До окончания срока Атамбаева
осталось

№10 от 13.08.2015

1 сентября в отеле «Ак-Кеме» прошел круглый стол, на котором обсуждались ожидаемые риски в избирательном процессе на предстоящих парламентских выборах. В нем приняли участие политические партии, НПО, журналисты.

Республиканский совет народного курултая сделал заявление, в котором отметил первые нарушения в ходе подготовки к парламентским выборам-2015.
По словам члена республиканского совета Эрнеста Карыбекова, из-за обязательного сбора биометрических данных и не допуска до голосования в случае их не сдачи нарушается основное конституционное право гражданина – избирать. «Более того, нет транспарентности финансирования политических партий, что дает основание утверждать, что выборы будут неравными и несвободными», сказал он.
Эрнест Карыбеков отметил, что применение автоматической урны после идентификации избирателя позволяет операторам через базу данных определить волеизъявление того или иного избирателя. «Это нарушение тайны голосования», — подчеркнул он.
Динара Ошурахунова, руководитель Коалиции «За демократию и гражданское общество», участвовала в качестве наблюдателя на выборах в местные кенеши, где апробировалась биометрия. Она дала свои разъяснения:
— На мониторе в каждом избирательном участке будет выводиться явка избирателя, сколько избирателей по участку внесено в список избирателей. Там фиксируется, какой избиратель пришел голосовать.
Когда избиратель приходит на избирательный участок оператор ГРС вводит его пин, потом выходят его данные, и после этого избирателю дается возможность приложить палец к монитору компьютера. После его идентификации, ему выдается чек. Он несет ее в избирательную комиссию, и члены комиссии выдают ему бюллетень. Избиратель заполняет  этот бюллетень и отпускает его в урну. Но за кого он голосовал, не выводится на мониторе. Только когда закроется участок и нажмут на кнопку, Автоматическое считывающее устройство (АСУ) выдает протокол, который не считается официальным протоколом, а  предварительными данными по данному участку, и на основании этих данных определяется, сколько бюллетеней опущено.
Когда были местные выборы, АСУ был запрограммирован на единый округ. Были погрешности. Если АСУ не считывал эту информацию, а ЦИК предусмотрел, что устройство может дать сбой, тогда подключалось другое АСУ, резервное. Но, если и вэ том случае вышел сбой, ГРС предоставляет стационарное устройство.
В любом случае итоги будут проводиться ручным, традиционным  способом.
Однако вопросы остаются. Возможен ли какой-то саботаж в проведении выборов, нужно ли менять правила игры? Как быть гражданам без прописки?
Информационную кампанию по биометрике можно считать провальной. Многое непонятно не только избирателю, но и политическим партиям. Председатель ЦИК и ГРС должны сесть рядом и отвечать на одни и те же вопросы. Потому что если ты идешь к одному, то получаешь один ответ, а от другого органа совсем другой. И зачастую они друг другу противоречат, и ты не знаешь, где истина зарыта. И они друг с другом вообще не сотрудничают.
Нас беспокоят люди без прописки. ЦИК решил открыть участки там, где большое количество избирателей. Это приветствуется.  Но мнение ЦИК, что люди без прописки могут голосовать только на дополнительных участках, противоречит самому конституционному закону «О выборах», так как там есть  такая норма, как «избирательный адрес». То есть, если человек проживает в конкретном месте, но не имеет там прописки, он имеет право пойти в ближайший участок и до 19 сентября  зарегистрироваться по данному участку.  Тогда почему же огромная армия внутренних мигрантов, без прописки должна идти только на эти 39 избирательных участков? В таком случае есть риск, что многие просто не пойдут голосовать и мы теряем голоса избирателей. Это не правильное отношение к избирателю. И обязанность ЦИК давать больше возможностей избирателю для реализации его активного избирательного права.
Это все происходит из-за взаимного недоверия — ЦИК к партиям и наоборот. ЦИК считает что партии привезут своих сторонников и для того, чтобы исключить подвоз, дополнительные списки для голосования разрешены только на этих 39 участках. Это порождает большие неудобства для избирателей и всякие домыслы.
Чолпон Жакупова:  Надо обсуждать реальные проблемы, которые встали перед страной. У нас выборы происходят в условиях нестабильного законодательства, только 5 месяцев прошло после принятия всех выборных законов. Мы об этом говорим давно и свою актуальность это тема уже потеряла. Законы уже приняты, поэтому давайте двигаться дальше, уже как с данностью.
Что беспокоит участников избирательного процесса?
Вопрос 1. Непонятно, какие партии допущены к выборам. Все сроки регистрации партий уже истекли. ЦИК должен был объявить, кто допущен к  выборам, а кто нет и дать этому мотивированный отказ. Этого нет. Это все чрезвычайно нервирует политические партии, потому что они тратят деньги, ресурсы, время. И непонятно будут они участвовать в гонке или нет.
Вопрос 2. Некачественный список избирателей. И об этом говорит сам глава ЦИК Туйгуналы Абдраимов. Хотя он до этого уверял всех, что они представят качественные списки. Однако в результате у нас оказываются, как никогда, отвратительные  списки.
Вопрос №3. До сих пор непонятно надо ли голосовать по биометрике или можно по ID.  Здесь два государственных  органа власти противоречат друг другу. ГРС говорит, что если пять раз избиратель себя не идентифицирует, то допускается голосовать по пин-кодам ID. ЦИК и мы говорим, что это противоречит избирательному кодексу. В результате у граждан, которые хотели бы идти голосовать, — просто каша в голове.
Мы постоянно говорили о незаконности введения биометрики на протяжении всего прошедшего года, но закон принят, хотя до сих пор в Конституционной палате рассматриваются два обращения по этому поводу. Первое обращение будет рассматриваться 9 сентября в Конституционной палате, куда подал иск правозащитник Нурбек Токтакунов по поводу незаконности положения об обязательной биометрической регистрации. Это одно обращение. Второе обращение будет рассматриваться 23 сентября и оно подготовлено юристами ПК «Адилет»  и оно будет касаться отмены положения Конституционного закона  «О выборах депутатов ЖК и Президента КР» об обязательной сдаче биометрических данных.  Вот правовой механизм, по которому несогласные с новыми правилами на выборах, будут отстаивать свои права.
Мы предполагали, по какому кошмарному сценарию нас ведут на выборы. Мы об этом кричали,  но нас было мало и мы не смогли переломить ситуацию. А теперь обсуждать законодательство задним числом не по моим правилам.  Потому что я законопослушный гражданин. И иду на выборы. Мы не можем игнорировать закон. Если сказано, что голосовать должны только те граждане, кто сдал биометрику, значит, так и должно быть. Раньше надо было возмущаться.
Вопрос № 4. Это касательно наших пенсионеров, у которых синие паспорта. И им сказали, что они пожизненные, а теперь им срочно за месяц до дня выборов сказали, что так не пойдет, меняйте паспорта на ID. Никто толком из официальных лиц не может дать пояснение по этому поводу. Допущены ли будут эти люди? Какое количество наших граждан с синими паспортами не будет допущено к выборам?
Вопрос №5. Вызывает обеспокоенность насчет этих операторов ГРС, число которых составляет 2 тысячи 200 человек.  Если гражданин 5 раз не прошел идентификацию, то одни говорят, что он может голосовать по ID, другие говорят, что операторы будут с ключом выдавать бюллетень, даже если избиратель себя не нашел в системе. Насколько это будет проходить добросовестно? Может быть и такое, что группу неизвестных людей привезут и оператор ключом вытащит им чеки, по которым они получат бюллетени и проголосуют, или это сделает сам оператор. Будет та же самая карусель и легализация вбросов. И мне никто на эти вопросы не отвечает.
Теперь суммируем. Почему это важно? У меня складывается четкое ощущение, что власть заинтересована в не допуске к выборам новых лиц. У них есть определенное количество тех, кто прошел биометрию. Им этого достаточно. И в результате может получиться так, что на  выборах не сможет участвовать от 30 до 40% наших граждан, обладающих правом голосовать. И тогда легитимность результатов выборов будет подвергнута сомнению.
Такого бардака не было еще ни на одних выборах. Всегда была памятка наблюдателя, все процедуры были расписаны, а сейчас мы верим кому-то на слово.
У меня такое ощущение, что нас усиленно тащат к срыву выборов или чтобы это опять закончилось какой-либо встряской.
Эмиль Алиев: Вокруг Бишкека есть дачи и новостройки, где многие не прописаны. И вот я на примере с. Байтик видел сам, как одна партия прошла по всем дачам, выяснила, кто там живет, и всех взяла на учет, — получилось больше полтора тысяч человек. Эта партия каждому раздавала по 1 тыс. сомов и сказала, идите, пройдите биометрику и зарегистрируйтесь. Так, автоматически они получили их голоса.
Насчет тайны голосования. Если урна считывает и делает электронный протокол, который выдается после закрытия участков, то, естественно, известно за кого я голосовал. Контроль? Контроль!
Насчет биометрики. Даже если ее сдали, то не все смогут себя идентифицировать по разным причинам – кто-то повредил большой палец, кто-то работал на сельхозработах и у него пальцы посечены. Так получается? А в ЦИК говорят, не беспокойтесь, будет ручная регистрация. Можно будет по пин-коду ID карты проголосовать. Будут сравнивать и устанавливать данные в ручную. Это та же самая карусель!
Марат Баязов: Если во всем мире выборы ставят точку в конфликтах, то у нас выборы вызывают почву для большего недоверия. Не разрешать конфликты, а их генерировать.
И мой совет тем, кто хочет выйти на политическую сцену с лозунгом «За честные выборы!» Переизберите состав ЦИК. Для  обеспечения прозрачных выборов это будет очень хороший старт.  Потому что мы обречены выбирать, и это важно.
На круглый стол были приглашены ЦИК и ГРС. Они не пришли, потому что «отдувались» на Комитете по государственному устройству Жогорку Кенеша. Где ГРС получил неудовлетворительную оценку за подготовку к выборам.
Были представители БДИПЧ ОБСЕ. Правозащитники выразили недовольство заявлением Генсека ОБСЕ о том, что «биометрика – единственный гарант честных и прозрачных выборов в Кыргызстане». Чолпон Джакупова сказала, что таким образом ОБСЕ еще до начала выборов согласилась с любым их исходом.

