До окончания срока Атамбаева
осталось

№3 от 25.06.2015

В том, что корни всех восстаний кроются в экономических причинах, в целом есть своя правда. Тем не менее, в Восстании 1916 года экономический фактор сыграл заметную роль. Только изучение многих глубоких перемен, происходивших в экономике с приходом русских, позволит понять форму Восстания и действия повстанцев.

Экономические интересы России в Средней Азии до ее завоевания

Хотя его традиционно изображают как монарха, который ориентировал Россию на Запад, Петр, тем не менее, был очень заинтересован в экономических возможностях Азии. Направлялись миссии в Китай, которые завершились подписанием Кяхтинского Договора с Китаем в 1727 году, вскоре после смерти Петра. Этот договор дал большие преимущества России по сравнению с другими западными державами: установление постоянных торговых отношений и регулярное дипломатическое представительство в Пекине. Русская духовная миссия в Пекине представляла очень благоприятную возможность для научного исследования Китая, ввиду недавних эдиктов (указов) против иезуитов. Петр I проявлял интерес к Средней Азии не меньше, чем к Европе. Его жадный интерес к ЦА был вызван воображаемым неизведанным богатством золота, которое можно было в будущем разведать, и возможностью использования реки Амур-Дарьи в качестве водного маршрута для того, чтобы попасть в Индию, повернув течение этой реки в его старое русло, когда-то впадавшее в Каспийское море.

Экспедиции не увенчались успехом: миссия под руководством князя А.Бековича-Черкасского была фактически уничтожена из-за предательства хана Хивы (1717), однако Петр был вознагражден в персидских походах. Согласно Договору, подписанному в Санкт-Петербурге от 1723 года, каспийские провинции Персии отошли России, которые потом вновь были отвоеваны Персией через несколько лет. Таким образом, попытки Петра Великого утвердиться в Средней Азии не увенчались большим успехом, но вовсе не из-за отсутствия интереса с его стороны, а из-за большой озабоченности делами на Западе.
Несмотря на то, что озабоченность вопросами в западном направлении отнимала большую часть внимания во внешней политике у последовавших правителей царской России, интерес к Средней Азии был неуклонным. После провала военных экспедиций, правительство поменяло тактику. Началось постепенное покорение кочевников Степи, которые были между среднеазиатскими ханствами и собственно Россией. Казахов в начале XVIII века в западном направлении вплотную к российским территориям вытесняли калмыки или западные монголы. Казахи в то время подразделялись на три орды (жузы): Старший, Средний, и Младший. Воспользовавшись их междоусобицами российскому правительству во времена правления императрицы Анны удалось подарками и взятками убедить хана Младшего жуза принять суверенитет (покровительство России). Аналогичная политика проводилась в отношении Среднего и Старшего жузов, которые перешли в российское подданство к 1740-м гг., и части Семипалатинска и Акмолинска. Эти территории в дальнейшем послужили плацдармом для дальнейшего проникновения в Среднюю Азию.

В первой половине XIX века русские укрепляли свое влияние в западной части степи. В 1822 году были приняты новые законы для управления казахами. Привилегии султанов или знати ограничивались с предоставлением определенной степени автономии казахам. В представлении русских мир в степи можно обеспечить, только ослабив власть лидера семейно-родовых общин, традиционной организации казахов, что было осуществлено путем создания административных единиц, которые пересекали пастбища и не соответствовали владениям родовых общин казахов.

Хотя казахи теперь стали российскими субъектами, тем не менее ситуация в степи еще более обострилась, чем раньше. Простые люди (чернь) продолжали испытывать уважение к своей аристократии («белой кости» — выражение эквивалентное к «голубой крови» или «аристократическому происхождению» в ряде среднеазиатских обществ). Мародерские склонности казахов были все еще сильны и любой «батыр» или герой был намерен обрести своих последователей. Султаны, признанные русскими, не могли поддерживать порядок или не хотели, в то же время ежегодные военные экспедиции из Оренбурга (теперь Чкалова) оказались одинаково неэффективны. Только с созданием опорных стратегических позиций в степях генерал-губернатором Обручевым (1845), выдвижением на Сыр-Дарью, свержением разбойника Исет Кутебарова и кончиной батыра Джан Ходжа, был привнесен мир в степи, и способствовал отправке в степи российских караванов. Захват Раимского укрепления (впоследствии переименованное в Аральское) в 1847 году в низовьях Сырдарьи ознаменовало начало нового периода – посягательства России на среднеазиатские ханства и их завоевания.

Выборы в парламент всегда были детонатором для политических катаклизмов в стране. Осенью этого года нас ожидают парламентские выборы, которые должны пройти по новым правилам. После долгого обсуждения в обществе и парламенте ряда изменений в Закон о выборах, было принято решение провести их с применением новых технологий. Атамбаев, несмотря на серьезные аргументы общественности, подписал соответствующий указ. Обманутые предыдущими правительствами много раз, граждане продолжают сомневаться в биометрике. Но больше всего их возмущает тот факт, что те, кто не сдаст биометрику, не смогут участвовать в выборах. Все это может привести к очередной нестабильности осенью этого года.

На самом деле, использование биометрических данных на выборах в мире апробировали только несколько стран – Монголия, Боливия и Венесуэла. Так в Монголии, в стране с населением в 5 миллионов, у граждан собрали отпечатки пальцев и передали их государству. А в день голосования на выборах оборудовали избирательные участки специальными аппаратами, которые считывали отпечатки пальцев, после чего избиратель нажатием в компьютере на лицо нужного ему кандидата, или партию, или закон, — голосовал. Избиратель мог проголосовать где бы он не находился — в другом городе, заграницей. Но ни Европа, ни США не решились применять биометрику на выборах, обосновывая это как вопросами безопасности в целом, так и нарушением прав граждан на тайну голосования.
Кроме технических вопросов, которые были подробно презентованы в Кыргызстане Общественным Фондом «Гражданская инициатива интернет-политики», в частности, как будут храниться биометрические данные в самый пик кибер атак по всему миру (к примеру, в Эстонии для этого всю базу данных во время выборов хранили в Посольстве другого государства), есть много других нерешенных проблем.

Биометрическая регистрация избирателей не прописана ни в Конституции Кыргызской Республики, где в статье 2 пункт 4 сказано: «Выборы являются свободными. Выборы депутатов Жогорку Кенеша, президента, депутатов представительных органов местного самоуправления проводятся на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании».

Правительство Кыргызстана уже сейчас объявило, что те, кто не сдал свои отпечатки пальцев, допущены до выборов не будут. Более того, если они даже сдали свои данные, по разным причинам будут находиться в другом месте или за рубежом, то они точно не смогут проголосовать. Это при том, что в Кыргызстане очень активная внутренняя и внешняя миграция. Биометрика уже была апробирована во время выборов в местные кенеши (советы) 17 мая. Все прошло не так гладко: сдавшие биометрию все равно не находили себя в списках избирателей, а урны не хотели принимать правильно заполненные бюллетени.
Гражданские активисты давно забили тревогу. Еще 28 августа 2014 года, когда этот закон был только принят, известный юрист Нурбек Токтакунов подал ходатайство в Конституционную палату Верховного суда о не конституционности обязательного характера сдачи биометрических данных. В комментарии «Фергане» юрист рассказал, что биометрические данные относятся к сфере частной жизни человека и к конфиденциальной информации, так как они отражают индивидуальные физические особенности индивидуума, присущие только ему, и позволяют его идентифицировать. А закон предусматривает обязательный характер сдачи биометрических данных, что нарушает принцип добровольности при сдаче персональных данных и угрожает частной жизни граждан. Тем более, что существуют опасения, до сих пор не развеянные, что отпечатки пальцев и остальная персональная конфиденциальная информация будет надежно защищена государством.

Вдруг самое интересное стало разворачиваться в Конституционной палате, при рассмотрении ходатайства Токтакунова. 27 мая процесс неожиданно начался с того, что объявили отвод суде Кларе Сооронкуловой, которая должна была докладывать по этому вопросу. Это было связано скорее всего с тем, что председатель Конституционной палаты знал заранее ее позицию о том, что данный закон не соответствует Конституции. Половина судей (четверо) Конституционной палаты высказалась за удовлетворение её отвода, половина против. Теперь, чтобы новый судья мог подготовиться к процессу, суд отложили на три месяца.

