До окончания срока Атамбаева
осталось

№23 от 12.11.2015

— Сегодня вы уже в новом качестве политика. Как вы восприняли выступление президента, слушая его уже в стенах парламента? Чувствуете ли на себе больше ответственности, государственный подход?

— Я не совсем согласна, что статус влияет на взгляды человека и на степень его ответственности. Гражданская позиция и ответственность у человека либо есть, либо нет, и это не зависит от социального статуса. У нас ведь самые успешные воры — это не простые граждане, а как раз таки либо бывшие, либо настоящие “государственники”.  Хотя на этот раз, может быть, это просто совпало, но выступление президента мне понравилось и со многими его оценками я согласна. Разница лишь в анализе причин тех недостатков, которые Атамбаев перечислил. И в выводах и уроках, вытекающих из этого анализа. Но, в целом, я еще раз повторюсь, президент очень четко и взвешенно охарактеризовал текущую политическую ситуацию.

В частности, мне понравились тезисы, что необходимо поставить жесткий заслон на пути принятия популистских решений, нельзя бесконечно идти на поводу у толпы. Я тоже с 2010 говорю, что надо следовать не сиюминутным требованиям политической ситуации, а руководствоваться все-таки законом. Мне понравился тезис о необходимости проведения пенсионной реформы: если люди хотят получать достойную пенсию, то и отчисления должны делать в пенсионный фонд соответствующие, иначе у нас получается сплошная уравниловка, а в некоторых случаях преференции получают люди, которые, в общем-то, не заслуживают этого, что мы можем наблюдать на примере наличия огромного числа персональных пенсионеров — бывших чиновников.

— Побывал когда-то на должности высокой и получай «достойную» пенсию.

— Мне понравился тезис президента о том, что надо снять препоны на пути развития бизнеса. Абсолютно согласна, что необходима слаженность в работе парламентского большинства и оппозиции. Оппозиция необходима, но должна быть конструктивной и взвешенной. Согласна с тем, что для поднятия статуса парламентаризма и парламента необходимо повысить ответственность, для чего нужно внести изменения в регламент. Иначе депутаты могут неделями не ходить на работу и получать зарплату. И двумя руками я за судебную реформу. Атамбаев дал в очередной раз ей очень негативную оценку, еще раз признал, что судебная реформа была провалена. Он говорил о качестве судебных решений и что реформу надо проводить. Согласна я с его оценками результатов выборов, о том, что фактически заявленная у нас пропорциональная избирательная система не сработала, многие партии проводили выборы по мажоритарной системе и согласна с тем, что фактически нынешний парламент – это парламент бизнесменов, что это может негативно сказаться на будущем страны. И он прав в том, что очень многие бизнесмены идут в ЖК, чтобы обезопасить свой бизнес. Об этом обо всем я говорила много раз раньше, когда была в гражданском секторе и это никакое не заигрывание (смеется— Ред.), в связи с изменением моего статуса.

— Но не кажется ли вам, что это запоздалое признание Атамбаевым своих провалов. А что власть делала до сих пор?

— Ну, вот это вторая часть, к которой я хотела бы сейчас перейти. Оценка дана, но я не согласна с анализом причин, которые привели к такому состоянию. Я хотела бы начать с того, что мне близко — судебная реформа. Президент говорит о том, что судебная реформа провалена. Он  говорит, что это из-за некачественной работы двух органов, которые определяют работу судей — Совет судей и Совет по отбору судей. Но ведь эти органы формировались тогда же, когда СДПК пришла к власти. И вторую причину он  видит в чрезмерной независимости судебного корпуса, с чем я категорически не согласна. Я так интерпретировала его тезис, что многие судьи злоупотребляют этим принципом. И это происходит, потому что Совет по отбору судей состоит из самих судей, поэтому они не могут давать объективную оценку работе своих коллег. Но опыт других  более благополучных стран говорит как раз об обратном, там, где оценку дают сами судьи, а не политики, там и с реализацией верховенства права все нормально. Поэтому причину надо искать как раз в том, что политики все время вмешиваются в деятельность этой третьей ветви власти.

Если взять самые нашумевшие дела, то они и были скандальными, потому что были не продиктованы правом, а связаны с политической сиюминутностью. Чем это чревато? Судьи знают уже, что они назначаются политиками, партиями в парламенте, они от них зависимы, и один раз преступив закон, преступать второй и третий раз уже гораздо легче. Ни для кого не секрет как набирался судейский корпус. Были две мотивации — политическая лояльность партиям власти  плюс деньги.

— Но если, как вы выговорите, все признают, что судебная реформа провалена, то почему и 6 созыв депутатов отдает Комитет по судебной реформе фракции СДПК?

— Очень правильный вопрос. Вопрос ответственности. Мужество признавать ошибки – это означает желание не повторить ошибки, что говорит об ответственности. Но оказалось, что мужества не хватило на этом этапе, чтобы передать мяч другому. Я далека была от того, что они должны были  отдать этот комитет оппозиционной партии, но ведь во фракции большинства есть новые партии, которые не отвечают за провал судебной реформы – это «Кыргызстан», «Онугуу-Прогресс». Но этого не случилось. Мяч опять остался у СДПК.
И здесь всплывает вопрос ответственности. Как отмечали и до меня многие политики, общественные деятели, ключевой проблемой действующей Конституции является то, что там не прописана ответственность за принятые решения и за их реализацию. Отсутствие этого механизма делает власть неустойчивой, безответственной и влияет на ситуацию в стране, на достижение видимых результатов. И мы идем по этому же проторенному пути, мы признаемся, что завалили, но опять беремся за то, что не умеем делать. В этом смысле, тезисы то правильные, но что дальше? И здесь может возникнуть множество сомнений у людей по поводу  искренности президента.

Лидерство – это, прежде всего, ответственность. Об этом нельзя забывать. У президента сейчас редкая возможность, когда он может объединить вокруг себя  всю политическую элиту. В принципе где-то интуитивно, наверное, президент понимает необходимость этого. На самом деле для президента это сейчас тот самый момент, когда он как лидер нации мог бы попытаться всех объединить и призвать к политическому диалогу. Тем более что в принципе все согласились с результатами выборов. Он признал отсутствие митинговых страстей, а если и были судебные процессы, то они касались внутрипартийных разборок. То есть президент сейчас на коне. Большинство мест в парламенте принадлежит его партии. И многие бы признали и оценили это как очень правильный и выверенный жест великодушного правителя, лидера страны.