Записал Адиль Турдукулов.

Раннее утро 11 августа. Проливной дождь шел по дороге в ущелье Барскоон, оставляя далеко пляжи Иссык-Куля в самый разгар сезона. И все больше навевало события 1916 года, когда наши прадеды убегали с детьми, скотом, домашним скарбом по этому пути в сторону Китая, спасаясь от карательных отрядов царской армии. Каково им было? Ведь собираясь в этом ущелье с августа, в сторону перевала они уходили уже в октябре-ноябре?.. Но машины, несмотря на дождь, все подъезжали и подъезжали. Народ прибывал. А у подножья уже раскинулось 25 юрт, кипели самовары, закипали котлы с мясом. Была заметна хорошо организованная работа. Я спросила, с кем могу поговорить. Мне показали на высокого человека, зовут его Шакен Турсунбаев. Разговорились. Я спросила, как давно они восстанавливают память о 1916 годе.

kurultay-barskoon-genotsid-1916-shaken

— Мы первый раз сорганизовались в 2006 году, когда к нам приехал Азимбек Анаркулович Бекназаров, возглавлявший партию «Асаба». Тогда нам выделили 50 солдат и 5 машин МЧС. Приехали из разных мест люди — из Чуя, Оша, Аксы. Очень много ребят собралось с Барскоона. И мы отправились на перевал в сторону Ак-Шыйрака. Там полегло очень много людей в 1916 году от холода и голода. Мы хотели собрать кости погибших и предать их земле. Мы не думали, что там так их много. Наша экспедиция тогда, 3 августа 2006 года возвращалась заплаканной, здесь в ущелье, на этом месте, где сейчас вы видите юрты, эхом стоял күй. Не осталось ни одного, кто бы не плакал от увиденного, никто не ожидал, что столько наших предков полегло.