Сама Клара Сооронкулова так прокомментировала свой отвод 27 мая: «В ходе подготовки данного дела к слушаниям со стороны председателя Конституционной палаты Верховного суда Мукамбета Касымалиева на меня не раз оказывалось давление. Он был заинтересован в том, чтобы закон был признан конституционным, и препятствовал тому, чтобы к делу был привлечен независимый эксперт. Несмотря на это, я пригласила эксперта из юридической компании Park Media Consulting из Москвы, который дал свое заключение о том, что закон о биометрических данных не соответствует Конституции КР. Я подготовила проект решения о не конституционности закона. Именно поэтому председатель решил от меня избавиться».
О незаконности и предвзятости определения Конституционной палаты об отводе судьи Сооронкуловой свидетельствует расклад голосов (4 на 4), и последующее заявление о самоотводе судьи Э.Осконбаева на судебном процессе, прямо указавшего, что «представитель стороны-ответчика (С.Болжурова) не представила ни одного аргумента, который мог бы служить основанием для отвода» и выразившего убежденность в том, что «это является спланированной акцией», преследующей цель отстранить судью от рассмотрения дела.

16 июня Клара Сооронкулова узнает еще и о том, что в Совет судей поступает заявление от С.Болжуровой, действующей по доверенности спикера ЖК А.Жеенбекова о привлечении Сооронкуловой к дисциплинарной ответственности за якобы совершенные ею многочисленные нарушения конституционного Закона «О статусе судей» и Кодекса чести судьи Кыргызской Республики.

Предлогом к обращению С. Болджуровой в Совет судей послужило выступление Сооронкуловой перед средствами массовой информации, где она выразила свое мнение о сложившейся в Конституционной палате ситуации и о причинах отстранения ее от рассмотрения данного дела.

18 июня заседание Совета судей в спешке проходило в здании Горсуда. Председатель Совета Ж.Абрахманов вел себя вызывающее, пытаясь выдворить за двери журналистов и правозащитников. На заседании присутствовал и М.Укушев, из юротдела Администрации президента. (Видимо хотел все проконтролировать сам).

Вообще-то Конституция, конституционный Закон Кыргызской Республики «О статусе судей Кыргызской Республики», Кодекс чести судьи Кыргызской Республики, присяга судьи обязывает судью быть честным и принципиальным. Судья Сооронкулова искренне в это верила. Она не предполагала, что дела, имеющие общественный резонанс, будут так попраны давлением на суд. «Я приняла решение обнародовать факты давления на суд и рядовых судей, потому что полагаю, что привлечение внимания общественности к этой проблеме лучше послужит интересам правосудия и конституционному принципам независимости судьи и судебной системы в целом, чем сокрытие негативных фактов», — заявила Клара Сооронкулова на заседании Совета судей.

Обвиняя Сооронкулову за комментарии в прессе до принятия решения Конституционной палатой, С.Болжурова вводит общественность в заблуждение. Интервью, комментарии судья давала после того как ее отстранили от дела. Она уже никак не могла повлиять на принятие решения.

«Дисциплинарная комиссия Совета судей Кыргызской Республики, инициировав данное разбирательство, должна была осуществить служебное расследование и доказать факты допущенных мной нарушений. Однако, дисциплинарной комиссией не проводилось никакой проверки, заседание проведено без моего участия, соответствующие объяснения у меня не отбирались, меня лишили возможности представить необходимые материалы и доказательства и права на ознакомление с материалами служебной проверки.
В таких условиях, возбуждение дисциплинарного производства и возможное в последующем досрочное освобождение от должности оцениваются мной как очередная акция давления на всех судей в целях сдерживания их от критических высказываний в отношении государственных институтов, их должностных лиц, председателей судов, из опасения лишения должности судьи», — заявила Сооронкулова.

Как и ожидалось, Совет судей принял решение отстранить Сооронкулову от должности. Присутствовавшие на заседании гражданские активисты стали скандировать «Позор! Позор!».

Глава Правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова заявила, что своим решением СС еще раз продемонстрировал полную зависимость от «верхов» и показал, что непредвзято относиться к вопросам подобного рода его представители не в состоянии.
Клара Сооронкулова сообщила прессе, что намерена судиться с Советом судей. «Я думаю, что на следующей неделе парламент рассмотрит представление президента о моем досрочном освобождении. Если районный суд до того времени примет мое исковое заявление к рассмотрению, то парламент не сможет вынести решение по моему делу. В ином случае две ветви власти столкнутся и будут противоречить друг другу», – сказала Сооронкулова.

Тем временем, еще одно ходатайство по новому Закону о выборах до сих пор не рассмотрено в Конституционной палате. Правовая клиника «Адилет» подала иск о не конституционности положения закона «О внесении изменений в избирательный кодекс».
«Нас не устраивает норма закона, что те люди, которые не сдали биометрические данные, не допускаются к выборам, это противоречит нескольким нормам Конституции. Дело в том, что право избирать может ограничиваться двумя пунктами: гражданством и совершеннолетием, то есть дееспособностью. Если гражданин Кыргызстана достиг 18 лет, то он автоматически получает право голосовать, которое должно быть обеспечено государством. А вместо этого государством вносится ограничение в виде необходимого условия – сдачи биометрических данных. Так как эта норма противоречит Конституции, мы подали иск в Конституционную палату Верховного суда. Иск был подан в начале мая, и нам до сих пор не ответили, принят ли он к рассмотрению. Судя по тому, как идет рассмотрение положения закона о биометрике в той же самой Конституционной палате, у меня возникают сомнения в том, что наш иск будет рассмотрен должным образом», — рассказала Джакупова.

«Когда принятие закона о биометрике только обсуждали, мы говорили, что у него могут быть последствия, что он не соответствует Конституции. То же самое мы говорили, когда обсуждались изменения в Избирательный кодекс, и предупреждали, что в случае их принятия мы будем подавать иски. Но нас никто не слушал, а теперь вот такие проблемы появляются», — отметила Чолпон Джакупова.

Расправа с судьей Конституционной палаты Кларой Сооронкуловой продемонстрировала, что власть пойдет до конца и о честных выборах 2015 года, говорить не приходится.

Для справки:
Что можно ожидать от Совета судей, к которому у всех было очень много вопросов? Закон “О совете по отбору судей” был принят еще в 2011 году, а вот формирование его затянулось надолго.
Парламентарии рассматривали кандидатуры, в основном исходя из субъективных симпатий и приближенности к той или иной партии.
«Доверить парламенту формирование совета изначально было ошибкой, — полагает эксперт, глава общественного объединения “Содействие проведению судебной реформы” Айдар Джумабеков. — Фракции голосуют за тех, кто им выгоден. Не исключено, что впоследствии тому или иному выборщику будут указывать, какого судью назначать, а потом уже и судье диктовать, какие принимать решения. И он ослушаться не посмеет, поскольку своим креслом будет обязан той или иной партии».
Такого же мнения придерживается и председатель совета Шамарал Майчиев. По его словам, “каждый участник СОС идентифицировал себя с фракциями”, а “политизированность осложнила работу структуры”.
«С начала работы в совет поступило около трех тысяч жалоб на судей, и связаны они были в основном с предвзятостью при вынесении решений, — признался Майчиев. — Тем не менее, эти судьи вновь выставляли свои кандидатуры на назначение».

Замира СЫДЫКОВА.

О том, что кыргызы абсолютно нетерпимы к несправедливости, знает уже весь мир. Две революции за последние десять лет это доказали. А футбольный матч на стадионе «Спартак» на прошлой неделе просто невообразимо это подтвердил. И там не было никакой политики. Никто эту толпу не подвозил и не подогревал. Молодежь стала перепрыгивать через 1.5 метровый забор, чтобы попасть  на  стадион, потому что еще за 45 минут ворота закрыли и никого не стали пропускать. Ни тех, у кого есть билеты, ни тех, у кого их нет. Охрана и милиция сдерживали лишь тех, кто законопослушно сжимал билеты в руках. Такая видимость службы.  