Но что делает президент? С одной стороны, он призывает к конструктивной работе парламентского большинства и оппозиции, а вместе с тем опять начинает навешивать ярлыки. По сути дела кому была посвящена критическая часть его выступления – двум Омурбекам и опять «иностранным шпионам». Хотя и тот и другой Омурбек были не так давно его соратниками и во многом успехи президента были связаны с ними. Сегодня эти два Омурбека фактически продемонстрировали в парламенте лояльность президенту, проголосовав за представленный состав правительства и за программу правительства – всего три голоса против, все остальные — за. Это ли не явная демонстрация готовности к сотрудничеству, лояльности, когда 40 голосов принадлежит оппозиции, — получить абсолютную поддержку? Это же можно было оценить, поблагодарить за такой шаг на пути к конструктивному сотрудничеству. Но президент в очередной раз навешивал ярлыки, что, в конце концов, при распределении комитетов сказалось на «РАЖ» и партия Бабанова, вторая фракция по большинству мест в парламенте, осталась ни с чем. И я могу понять горечь его последнего заявления.

Спикер сказал, что это процесс голосования, но зачем пересаливать? Как проходил процесс голосования я не отслеживала, Бабанов сделал заявление по этому поводу, что наталкивает на размышления, что в очередной раз кто-то этот процесс контролировал. Если парламент контролируем кем-то, то это уже репутационные потери по всему составу парламента. Если депутаты, как школьники отчитываются перед звеньевыми или классной руководительницей, прежде чем положить бюллетень – это отвратительно.

— Вы считаете, что уши президента торчат за всем этим?

— Одно могу сказать, что результат налицо, там велись переговоры с лидерами фракций. И глядя на заявления отдельных депутатов от коалиции большинства, грустно наблюдать за некоторым высокомерием в личных отношениях, типа «мы можем сделать все что хотим». Это ошибочная тактика. Сейчас мы как никогда на пороге надвигающегося экономического кризиса. Поэтому нам надо перестать делиться по партиям и фракциям, все ведь понимают что это весьма условное деление, потому что партии по большому счету не созревшие, идеологически не оформленные, — это просто игра, условность. А мы продолжаем обзывать друг друга бакиевскими, акаевскими. Так как будто переделом собственности не занимались в 2010 году. И в постапрельский период был страшный передел собственности. Точно также как это было во времена Акаева и Бакиева.

Потому что половина представленных ныне во власти, тот же первый вице-премьер Аалы Карашев, работал в администрации у Бакиева. Или назначенный на должность председателя СНБ Сегизбаев, который возглавлял пресс-службу Акаева. Включая президента Атамбаева, который поднимал свой бизнес при Акаеве и был премьер-министром у Бакиева.
На самом деле был бы самый умный жест – консолидировать элиту и работать во благо нации, а не заниматься поисками врагов. Как первые годы все искали какие-то третьи силы, теперь внутренние враги – НПО. Ну, зачем это президенту надо?

Атамбаев в этот раз обвинил судей Конституционной палаты в потворстве НПО. Я бы посоветовала тем, кто пишет ему речи быть осторожным в оценке решений судей, потому что вообще-то это запрещено законом. А ему тем паче, как главе государства. Когда Атамбаев прокомментировал  несостоявшееся решение Конституционной палаты, он в очередной раз признал, что Белый дом вмешивался в процесс принятия решения и давил на судей КП. Но обвинять ряд судей, что они хотели сорвать выборы на основе биометрики, потому что шли на поводу у НПО – это нонсенс. С каких это пор? Что за наивное недоразумение? Они всегда были на поводке у власти. И сейчас то же самое. Но если Конституция грешит противоречиями, на которые указывают гражданские активисты, то кто в этом виноват? Нынешняя власть эту Конституцию и протащила, в попыхах написав. Эту Конституцию не писали судьи КП, зачем же их обвинять в том, что они всего лишь попытались следовать Конституции и Закону?

Я еще раз повторюсь: лидерство – это всегда ответственность и мужество признавать ошибки. И если я сказала выше, что солидарна с президентом по многим его высказываниям, то надо и договаривать, где они были не правы и кто должен понести за это ответственность.
Или когда президент говорит о том, что бизнесмены идут в парламент, чтобы защитить свой бизнес. В отличие от всех других стран, где бизнесмены сами не идут в политику, а помогают политикам. Тем самым он признает, что бизнес не чувствует себя в безопасности. По логике, следующий его вывод должен был быть о том, что у нас есть органы, которые отвечают за законность, но от них страдают бизнесмены — это прокуратура, антикоррупционная служба.

— Прокуратура – это орган, который подчиняется президенту. А АКС вообще не существует в структуре государственной власти.

— По Конституции  надзор за законностью – это абсолютная ответственность прокуратуры. Но если президент знает, что бизнесмены не чувствуют себя защищенными, то он понимает, что прокуратура не справляется со своими обязанностями или злоупотребляет ими, слышит, что бизнесмены сейчас боятся прокуратуры и АКС больше чем бандитов.

— АКС создавался вообще то, чтобы искоренять коррупцию в госорганах, а не в бизнесе.

— Президент должен был дать оценку деятельности тех органов, в результате бездеятельности которых бизнесмены чувствуют неуверенность и не хотят вкладывать в собственную страну. А не потому что придет еще один Максим Бакиев. Сейчас Максимов вокруг президента вагон и маленькая тележка. Но это же надо признать и что-то делать. До тех пор пока президент не начнет увольнять тех людей, которые не справляются со своими обязанностями, ничего не получится.

У меня сложилось впечатление, что президент достаточно гневлив в речах, но это не перекладывается на действия. Посмотрите на соседний Казахстан, или Путина, большого друга нашего президента, там, где у них  есть нехорошие результаты, тут же принимаются меры, они не боятся увольнять своих работников. Они понимают, что это скажется на их репутации, и страна будет нести большие экономические и политические потери.
И надо признать, что бизнес боится прокуратуру, так  же как он боится вас и вашу администрацию, Алмаз Шаршенович!

Но в целом, от многих выступлений, которые изобиловали у Атамбаева раньше обращениями к богу, к высшему духу, это понравилось гораздо больше. Оно было более содержательным, но вместе с тем, меня смущает некая противоречивость его посылов и отсутствие ответственности.

— Тогда о главном в выступлении президента – предстоящие изменения в Конституцию. Это будут те же предложения, которые озвучивались и чуть не были приняты под занавес уходящего ЖК в июне?