В этом году мы решили собраться накануне 100-летия этого события, провести поминки и посовещаться с народом, как организовать все в следующем году. Кроме этого, мы должны дать оценку событиям 1916 года. Справедливости ради, надо сказать, что немногие помнят этот трагический период в истории нашего народа. Те. кто участвовал в них уже ушли в мир иной, молодые плохо помнят рассказы своих стариков. Не все до конца понимают, почему их предки бежали. Почему случился этот кыргын. Даже не знаю, как это на русский перевести. Истребление?..

kurultay-barskoon-genotsid-1916-spisok-pogibshih


“Үркүн” — из словаря К.Юдахина: переполох, сумятица, смятение, массовое беспорядочное бегство (так называют конец жестоко подавленного киргизского восстания 1916г. и бегство киргизов в Китай)” (Киргизско-русский словарь К.К.Юдахин. Советская энциклопедия. М-1985 стр.325).
“Кыргын — там же: резня, бойня; …кыргын сал — устроить резню, массовое истребление… поголовное истребление…” (Киргизско-русский словарь К.К.Юдахин. Советская энциклопедия. М-1985 стр.494).


kurultay-barskoon-genotsid-1916-illustratsii

Шакен рассказал немного и о себе. Он коренной барскоонец. Работал в училище. Потом занялся скотоводством. Его прадеды тоже бежали в 1916 году по этому ущелью. Потом вернулись. Многое слышал уже от отца. Но помнит, как в советское время, когда стояли здесь на перевале пограничники, их заставляли собирать человеческие черепа, чтобы скрыть последствия Уркуна. Экспедиция в 2006 году больше встречала другие человеческие кости.

— Это ведь был настоящий геноцид. Посмотрите, что натерпелись армяне от турков. Но их все равно так не вырезали. Мы благодарны Азимбеку Бекназарову. Он всколыхнул нас, заставил вспомнить эти события, осознать. Он и Узенгу-Кууш поднимал, пострадал от этого сам, его посадили в тюрьму. Из-за передачи Каркыры аксакал Дооронбек Садырбаев так и ушел из жизни глубоко огорченный таким решением наших правителей. Хотя они не из наших мест. А наши местные политики как-то не очень задумывались об этом. Но мы не ради политики здесь. Сегодня мы проводим поминки по усопшим.

kurultay-barskoon-genotsid-1916-bolot-samshiev-zamira-sydykova


 

Из архивных материалов:
Из рапорта начальника карательного отряда Фон-Берге: «10 августа мы убили двух дозорных киргизов, далее было убито в этом аиле около 50 человек.., покончив с этим аулом, я двинулся далее по правому берегу реки Тюп, наткнулся на второй аул и там после боя мы собрали 80 человек убитых и 12 раненных киргизов, ..были отбиты две винтовки системы “Барданки” и ружье азиатского образца, было отбито около 4-х тысяч скота.
…По реке Тюп.., вошел в лес и пошел по направлению к Каркыре, по дороге было убито 4 киргиза, сожжено 10 юрт…
… 12 августа я собрал свою команду в составе 23 человек, …преследовал киргизов. Киргизы двигались со скотом и семьями по направлению к Санташ, …мной был замечен один киргиз с белым флагом на сером коне, …сообразив что это какое-то важное лицо, я взял свою винтовку, поставил прицел на 8 и выстрелил, киргиз взмахнул руками и упал. Подъехав к нему увидел, что это волостной управитель со знаком на груди, имеющий золотую медаль Александра II, кроме того, в карманах у него нашли печать и документы, …киргизы кинулись бежать, бегущих догоняли и рубили шашками. В результате боя мной отнято и представлено ротмистру Кравченко 10 тыс. голов скота, 40 верблюдов, 2 табуна лошадей каждый по сто, и несколько ружей.
…13 августа в Талды-Булаке 11 дунган убито…
…14 августа на перевале Санташ в Каркыре убил 27 киргизов;
…15 августа мне приказано было отогнать и очистить бунтарей с дорог, в с.Отрадное киргизы сбежали в горы, убито более 50 человек.
…18 августа по направлению р. Джергалан убили трех киргизов. Подъехав к мосту через реку Джергалан, увидели большой глиняный дом и я приказал поджечь его. Из дома выбежали киргизы, перебито 14 человек, одного взяли в плен, отобрали ружье, 200 голов рогатого скота и много имущества…
…20 августа по приказанию коменданта г.Пржевальска двинулись по ущелью Теплоключенское, откуда киргизы перегоняли скот на Сырты. Поднявшись в горы, встретили небольшую группу киргизов с белыми флагами, мы их уничтожили… После наткнулись на вторую группу киргизов, сторожевая часть которой за исключением одного бежавшего была вся уничтожена. Дальше увидели небольшую группу брошенного скота, имущество, пустые юрты. Вся эта обстановка показывало на то, что киргизы спешили, кем-то предупреждены о нашем прибытии. Главная часть наших отрядов уже вступили в перестрелку с бегущим … Киргизы, оставив весь скот, имущество, всю верхнюю одежду, пешком поднимались в горы или прятались в зарослях рядом с дорогой. Тех и других уничтожили беспощадно… Мы, собрав около 700 голов отбитого скота, вернулись в город…
…23 августа по приказанию коменданта пошел с 36 казаками в шерстомойку, где по донесению дунгане и киргизы поджигали склады… Я кинулся с 50 казаками в атаку и беспощадно стал их рубить.., около 300 человек было зарублено шашками… но и все впоследствии были убиты. Дунгане потерпели полное поражение, скот их был перегнан на южный берег.
27-28 августа по приказу коменданта с 52 казаками выехал… Преображенскому (Тюпу), где по донесению коменданта киргизы готовились к нападению на поселок.
…Лодочкин сообщил мне, что киргизы с четырех волостей со скотом, имуществом и семьями идут, …киргизы уничтожают все по дороге…
Вместе с ними идет много пленных. Я приказал Хорунжему Переметину в 5 часов утра выступить со своей командой на хвост киргизов, а сам на голову… По дороге убили около 40 киргизов, киргизы кричали «Ура!».. Крестьяне в количестве 100 человек убежали в Тюп, я остался с 52-мя казаками и четырьмя волонтерами… Число трупов было до того велико, что обратно ехать по ущелью было невозможно… Один Сардобинцев уложил 24 киргизов, Третьяков выстрелил в волостного правителя №6, т.е. Балыкчинской волости.
В результате боя под Тюпом мной было отбито у киргизов около миллиона голов скота, все имущество…, отбито около 150 пленных. Наши потери под Тюпом 12 человек убитыми и раненными, убито 6 лошадей… (Командир 1-сборной сотни Семиреченского казачьего войска Фон-Берге. (РГА НКВД Кирг. ССР ф.77, д.11 л.30-33).»

kurultay-barskoon-genotsid-1916-molitva

На Курултай люди собрались, чтобы дать историческую оценку событиям 1916 года. Бекназаров выступал около двух часов с докладом о проделанной работе в архивах Академии наук КР. Он рассказывал, а люди слушали, потому что это были документально подтвержденные факты, свидетельства участников, рапорты, донесения, служивших в то время команидров карательных отрядов. Участникам Курултая раздали книжку «Уркун. Через 100 лет». В ней очень много архивного материала. Люди хватали ее с жадностью
Потом выступали участники Курултая.

