел под №94. «Существовали условия и договоренности. Мы клятву давали. И сейчас так себя вести просто стыдно», — заявил он.

«Республика — Ата Журт» решила наказать клятвоотступников (как прозвали в партии выбывших кандидатов) сомом. На Исмаилову уже подали в суд, оценив ущерб, который она нанесла своими высказываниями в адрес партии, в 10 миллионов сомов. «И так будет с каждым, кто продолжит очернять «РАЖ», — предупредили в штабе организации, добавив, что готовы сдать все заявления на освидетельствование их подлинности.

«Исмаилова давала клятву, ей объяснили условия изначально. Она согласилась, но голоса не принесла. Вместо мирного выхода из списка продолжает клеветать на партию и портить ее имидж», — заявили в штабе партии. Но женщина не сдается. «Мы все писали эти заявления, но 14 августа. На тот момент юридической силы они не имели. Отказные мы должны были написать после выборов и сами отнести их в ЦИК, где бы их зарегистрировали в специальном журнале. Но этого не сделано. Напротив, партийные функционеры проставили на наших заявлениях даты, подписи и порядковые номера. Причем, одними чернилами. А это нарушение закона. Более того, уполномоченный представитель «РАЖ» в Центризбиркоме отнесла наши заявления, на которых еще не проставили дату для регистрации. И это тоже нарушение», — настаивает она.

Одна в поле воин

Договоренности и клятвы юридической силы и, правда, не имеют. Это внутрипартийные фишки. А вот подделка заявления — дело уголовно наказуемое и светит за такие «художества» от двух до четырех лет лишения свободы. Карается по закону подделка подписей и вписывание «левой» даты не рукой самого заявителя. Но, похоже, в «РАЖ» в погоне за мандатами забыли о таких мелочах.

Ни один из вылетевших кандидатов не может вспомнить: когда он именно написал отказ. Это наталкивает на подозрения — не принуждали ли представители партийного ареопага рядовых членов строчить заготовки задним числом, дабы заранее расчистить путь к мандату угодным? Но опять же — это не преступление. В конце концов, томящихся мечтой о депутатских значках никто не заставлял клясться на крови.

После грозного выпада «РАЖ» о 10 миллионах пыл вылетавших из списка партии угас. Несостоявшиеся депутаты разделились на три лагеря. Всего таких «везунчиков» 70 человек. Одни продолжают утверждать, что это не их заявления, но опасаются публичных выступлений и с партийными лидерами ругаться не хотят. Вторые признают, что писали отказные, но число не поставили, а третьи, испугавшись гнева боссов, и вовсе отозвали иски из суда.

До конца намерена идти только Аида Исмаилова. Кстати, вместо нее в парламент придет Бактыбек Раимкулов — бывший аким Панфиловского района. Его отстранили от должности в 2013 году. Тогда он через своих депутатов в местном кенеше пытался сорвать избрание нового акима Турдубека Аспекова — выдвиженца экс-премьер-министра Жанторо Сатыбалдиева. История получила резонанс, и глава правительства принимал делегатов из района, выкроив время в плотном графике. После поручил аппаратчикам создать комиссию «для урегулирования данного вопроса в течение одной недели».

Известен Бактыбек Раимкулов и дружескими отношениями с Омурбеком Бабановым. Не в этом ли причина откровенного выпихивания Исмаиловой из списка?

Если Аида Исмаилова действительно писала заявление, зачем тогда так подставляться и требовать экспертизы, которая наверняка установит, что «челобитная» написана ею? Если не она — то к солидному багажу скандалов, в ореоле которых пребывала партия всю предвыборную кампанию, добавится еще и подделка документов. Вот такой на «островке демократии» политический культур-мультур.

Дарья Подольская.