Это событие напомнило, как лидер партии «Ата-Журт» Камчибек Ташиев перелазил через забор Белого Дома со своими сторонниками. Это были только цветочки. Теперь стало очевидно, что заборы от несправедливости точно не спасут. Никакая охрана, никакая милиция противостоять толпе не может. Если будут стрелять, то повторится 2010 год.
Прошлая неделя вообще была насыщена политикой. Сказывается, видимо, окончание работы парламента, в связи с чем администрация президента поспешила протащить через депутатов все, что только можно. Это, прежде всего, касается предстоящего референдума по изменению Конституции. На что гражданские активисты отреагировали проведением Форума «Мне не все равно!» и митингом. Там же активно обсуждалась отставка судьи Конституционной палаты Клары Сооронкуловой, выразившей свою позицию о не конституционности применения биометрики на предстоящих выборах.

Но и в экономике не все хорошо. Поездка Т.Сариева на Токтогульское водохранилище лишь подтвердила, что воды у нас не так и много. Мягко говоря. В энергетике вообще творится чехарда. А тут еще и Газпром заявил, что надо повышать тарифы на газ, потому что у них нет денег покрывать дефицит от разницы в валюте. А зачем мы им вообще продавали тогда «Кыргызгаз»?

И в бюджете – дыра. Большая. Дефицит составит в этом году чуть больше 25 миллиардов сомов. Эти данные представило министерство финансов в справке-обосновании к поправкам в закон о республиканском бюджете на 2015 год. Текущая социально-экономическая ситуация такова, что реальный рост ВВП в 2015 году ожидается на уровне 2 процентов против утвержденных 6,2 процента. Замедление темпов экономического роста ожидается из-за снижения производства в сельском хозяйстве, строительстве, сфере услуг и промышленности. При этом Т.Сариев, пересевший вчера из кресла министра экономики в премьерское, на вопрос почему, так и не дал ответа. Говорить о повышении цен на все и вся, не приходится. Как только все страны ЕАЭС ратифицируют участие в нем Кыргызстана, цены на товары подскочат по прогнозам Минфина на 11,3 процента. Значит, умножьте на 2, чтобы получить реальную картину.

Чтобы пополнить доходную часть бюджета, правительство уже начало кошмарить бизнес. Они еще молчат, но по нашим сведениям, доначисление налогов для крупных компаний составит до миллиарда сомов.

Единственное чему правительство и президент радуются, это 90 млн.долларов, которые поступили за Джеруй. На эти деньги будем ремонтировать школы в этом году, — говорит Сариев. Вот только работать новым владельцам таласцы вряд ли дадут.

Замира СЫДЫКОВА

Прежде чем говорить о сути поправок в Конституцию, очень важно определить их авторов, поскольку не только политики, но и находящиеся в тени лица являются носителями определенных политических установок. Никак нельзя согласиться, что авторами данного законопроекта стали депутаты, подписавшие документ, поскольку стиль написания достаточно узнаваем и указывает на «экспертов», которые были активными участниками многократных предыдущих изменений Конституции со времен президента А. Акаева. Как говорится, «уши торчат». Можно ли отнести к соавторам законопроекта президента страны?
Трудно сказать, но можно только предположить, что и его мнение было учтено. Хотя, помнится, он говорил совсем недавно другое.

Пытаясь обосновать необходимость изменения в Конституцию, авторы проекта настолько запутались, что последующее ознакомление с предлагаемыми поправками не вызывало никакого доверия к их аргументам. Они лишь сожалеют, что «в текст Конституции были внесены отдельные поправки, которые в последующей практике их реализации не оправдали себя в виду их глубинной несовместимости с изначальной тканью Конституции, а также реальной жизнью». Подобные выводы, эпитеты говорят о том, что авторы проекта сами живут в мире конституционных иллюзий.

Читая текст проекта изменений Конституции, удивляешься экзистенциальной направленностью аргументов ее авторов. В отношении текста основного закона применяются такие сравнения, как Конституция «страдает», «закрепляет антиморальное поведение и политическое мошенничество», «делает невозможным строительство устойчивых и массовых партий», «дезорганизует работу парламентских фракций», «подрывает доверие граждан к избирательной системе и к самому Жогорку Кенешу, называют основной закон «нелепой конституционной конструкцией». В отношении министров допускается неуважительное сравнение как «навязанные премьер-министру члены правительства». Именно такие неправовые сравнения позволяют сделать психологический портрет инициаторов изменений, их неуважительное отношение к праву и волеизъявлению народа Кыргызстана на референдуме.

Цитата 2013 г.:
Президент Алмазбек Атамбаев поздравил соотечественников с Днем Конституции. Об этом сообщает отдел информационной политики аппарата президента КР.
«Все мы были свидетелями того, как только ради укрепления собственной власти, ради личной корысти властолюбивые правители шли на бесконечные изменения основы государственности — Конституции. В конечном счете это привело к созданию в стране коррумпированного семейно-кланового правления, с годами принимавшего все более изощренные формы. Это привело к откату от демократии, сращиванию власти с криминалом, к фактическому запрету свободы слова, когда за правду калечили и убивали», — обращается президент к народу.
«Как президент я придерживаюсь той позиции, что Конституция не должна меняться с приходом каждого нового лидера страны. Нам надо наконец научиться жить по Конституции, жить по закону», — говорится в поздравлении.

С целью ухода от персональной ответственности, авторы смело резюмируют: «Немаловажно отметить, что 28 апреля 2015 года было проведено расширенное заседание пяти парламентских фракций, где были внесены предложения и замечания депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики к проекту Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Кыргызской Республики».

Таким образом, авторы проекта изменений Конституции полностью сняли с себя ответственность и переложили ее на народ и парламент в духе прежних авторитарных традиций. Остается добавить слова Ю. Фучика: «Люди, будьте бдительными!»
Большой блок вопросов в законопроекте касается судебной власти. И в этой сложной сфере общественных отношений значительную роль внесли именно авторы законопроекта, лица, которые были тесно связаны с судебной системой и остаются «серыми кардиналами» современной судебной системы.

Но оставим сарказм и предположения, поговорим о сути предлагаемых изменений в Конституцию, изложенных в справке-обосновании (далее — справка).

О судебной системе

Начнем с рассмотрения пункта 3.3 справки, где говорится о преобразовании Конституционной палаты из судебного органа в «более гибкий государственный орган». Что такое гибкий государственный орган авторы не поясняют, но за этой эквилибристикой подразумевается ограничение в полномочиях Конституционной палаты. Авторы считают, что вопросы деятельности Конституционной палаты будут разрешены новым конституционным законом, тем самым предполагается существенное изменение ее полномочий.
В любой стране прецеденты конституционного правосудия сопровождаются определенными фобиями политиков. И в практике нашей Конституционной палаты имеются решения, которые стали фактором неожиданности для наших политиков, вставших на путь критики. Но лучше критика, чем безответственные попытки упразднить орган конституционного правосудия. Конституционная палата – это единственный государственный орган, наделенный функцией не карать, а только защищать права граждан. Изменение его статуса станет существенным изменением системы защиты прав граждан и станет первым сигналом отхода от цивилизованного рассмотрения конституционно-правовых деликтов.
В пункте 3.1  справки говорится: «Для повышения устойчивости высшего органа судебной власти и всей судебной политики, улучшения качества взаимодействия между судами, предлагается наделить Жогорку Кенеш правом избирать председателя и заместителей председателя Верховного суда. Кандидатуры председателя Верховного суда и его заместителей будут представляться президентом из числа избранных судей Верховного суда в соответствии с правилами, установленными конституционным законом. Это значительно укрепит судебную систему и позволит проводить стратегически выверенную долговременную политику реформирования системы».