— Все что я поняла, это то что основным инициатором конституционных реформ должен стать Жогорку Кенеш, хотя на самом деле хочет их сам президент. Президент сказал, что ЖК должен изучить, сформулировать предложения и вынести на всенародное обсуждение. Но было бы очень хорошо, если бы алгоритм все-таки был четко обозначен. Одно дело — благие намерения, а как это будет все осуществляться, очень важно. Ведь прошлый раз конституционную реформу граждане не поддержали не только потому, что был мораторий не вносить изменения до 2020 года. Если бы гражданский сектор согласился с предложениями по изменениям, то мы бы тоже поддержали. И на этот раз очень важно, чтобы был найден общественный консенсус, не только по содержанию, но и по процедурам внесения изменений в Конституцию. Это нельзя делать кулуарно, в закрытом формате, потому что это опять будет повод для недовольства и т.д. И второе, нельзя делать это быстренько и скоренько. Опыт такого принятия Конституции в 2010 году у нас есть. Мы быстренько, исходя из политической необходимости состряпали эту Конституцию и теперь мучаемся. При этом, никто не хочет нести ответственности за   проведенный над народом  эксперимент.
Я согласна, что нельзя сидеть на двух стульях, если мы себя позиционируем как парламентская страна. Она и должна быть парламентской. Но я еще раз говорю, что недостаточно лишь это продекларировать, потому что все основное проходит через процедуры. Вот мы хотим сейчас усилить позицию премьера, но можем ослабить судебную ветвь власти. При парламентской системе судебная власть должна быть абсолютно независимой. Вот эти принципы сбалансированности, они должны соблюдаться. Но если у нас будет проходить голосование по этим вопросам под контролем «невидимого ока», то я боюсь, что какая-то группа людей протащит все что угодно. Поэтому гражданский сектор должен за этим пристально наблюдать. Но я имею ввиду не НПО, а самих граждан. Особая роль принадлежит журналистам и очень плохо, что новый ЖК начал работать с противостояния с журналистами. Парламент избран народом, его природа такова, что деятельность его должна быть абсолютно прозрачной.

— Какие рекомендации вы хотели бы дать Белому дому по итогам выступления президента?

— Если взят курс на конституционную реформу, то я предложила бы встретиться с достаточно широким кругом политической элиты для обсуждения вопроса, как, в каком формате эта конституционная реформа должна проходить. То есть консенсус должен быть найден изначально, потому что Конституция – это, прежде всего, инструмент общественного согласия. А как это сейчас будет осуществляться очень трудно сказать, может быть президент еще раз соберет депутатов или даст интервью. И  меня очень огорчает, что президент  не готов взять ответственность не только  за текущую ситуацию, но и за собственные инициативы— все хочет провести под прикрытием «самостоятельного» парламента.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

0 433

Новый состав правительства не сильно отличается от прежнего. Однако «новобранцы» тут все же есть. Назвать кабмин профессиональным можно с большой натяжкой. От практики назначения на должности по партийной принадлежности и узкокорыстного интереса, похоже, Кыргызстан отойдет не скоро. Пройдемся по персоналиям.

Возглавил каб-мин Темир Сариев. Это его «второй срок» в должности премьер-министра. В первый раз он утвержден в должности в мае 2015 года. Многие уже подзабыли, что нынешний глава правительства – лидер партии «Ак-Шумкар», и чаще всего его причисляют к команде СДПК, которой он выказал немалую лояльность в последнее время, превратившись из оппозиционера в верного и послушного исполнителя еще будучи в должности министра экономики. Впрочем, с лидером социал-демократов судьба свела Темира Сариева давно, они вместе свергали «бакиевский режим», участвовали во всех постапрельских событиях, в том числе распиле миллионов, изъятых из банковских ячеек. В должности премьер-министра Темир Сариев особыми успехами не отличился. Разве что окончательно затащил Кыргызстан в ЕАЭС.

Первый вице-премьер-министр Аалы Карашев по специальности зооинженер. Он успел поработать на разных должностях, карьеру начал в аппарате президента Аскара Акаева. Послужил он и Курманбеку Бакиеву, был губернатором Ошской области, а также возглавлял региональный предвыборный штаб экс-главы государства на выборах в 2009 году. Пришелся ко двору и нынешней власти, ему также доверили возглавить штаб СДПК во время последней выборной кампании, чем он и заслужил сей высокий пост. Впрочем,   руководит правительством он не в первый раз. Ранее он уже назначался вице-премьер-министром и первым вице, но больше года ни разу в должности не удерживался.

Вверх по карьерной лестнице пошел Олег Панкратов, с должности министра экономики запрыгнувший в кресло вице-премьера. Он начал трудовую деятельность с работы учителя в школе, после ушел в бизнес, возглавил Союз предпринимателей, откуда был приглашен на госслужбу и сразу в должность заместителя министра экономического регулирования. Долгое время ходил в замах, пока в мае не занял освободившееся после Темира Сариева кресло главы Минэконома.

Третьим заместителем премьер-министра стала Гульмира Кудайбердиева. Она курирует социальные вопросы и в команде правительства новичок, она пришла сюда из аппарата президента, где заведовала отделом социальной политики. Особых заслуг за новым вице-премьером не замечено. Единственный скандал, где всплывало имя Кудайбердиевой – ситуация в Бишкекском хореографическом училище, когда по протекции чиновницы на должность директора учебного заведения назначили ее сестру – учителя английского языка Саиду Кудайбердиеву. Еще будучи завотдела она могла решать кадровые вопросы. Очевидно, что в должности замглавы кабмина пристроить удастся не только сестру.

Новобранцами в кабмине стали Арзыбек Кожошев, который, не успев получить мандат депутата, тут же променял его на министерский портфель и возглавил Минэкономики и промышленности. Не зря, получается, в период предвыборной гонки отказался от должности замминистра и влился в ряды партии «Кыргызстан». Взамен получил кресло министра.

На повышение пошел и зампреда ГКНБ Абдиль Сегизбаев. Мы уже привыкли, что министерства и ведомства редко возглавляют профессионалы. Чаще это «свои» люди, которым доверяет президент. Спецслужбы – ключевое ведомство, которое и прежние президенты «чужим» не давали. Назначение же Сегизбаева, бывшего пресс-секретаря Аскара Акаева, после марта 2005 года из поля зрения выпавшего, и вернувшегося на высокую должность в 2011-м и уже советником президента Алмазбека Атамбаева, может означать лишь одно – в Кыргызстане начнется тотальная чистка неугодных и борьба с инакомыслием. Основную же функцию – борьбу с экстремизмом, терроризмом и внешними угрозами, власти КР, похоже, решили отодвинуть на второй план. Видимо, им ИГИЛ не страшен.