Курултай принял резолюцию признать события 1916 года геноцидом против кыргызского народа, и рекомендовать провести мероприятия по увековечиванию памяти жертв 1916 года на международном уровне.

Бекназаров также зачитал обращение к лидерам суверенных государств и еще персонально к Владимиру Владимировичу Путину. Мы публикуем только заключение этого большого Обращения, которое будет терпеливо ждать своего ответа.

Замира Сыдыкова.


«Уважаемые лидеры суверенных государств!
…Исследовать всесторонне события 1916 года, стремление дать им объективную, правовую, политическую, историческую и научную оценку — это независимое, суверенное право кыргызского народа.
Если мы будем “умалчивать” об этом, что и делали на протяжении 100 лет, и по привычке что-нибудь “буркнем” в указанных рамках “старшим братом”, нас не простят ни история, ни духи предков. Тем более останки около 150 тысяч наших предков на протяжении 90 лет в перевалах и ущельях оставались не захороненными, были пищей для стервятников и других хищников (только в 2006 году в первый раз были организованы поминки по погибшим в долине Барскоон, были преданы земле останки, найденные и собранные на перевалах Бедел, Ак-Шыйрак, Суек, равнинах Барскауна). Наш предок, мудрый Манас, учитывая то, что “прервано — надо  продлить, то, что разбросано — надо собрать”, стремился собрать воедино свой народ, его историю, его язык, религию, дух, обычаи, национальный быт и характер, образ жизни. На сегодняшний день история кыргызов 1916 года настоятельно требует: продлить прерванную нить, собрать расбросанное и с помощью рук и мудрости Манасов сегодняшних — лидеров суверенных наших государств
После выхода в свет Указа президента Кыргызской Республики А. Атамбаева от 27.05.2015 г. “О 100 летии событий 1916 года”, начали появляться некоторые публикации манкуртского содержания. Они пишутся для того, чтобы “понравиться”. Их откровенно противоречивое содержание с “оглядкой”: “…не будем касаться этой темы, чтобы дружбе двух народов не повредить…” и т.д.
В 1916 году национально-освободительное восстание охватило весь Туркестанский край, движущей силой ее был многонациональный народ, врагами их были головорезы царской России. Они в Туркестанском крае вели политику захвата, оккупации, уничтожения и истребления местных народов.
То, что в 1916 году в национально-освободительном восстании народы Туркестанского края, объединившись под одним требованием и целью, вместе перенесли изгнание, мучения, это не оспоримый факт и только с установлением Советской власти были освобождены от царского ига русские, кыргызы, казахи, узбеки, таджики, туркмены и другие, получившие равные права на землю, воду и другие ресурсы и на протяжении 70 лет, образовав Советский народ, вместе пережили все тяготы и лишения, вместе добыли Победу во Второй Мировой войне. И сегодня, считаясь “постсоветскими” народами на основе коллективных и двухсторонних договоров “О вечной Дружбе”, состоя в составе различных экономических, политических международных организациях, в том числе и в международных организациях по безопасности, вместе и на международном уровне достойно отметили 70 летие Победы в Великой Отечественной войне. И это дает нам возможность также провести на международном уровне 100-летие событий 1916 года. В них, поистине трагических, кыргызы пострадали больше всех. Но это не только трагическая история кыргызов, а всех народов, проживающих на территории некогда мощного Туркестана и, конечно же, трагическая история Государства Российского.
Потому, что в 1916 году весь многонациональный народ Туркестанского края был поданным Российской империи. И то, что царская Россия в Туркестанском крае, в том числе в отношении кыргызского народа вела политику “зверского истребления” — оценивается и считается “политикой хишничества” “Белого Царя”.

И ещё персонально к Вам,
уважаемый Владимир Владимирович Путин!

Кыргызский народ верит Вам, что Вы — патриот №1 Российской Федерации, которая является правопреемником Российской империи. Политик мирового уровня, и как президент братского нам народа, правовед — государственник, истинный патриот, который любит свой народ, его историю. Поэтому я надеюсь, что окажете поддержку в вынесении правового, исторического, справедливого решения в оценке событий 1916 года.
Потому что русские, кыргызы и другие народы Туркестанского края и в событиях 1916 года, и после на протяжении 100 лет, составив вместе народ Российской империи, позже — СССР, и ныне — народы “постсоветских стран”  продолжают вместе переживать взлеты и падения, лишения и победы.
…Поэтому, несмотря на горькую правду, о событиях 1916 года, оглядываясь на историю, несмотря на то, что в основном пострадали кыргызы и казахи, и учитывая, что эта трагедия, эта история является нашей общей, обращаюсь к Вам с просьбой и предложением ВМЕСТЕ отметить 100-летие этих трагических событий, как вместе отметили 70— летие общей Победы в Великой Отечественной войне. Зная, что у Вас имеется еще больше достоверных исторических сведений, чем те, о которых я поведал в своём обращении, заранее прошу у Вас и у всех читателей прощения, если допустил какую нибудь историческую однобокость или ошибочность”.

Азимбек БЕКНАЗАРОВ.
Фото: Дарии Дырылдаевой.

Эта неделя была посвящена памяти 1916 года. Большой Курултай прошел в Барскоонском ущелье в Иссык-Куле, через которое проходил путь наших прадедов по пути в Китай. Проводили его местные жители, те, кто в 2006 году начали большое дело по увековечиниванию памяти жертв 1916 года, перезахоронению останков погибших в холоде и голоде, убегая от карательных отрядов царской армии.

На Курултай были приглашены все – от Атамбаева до лидеров всех политических партий. Народу собралось почти две тысячи человек со всех регионов. А чиновников не было. Даже губернатора области Э.Каптагаева. В тот день в Тамчи встречали президента Казахстана Назарбаева. Ну, вроде бы, действительно, повод. Кто-то же должен чай разливать высокопоставленному гостю. Да, и пробки образовались большие по всему северному побережью в тот день. Их тоже без губернатора не разрулить видимо было.