0 383

О том, что близость Афганистана, добавляет риски нашей безопасности, говорят уже давно. И уход американских войск ситуацию не улучшил, несмотря на заверения США о готовности афганских властей самостоятельно нести ответственность за региональное спокойствие. Потому к проблемам на афганско-таджикской границе вроде как привыкли. Так же можно было бы воспринять и недавний захват «Талибаном» столицы провинции Кундуз, что находится на границе с Таджикистаном. Если бы не одно но… Операция совпала с началом военных действий России в Сирии против Исламского государства (ИГ).

Скажете, совпадение? Причем здесь ИГ и Талибан, тем более что еще летом они объявили друг другу джихад? Талибы официально предупредили игиловцев, чтобы те держались подальше от Афганистана. Поводом послужило не очень лестное высказывание главы исламистов Бакра аль-Багдади о «главном талибе» Мохаммаде Омаре, как о «неграмотном полевом командире». Так и слышится, как кричали — «он назвал тебя земляным червяком».
Обидно, конечно, когда полевой полевому… А в реальности еще в начале года Исламское государство объявило о создании “эмирата Хорасан”, в состав которого вошли Афганистан, Пакистан, Индия и Бангладеш. “Эмиром” был назначен Хафиз Саид Хан — один из предводителей “Талибан” в Пакистане. А в июле ИГ начало процесс объединения с «Аль-Каидой» и «Талибаном», чтобы начать Третью Мировую войну. Причем отправной точкой была названа Индия. И уже повсеместно начали отмечать тот факт, что полевые командиры и боевики других организаций, включая Талибан, предпочитают присягать Исламскому государству, которое готовит вооруженное восстание во всем исламском мире.
Так что вряд ли можно назвать совпадением одновременное начало военных действий России в Сирии и активизацию Талибана (или уже ИГ?) возле границ СНГ. Сегодня многие эксперты сходятся в своих прогнозах — горячие точки вокруг России будут только увеличиваться, как и втягивание ставшей геополитически амбициозной Москвы в новые вооруженные конфликты. Объединения с Россией миру не нужны, это понимают все. Тем более объединения экономические. Тем более — объединения устойчивые, ориентированные на развитие. Тот же Майдан был нацелен именно на сдерживание кремлевского участия в судьбах евразийских государств.

Потому и возникает резонный вопрос, не станет ли Центральная Азия следующей площадкой для выяснения отношений между Западом и Россией. Вашингтон бьется за демократию во всем мире, врагом которых видит стареющие режимы. Москва работает по принципу «Что новые друзья? Уж лучше старый враг».

Одну такую площадку мир уже получил в Сирии. Сегодня существует две кардинальные точки зрения на российское присутствие на стороне Дамаска. Первая — Кремль втянули в бесперспективную войнушку с целью выкачать максимально средств и сил, что естественно притормозит евразийское развитие.

Это мнение весьма рационально. Нужно отдавать себе отчет, что покончить с источником терроризма на «раз-два», как подает российская власть, ни у кого не получится. Да и никогда не получалось. Пример тому — США, с трудом выбравшиеся из Афганистана, завязнувшие в Ираке, участвующие в Сирии со стороны антиправительственных сил. Проблема в том, что бомбить лагеря ИГИЛ, конечно, можно, но ни одна крылатая ракета не выбьет игиловскую идеологию из сотен тысяч умов или страничек в социальных сетях. И с каждым ударом возникает еще больший риск получить теракт у себя дома.
Тем более, что Вашингтон давно уже не ставит своей целью борьбу с ИГ. Хотя именно с этого заварушка и началась. Сегодня с игиловцами воюют сирийская армия и курды, а США все больше стремятся уничтожить Башара Асада. Хотя стоило бы задуматься и задать вопрос: «Кто придет на его место?» Например, в Египте Хосни Мубарака сменили «Братья-мусульмане» с их политикой притеснения женщин, СМИ, религиозных меньшинств и т.д. Учитывая, что на Дамаск нацелилось ИГ, вывод напрашивается сам собой: «Мы получим легитимное террористическое государство?»