Еще одна креатура Алмазбека Атамбаева – Марат Кенжисариев, возглавивший новое оборонное ведомство. Это назначение стало довольно неожиданным. На должность председателя Государственного комитета по делам обороны прочили экс-вице-премьер-министра по силовому блоку Абдырахмана Маматалиева. Знающие люди говорят о Кенжисариеве одно – карьерист. Особых боевых заслуг не имеет. Зато его ушки торчат в скандале с вертолетами, предоставленными в аренду Вооруженным силам Уганды. ГП «Кыргызкурал» Минобороны, которое Кенжисариев тогда возглавлял, планировало сдать геликоптеры в аренду Вооруженным силам Уганды, в обход законодательства КР. Межведомственная рабочая группа вовремя спохватилась и установила: контракт незаконный. И отменила его. Иначе рассекали бы сейчас наши вертолеты воздушное пространство Уганды, а в карманы чиновников Минобороны, в том числе Кенжисариева, капали барыши от аренды.

От новичков перейдем к бывалым. Свои кресла смогли сохранить министры внутренних дел Мелис Турганбаев, иностранных дел Эрлан Абдылдаев и ЧС Кубатбек Боронов. Про «заслуги» всех троих широко известно. Но особые стоит упомянуть. Главному милиционеру страны будут припоминать с треском провалившуюся спецоперацию по поимке беглого преступника Алтынбека Итибаева, смерть двоих гражданских и одного сотрудника СОБР. Кроме того, Турганбаев в очередной раз свел на нет старания властей запустить реализацию проекта «Безопасный город», без суда и следствия аннулировав итоги тендера и единолично решив, что победитель конкурса ему «не подходит». Теперь министр заявил, что МВД своими силами и средствами реализует многострадальный проект. Ей богу, уже не смешно!

Главе внешнеполитического ведомства тоже есть что припомнить. Именно Эрлан Абдылдаев допустил денонсацию соглашения о сотрудничестве с США. Этот шаг заморозил многие проекты, в том числе в области здравоохранения и образовательные. Основанием стал тот факт, что Америка дескать вручила престижную премию правозащитнику Азимжану Аскарову, приговоренному к пожизненному лишению свободы за организацию событий на юге страны в июне 2010 года. «Какое ребячество. Хуже, этот поступок сравним с действиями тракториста за штурвалом авиалайнера», — так прокомментировал тогда действия МИД экс-генпрокурор Кубатбек Байболов.
А чего стоят препирательства министра Абдылдаева с властями Беларуси, которых опираясь лишь на сомнительные «доказательства» главы МВД КР Мелиса Турганбаева официальный Бишкек обвинил в укрывательстве убийц лидера ОПГ Алмамбета Анапияева.

Кубатбек Боронов на фоне своих коллег предстает в образе «агнца без порока». Работяга, хозяйственник – можно подумать о нем, если не вдаваться в мелочи. Во всей красе показал себя министр ЧС недавно во время вручения домов пострадавшим в ходе спецоперации в Бишкеке. Ключи от отстроенных абы как домов вручали с помпой в присутствии журналистов, и не стесняясь представителей прессы упрекнули жильцов, которые «посмели заглянуть даренному коню в зубы». Не преступление, но осадок остался.

Еще две женщины в кабмине – министр юстиции Жылдыз Мамбеталиева и глава Минобразования и науки Эльвира Сариева. Первая прославилась еще будучи замминистра, в неравный рукопашный бой она тогда вступила с художницей Наристе Алиевой. Причиной драки на лестничной площадке стал шум, который, по словам чиновницы, устраивает в арендуемой квартире художница, а та обвинила замминистра в угрозах. На посту главы Минюста Мамбеталиева ничем выдающимся не отличилась.

Зато Эльвира Сариева показала себя на посту министра образования не с самой лучшей стороны. Все начатые громкие реформы школьного образования свелись к введению единой формы одежды и шестидневки для начальных классов. До учебников и пособий, видимо, руки не доходят. Школьники же продолжают обучаться по книжкам, подаренным спонсорами, и зачастую затрудняются ответить, кто же президент КР – Атамбаев, Каримов или Путин.

Впору запутаться и главе Министерства здравоохранения Алмазбеку Батыралиеву, фактически живущему на две республики – Турцию и Кыргызстан. Когда известного врача, долгое время практиковавшего в ТР и даже успевшего там получить гражданство, назначили на должность главного врача Кыргызстана, общественность ждала улучшений в сфере здравоохранения. Но, как оказалось, напрасно.

Уже после утверждения новой структуры лишилась кресла одна из немногих женщин в правительстве – глава ГРС Алина Шаикова. На молодую чиновницу возлагали много надежд. Часть из которых она оправдала, будучи главой службы. Но был у нее один «недостаток» — правду говорила. Алина Шаикова открыто предупреждала о рисках, связанных с таким поспешным введением голосования посредством отпечатков пальцев, большая часть из которых оправдались. В отличие от теперь уже бывшего первого вице-премьер-министра Тайырбека Сарпашева, рисовавшего радужные перспективы биометрики. Он то и занял кресло главы ГРС. Начатую вакханалию заканчивать?

Зато удержался за портфель председатель Государственной службы исполнения наказаний Алик Мамыркулов в вверенных закрытых учреждениях, которого не так давно произошли печально известные события – побег, убийство сотрудников СИЗО, загадочная смерть нескольких заключенных. Последнее ЧП, в результате которого убиты и скончались 13(!) человек, поставило бы крест на карьере Мамыркулова, живи мы в цивилизованной стране. Но это не про Кыргызстан.

Вакантными на сегодня все еще остаются должности глав двух холдингов, созданных в структуре правительства: Национальный энергохолдинг заменит Министерство энергетики и промышленности, а холдинг по управлению имуществом государства возьмет на себя часть функций Фонда по управлению госимуществом. В правительстве не исключают, что нынешний и.о. главы Минэнерго Кубанычбек Турдубаев возглавит энергохолдинг. Очевидно, что и второй холдинг достанется главе ФУГИ Алмазбеку Кадыркулову. Обычная смена вывески, не более.
Подготовила

Махинур Ниязова.