Являясь самым центром туристического сезона, Иссык-Куль, при этом остается каждый год с огромным количеством нерешенных проблем. Ни тебе уважения к туристам, ни к местным жителям. Села остаются заброшенными, сады не ухоженными. Проблемы ирригации так и не стали государственным приоритетом области. О перерабатывающей индустрии говорить не приходится. Так и стоят вдоль дорог наши женщины и дети, продавая выращенный урожай. А оптом забирают вообще задешево. А дороги вдоль Иссык-Куля — просто забытая тема. Даже не о качестве их идет речь. Нет элементарно разметок, разделительной полосы, опознавательных знаков. Иссык-кульцы почти не видят губернатора в области. В областном центре городе Каракол говорят, что он редко там бывает.

Политик, отец апрельской революции 2010 года, Каптагаев хозяйственной частью не особо интересуется. А вчера вообще все дела забросил и отправился в экспедицию по маршруту Уркуна 1916 года. Об этом Эмильбек Каптагаев сам сообщил в социальных сетях: «С утра отправляемся в экспедицию по маршрутам бегства в Китай народа в 1916 году до перевала Ашуу-Тор (Музарт) на верховьях Сары-Жаза. Архивные документы, а также показания очевидцев того времени свидетельствуют, что роды, проживающие на северном побережье Иссык-Куля, начиная от Чоктала, Чолпон-Аты и Ак-Суу, двинулись в сторону Тюпа, по пути были безуспешные попытки взять Сазановку», — написал он.

Эмильбек Каптагаев, как он пишет, исполняет Указ президента о проведении мероприятий, посвященных 1916 году. При этом в музее Каракола нет экспозиции, посвященной этим событиям.

Губернатор ушел в поход. А как с туристическим сезоном быть, сбором урожая, и другими проблемами области? Или пусть уже не мешает? Все равно проку мало?..

Замира СЫДЫКОВА.

Стало известно, что владельцем бывшего «Акылинвеста», считающегося банком партнеров Максима Бакиева, является супруга лидера СДПК Чынынбая Турсунбекова. О том, что банк этот принадлежит жене Чыныбая Турсунбекова мы писали в №4 от 2 июля 2015 года. Теперь читайте подробности в материале наших коллег.

«Акылинвест» был одним из пяти банков в списке имущества, принадлежащего Максиму Бакиеву. Однако он был выведен из данного списка и перешел в частные руки. Позже подтверждающие это документы были преданы огласке.

Ранее лидер СДПК Чынынбай Турсунбеков утверждал, что банк «Акылинвест» не имеет к нему никакого отношения. Недавно Верховный суд подтвердил, что здание указанного банка, арестованное в рамках уголовного дела, было незаконно продано. Эксперты отмечают, что имущество, которое должно было быть национализировано, разворовывается государственными чиновниками.

Возвращенное здание

Верховный суд недавно отменил решение Первомайского районного суда Бишкека о снятии ареста с здания банка «Акылинвест», принадлежащего партнерам Максима Бакиева — Алексею Елисееву и Михаилу Наделю.

Этим решением Верховный суд удовлетворил требование Бишкекской прокуратуры о том, чтобы на здание банка вновь был наложен арест. Прежний арест в рамках уголовного дела в отношении Елисеева и Наделя был незаконно снят.

Здание банка ранее принадлежало компании «Азия Универсал Риэлт», которая в свою очередь была зарегистрирована на вышеуказанных партнеров Максима Бакиева. В нем же располагался банк «Акылинвест», который позже был продан.

Начальник одного из отделов Бишкекской городской прокуратуры Акылбек Бакачиев рассказал об обстоятельствах, связанных со зданием банка:

— В списке национализированных объектов здания банка нет. Однако в рамках уголовного дела на него был наложен арест. По закону, если на объект наложен арест, любые действия по нему должны совершаться на основе не гражданского, а уголовно-процессуального права и согласно постановлению суда. Уголовное дело в отношении Елисеева, Наделя и Костырина все еще рассматривается в суде. Однако до принятия судом решения по этому делу Первомайский райсуд Бишкека рассмотрел дело по зданию банка в гражданском порядке и снял арест. После чего мы обратились в Верховный суд, указав на незаконность данного решения потому, что здание проходит по уголовному делу. Решение суда вернуло дело в первоначальное состояние — на здание вновь наложен арест. Теперь стороны, оформившие куплю-продажу здания, должны разобраться между собой в судебном порядке.

Хранившийся 2 года секрет банка

В декабре 2012 года появилась информация, что Нуржан Тентимишова, супруга лидера парламентской фракции СДПК Чыныбая Турсунбекова, купила банк «Акылинвест» у гражданина России Георгия Чеснокова. В публикации в СМИ оговаривалось, что Чесноков является подставным лицом, на которого Елисеев и Надель оформили имущество. Также сообщалось и о стоимости указанного банка — 4 миллиона 495 тысяч долларов и 110 миллионов сомов.

В телепередаче «Азаттыка» «Ынгайсыз суроолор» («Неудобные вопросы») лидер СДПК Чыныбай Турсунбеков не обмолвился ни словом, что его супруга является владелицей банка «Акылинвест»:

— Во-первых, Национальный банк не предъявлял к этому банку претензий или обвинения, не национализировал его. Никто его не приватизировал. Банк принадлежит российскому гражданину Чеснокову. Банк никогда не был национализирован.

Между тем «Азаттык» получил документы, подтверждающие, что владельцем банка «Акылинвест» является супруга лидера СДПК Чыныбая Турсунбекова Нуржан Тентимишова. Турсунбеков отказался комментировать этот факт.

Необходимо напомнить, что после 7 апреля 2010 года деятельность принадлежащих Бакиевым пяти банков — «АУБ», «Манас», «Кыргызкредит», «Акылинвест» и «Ысык-Кол инвест» — решением Временного правительства была приостановлена. В них было введено внешнее управление. Сообщалось, что до 2010 года партнеры Максима Бакиева — Надель, Белоконь и Елисеев — являлись негласными владельцами банков.