Авторы не приводят весомых аргументов данной позиции. Почему избирать руководителей Верховного суда через парламент лучше, чем процедура их избрания внутри судебной системы? Не является ли такая идея попыткой вновь подчинить судей Верховного суда?
Мы наблюдаем перлы юридической эквилибристики в пункте 3.2 справки. Речь идет о полномочиях Верховного суда. Авторы требуют однозначного изменения статья 96 действующей Конституции. По их мнению, «она страдает (?!) чрезмерной негибкостью, излишней детальностью и другими недостатками, препятствующими применению широко практикуемых в развитых демократических странах институтов».

Вновь, в качестве аргументов, мы наблюдаем ссылки на практику демократических стран, но при этом не видим конкретных аргументов. Так, авторы пытаются обосновать, что процедура пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам является главным аргументом для пересмотра актов Верховного суда и создания четвертой инстанции (Президиум Верховного суда).

Авторы считают, что если Верховный суд рассматривает все судебные дела всего лишь тремя судьями, то три судьи – это не Верховный суд (?!). По их логике, действующая статья 96 Конституции препятствует исправлению судебных ошибок, не позволяет применять более гибкие и оправдавшие себя в мире процедуры. Авторы предлагают данную норму изменить, предоставляя право законодателю определить дополнительные новые формы защиты граждан от судебной ошибки в Верховном суде, т.е. создать четвертую судебную инстанцию. Они полагают, что статья 96 Конституции является «по сути, нелепой конституционной конструкцией, запрещающей пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам».
При внимательном ознакомлении с такими аргументами теряешься, поскольку авторы переворачивают всю теорию права и устоявшуюся теорию судебных процедур. Пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам возможен, если о каких-то фактах не знали стороны. Данная стадия судебного процесса не является четвертой инстанцией, а является средством для пересмотра дела в той инстанции, где принято решение суда. Пересмотр дела может осуществляться и в первой, и в апелляционной, и в надзорной инстанциях. Пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам — это исключительный случай в судебной практике. Но в нашей системе, особенно в бытность функционирования Высшего арбитражного суда КР, такая практика была обычным делом и все помнят, что рейдерские захваты собственности были возможны именно благодаря неправильному применению судами вновь открывшихся обстоятельств. Удивительно, в условиях, когда правительство ищет пути инвестиционной привлекательности Кыргызстана, у нас появляются авторы с противоположными идеями. Если такая конструкция появится в Конституции, то мы получим коррупцию в судах, безвозвратно потеряем инвестиционную привлекательность Кыргызстана, создадим условия для нестабильной уголовной политики, посеем смуту.

Об исполнительной власти

Проектом затронуты полномочия премьер-министра, который назначает главу местной государственной администрации по предложению местных кенешей. В пункте 1.1 справки указано, что изменяется норма по процедуре назначения глав местных государственных администраций. В пункте 7 статьи 89 Конституции слова «по предложению местных кенешей», исключаются. Эту поправку авторы обосновывают необходимостью «повысить мобильность всей исполнительной власти».

Возникают вопросы: можно ли усовершенствовать данную процедуру через имеющиеся законы? насколько оптимальна такая форма собрания, как общее собрание местных кенешей, целого административного района?

Выход из такой ситуации имеется, и сделать это можно через изменения процедур выдвижения кандидатуры акима местными кенешами и отразить следующим образом: премьер-министр назначает на должность акима по представлению местного кенеша, а в случае несогласия назначает акима района по собственному усмотрению.
В пункте 1.2 справки поднимается проблема отсутствия возможности освобождения от должности члена правительства, поскольку в части 5 статьи 87 Конституции предусматривается механизм отставки всего правительства (коллективной отставки). Авторы проекта опасаются, что «такое умолчание создает на практике пробелы, которые восполнить на уровне текущего законодательства без риска признания этого законодательства неконституционным, проблематично». В проекте предусматривается внесение в Конституцию нормы о том, что член правительства может быть освобожден от занимаемой должности в случаях и порядке, установленных конституционным Законом».

На практике не было случаев, когда министр обжалует решение премьер-министра об отставке. Известно решение Конституционной палаты от 26 ноября 2013 года по делу о проверке конституционности статьи 427 Трудового кодекса КР, где говорится, что при увольнении с политической должности, как правило, не должны применяться гарантии, установленные трудовым законодательством, т.е. решение об освобождении лица, занимающего политическую должность, не обжалуется. Следовательно, все опасения авторов о не конституционности закона заведомо не обоснованы и нет смысла затрагивать текст Конституции.

О законодательной власти

В пункте 2.1 справки авторы законопроекта пытаются пересмотреть институт депутатской неприкосновенности, якобы иммунитет депутата Жогорку Кенеша сводит на нет все усилия по борьбе с политической коррупцией. В этой связи в части 1 статьи 72 Конституции они предлагают идею, что депутата можно привлечь к уголовной ответственности без согласия парламента не только в случае совершения особо тяжких преступлений, но и в случае совершения им преступлений до получения депутатского мандата. По мнению авторов, данная поправка должна значительно сократить количество желающих попасть в парламент.
Забота о чистоте депутатского корпуса понятна, но могут быть и другие варианты решения этой проблемы. В обычном законе можно прописать, что иммунитет распространяется на депутата только в отношении его действий в период работы депутатом. Подобная редакция в законе может решить поставленную авторами проблему ответственности депутатов.
В пункте 2.2 справки поднимается проблема отзыва депутата. Действующая Конституция не предусматривает императивный мандат для депутата, то есть устанавливает невозможность отзыва депутата политической партией. По мнению авторов это делает депутата свободным от каких-либо обязательств перед его партией, а значит и перед избирателями. Авторы считают, что «такое положение Конституции закрепляет антиморальное поведение и политическое мошенничество, делает невозможным строительство устойчивых и массовых партий, дезорганизует работу парламентских фракций и самое главное – подрывает доверие граждан к избирательной системе и к самому Жогорку Кенешу».

Читая такие эмоции, задаешься вопросом, как можно говорить, что Конституция «закрепляет антиморальное поведение и политическое мошенничество»? Подобная оценка положений Конституции говорит о пренебрежении нормами права, низком уровне правосознания авторов данного проекта. Авторы проекта перекладывают всю ответственность политических партий на Конституцию, утверждая, что Конституция делает невозможным строительство устойчивых партий, дезорганизует работу фракций, подрывает доверие граждан к избирательной системе и парламенту. По их разумению во всех проблемах в экономике виноваты Конституция и граждане страны, но не политики!

Проект изменений в Конституцию закрепляет право съезда политической партии, исключить депутата из состава соответствующей парламентской фракции, по предложению фракции. Для этого пункт 1 части 3 статьи 73 предлагается изложить в следующей редакции:  «исключения из фракции решением съезда (конференции) соответствующей политической партии, основанным на предложении фракции». Как отмечают авторы проекта, «это даст возможность партийным фракциям избавляться от «депутатов-трутней» и, тем самым, обеспечивать свою ответственность перед избирателями». Под благовидным поводом, пренебрежительно называя депутатов трутнями, авторы проекта пытаются создать систему авторитарного правления во фракциях, когда депутат, член фракции полностью будет лишен выражать свое мнение. Кроме того, говоря о необходимости борьбы с коррупцией, партийным мошенничеством, авторы своими предложениями создают основу для порождения таких пороков в политических партиях. Это неудачная и неумелая попытка установить партийную дисциплину во фракции сильно отразится на внутрипартийной демократии.

По мнению авторов в пункте 2.3 справки создается новелла, которая «дает возможность депутату, избранному премьер-министром, вернуться в Жогорку Кенеш на депутатскую должность после отставки (см. поправку в статью 72 Конституции). Это привилегия дается только премьер-министру, поскольку именно он должен добиваться создания эффективного правительства».

Как пишут авторы,  практика создания правительств в 2010 – 2014 годах показала, что «в процессе формирования состава правительства премьер-министру буквально навязываются кандидатуры членов правительства со стороны депутатских фракций. После того как состав правительства утвержден, навязанные премьер-министру члены правительства не чувствуют ответственность перед ним и ведут себя чрезмерно «вольно», торпедируя порой всю деятельность правительства. Апеллирование премьер-министра к фракциям, выдвинувшим (навязавшим) безответственных министров не приносит успеха. В этих условиях институт отставки премьер-министра по собственному желанию совершенно теряет свое политическое значение для членов правительства. Возможность премьер-министра вернуть себе депутатский мандат, безусловно, повысит его независимость от выдвинувших его фракций во всех отношениях».