Вторая позиция по Сирии в том, что восстановить страну все-таки можно. Ведь на самом деле победа в сирийском конфликте заложена в умении контролировать внешний фактор. Поэтому объединения антиправительственных группировок или их противостояние не имеют никакого влияния, разве что придают некий национальный колорит. Действительно, в Сирии сегодня, по меньшей мере, три фронта.

Башар Асад, который контролирует меньше пятой части своей страны с разрушенной инфраструктурой и захваченными нефтяными скважинами, живет за счет России, Ирана, Китая, Ирака, Алжира, Венесуэлы и Северной Кореи. Его противников поддерживают США и ряд арабских стран. ИГИЛ зарабатывает сам на демпинге нефти плюс получает поддержку со всего мира от сторонников, вербуемых большей частью в интернете. Сирийский Курдистан, а точнее несколько самостийных курдских автономий также обеспечивают себя нефтью. И все воюют друг с другом и со всем миром.

В результате в мире сформировались две коалиции. США с Израилем, Египтом, Саудовской Аравией, Катаром, Кувейтом, Иорданией, Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами. Плюс Вашингтон частично перетянул на свою сторону Иран поэтапным снятием санкций.

Россия также начала переговоры с Эр-Риядом, Тегераном и Анкарой, о договоренностях по которым можно только догадываться. А вот саудовские религиозные деятели уже подписали онлайн-призыв к джихаду против военного присутствия России в Сирии. Пока же реально действует только коалиция России с Ираком, треть которого контролируется ИГИЛом, и Ираном, о котором я уже сказал.

Турция также не обрадована нынешними действиями Москвы, так как они ломают ее политику по ослаблению курдов и Ирана. Президент Эрдоган даже высказался, что это приведет к изоляции Кремля и пригрозил отказаться от строительства АЭС, газопровода и в целом от российского газа, хотя является покупателем номер один. Конечно, здесь присутствует и американское влияние, все-таки Штаты категорически против «Турецкого потока», который позволяет обеспечить газом Европу в обход Украины. И вот проект уже сократился вчетверо, несмотря на предоставляемые Анкаре льготы — Россия сама тянет газопровод и дает скидку в 10% на поставляемый в Турцию газ.

При этом все участники сирийской кампании уверены в одном — идет передел мира, который начался с Ближнего Востока, и каждый должен успеть отхватить кусочек. Многие при этом понимают, что необходимо  урегулировать конфликт, пока он не привёл к необратимым последствиям. Все-таки религиозные войны проходят в умах и всегда могут перекинуться в другие страны. Или можно, как минимум, сохранить территорию хаоса в четко отведенных границах, максимально сохранив Сирию (а вместе с ней и Ирак, оказавшийся в сходном положении). Факт в том, что падение Сирии приведен к падению всего Ближнего Востока и начавшийся передел затронет всех, кто сегодня так рьяно борется с Асадом. А следом линия разлома пойдет и по другим регионам.

Кстати, нынешняя Центральная Азия весьма напоминает Ближний Восток до начала цветных революций и демократизации. Все тот же высокий уровень социальной напряженности, как и у нас. Безработная, а потому беспокойная молодежь, подверженная влиянию социальных сетей. Пугающие размеры радикальной исламизации. Хотя экономические показатели не в пример лучше наших республик. К примеру, в последний мирный год в Ливии ВВП на душу населения был 14 884 доллара, а в прошлом году в Казахстане 12,3 тысячи долларов. До войны в Сирии было 5 100 долларов США, в этом году в Кыргызстане — 1 214 долларов.
Есть и еще одна схожесть — авторитарные, долгоправящие лидеры, ставшие из де-юре президентов де-факто монархами. Здесь, конечно, выбивается из общего русла Кыргызстан, но столь частая смена правительств вряд ли указывает на стабильность, как и количество дворцовых переворотов, поменявших «слуг народа», а не жизнь народа.