Говоря о проблемах в электроэнергетической системе Кыргызской Республики, мы не раз наблюдали поразительное свойство нашего правительства – выбирать самый худший вариант решения проблемы и восстанавливать баланс за счет населения. Это касается всех вопросов в отраслях экономики страны, не только энергетики.

Думайте сами, решайте сами

Одной из животрепещущих тем в жизни нашего общества является проблема восстановления ресурсной базы бишкекской ТЭЦ-1, как одного из основных источников генерации тепла и электрической энергии для севера Кыргызстана, в частности, для столицы. Два года назад рабочая группа Народного курултая выступила против проекта модернизации ТЭЦ Бишкек китайской ТВЕА («Тяньцзинская трансформаторная корпорация») путем замены 8 котлоагрегатов БКЗ-160 на два электрических блока в 300 мегаватт. Остановлюсь на технологических и экономических моментах. Члены рабочей группы обратились к ведущим специалистам и организациям стран СНГ для получения экспертного мнения по предлагаемым компанией «ТВЕА» технических решений модернизации оборудования первых очередей бишкекской ТЭЦ.

Мы получили ответ ЗАО «Сибэнергомаш» (бывший Барнаульский котельный завод), производителя и поставщика основного теплосилового и вспомогательного оборудования бишкекской ТЭЦ, являющегося одним из головных фирм по производству энергетических агрегатов для Российской Федерации и многих зарубежных электростанций. «Сибэнергомаш» считает, что предложенный вариант котла для проекта реконструкции не является оптимальным с точки зрения обеспечения современных технико-экономических и экологических показателей. Рассмотрев присланное нами ТЭО, касающееся предлагаемых к поставке котлов, в компании отметили (цитируем):

«1. Выбор оборудования (котла, турбины) на давление перегретого пара 9,8 Мпа нецелесообразен ввиду низкого КПД термического цикла, например, по сравнению с оборудованием на давление 13,8 МПа. Кроме того производительность вновь устанавливаемых котлов 1100 т/ч, меньше демонтируемых 1280 т/ч;
2. Топливо, предполагаемое к сжиганию относится к 3 группе взрываемости по российским нормам (Кт=2,5). Применение на котле топлив трех групп взрываемости требует использования газовой сушки, которая в данном проекте не предусмотрена;
3. Согласно российским нормам и опыту эксплуатации ОАО «Сибэнергомш» для котла производительностью 550 т/ч необходима установка 4 мельниц, а не 3, как предусмотрено проектом. Количество бункеров (4 штуки) и питателей сырого топлива (4 штуки) не соответствует количеству мельниц;
4. Примененные разработчиком котла внутритопочные мероприятия по снижению выбросов оксидов азота, по нашему мнению, недостаточно эффективны, так как выбросы оксидов азота, указанные в проекте (510 мг/нм3), превышают нормативные. Согласно российским нормам при сжигании топлив, аналогичных топливу, предназначенного для сжигания бишкекской ТЭЦ, выбросы оксидов азота не должны превышать 300 мг/нм3 при 6% содержания кислорода».

Вопросы на засыпку

Спрашивается, логично ли возить уголь в столицу для того, чтобы сжечь его и выработать электричество? Обычно электроэнергию в чистом виде вырабатывают на месте нахождения топлива, будь то уголь, газ или вода рек. ТЭЦ – она на то и теплоэлектроцентраль, чтобы давать в основном тепло и горячую воду для потребителей больших городов, при этом попутно вырабатывать электричество, что более эффективно и рационально, чем строить тепловую станцию в чистом конденсационном режиме. Это и делает ТВЕА вместе с нашим правительством на ТЭЦ Бишкека. Ведь возвращать придется более $600 миллионов! Потому рабочая группа и предлагала заменить вышедшие из строя котлоагрегаты на аналогичные, но новые, поскольку столица расширяется, потребность в тепле и горячей воде растет, а не ставить два китайских блочных котла для выработки дорогой электроэнергии. Дизельное топливо привозное и это скажется на стоимости угля при его транспортировке на столичную ТЭЦ.

Через несколько лет ожидается запуск конденсационной электрической станции на месторождении Кара-Кече, которая вместе с существующими ГЭС покроет всю потребность в электроэнергии КР с учетом роста промышленного производства, при этом экспорт электроэнергии увеличится ориентировочно на 4 миллиарда кВтч. Зачем тогда ТЭЦ со своей дорогой в несколько раз электроэнергией? Как возвращать кредит, если два новых китайских блока будут в режиме остановки?

Отдельные вопросы возникают и по техзаданию, которое таковым-то и назвать можно с натяжкой. Как и ТЭО в 60 страниц, где ценовое предложение и смета изложены на китайском языке. У Минпромэнерго и «Электрических станций» своей документации нет. При этом техзадание и ТЭО сделано под китайское оборудование, которое не приемлемо для бишкекской ТЭЦ. Нет проектно-сметной документации и на демонтаж старого оборудования и монтаж нового. Сетевая компания «ТВЕА» выбрана в качестве подрядчика без тендера. Выбросы оксида азота, указанные в ТЭО, превышают норму почти вдвое. Китайцам можно отдавать строить дороги, электросети, но ни коем случае не электростанции. Тем более у стран ЕАЭС свои технические и экологические требования к строительству таких объектов, как электрические станции, куда китайские технологии не вписываются. Чем руководствовалось правительство, принимая условия, надиктованные китайской стороной?

Смена вывески

В новой структуре правительства КР нет Министерства энергетики и промышленности. Вместо него создан Национальный энергохолдинг. Может ли он отменить решения о реконструкции ТЭЦ? Нет. Но изменить ситуацию в системе вполне.

Что для этого нужно? В первую очередь, демонтировать все принятые в 90-х годах законы ЖК КР и решения правительства Кыргызстана, направленные на развал нашего государства. В частности закон КР от 30 октября 1996 года № 56 «Об энергетике», закон КР от 28 января 1997 года № 8 «Об электроэнергетике» и постановление правительства КР от 23 апреля 1997 года № 239 «Программу разгосударствления и приватизации акционерного общества Кыргызэнерго». Они приняты в разрез интересам кыргызстанцев и направлены на преступную деятельность законодателей и членов правительства того времени. Все эти документы написаны под шаблоны международных финансовых институтов для развала нашей экономики и страны. Основываясь на этих документах, власть создала Госагентство по регулированию ТЭК при правительстве и развалила прибыльное единое «Кыргызэнерго» на 7 частей (ОАО «Электрические станции», ОАО «Национальные электрические сети», 4 распредкомпании – Ош-,Север-, Восток-, Джал-Аабад-электро и Бишкектеплосеть) для последующей их продажи в частные руки и создания рынка электроэнергии. Но в Кыргызской Республике, где все производство товара (а в данном случае, электроэнергия – товар), находится в руках у одного производителя – государства, то ни о каком рынке электроэнергии не могло и не может идти речи.