Во-первых, практика возвращения мандата премьер-министру в парламенте не актуальна. Во-вторых, отсутствует внутренняя логика данного предложения, поскольку процедура возвращения мандата премьер-министру никак не связана с безответственностью министров. В-третьих, если предположить, что такой механизм будет внедрен, то где гарантии, что министры станут более ответственными?

Восемь раз менялась Конституция Кыргызстана, что говорит не только об авторитарных тенденциях руководителей страны, но это показатель неумения власти эффективно управлять и развивать экономику. Все предлагаемые доводы авторов проекта должны быть отнесены к отсутствию политической культуры, но никак не связаны с текстом Конституции и избирателями. Доверие граждан к политической системе возможно только в том случае, если политические лидеры осознают, что:

— государство должно обслуживать граждан, а не наоборот,

— с коррупцией надо не только бороться, но и предупреждать,

— партийный список должен формироваться на основе мировоззрения и просвещенности кандидата в депутаты, а не только его кошелька.

Нурлан Садыков,
Институт конституционной политики

В отличие от многих, кто побежал в Конституционное совещание, я в 2010 году говорила, что референдум так не проводится и Конституция так не пишется. А сегодня ситуация складывается таким образом, что я вынуждена говорить обратное. Я тогда говорила и о том, что принятая Конституция несовершенна, но нынешняя политическая элита, в очередной раз, принимая нас за дураков, меняя правила игры, думают, что люди проглотят и это. Вот что просто оскорбительно.

Я разделю свое выступление на три части. Первая, касается процедуры внесения изменений и дополнений в Конституцию, вторая – существа вопроса, какие принимаются изменения, и к чему они могут в дальнейшем привести, и третья, а что мы, как граждане, можем сделать в создавшейся ситуации.

Как не пытаются нас уверить, но власть нас не слышит. Они на нас никак не реагируют. Они настолько прут буром, что плевать не хотели на общественное мнение.

По первому вопросу о процедуре внесения изменений в Конституцию вопиющие нарушения касаются статьи 114, которая расписывает порядок внесения и определяет право на это  депутатам и народу. При этом мы должны не забывать, что в Законе о введении в действие Конституции был наложен абсолютный мораторий на то, что это можно делать через Жогорку Кенеш до 1 сентября 2020 года. И депутаты ЖК рот открывать по этому поводу не могут. Но если юристы всегда пытаются найти лазейки, то я не думаю, что Кулов или Текебаев в этом большие доки. Уши торчат из Белого дома, где сидят виртуозы права в виде Исмаилова, Нарынбаева, которые и подсказали депутатам: «А давайте вы инициируете не Закон о внесении изменений в Конституцию, а Закон о референдуме. А приложением к нему пойдет закон о внесении изменений».

В 2010 году на нас эта схема уже была апробирована, как на подопытных кроликах. Сначала референдум по новой Конституции, а довеском к нему пошла Роза Исаковна Отунбаева о ее статусе президента переходного периода. Здесь тоже самое. Три депутата инициируют  назначение референдума, а в приложении идут изменения в Конституцию. И вроде бы процедуры не нарушены. Но мы же не идиоты, видим их планы.

О моратории не трогать Конституцию говорили все. И ее автор О.Текебаев в том числе. Это было в 2014 году, даже года не прошло. Это было прописано и Стратегии устойчивого развития страны, которой они любят размахивать перед донорами.

Цитата ( из Национальной стратегии устойчивого развития КР на период 2013-2017 годы, часть 2.2. «Обеспечение стабильности Конституции и законов, реализация их потенциала»):
Основной акцент в совершенствовании конституционно-правовых отношений следует сделать не на изменении действующей Конституции Кыргызской Республики, а на принятом в мировой практике гибком развитии ее принципов и норм к потребностям реальной жизни. Для пересмотра любого положения Конституции должны быть более чем веские основания, и каждый такой пересмотр следует осуществлять с максимальной осторожностью. Такой же подход должен осуществляться в отношении других действующих законов и нормативных правовых актов. Частая смена «правил игры» особенно негативно сказывается на инвестиционном климате, не способствует стабильности в различных сферах жизни, открывает путь для различных нарушений и злоупотреблений.

Кроме этого нарушен Закон о регламенте Жогорку Кенеша. Согласно части 2 статьи 64, любое предложение из Жогорку Кенеша по изменению Конституции подлежит направлению в Конституционную палату для дачи заключения. В случае отрицательного ответа, это предложение отклоняется. Как известно, 22 мая Жогорку Кенеш опубликовал на своем сайте свои предложения, и вроде бы общественное обсуждение началось, но в Конституционную палату оно не было отправлено, потому что уверенности по положительному заключению не было. Там уже обозначился раскол — 50 на 50. И это происходит на самом пике обсуждения предстоящего референдума, инициированного Жогорку Кенешем.

Впервые судьи КП дали понять, что на этот раз у  администрации президента может произойти осечка. Судья Сооронкулова, несмотря на давление со стороны Белого дома,  заявила о не конституционности биометрики, на которую власть возложила все надежды на предстоящие парламентские выборы. Как это так? Судебная система, которая всегда им принадлежала и под ними лежала, и вдруг впервые разделилась на 4 «за» и  4 «против». И тогда они под надуманным предлогом отстраняют Сооронкулову от участия в процессе, а потом стряпают жалобу-кляузу и на прошлой неделе, в нарушение всех процедур, ее фактически увольняют из Конституционной палаты. Человек, который пошел против всей системы, при том, что ему есть что терять, хлопнула дверью. И я призываю всех поощрить ее высоким статусом Гражданина страны.

Думаю, что теперь всем понятно, почему они хотят упразднить КП. Потому что кроме всего прочего, над ними до сих пор давлеет домоклов меч за декретотворчество. Потому что они совершили дикий передел собственности, и боятся, что рано или поздно ответственность за это им придется нести.

Теперь по содержанию изменений. Власти очень хорошо умеют манипулировать общественным сознанием, о том что депутаты такие нехорошие, всякий раз хотят уйти от ответственности, когда идут в парламент. Поэтому их надо лишить иммунитета. Но и без этого даже сейчас депутатский иммунитет можно преодолеть. Мы видели, сколько депутатов только этого созыва попали под уголовное преследование. А я считаю, что у депутатов должен быть иммунитет, если это связано с исполнением депутатских функций.

Вторая вещь, это риск того, что через лишение депутатского иммунитета они хотят получить ручной парламент, кто подаст голос, того лишат мандата. Это то, что касается императивного мандата. Это в чистом виде политическая коррупция на уровне принятия законодательных норм. Выборы сегодня — большой доходный бизнес. Мелкий для простых граждан, тех, кто за кого-то бегает на выборах, и большой — для партийных бонз. Как известно, первые 10 мест в партийном списке для тех партий, которые находятся в стенах парламента – от 100 до 500 тысяч долларов. Партийным бонзам можно ничего не делать от выборов до выборов, но они теперь хотят и в течение года сидеть и шантажировать своих депутатов, что могут их лишить мандата, если те не отметятся. Решили просто узаконить политическую коррупцию через Конституцию.

И самая больная тема — о судебной системе, которую они убили. Ни в акаевские, ни в бакиевские времена такого беспредела не было. Они хотят ликвидировать Конституционную палату, вывести ее из состава суда и вписать в иные госорганы, где находится прокуратура, Счетная палата. А что это за орган такой будет, каким статусом будет обладать? Как они объясняют, это делается для того, чтобы судьи КП были более гибкими. Нонсенс! Статус судьи предполагает, что он должен следовать нормам и требованиям закона, а тут такое ноу-хау кыргызское, получается. Но это им показалось мало. Одним из самых ярких лозунгов 2010 года была деполитизация правоохранительных органов и независимость судебной системы. Наверное, поняли, что с гореча прописали и то, что председатель Верховного суда избирается из числа судей. Теперь хотят вернуть ту же бакиевскую норму, что он избирается Жогорку Кенешем по представлению президента. И после этого они говорят о независимости судебной системы?