Проблема современного мира — это игры с легитимностью власти. Возьмем двойные стандарты в той же Сирии. Для России антиправительственные группировки, защищающие свои дома, — это террористы, а власть, разрушающая эти самые дома и убивающая свой народ, — это легитимно. Для США — наоборот. То же самое относится к власти, которая любыми путями стремится усидеть в кресле, организуя выборы с заведомо известными результатами. Изначально закладываемая нелигитимность является лучшей средой для протестных настроений и внешнего вмешательства. Ближний Восток, и Сирия в частности, это уже проходят.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-19)

В. ВЕРХОВНОЕ КОМАНДОВАНИЕ ОТ 25 ИЮНЯ 1916 ГОДА

Русские застали Первую  мировую войну с сильным отставанием в боеготовности, несмотря на их усилия по наращиванию вооружений и отлаженную работу Думы, начиная с 1908 года. В особенности ощущалась нехватка в тяжелой артиллерии и снарядах. Летом 1915 года  у русских было только несколько сотен снарядов  на каждые несколько тысяч снарядов, запущенные немцами. Производство винтовок было намного ниже  фактических потребностей в них, и мужчин  часто отправляли на фронт  без оружия. Можно предположить, что ввиду отсутствия вооружения следовало бы ограничить численность солдат, однако в действительности же зависимость от живой силы только увеличивалась. Были мобилизованы пятнадцать миллионов мужчин, отозвав треть производительных сил–мужчин из фабрик и полей. Весь период российских военных операций на Восточном фронте – это вызывающий отвращение рассказ о череде  отвратительных человеческих жертв, которым не было числа, начиная от ужасных массовых убийств на Мазурских озерах при Танненбурге до падения царского правительства, когда людей  использовали в качестве пушечного мяса.  Именно в свете таких событий, когда остро не хватало людских ресурсов как на фронте для замены солдат, так и  рабочих сил, было решено призвать коренное население российской Средней Азии и Кавказа на прифронтовые работы.
Весь вопрос был решен на встрече в Ставке (высшем военном командовании) начальников штаба  Верховного главнокомандующего армии. Генерал Михаил Васильевич Алексеев, начальник штаба, объявил, что ему нужны призывники на военную службу  — 500 000 мужчин в месяц, чтобы покрыть потери в армии.  Генерал Шуваев, военный министр, сказал, что в резервных батальонах имеется только 1 175 000 человек, которых хватило бы только на три месяца.  Потребовалось бы два месяца на обучение  600 000 мужчин, которых можно обеспечить из пяти молодых возрастных групп. Все присутствовавшие генералы согласились, что ввиду большой безотлагательности решения вопроса о людских ресурсах и необходимости восполнить места призывников привлечь на работы из числа коренных жителей Кавказа и Средней Азии, начиная с 15 июля: 250 000 коренных жителей  Средней Азии нужно было призвать в возрасте от 19 до 43 лет включительно.

Г. СОВЕЩАНИЕ ГУБЕРНАТОРОВ СРЕДНЕЗИАТСКОГО КРАЯ

В тот же самый день – день подписания указа царским высшим командованием (25 июня 1916 года) было созвано специальное заседание военных губернаторов и других высокопоставленных лиц Среднеазиатского края. Заседание проходило под председательством и.о. генерал-губернатора Ерофеева и было созвано для того, чтобы решить каким образом осуществить царский указ.