Бывший депутат парламента Бегалы Наргозуев рассказал об обстоятельствах, при которых производилась продажа банка «Акылинвест»:

— Объект принадлежал Максиму Бакиеву. После апрельских событий Временное правительство скрыло его, утаило от национализации. Банк был зарегистрирован на бакиевского человека по фамилии Чесноков. Затем действующие власти признали банк собственностью этого Чеснокова. Далее, сговорившись между собой, была оформлена сделка по купле-продаже, по которой Чесноков продал, а Чыныбай приобрел банк. Это мародерство государственного масштаба. Тогда в список на национализацию были включены только объекты, принадлежность которых Бакиевым была подтверждена документами. Объекты, право собственности на которые было оформлено на других людей, вносились в отдельный список.

Банк «Акылинвест» был выведен из режима консервации, затем продан частному лицу. Только после этого возник вопрос относительно самого здания. Потому что на здание на улице Московской, 161, где располагался головной офис банка, прокуратура еще в 2010 году наложила арест. Арест, запрещающий любые сделки по данному объекту, был наложен в рамках уголовного дела в отношении Алексея Елисеева и Михаила Наделя. Сейчас в этом здании располагается тот же «Акылинвест», только сменивший свое название на «Капитал Банк Центральной Азии».

Владелица банка, супруга Чыныбая Турсунбекова Нуржан Тентимишова заявила, что не имеет никакого отношения к этому зданию:

— Да, банк купила я. Он не был под арестом. Банк купила у владельца уже много лет назад. Как он продал бы объект, находящийся под арестом? Здесь идет речь о здании. Здание не имеет к банку никакого отношения. Банк просто арендует здание. Банк не находился под арестом. У банка был один владелец, после переговоров с ним я купила банк. Не надо путать банк и здание. Банк «Акылинвест» может арендовать здание и работать. Я купила банк. Банк и здание — абсолютно разные вещи. Если прокуратура утверждает, что здание кому-то принадлежит, наверное, имеются какие-то документы и основания. Однако я об этом ничего не знаю.

Сотрудничество с бакиевскими людьми?

Однако в материалах прокуратуры указано, что решение о снятии ареста с этого здания Первомайским судом было принято 30 декабря 2014 года. Прокуратура подала апелляцию в Бишкекский городской суд, но решение осталось в силе. После этого руководство «Капитал Банка Центральной Азии» выкупило здание. Соответствующее предложение основного акционера — Нуржан Тентимишовой — указано в протоколе собрания акционеров от 22 января 2015 года.

На том же собрании было принято решение реализовать незаконно выведенное из-под ареста здание за 180 миллионов сомов. Полномочиями заключить соответствующее соглашение был наделен глава правления банка Эрмек Булатов. В протоколе продавцом была указана компания «Азия Универсал Риэлт», принадлежащая партнерам Максима Бакиева Елисееву и Наделю, и адрес здания, на которое прокуратура наложила арест. Получается, что данные протокола собрания акционеров не соответствуют словам хозяина банка Нуржан Тентимишовой о том, что принадлежащий ей банк только арендует арестованное здание.

После проведения таких операций «Акылинвестбанк» 9 апреля 2015 года переименовывается в «Капитал Банк Центральной Азии» и проходит процедуру перерегистрации. Бывший заместитель председателя Временного правительства Азимбек Бекназаров отмечает, что «Акылинвестбанк» был в списке национализированного имущества и у него имеются документальные доказательства:

— Согласно революционным требованиям, все это имущество на основании декретов Временного правительства перешло в собственность государства. А для продажи государственного имущества есть специальный закон. Такое имущество может быть продано на открытом аукционе или оставаться в собственности государства. Мы национализировали около 50 объектов. Однако судьба ни одного из них не была решена. Мы оставили тогда эти решения на новые парламент и правительство. Когда я работал, они ничего не могли сделать. После избрания нового парламента и правительства Атамбаева, мы ушли в отставку. Это имущество перешло государству на основании декретов, его дальнейшую судьбу должно решать правительство, заручившись согласием парламента. Однако в Жогорку Кенеше не поднимались вопросы об АУБ, «Акылинвестбанке», «Кристалле» и Бишкекском ликеро-водочном заводе. Эти объекты были проданы нелегально, незаконно. В то время правительство возглавлял Алмазбек Атамбаев.

Бывший владелец «Акылинвестбанка» Георгий Чесноков в 2011 году заявлял, что является единственным акционером. Кроме того, в интервью СМИ он не скрывал, что уже много лет имеет дружеские отношения с владельцем «АУБа» Михаилом Наделем. Гражданин России Чесноков покинул Кыргызстана после 2010 года. Позже в СМИ он критиковал действия Национального банка КР и отмечал, что живет в Британии.

Бегалы Наргозуев считает, что политическое руководство страны не могло не знать о купле-продаже «Акылинвестбанка»:

— Через Чеснокова купля-продажа была легализована. Однако в этом случае никто не смог бы ничего сделать без одобрения сверху. В Кыргызстане ни одно из дел на таком высоком уровне не проворачивается без ведома Атамбаева. Если сделка была бы осуществлена втайне от него, то нынешних владельцев постигла бы судьба Данияра Нарымбаева. Если Чыныбай выкупил бы водочный завод и «Акылинвестбанк» у человека Максима Бакиева без согласия Атамбаева, то его судьба сейчас была бы другой. Поэтому, сколько не поднимай вопрос об этих объектах, никакого эффекта не будет.

Двойные стандарты

В 2011 году было возбуждено уголовное дело, касающееся приобретения после 7 апреля 2010 года одним из лидеров партии «Ата-Журт» Садыром Жапаровым здания в центре Бишкека, оформленного на водителя Максима Бакиева. По этому делу к ответственности был привлечен сотрудник прокуратуры, сын депутата Туратбека Мадылбекова Эльдар Мадылбеков.

Уголовное дело, возбужденное на Садыра Жапарова по поводу приобретения им здания, рыночная стоимость которого оценивается в 2 миллиона долларов, не закрыто до сих пор.
Находящийся в политической эмиграции за рубежом Садыр Жапаров отмечает, что при разбирательстве подобных дел применяются двойные стандарты:

— Был захвачен и продан не только «Акылинвестбанк», но  и другие объекты, принадлежавшие Максиму Бакиеву. После того, как на меня возбудили уголовное дело за то, что я приобрел здание Максима, я все изучил. Таких зданий было четыре. Они были проданы другим людям так же, как и мне. Однако по зданию, которое купил я, дело возбудили, а об остальных трех объектах и речи нет. Почему на меня возбуждают уголовное дело за покупку здания Максима, а на Чыныбая не возбуждают? Конечно, за ним стоят большие силы. Например, тот же Атамбаев. Думаете, Атамбаев не знает, что ликеро-водочный завод и «Акылинвестбанк» принадлежали Максиму Бакиеву и к кому потом перешли? Он отлично все знает.