Извините, но это усиливает вертикаль власти, усиливает полномочия президента. Усиливается надзор со стороны председателя за нижестоящими судами. Это говорит о том, что о независимости судебной системы можно уже и не вспоминать. Это самые страшные изменения в Конституцию, которые предлагались за все время существования независимости Кыргызстана.

Я в свое время выступала против неизменности Конституции, говорила о том, что это живой организм, но эти изменения носят совершенно недемократический характер и противоречат курсу парламентаризма. Если бы меня спросили, что надо убрать из Конституции, то я бы предложила ликвидировать институт президентства. Из-за него у нас каждый раз совершаются революции. Это совершенно бесполезный орган, непонятно только за что мы платим аппарату президента, бюджет которого растет и растет.
Вот так они нарушили все публичные договоренности и процедуры.

На прошлой неделе ОАО «Восток-геологодобыча» по условиям проведения конкурса и требованиям законодательства перечислило оставшуюся выкупную стоимость в $90 миллионов. По условиям конкурса компания должна получить лицензию в течение 5 дней.

«Восток-геологодобыча» — компания в составе группы «Русская платина». Она принадлежит российскому олигарху Мусе Бажаеву. В свое время он был партнером экс-премьер-министра Омурбека Бабанова в нефтяном бизнесе. 30% предприятия «НК Альянс» принадлежали Бабанову. Во время конкурса представителей российской компании сопровождал поверенный Омурбека Бабанова Мирлан Жээнчороев. В тот день конкурс от начала до конца транслировался телеканалом «НТС». Состояние Мусы Бажаева оценивается в 500 миллионов долларов.  Эксперт по горнодобывающей отрасли Орозбек Дуйшеев заявил: «Еще до конкурса было понятно, что победит «Восток-геологодобыча». Было бы хорошо, если бы 84-тонный «Джеруй» разрабатывался нашим предприятием. Наверное, Бабанов неспроста остается на стороне кавказцев. Главное, чтобы на «Джеруе» не повторилась история с «Кумтором».

Представитель «Русской платины» не говорит, сколько компания собирается вложить в разработку месторождения, сколько планирует там добывать. В 2009 г. тогдашний владелец лицензии на Джеруй — ЗАО «Джеруйалтын» — планировал добывать здесь 3,2 т металла в год (около 100 000 унций).

По готовности к запуску добычи Джеруй стоит на первом месте среди золоторудных месторождений Киргизии, благодаря наличию инфраструктуры, писал «Интерфакс». В конкурсных материалах по Джерую говорится, что к будущему карьеру месторождения подведена грунтовая двухполосная автомобильная дорога, подготовлена площадка под будущую производственную инфраструктуру, подведена ЛЭП.

Месторождение поменяло несколько собственников, инвесторов. Один из них начинал строить там фабрику. И до сих пор сохранил на нее права. До смены власти в 2010 году 60% акций Джеруя принадлежали казахстанской компании «Визор групп». Однако она была лишена лицензии новыми властями под предлогом невыполнения ею инвестиционных обязательств. Будущего владельца Джеруя ждут судебные разбирательства. «Визор групп» обратилась в Международный арбитражный суд с иском о признании незаконным решения кыргызского правительства об аннулировании лицензии на разработку Джеруя и требованием выплаты инвестору компенсации в 400 миллионов долларов. По условиям конкурса, новый собственник должен понести все судебные издержки.

Тем временем, в Таласской области, где расположено месторождение, разворачивается нешуточное протестное движение. Местные жители категорически против разработки Джеруя и требуют отозвать у инвестора лицензию. И как бы не пытались политизировать этот вопрос, главная причина – экология.

Алмазбек Атамбаев много раз заявлял, что за противостоянием вокруг месторождения Джеруй стоят силы, связанные с семьей бывшего президента Курманбека Бакиева. Во время своего последнего визита в Таласскую область он напомнил, что область дотируется из госбюджета:

— Уже два-три года в Таласской области не разрабатывается ни одно месторождение. Говорят, что их разработкой займутся следующие поколения. Если посчитать, с момента обретения независимости Таласская область взяла в несколько раз больше, чем дала. Неправильно, когда одна область сидит на шее у народа Кыргызстана. Если я этого не скажу, то никто не скажет. Земля Манаса, если надо, должна кормить весь Кыргызстан. Сейчас появились смельчаки, которые говорят, что надо разрабатывать месторождения через 50 лет. Это значит, что Таласу не нужны пограничники, солдаты, да и вообще все государство. Это позор! Мелкие месторождения можно и не разрабатывать. Но такие объекты как Кумтор, Джеруй должны работать.

Как раз пример Кумтора и является основным аргументом таласцев. «Пока не решится проблема Кумтора, мы не дадим разрабатывать Джеруй», — говорится в их требованиях. Что общего находят простые граждане в двух отдаленных друг от друга месторождениях?
26 мая в Таласском районе с участием представителей правительства и инвестора проходило собрание, которое не закончилось ничем. Местные жители потребовали запретить разработку Джеруя до тех пор, пока не решится проблема Кумтора. Один из них — Бузурман Сабатаров:

— Давайте начнем работу после решения проблемы Кумтора. Директор Госагентства по геологии и минеральным ресурсам Дуйшенбек Зилалиев, оказывается, имеет степень кандидата юридических наук. Почему проблема Кумтора не решена до сих пор? Народ уже теряет надежду. Разработчик уже получил то, что ему надо. Экология Кумтора нарушена? Да! Но, несмотря на это, кыргызы стоят на коленях перед «Центеррой». Нельзя допустить такой же ситуации и здесь. Вы, Зилалиев, как директор Госгеологоагентства, решите проблему Кумтора. А потом придите к нам и скажите: «Вот, народ, проблема таким-то образом решена». Тогда и поговорим про Джеруй.

Представители компании «Восток-геологодобыча» из-за скандала покинули собрание, не дожидаясь конца. Собравшиеся не дали нормально высказаться и исполняющему обязанности полпреда правительства в Таласской области Байышу Джуманазарову:

— Вы сами видели, инвесторы не понимают по-кыргызски и покинули собрание. Они приехали в первый раз. Говорят, что если народ против нас, то мы уйдем. Если все так будет продолжаться, что мы будем делать завтра?

По словам председателя айыльного кенеша села Арал Таласского района Аваза Медетова, на совместном заседании местных кенешей было принято решение не разрабатывать Джеруй:

— Все претензии связаны с экологией. Здесь нет политики или чего-то подобного. Некоторые политизируют этот вопрос в целях собственной выгоды. Здесь не стоит вопрос о том, что этот инвестор хороший, а тот плохой. Нет речи и о технологиях. Мы лишь печемся об экологии, чтобы не было вреда для местных жителей.

Медетов отмечает, что условия по Кумтору не были соблюдены, и поэтому таласцы не верят обещаниям:

— Они обещают, что сохранят экологию. Но как мы можем согласиться, зная, что происходит с Кумтором? Кыргызстан же не получает от Кумтора такой уж существенной прибыли. Правительству надо было сначала утрясти проблему Кумтора, и только потом приступать к Джерую. Народ бы согласился. Но сейчас все наоборот. Сейчас наши чиновники не могут ничем похвастать. Это не предвыборные лозунги. Это заявляется с 2005 года — с тех пор, как возник вопрос разработки Джеруя.

Правительство Кыргызстана заявляет, что сравнивать Кумтор и Джеруй нельзя. Директор Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам Дуйшенбек Зилалиев в интервью «Азаттыку» заверил, что Джеруй не повторит ошибок Кумтора:

— Работа по Кумтору с самого начала велась неправильно. Там применялись коррупционные схемы. Не была выдана лицензия. Месторождение было отдано на основании концессионного соглашения. В бюджет не поступило ни копейки. Не был проведен открытый конкурс или тендер. А в случае с Джеруем мы с самого начала обеспечиваем поступления в бюджет на сумму 100 миллионов долларов. Мы провели открытый конкурс в рамках закона. Кроме того, мы решили включить в социальный пакет все требования населения Таласской области. Это – 50-миллионный соцпакет. 100 миллионов долларов – это справедливая цена. Кроме того, 30-40% будет выплачиваться в качестве налогов. 90% работников будут составлять местные жители.