Проблема того, как призвать коренных жителей  осложнялась тем, что у тех не велся учет дней рождения. Генерал-лейтенант Галкин, военный губернатор Сырдарьинской области, выразил мнение, что в связи с отсутствием  свидетельств о рождении среди населения, реквизиция рабочих строго в соответствии с инструкциями Министерства внутренних дел почти невозможна, так как у администрации нет необходимых реквизитов, в то же самое время определение возрастов коренных жителей при отсутствии их свидетельств о рождении и ввиду того, что они практикуют подсчет лет по лунному календарю и циклам, может привести  к злоупотреблениям больших масштабов.  Призыв же рабочих по возрастным группам заставило бы их думать, что их берут не только в качестве рабочих, а в качестве солдат, тем самым вызвать волнения и беспорядки. Призыв коренных жителей должен быть осуществлен знакомыми для населения средствами, чтобы избежать какие-либо недоразумения. Указ должен быть представлен как необходимость выполнения своих естественных обязательств со стороны туземцев, не отличающихся от задач, которые они уже выполняли, т.е. как трудовая повинность – тяжелые работы по ирригации, прокладыванию дорог, уничтожению саранчи.  Генерал Галкин полагал, что это было заседание только для того, чтобы определить, сколько рабочих должна предоставить каждая область. Областные губернаторы, получив на заседании цифру или то необходимое число рабочих, которых они должны предоставить, должны затем перераспределить это число среди уездов, уезды среди волостей и т.д. Таким образом, задача была бы выполнена легко и без осложнений. Эти взгляды получили общее одобрение присутствовавших.
Как отнесется коренное население, когда им сообщат о призыве на воинскую службу,  был следующим вопросом, который обсуждался на заседании.  Присутствующие были единодушны в том, что не было никакой необходимости  опасаться вспышек беспорядков. Губернатор Закаспийской области генерал-майор Колмаков утверждал, что нет надобности бояться восстания. Он привел в пример туркменский полк Текке, образцово выполнявший службу  на фронте, и многих местных жителей, уже направленных на работы на Кавказском фронте. Обращение должно быть издано в местных газетах с разъяснением цели указа о мобилизации.  Ликошин, военный губернатор Самаркандской области, был мнения, что если указ будет представлен как  выполнение естественных обязанностей коренных жителей, то никаких эксцессов не следует ожидать.

Генерал Гиппиус, губернатор Ферганской области, высказал мнение, что отношение масс будет зависеть от высших слоев населения – мулл, крупных купцов, землевладельцев и т.д. Если указ о воинской повинности будет выполнен путем составления списков, в которых будут определены возрасты всех коренных жителей и все в возрасте 19-43 лет будут мобилизованы, то высшие слои негативно воспримут, так как они тоже подпадают в эту возрастную группу. Кроме того, они физически слабы и не адаптированы к тяжелому физическому труду.

Губернатор Сырдарьинской области согласился с мнением, что воинская повинность должна быть осуществлена в приказном порядке, а не по семейным  спискам.
Таким образом, власти склонялись к проведению призыва на прифронтовые работы через приказ, нежели по семейным спискам,  по двум причинам. Во-первых, на составление списков коренных жителей в возрасте от 19-43 лет ушло бы много времени, во-вторых, все высшие слои коренных жителей также подпали бы под призыв. По плану, одобренному большинством присутствовавших на заседании, по приказу на работы по мобилизации попадут  определенные лица, а не определенная возрастная группа. А эти лица, в свою очередь, будут определяться волостными властями. Таким образом, высшие слои могут быть освобождены от мобилизации.

Только одно должностное лицо высказалось против данной схемы – некто по фамилии Булатов. По его мнению, метод был произволен и, следовательно, несправедлив, и кроме того, не соответствовал указу высшего командования, по которому призывались все коренные жители 19-43 лет. С его мнением согласилось еще одно официальное лицо.
На заседании, однако, нашли, что призыв о мобилизации по приказу не нарушает требование высшего командования, что военное министерство и министерство внутренних дел были едины в том, чтобы вопрос метода определения возрастов оставить на усмотрение заседания, что одобренный ими метод позволит обеспечить рабочих в предельно сжатые сроки и с минимумом усилий.  Отбор рабочих будет более справедлив, если будет осуществлен их волостными властями, чем российскими чиновниками, и более того, в случае возникновения  жалоб на несправедливость, они будут направлены против собственных чиновников, а не на русских. Таким образом, вся ответственность за будущие трения возлагалась на плечи чиновников местного происхождения, которые, в свою очередь, получили широкий диапазон для совершения несправедливостей.
Собрание затем приступило к вопросу распределения по каждой области и по каждому уезду количества рабочих-призывников.