К сожалению, узнать позицию президента Алмазбека Атамбаева по поводу не национализированного имущества, принадлежавшего Максиму Бакиеву, например, «Акылинвестбанка», не удалось.

Стоит напомнить, что после 7 апреля 2010 года было национализировано 47 объектов, принадлежавших Бакиевым и их окружению. Однако в собственность государства перешли только 34 объекта, остальные были переведены в собственность государственных ведомств или проданы через аукцион.

AZATTYK.KG

На сегодняшний день во всем мире помимо США и ЕС биометрический учет (контроль) своих граждан ввели около десятка стран, большинство из которых воспринимаются в мире, как авторитарные. Крайне авторитарный режим власти в Туркмении, стремящийся скрыть от мира то, что происходит в стране, внедрил биометрический контроль исключительно для усиления контроля над и без того максимально осложненными въездом и выездом из страны. Насколько обосновано и необходимо внедрение биометрического контроля в нашей стране, если многие более развитые, чем Кыргызстан страны, пока не решились на подобный шаг?

Прежде всего, введение биометрического контроля требует высокой ответственности и профессионализма, которыми наша власть не обладает. Но это условие было проигнорировано властью. Тогда была ли крайняя необходимость в этом нововведении, предопределенная действием непреодолимой силы, несущей какой-то вред или благо нашей стране? Нет, никто не сможет доказать, что биометрический контроль принесет кыргызстанцам какое-то благо в ближайшее время! А заявляемая властью важность использования биометрического контроля для обеспечения честных выборов звучит, как минимум, странно. Бояться нечестных выборов, в принципе, дело оппозиции или конкурирующих с властью политических сил, но никак не власти, которая при желании могла бы создать все необходимые для этого условия и без внедрения биометрии. Другое заявление власти о возможности с появлением биометрического контроля внедрения удобных для населения электронных услуг, также выглядит совсем неубедительно. На примере проекта «Электронное правительство», к которому заинтересованные лица уже почти потеряли интерес из-за превращения его властью в долгоиграющее дело, можно сделать вывод, что о внедрении электронных услуг населению пока можно только мечтать. На биометрический контроль затрачиваются немалые государственные средства, разве нет в стране более насущных проблем и задач, которые могли быть решены за счет этих средств? Таких дел найдется масса! В итоге общая картина вокруг биометризации выглядит до боли знакомой: нет дела власти до своего народа.

Но власти, не просто, нет дела до своего народа, она к нему относится наплевательски. Введение биометрического контроля граждан заявлялось, как добровольное дело. Об этом многократно звучало из уст самого президента. Но в жизнь  биометризация внедряется в агрессивно-принудительном порядке, при массовом нарушении прав граждан. Тех, до кого не смогли добраться угрозой задержки зарплат или выдачи различных разрешительных документов, сейчас пугают лишением права получать справки по месту жительства с 10 августа. Вся столица обклеена подобными объявлениями, в конце которых подписано «Администрация». Не стоит сомневаться, что список задействованных административных средств принуждения широк и разнообразен. Власти наплевать на людей, но при этом становится ясно, что она боится своего народа! Если бы не боялась, то не пыталась бы выглядеть радеющей за свободный выбор в вопросе сдачи биометрии, а назначила бы срок и штрафовала бы пропустивших этот срок, что было бы привычным для нее делом. Но проявить жесткость открыто она не решилась, она проявляет ее поэтапно и по отдельности к разным группам населения, в купе с вразумлением не сдающих, примером «сознательного» поведения сдавших.

Власти, действительно, есть чего бояться, потому что она идет на этот шаг, не отдавая себе отчета в том, что вторгается в глубоко личную, крайне ценную для каждого человека сферу его безопасности, и ее некомпетентное безответственное отношение к биометрическим данным граждан в очень скором будущем может аукнуться ей самой существованием. Общество, пребывающее в инертном состоянии, замороченное одной лишь мыслью «как бы заработать», еще не осознало на что покусилась власть. Но в нашей стране, обязательно, найдутся те, кто объяснит людям, что к чему. И, сомневаюсь, что у власти найдутся убедительные ответы на резонные вопросы о том, зачем в отсутствии каких-либо успехов в ее правлении, ввязываться в дело, требующее суперсовременной продвинутости, не имеющей явной полезности для народа и страны, и, более того, создающей угрозу личной и имущественной безопасности ее граждан.

Но прежде этих вопросов может быть поднят другой вопрос, еще более острый: в чем больше необходимость: контроле власти над народом, или контроле народа над властью? С позицией власти все ясно, вводя биометрию, она показывает, что считает необходимым установление большего контроля над народом. А есть ли необходимость в большем контроле народа над властью? Для разумного и ответственного человека эти вопросы не создают дилеммы, но в нашей стране дилемма возникает.

Есть ли у власти, которая погрязла в коррупции, которая ни в чем не способна добиться успеха и распродает государственную собственность целыми отраслями, моральное право сидеть в своих удобных креслах за закрытыми дверьми и продолжать заниматься своей бесперспективной, а зачастую вредной деятельностью для народа и государства?! Есть ли в нашей стране высокопоставленное государственное лицо, которое может показать явное и ощутимое всеми благо, являющееся результатом его личного труда, а не попрошайничества? Вы таких знаете?! Для развития страны во сто крат было бы полезнее вводить не биометрический контроль над населением, а ввести насколько возможно тотальный контроль за высокопоставленными госчиновниками: президентом, депутатами, губернаторами, акимами. Установить видеокамеры в их кабинетах и залах совещаний и транслировать эти записи напрямую в Интернет для всеобщего обозрения. Обеспечить свободный доступ к архивам этих записей. А в добавок к этому, обязать их давать ежедневные, пусть, упрощенные письменные отчеты о сделанной работе, о пришедших в голову идеях и сомнениях по кругу вверенных им в ответственность вопросов жизни страны. Вот это было бы стоящее и стопроцентно результативное дело. И ушло бы на него не больше денег, чем на биометризацию. А зарубежные доноры помогли бы этой инициативе не меньше, а, возможно, и больше. Представьте себе человека, который сел в кресло важного чиновника, а в голове у него пусто или сплошная каша. Что он будет чувствовать, если на него смотрит вся страна?! Он будет готов провалиться сквозь землю, лишь бы не подвергаться такому позору! Поэтому тот, кто не годится или не хочет работать во благо народа в масштабе целого района или страны, никогда не полезет туда.