Вот так отстаивая Джеруй, раскололся по Кумтору представитель правительства. Если все так плохо было на Кумторе, то почему не восстановится справедливость, не примут решение по Центерре, продолжать с ними работу или нет? Но оставим это для другого материала по Кумтору.

Несмотря на эти заверения, Ассоциация горнопромышленников и геологов критикует решение правительства по Джерую. Председатель организации Орозбек Дуйшеев предупреждает, что если месторождение будет разрабатываться на сегодняшних условиях, то в будущем там сложится ситуация хуже, чем на Кумторе:

— Например, когда мы отдавали Кумтор, наша доля составляла 70%, а доля канадцев — 30%. Месторождение — это богатство Кыргызстана, наша собственность. Мы его отдавали только для совместной разработки. В генеральном соглашении по Кумтору сказано, что шесть членов совета директоров из девяти должны быть от Кыргызстана. Но это условие не выполняется. Из-за этого Кыргызстан не участвовал в управлении, а Канада все делала по своему усмотрению. А в Джеруе нет доли Кыргызстана. Мы не будем участвовать в управлении. Мы за 100 миллионов долларов продали свое богатство, которое стоит 3 миллиарда долларов. Это не поддается человеческой логике. Во-вторых, что бы мы ни говорили, канадцы, пришедшие на Кумтор, были специалистами. А люди, купившие Джеруй не специалисты, у них нет опыта разработки месторождений. Они занимались только геологоразведкой. Эта компания образована всего 10 лет назад.

Орозбек Дуйшеев отмечает, что правительство не выслушало мнение специалистов по поводу Джеруя и даже не включило их в состав конкурсной комиссии:

— Нельзя сравнивать Джеруй с Кумтором. Кумтор – это сложное месторождение, добыча золота там затруднена. А Джеруй — идеальное, лучшее месторождение в Кыргызстане. Там все готово, проведена разведка. Джеруй отдают в чужие руки людей, ничего не понимающих в горной промышленности. Допущено много ошибок. Они с самого начала поставили ошибочные условия. Во-вторых, в составе комиссии не было ни одного специалиста-горнопромышленника. В ней состояли люди, ничего не понимающие в этой отрасли. Поэтому сложилась такая ситуация.

Несмотря на не прекращающие споры, 22 мая, на заседании правительства премьер-министр Темир Сариев предупредил о недопустимости заявлений против разработки золоторудного месторождения Джеруй: ”Ходят разные люди и распространяют всякого рода заявления против разработки месторождения. Нельзя такое допускать. Инвестор выиграл конкурс, намерен ежегодно направлять по 100 млн сомов на социальный пакет, эти деньги поступят в местный бюджет. Я вчера поручил директору Государственного агентства по геологии и минеральным ресурсам Дуйшенбеку Зилалиеву выезжать на места, чтобы разъяснять людям важность разработки месторождения. Нельзя допускать, чтобы те, кто преследует свои личные интересы, будоражили народ”.

По материалам прессы

В 1991 году после пешего марша “Өмүр көчү” прошедшего в августе от Бишкека до Каракола, постановлением горкенеша в 1993 году была выделена земля под строительство Мемориального комплекса, посвященного жертвам восстания 1916 года. Несмотря на то, что это общенациональная трагедия, обязанности по воплощению идеи Мемориального комплекса были переданы движению “Ашар”. В 1996 году, в связи с упразднением общественно-политического движения “Ашар”, функции заказчика проекта перешли к мэрии г. Бишкек.

После 2008 года общественное объединение “Кыргыз Эл” и другие граждане выразили инициативу завершить создание Мемориального комплекса. Однако решение по этому вопросу так и не было принято. Указ президента “О трагических событиях 1916 года” вышедший 27 мая 2015 года, дал ребятам надежду, что память погибших все же будет в достойно увековечена в столице Кыргызстана. Хотелось бы, чтобы это был не просто памятник, а Мемориальный комплекс, который будет отражать всю важность этого периода истории нашего народа.

Надо отметить, что все эти годы общественные активисты из “Кыргыз Эл” ухаживали за территорией на Южных воротах столицы, выделенной для мемориала. На фотографиях представлен первоначально установленный камень, который был позже заброшен. И только в 2008 году место под мемориал стало облагораживаться. Там стали собираться общественные деятели, молодежь, чтобы почтить память предков.

Этого недостаточно, — считают активисты. “Небольшой камень, в память жертв 1916 года, на наш взгляд, не соответствует масштабу трагедии, в которой погибли сотни тысяч человек. В парковой зоне выросли капитальные строения развлекательных сооружений, что противоречит закону о парковых зонах. Мы же хотим, чтобы здесь был построен Мемориальный комплекс куда могли бы приезжать потомки со всех краев республики”, — говорит Назикбек Кыдырмышев, член инициативного движения по строительству мемориального комплекса на Южных воротах Бишкека.

25 июня 2015 года в 19.00 инициативная группа проводит флеш-моб с требованием, чтобы мемориальный комплекс был построен на этом месте, так как эта земля уже была обещана предкам, как место их поминовения.

“Важность строительства комплекса именно на этом месте в том, что национальная память для нашего народа гораздо важнее интересов отдельных лиц, — говорит Назикбек Кыдырмышев.

(продолжение)

В российском Туркестане, в отличие от стран Кавказа, где было смешение разных языков, не существовало языковой проблемы как таковой. За исключением Самаркандской области и горных районов бывшего Бухарского ханства (ныне Таджикистан), в Туркестане  все говорят на разных диалектах одного понятного для всех тюркского языка.  Именно в вопросах религии различия были наиболее значимыми.  Хотя в нем преобладали приверженцы  мусульманской веры,  степень религиозности   значительно варьировалась у различных народов. Среди мусульман, ведущих оседлый образ жизни, не было более мусульманского мира, чем в Бухаре, известного своим жестким принятием догм Корана  и Сунны. Ввиду множества  праведников  и религиозных орденов, Бухара расценивалась многими верующими как вторая Мекка по святости, в то время как многие медресе  и религиозные колледжи из Бухары каждый год   заканчивало большое количество выпускников, которых посылали по всей Центральной Азии  обучать мусульманской вере. Введенный в X-м и XI-м вв., сначала для оспаривания  уже общепринятых там буддизма, несторианского христианства и анимизма, мусульманство или магометанство означало прогресс, так как они способствовали развитию искусств, наук, литературы и возделыванию земель. Благоприятная  ситуация изменилась с политическим и экономическим спадом Туркестана: страна пришла в значительный упадок после нашествий  тимуридов (или преверженцев Тамерлана) Timurides. Для данного региона были свойственны войны между ее различными частями, в  то время как открытие маршрута мыса Доброй Надежды  португальцами  стало поводом для изменения маршрута торговых путей, что в особенности затронуло экономические интересы Туркестана. К моменту российского завоевания ситуация была такова, что мало способствовало  развитию цивилизации и культуры. Мусульманские богословы вели яростную и успешную борьбу против каких-либо нововведений или привнесения изменений в статус-кво, против чего-либо, что находилось в противоречии со строгими принципами Корана и шариата – писаного закона мусульман.  Все преподавание было в руках духовенства, и его скучное и непрактичное содержание было направлено на подготовку священнослужителей в духе самых консервативных  традиций.  Главными преподаваемыми предметами были заповеди, теология, и поверхностное знание в различных областях, основанное на традиционных знаниях. Земля представлялась плоской, окруженной со всех сторон горами.  Ученики зазубривали, как попугаи тексты арабских и персидских классиков, не владея  на самом деле этими языками.