Согласно последним официальным данным коренное, нерусское, население мужского пола было приблизительно 3 500 000 (3 332 200) человек. Исходя из этого числа, количество рабочих-призывников из Туркестана (за исключением  хивинского и бухарского ханств. Указ о мобилизации к ним не относился) было 250 000, или около 8% от общей численности населения, намного больше по численности мужчин 19-43 лет.

Примерное распределение по областям выглядело бы примерно следующим образом:

Сырдарьинская область    80 тыс.
Ферганская область    77 тыс.
Семиреченская область    43 тыс.
Самаркандская область    35 тыс.
Закаспийская область    15 тыс.

Вышеупомянутые цифры были получены путем распределения количества коренных жителей – мужчин в каждой области относительно их общего числа в крае. На заседании, однако, не ограничились выполнением простого математического вычисления, но изменили разбивку по областям, что объяснялось их желанием оставить достаточное количество рабочих сил на хлопковых полях Туркестана. Генерал-губернатор фон Мартзон с этой целью телеграфировал  заседанию.  Необходимо было оставить достаточное количество рабочих сил не только для сбора нынешнего урожая хлопка, но  также и для его взращивания в наступающем году.

На встрече было указано на переселение военнопленных из Туркестана в Сибирь, бывших когда-то источником рабочих сил, поскольку в Туркестане было много немецких и австрийских военнопленных. Число рабочих из Персии, Афганистана и Китая  было невелико, и рабочих рук из числа коренных  жителей не хватало. Коренные женщины не работали в полях, а уезды Аулие-Ата и Чернаевский уже предоставили 10 000 рабочих для прифронтовых работ. Для обеспечения достаточного числа рабочих для хлопковой промышленности на встрече было признано, что сокращение их числа следует возместить  за счет нехлопковых областей.  В Ферганской области было больше всего  площадей под хлопок, в  то же время в Семиреченской области не было ни одного. Поэтому Ферганская область должна была получить больше всех освобожденных от мобилизации рабочих, в то же время Семиреченская область получить дополнительно наибольшее число мобилизованных на  прифронтовые работы. С учетом этих соображений, на собрании было решено перераспределить количество призывников следующим образом:

Сырдарьинская область    87 тыс.
Семиреченская область    60 тыс.
Ферганская область    50 тыс.
Самаркандская область    38 тыс.
Закаспийская область    15 тыс.

Далее, на собрании было решено, что уезды, где есть наличие 50% площадей под хлопчатник, будут поставлять одну шестую часть рабочих назначаемых на те территории, исходя из общего числа мужского населения края.  Территории, где есть 25-50% площадей под хлопок, будут обеспечивать одну треть, а территории, где менее 25% обеспечат половину.

В конце концов, заседавшие признали, что дальнейшее сокращение мобилизуемых из хлопковых областей за счет не хлопковых было бы недопустимо. В связи с этим, а также в связи с угрозой появления острой нехватки рабочих сил даже при вышеуказанных изменениях, собравшиеся попросили генерал-губернатора ходатайствовать о сокращении числа мобилизуемых рабочих из Туркестана с 250 00 до 200 000.

Как видим, была проявлена большая озабоченность по поводу того, чтобы сохранить имеющиеся площади хлопчатников.  Согласно же одному советскому писателю, изменения были внесены только после протестов должностных лиц, ответственных за хлопководство в Туркестане, хотя московские производители текстиля были обеспокоены
не менее.

На собрании также было решено, что рабочих будут организовывать в эшелоны от 1400 до 1500 человек. Один переводчик и старший, по возможности, из числа самих рабочих, будет назначен на каждую группу из 200 человек. Будет уполномочен один мулла на каждый эшелон для удовлетворения религиозных потребностей рабочих.

(Продолжение следует).