Власти КР все эти годы, опираясь на антигосударственные законы ЖК КР и антинародные решения правительства, организовала коррупционную схему увода государственных денег через посреднические фирмы, путем создания псевдо-рынка электроэнергии. Сами подумайте, нужен ли посредник, если только государство производит электроэнергию, оно же транспортирует и распределяет? Потому и не удивляет очередная идея правительства поставить телегу впереди лошади – вместо Минпромэнерго создав Национальный энергохолдинг. Это очередное оболванивание народа, поскольку, раздробленная на 7 частей энергетика Кыргызстана остается, посредники тоже, сохраняется и системный увод государственных денег. Вместо реальной борьбы с выводом денег, правительство Сариева просто меняет вывеску.

Выход всегда есть…

Кабмину следовало бы начать вывод из энергорабства путем объявления о выходе из антигосударственной программы «Разгосударствления и приватизации энергоотрасли», навязанную нам международными финансовыми институтами. После инициировать новые государственные версии Законов КР «Об энергетике» и «Об электроэнергетике». Заново вернуть единое «Кыргызэнерго», с единым техническим и финансовым балансом. Вот только тогда можно будет говорить об эффективном государственном управлении энергосектором страны, которая станет снова прибыльной и исчезнет системная коррупция. Вместо этого сегодняшняя власть больше беспокоится о частных посредниках, нежели о государственных компаниях. Принимаются антинародные законы и антигосударственные решения правительства. В стране никто ни за что не отвечает.

В 2014 году перед каникулами, когда принимали закон, которым уполномочили правительство самостоятельно пересмотреть тарифы, спикер ЖК Асылбек Жээнбеков клялся, что они не допустят повышения. Однако цены подняли на 316%. Сегодня он становится снова спикером, и многие законодатели и министры, которые разваливали экономику снова уселись в своих креслах в новом парламенте еще на пять лет и в новом правительстве. Директор госагентства ТЭК при правительстве КР Нурбек Элебаев и премьер-министр Темир Сариев отчитываются, что за 7 месяцев в стране произвели на 1,6 миллиардов кВтч электроэнергии меньше. Из них населению продали меньше на 700 кВтч электроэнергии. А мы все гадаем, почему у нас ВВП не растет и бюджет не увеличивается?

… но профи нет

За один год подняли тариф более чем на 300% (такого в практике нет во всей солнечной системе), а ведь качественная и дешевая кыргызская электроэнергия могла бы способствовать пополнению госказны за счет открытия новых конкурентоспособных производственных мощностей. Кстати, ТЭЦ Бишкека, Камбар-Атинская ГЭС-2 с 2010 года стоят по сегодняшний день в залоге. В этом году еще раз взяли кредит у Всемирного Банка $25 миллионов и полмиллиарда сомов ссуду в Минфине для закупки топлива на столичную ТЭЦ. За пять лет энергосистему страны наши особо одаренные управленцы во власти привели в предбанкротное состояние.

Видимо эти граждане не классическую экономику изучали, как все нормальные люди. Во власти сидят люди абсолютно не способные управлять государством. Продавали электроэнергию в Казахстан через посредников по 1 сому 30 тыйынов за 1 кВтч, теперь покупают по 5сомов 70 тыйынов. Пять лет назад в стране вырабатывали более 15 млрд кВтч электроэнергии, сейчас максимум 14 млрд кВтч. Никто не понес ответственность за преступное уменьшение производства электроэнергии в стране.

Народ за свой счет содержит антинародную власть и расплачивается за их антигосударственные решения. Это будет продолжаться до тех пор, пока в стране созданы благоприятные условия для прихода во власть людей, не способных управлять государством, путем манипуляции Конституцией, законами, попиранием прав и свобод народа Кыргызстана. Разве большинство из депутатов прошли бы в парламент на прошедших выборах, если бы они были прямыми, как написано в Конституции КР? Конечно, народ не отдал бы за них свои голоса. Очень удобно жуликам за ширмой политических партий снова и снова возвращаться во власть. Фамилии называть излишне, их очень много.
Преступно уронив воду в главном гидроузле Центральной Азии в Токтогульском водохранилище, для экономии воды, срывают учебный процесс у наших школьников, отправляя на месяц на зимние каникулы. Вы знаете, что все школы были переведены на электрическое отопление. Лучше пусть вся власть в отпуск на всю зиму уйдет, отключив от электричества Белый дом и Дом правительства. Думаю, что это будет рациональнее для нашего государства.

Об остальных безобразиях в энергетике страны мы расскажем в ближайшее время…

Эксперт  Эрнест Карыбеков.

На допрос за мнение, озвученное в соцсетях, в прокуратуру вызван и допрошен гражданский активист Мавлян Аскарбеков.

Власти Кыргызстана забыли о нормах Конституции, где закреплено право каждого на свободу мысли и мнения.

Поводом для беседы в Спецпрокуратуре стало мнение Мавляна Аскарбекова, высказанное в социальной сети «Фейсбук». Активист написал: «Позволили заключенным сбежать из тюрьмы, чтобы устроить шоу, которое отвлечет народ от результатов выборов и роста цен». В этом сообщении власти Кыргызстана увидели прямое обвинение в свой адрес и решили допросить Мавляна Аскарбекова.

«Мне в выходной день стали звонить из Спецпрокуратуры, просили прийти к ним, дать показания. Я отказался. Вечером мне вручили повестку. На следующий день утром мне пришлось пойти туда. 25 октября на своей личной страничке в «Фейсбук» я написал свое мнение о происходящем вокруг побега из СИЗО-50. Я написал, что это организовано властью для того, чтобы отвлечь простой народ от поствыборного процесса и тяжелого социально-экономического положения, роста цен. Задал вопросы, будет ли создана депутатская или правительственная комиссия для расследования инцидента, так как убито 13 человек, в том числе мирные граждане, которые не имеют к этому никакого отношения. Будет ли привлечен к ответственности Мелис Турганбаев, так как он руководил спецоперацией? Вот эти мои вопросы и мнение привлекли внимание Спецпрокуратуры, которая возбудила уголовное дело, в рамках которого меня и допросили в качестве свидетеля», — так прокомментировал «Res Publica» сам Мавлян Аскарбеков.