Среди кочевников магометанство не так сильно укоренилось в плане  веры и соблюдения всех предписаний, хотя кочевник пришел бы в негодование, если  бы его обвинили в том, что он не является хорошим мусульманином.  В северных областях (провинции Семиречья, Семипалатинска, Акмолинска, и Уральска) отношение было особенно поверхностным, а киргизы и казахи были обращены только после русского завоевания в 18-м и 19-м веках.
Как ни странно, обращение казахов из шаманизма в ислам было осуществлено самими русскими. Сначала совсем не многие из султанов и вождей имели какое-либо представление о доктринах ислама: не было  ни одной мечети или муллы  в степи, но русские … добивались того, чтобы к ним относились так, как если бы они были мусульманами: строили мечети и посылали мулл до тех пор, пока все, хотя бы внешне, не стали мусульманами. Хотя чем дальше люди находились от российских границ и ближе к оседлой части населения Центральной Азии, тем слабее была их религиозность.   Как среди киргизов, так и среди казахов и туркменов, муллы пользовались наименьшим авторитетом, чем где-либо еще на территории Туркестана, где распространялось магометанство.  Они редко молились и смешивали свою веру с языческими суевериями. Женщины кочевников  ходили с непокрытой головой, в отличие от женщин сартов.

Из всех народов Центральной Азии туркмены были самыми воинственными. Они были последними, кого удалось завоевать, и сложили оружие только после Великой осады Геок-Тепе, огромного глиняного холма, построенного туркменами в качестве оборонительного пункта при последней осаде. Разрушив стены взрывами мин, русские штурмовали крепость. Во всеобщей резне погибло, как говорят, 20 000 мужчин, женщин и детей.

Сопротивление, оказанное остальной частью населения, было не настолько сильное. Русские в силу своего превосходства в вооружении и порядка, и воспользовавшись неисправимой враждебностью между ханствами Коканда, Хивы и Бухары, смогли завоевать их малочисленными войсковыми соединениями, даже когда сталкивались с армиями, превосходящими их в количестве. Сарты не отличались храбростью и отвагой, и русские могли разгромили их при любом раскладе. И политически, и психологически, а также в культурном аспектах, Ислам был в обороне.

Реакция Запада на российское завоевание была благожелательной, и оно расценивалось  как взаимовыгодное: «Несомненно — это часть конструктивных действий».   Подавление рабства, непрекращающихся войн и анархии расценивались как  положительное достижение западной цивилизации, привнесенное русскими. В 1891 году на Международной географической конференции воздавали хвалу «русскому народу, который создал порядок в Центральной Азии, который знал, как воспитать и  развивать народы Центральной Азии».    Путешественники того периода завоевания разделяли подобное мнение и чувства относительно  русского господства в Центральной Азии. Даже русофоб сэр Генри Роулинсон произнес следующие слова на заседании Королевского географического общества в 1882 году.

«Никто не может подвергнуть сомнению,  что продвижение  российского оружия в восточном направлении от Каспийского моря имело огромную выгоду для страны. Утверждение российского господства, на самом деле, над  киргизами, узбеками и туркменами на большей части Центральной Азии явилось, бесспорно, благом для человечества. Отвратительная работорговля с сопутствующими ей ужасами была отменена, подавлены грабежи, а фанатизм мусульман и жестокость в целом смягчены и контролируются. В то же время торговля  представлена более безопасными, местными изделиями искусств,  производство поощряется, а к потребностям жителей, где бы ни было, более серьезное отношение, чем это было во времена правлений азиатских правителей.»

Лорд  Джордж  Керзон выразил  аналогичные чувства о «бремени  белого человека» в  российской Центральной Азии. Что  на самом деле тревожило таких людей, как Роулинсон и Керзон, так это вовсе не российское завоевание ханств как таковых, что рассматривалось ими как благо, а скорее страх того, что Россия будет использовать свои новые азиатские владения в качестве плацдарма для дальнейшего продвижения в Афганистане и Индии.
Другие писатели придумывали абсурдные картины будущих Чингисханов и Тамерланов, устремившихся  с их ордами из Центральной Азии в Европу,  чтобы потопить ее в крови. Немецкий этнограф, Ф.Рэцель, заявил, что, «раз кочевники представляют политическую опасность для Европы, то святое дело держать их  в узде переходит к Китаю и России».  Крайне подозрительно воспринималось какое-либо развитие национального  самосознания или ее возрождения среди мусульманских народов,  и оно  расценивалось как проявление пантуранизма, пантюркизма или панисламизма, что было более опасно,  чем какое-либо национальное движение.  Ревностных сторонников христианства, которые боролись за свою религию в христианских странах, мы называли героями и святыми, в то время как к  таким же мусульманам навесили ярлык фанатиков.

Таким образом, можно заметить, что Россия получила моральную поддержку  от остальной части западного мира для своего господства над коренным населением российской Центральной Азии.  Мусульмане Центральной Азии  не могли рассчитывать на  многое в плане поддержки, поощрения и помощи от своих единоверцев в Африке или остальной части Азии в своей безуспешной борьбе против западного империализма. Для появления мусульманского национализма  или современной панисламской идеи день еще не наступил. Местным жителям старого средневековья с присущим ему колоритом оставалось  только беспомощно принять свою судьбу.

0 526

23-24 июня в Бишкеке проходил Гражданский форум с воззванием «Мне не все равно!». Представители различных неправительственных организаций страны собрались для того, чтобы как говорилось на форуме, напомнить государству о своих гражданах. Гражданские активисты ХОТЯТ знать, как развивается страна, НЕ ХОТЯТ чтобы их делили по регионам и интересам. Не хотят, чтобы гражданам страны навязывали, как надо жить. Они НЕ ХОТЯТ, чтобы меняли Конституцию и ХОТЯТ выбрать свой парламент.

«Мы все стремимся к солидарности и диалогу», — говорили участники форума. Попытка объединения гражданских сил на основе общей идеи – обсуждать проблемы и искать пути их решения, кажется, удалась. Символично, что открывая форум, один из основателей Демократического движения Кыргызстан 89-90 гг., Тынчтыкбек Чоротегин напомнил о тех временах, о том движении, целью которого было поднять самосознание людей, осознать себя гражданином своей страны.

Были после этого взлеты и падения, многие из лидеров гражданского общества стали политиками. Создавались политические партии. Но, пожалуй, фундаментом страны все же является гражданское общество: беспристрастное, отзывчивое, искреннее. Именно такие лица, многие из которых еще из той кагорты неравнодушных, можно было видеть на форуме. Была и молодежь. Акмарал Сатинбаева из Оша рассказывала о том, как они после июньских событий 2010 года сажали по городу цветы на фоне развалин, сгоревших домов. 30 тысяч цветов высадила молодежь в Оше, разве это не говорит о том, что у Кыргызстана есть будущее?

Представитель Белого дома, заместитель руководителя администрации президента Мира Карабаева выступая на форуме, попыталась уверить собравшихся, что власти слышат народ. «С 2010 года мы пытались доказать всем, что  на юге не было геноцида, не было преступления против человечности. Хотя правозащитники пытались представить все  в негативном свете», — говорила она. На что Чолпон Джакупова ей возразила: «Надо не оправдываться, а приоритеты мпенять, может быть тогда мы будем разговаривать на одном языке». Она напомнила, что выкрикивал Атамбаев на митингах, когда был оппозиционером: «Хватить врать! Научитесь работать честно!» Это же теперь относится к нему, как к президенту страны.

Много говорилось выступавшими и о партийной системе, которая делит народ по групповым интересам. Пожилой человек из Таласа рассказывал, что к ним в село приехали представители партии «Ата-Мекен» и разделили их на две части. «Одних подчевали порезанной кобылой, а других, кто задавал им неудобные вопросы, погнали восвояси. Надо возвращаться к можаритарной системе», — говорил этот человек. Правильно, если для участия на выборах партии должны вносить 5 миллионов сомов, то в парламент опять придут одни богачи.

«Нет изменениям Конституции и судебной системы! Нет референдуму!», — с такими плакатами вышли вчера к Белому дому участники форума. – «Почему Кулов, Текебаев, Нарынбаев, Турсунбеков должны решать нашу судьбу? Отец Конституции Омурбек Текебаев предал ее!»

Соб.инф.