Доводы лидера движения «Жаны Муун», что соцсети не являются СМИ, не стали даже слушать. «Это моя личная страничка, где я могу излагать мнение. Но в прокуратуре эти доводы не учли. Меня заставили заполнить протокол допроса на трех листах», — добавил он. И отметил, что каждый свой шаг следователь Бурханов согласовывал с кем-то по телефону, созваниваясь даже во время допроса.

В прокуратуре свои действия объясняют желанием докопаться до истины. В пресс-службе главного надзорного органа заверили, что давления и угроз в адрес активиста не звучало. «Он допрошен в качестве свидетеля. На своей странице в соцсетях он сообщил, что побег организован должностными лицами. Это расценено как сообщение о совершенном преступлении со стороны чиновников. Для получения более полной информации, которой, возможно, обладает Аскарбеков, он был вызван на допрос. Мы искали зацепку. Но пока причастность должностных лиц государственных органов не доказана», — заявили в ГП КР.

История с побегом заключенных и последующей их ликвидацией, пожалуй, не оставила равнодушными никого. В соцсетях высказывалось множество версий, как о самом ЧП, так и тех, кто его возможно организовал и кому оно было на руку. К тому же, из различных источников поступала противоречивая информация о самих беглецах. Плюс факты о творящемся бардаке в системе ГСИН. Все это вызвало диспуты и споры в обществе, каждый делился мнением. Хватит ли сил и средств Спецпрокуратуры всех допросить?

Это не первый раз, когда за мнение гражданских активистов вызывают на допросы, грозят посадить, вчиняют многомиллионные иски и даже сажают. Такая участь постигла другого лидера молодежного движения «Жаны Муун» Мелиса Аспекова, который в последнее время выступал с довольно резкой критикой действий властей. За слишком длинный язык он угодил за решетку на пять лет. Его также вызывали на допросы в качестве свидетеля, после он стал обвиняемым, а в итоге осужденным на пять лет.

За резкие выпады в адрес президента поплатился и журналист Дайырбек Орунбеков. Иск в 2 миллиона сомов ему предъявила Генпрокуратура, а суд присудил выплатить. Именно во столько оценила честь и достоинство президента КР Алмазбека Атамбаева генпрокурор Индира Джолдубаева.

Экс-депутат парламента Омурбек Абдырахманов заявил, что надзорный орган нарушил один из главных столпов Конституции. Статья 31 Основного закона КР гласит:

1. Каждый имеет право на свободу мысли и мнения.
2. Каждый имеет право на свободу выражения своего мнения, свободу слова и печати.
3. Никто не может быть принужден к выражению своего мнения или отказу от него.

Соб. Инф.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-22)

Часть этих военных сил предназначалась для охраны железной дороги, небольшой гарнизон остался в Джизаке, а остальные силы был разделены на 5 подвижных отрядов, в задачу которых ставилось разгонять и наказывать мятежников. Последние были бессильны против таких сил, хотя и оказывалось некоторое сопротивление в дальнейшем и была предпринята попытка разорвать железнодорожные линии. Русские отвоевали обратно русские поселения Заамин вблизи железнодорожных линий, которые были взяты повстанцами. 16 июля началось восстановление железнодорожных и телеграфных линий по всему уезду и с этой даты возобновилась связь между Ташкентом и Джизаком. Сторонники различных лидеров из числа местных жителей постепенно начали возвращаться в деревню. Некоторые бежали в горы, но их преследовали и они были вынуждены подчиниться отправленным против них трем казачьим отрядам. Другие пытались прорваться в Бухару и Афганистан. Абдурахман Абдужабаров сдался, Назир  Ходжа был захвачен в степи после того, казахи отказались от участия в восстании, в то же время Турадбекову удалось скрыться. К 26 или 27 июля восстание было подавлено, и туземцы согласились предоставлять рабочих.

Целью карательного подразделения под командованием полковника Иванова было не только усмирить туземцев, но преподнести им урок, который бы они не скоро забыли. Один из оставшихся в живых усмиренных рассказывает: «Иванов (впоследствии ставший военным министром при Колчаке в Сибири в 1918 году) дал приказ стрелять, сжечь, конфисковать предметы домашнего обихода и сельскохозяйственные орудия. Отряды пошли в кишлаки, сжигали товары, стреляли во всех на своем пути, насиловали женщин и совершали другие зверства. В кишлаках они сжигали сельскохозяйственные культуры, а готовое зерно отбирали. Население бежало в город, в степь, оставив свою собственность. Начался голод. Женщины бежали, оставив детей. Беженцы голодали в далеких степях и в городах».
К тому же были созданы полевые суды, которые рассматривали дела многих арестованных в групповом порядке.

Наконец, 20 августа в Джизак прибыл генерал Куропаткин. Посетив могилы павших российских чиновников он собрал влиятельных лиц из числа местных уроженцев и сказал им: «Было бы лучше повесить всех вас, но мы позволим вам жить так, чтобы вы стали примером для предупреждения других. Место, где был убит полковник Рукин, должно быть расчищено в радиусе 5 верст. Оно будет принадлежать правительству. Люди, населяющие эту территорию, будут немедленно высланы». (Тени умерших Андижана!)
В дополнение к уже упомянутым выше русским, повстанцы убили пристава Заамина-Соболева, жителей русского поселения Заамина, членов Лесной службы, и статистиков Министерства сельского хозяйства. Всего потери русских составили  83 убитыми, 20 ранеными. Семьдесят русских находились в плену, в основном женщины и дети, большинство женщин были изнасилованы. Материальный ущерб русским был оценен в 1 млн. рублей, хотя Куропаткин считал, что это цифра, возможно, преувеличена.
Одним из самых значимых действий повстанцев в Джизаке, что указывало на мощность движения, было уничтожение железной дороги: ни в Фергане, ни в Самарканде железная дорога не уничтожалась. В связи с убогим состоянием дорог в Туркестане, их разрушение имело решающее значение для успеха любого восстания. Русские полностью зависели от железной дороги для быстрой переправы войск из одной точки в другую. Если бы железная дорога была урезана и в других окрестностях, а не только вокруг Джизака, восстание было бы гораздо труднее подавить.

Из всей информации, тот факт, что Джизакское  движение достигло таких масштабов, каких оно достигло, стало возможным из-за того,  что первоначальный акт сопротивления русским — убийство полковника Рукина, уездного управителя, осталось без оказания незамедлительных карательных мер. Успех вдохновил и укрепил веру народа в себе. Люди вознамерились достичь двух целей: (1) уничтожить железную дорогу и тем самым предотвратить отправку российских войск против них, и (2) истребить русских угнетателей. Локально эти усилия увенчались успехом; только с прибытием войск извне, вооруженным пушками и пулеметами, стал возможным крах движения.

Несмотря на всю мощность Джизакского восстания, оно характеризовалось спонтанностью, задачи ставились вплоть до его конца только в ходе самого восстания: не было какого-либо генерального плана, тщательно задуманного задолго до восстания. «Когда толпа угрожала уездному начальнику, вряд ли кто-либо из них действовал сознательно относительно определенной цели; толпа находилась под влиянием момента, а человек под влиянием толпы». Они были взволнованы речами Назир Ходжа, только что вернувшемуся из Ташкента, и который сам находился под сильными впечатлениями от событий в Ташкенте, не будучи в состоянии реально оценить ситуацию.

Джизакское восстание имело прямое сходство с восстанием в Андижане. В обоих случаях провозглашались беки, объявлялась священная война, и был поднят белый флаг национального освобождения. Оба восстания были нерадикальными движениями под руководством старых феодальных религиозных классов. В то время как Назир Ходжа  был ишаном со скромным имуществом, другие лидеры, такие как Касин Ходжа  Заамина и Муктав в Джизаке были богатыми землевладельцами. Турадбеков был беком по происхождению. Основную часть движения составляло обезумевшее крестьянство. В то время как за неудовлетворенностью крестьян стояли экономические причины, их лидеры, как в Андижанском восстании, направили  это недовольство против русских, не планируя инициировать экономические реформы в их интересах в случае успеха. Эти лидеры были в полном неведении о великих изменениях, которые были вызваны капитализмом и не осознавали, что они не могли повернуть время вспять ко временам ханства.
Религиозный фанатизм, несомненно, стал одним из главных составляющих, побудивших к восстанию. В ходе вспышек беспорядков в городе Джизаке в толпе участвовало много учащихся медресе, столкнувшихся с царскими войсками. Уже ранее отмечалось об объявлении священной войны.

Джизакское восстание отличалось от Андижанского в одном отношении: в нем участвовали новые силы, а именно, коренные железнодорожные рабочие, которые замечали большую разницу в оплате труда, условиях труда и занятости между местными и русскими рабочими, в особенности на железной дороге, что, несомненно, послужило стимулом к тому, чтобы присоединиться к восставшим силам.

Е. НАЗНАЧЕНИЕ ГЕНЕРАЛА КУРОПАТКИНА В КАЧЕСТВЕ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА

Последние впечатления от беспорядков среди сартского населения примерно совпадают с назначением генерала Куропаткина, получившему свое назначение 21 июля. Беспорядки были подавлены и в последние дни июля началась мобилизация рабочих среди сартов.
Действия Генерала Ерофеева, исполнявшего обязанности генерал-губернатора, с началом беспорядков были направлены на усмирение населения с использованием грубой силы, а затем, на разъяснение приказа туземцам или ликвидацию каких-либо нарушений. Он пытался показать в своих телеграммах в Петроград, что его меры возымели желаемый эффект, но после каждой такой телеграммы, ему приходилось сообщать о новых нарушениях и убийствах русских.

Куропаткин считал, что основанием для его нового назначения послужила переадресация его телеграммы от туркменской Гюльджемал ханши из Текке к Алексееву, начальнику штаба армии, с копиями министру внутренних дел и военному министру. В телеграмме Куропаткина просили о снисхождении относительно призыва туркмен в качестве рабочей силы. Население туркмен без малейшего предупреждения было призвано предоставить работников на 15 июля, а именно на время сбора урожая хлопка. Заключительные слова телеграммы были такие: «Любая возможная задержка в мобилизации туркмен может быть истолкована в неблагоприятном для них свете и в таком случае им грозит  тяжелая военная репрессия. С момента прибытия ваших начальников в Закаспийскую область люди Текке и я лично приучены обращаться к Вам, как к отцу по всем национальным потребностям, будь то они большие или малые. Сейчас, ввиду грозящей племени Текке беспрецедентного несчастья, обращаюсь к Вашему превосходительству, как представителю текке в уезде Мерв с убедительной мольбою, чтобы Вы ходатайствовали перед Его Императорским Величеством о приостановлении призыва рабочих до окончания сбора урожая хлопка или до времени, когда все текке будут иметь возможность привыкнуть к понятию своего нового долга и отработают его лицами согласно с требованиями справедливости». Телеграмма была отправлена вышеупомянутым чиновникам вместе с запросом Куропаткина Императору отложить призыв из текке до 15 сентября.

Утром 21 июля военный министр Шуваев связался с императором и доложил ему, что ввиду серьезных беспорядков, вспыхнувших в Туркестане, он просит назначить Куропаткина генерал-губернатором Туркестана для усмирения населения. На это предложение монарх не дал согласия. Однако после второго доклада Шуваева, царь созвал  в 4 вечера верховное командование для требуемого назначения. Когда Куропаткин услышал о своем назначении, он попросил, чтобы ему дали полномочия главнокомандующего в Туркестане, на что император дал свое согласие.

Куропаткин оставался в Петрограде в течение нескольких недель, прибыв в Ташкент только 8 августа. Прежде чем уехать из Петрограда, он принял генерала Покотилло, только что возвратившегося из Туркестана, и который хорошо знал регион. Последний обрисовал не слишком лестную картину о чиновниках в командовании. Он сообщил, в частности, что «генерал-губернатор Мартзон трещит по швам. Галкин, Сырдарьинский генерал-губернатор, пьянствует каждый день. Самаркандский – Ликотин— не видит дальше своего носа. Ферганский – Гиппиус – сумасшедший. Закаспийский – Колмаков – слабохарактерный, Семиреченский – Фольбаум— получше, чем другие; глава канцелярии Ефремов, который вмешивается во все, является очень подозрительным и, представляется, что дела управленцы ведут мошеннически. Помощник генерал-губернатора Ерофеев весьма неопытен и так далее».

Большая часть действий Куропаткина относится ко второму  этапу восстания и будет рассмотрена там. Именно теперь мы приступаем ко второму этапу восстания.

(Продолжение следует).