Что можно сделать в этой неверно складывающейся ситуации с введением биометрического контроля населения, когда не способная обслуживать этот контроль власть заполучила его в свои руки и это может спровоцировать массовое неприятие общества?! Ответ: надо дать обществу еще больший контроль над властью! И сделать это можно, используя выборы, которые, очень кстати, уже на носу. Выборы могут помочь разрешить эту ситуацию, если только в нашей стране не все политические силы стоят в очереди за властью только ради того, чтобы попользоваться страной. Если есть в нашей стране партия, по настоящему думающая о своей стране, ей стоит включить вопрос необходимости прямого общественного контроля над властью в свою предвыборную программу, и тогда народ сможет выразить свое отношение к существующей власти, поддержав эту партию или нет. Если не поддержит, то после не будет иметь морального права возмущаться наличием у существующей власти биометрического контроля над собой. Такое предвыборное обещание внесло бы реальную интригу в эти выборы, чем совсем не избалован наш избиратель. Что ж, возможность предупредить возникновение напряженности в стране по причине усиления недовольства общества бесполезной работой власти после введения биометрического контроля есть, нужна ли кому-то такая возможность, покажет осень.

Конечно, государственная служба – это не реалити-шоу, как «ДОМ-2», но временное использование такого кардинального средства воздействия, как прямой контроль над ответственными госчиновниками, в условиях долгосрочного застоя в развитии страны, более чем, оправданный шаг. После преодоления застойных явлений в стране и появления доверия к власти со стороны народа, подобная мера могла бы быть отменена.
В заключение, все же стоит, не обойти вниманием столь сильное желание власти использовать биометрический контроль при проведении выборов. Что может дать власти биометризация контроля голосования на выборах? В настоящее время наша власть слаба и ее влияние на периферии страны зачастую оказывается меньше, чем у местных региональных и родовых элит. Это значит, что конкуренты власти могут использовать грязные технологии на периферии более успешно, чем сама власть. И внедрение чистых выборных технологий, как биометрический контроль доступа к голосованию, устраняет подобные возможности конкурентов власти. Но, не обязательно, устраняет возможность использования грязных технологий самой властью!

Если власть не даст своим конкурентам вбрасывать избирательные бюллетени в урны через подкупленных членов избирательных комиссий, устраивать карусели избирателей с повторным голосованием, но сможет проделать подобное сама, это станет двойным ударом по ее конкурентам. В том, что информационные технологии способны обеспечить такие возможности при не подконтрольности работы власти, сомневаться не стоит. В мировой практике уже есть прецеденты скандалов на этой почве.

При проведении выборов доступ к голосованию является одним из важнейших ключевых моментов. Конкуренты власти могут потратить сколько угодно сил, средств и даже иметь какой-то успех в агитационной кампании, но провал в этом звене предвыборной кампании, может свести все их усилия к нулю. Косвенным доказательством того, что власть интересует именно контроль периферии, является то, что сбор биометрии был начат и был опробован на местных выборах именно в регионах. А зачем власти принуждением гнать людей сдавать биометрию, увольнять акимов за нерасторопность в этом деле? Волей неволей, должно появиться подозрение, что поголовная биометризация необходима власти для расширения поля возможностей по фальсификации результатов выборов.

Использование биометрического контроля в условиях непрозрачности работы власти дает ей и другие незаконные преимущества при проведении выборов. Так на входе в избирательные участки партиям конкурентам власти стоило бы организовать раздачу бесплатных резиновых перчаток. Зачем?! Затем, что при необходимости по отпечаткам пальцев можно установить то, как проголосовали избиратели! Такую проверку при существующих биометрических технологиях можно проводить быстро и массово. Интересный факт, оказывается биометризация выборов уничтожает тайну голосования – фундаментальное условие существования демократии. Об этом власть предупреждает?! Нет! Если результат голосования на том или ином избирательном участке окажется неудобным для власти, а по итогам предварительной добровольно-принудительной агитации должен был выйти иной результат, власти не сложно будет проверить, кто выполнил команду, а кто нет.

Власть всегда имеет возможность создавать себе преимущества и она это делает. Сейчас она достает биометрию прямо перед выборами, как козырную карту из рукава, и ее конкуренты совершенно не готовы ответить на этот ход власти. Пока с их стороны не было серьезной реакции. Активность по противодействию этой инициативе проявляют лишь неправительственные организации и гражданские активисты, для которых это не более важный вопрос, чем для партий конкурентов власти, стремящихся попасть в парламент и готовых израсходовать миллионы долларов для достижения этой цели.

Очень хочется надеяться, что любое действие власти вызовет противодействие ее конкурентов, потому что в борьбе интересов зарождается развитие страны. Получится ли в итоге конкуренция между политическими силами или произойдет «избиение младенцев», нам предстоит узнать очень скоро. Несколько позже прояснится другой еще более важный вопрос: не стало ли преждевременным шагом введение биометрического контроля граждан для слабой авторитарной власти нашей страны? Это зависит от того, во что выльется введение биометрического контроля граждан: в усиление авторитарного режима действующей власти или в массовый общественный протест, который приведет к настоящим демократическим реформам в управлении страной.

Нурлан Балатабай.

По поводу банкротства и ликвидации “Акылинвестбанка” в свое время не было никаких пикетов и каких-либо требований вкладчиков, потому что банк был прибыльным и успешным. По поводу ликвидации банка было всего несколько заметок в оппозиционных СМИ, так как руководители банка, однокурсники Кубанычбека Жумалиева, не допускали утечки информации. В то время все знали, что “Акылинвестбанк” принадлежал семье Акаевых. И в конце 90-х годов, один из лаборантов Акаева, будучи руководителем аппарата президента заставил банк выдать кредит в сумме 38 миллионов сомов заводу, что находится в пгт. Орловка. Все это делалось, естественно, от имени Аскара Акаева. В залог Орловский завод поставил тогда какое-то, не существующее сырье для Кара-Балтинского горнорудного комбината, который мог из этого сырья сделать сплав для нужд космоса (!). Да, это было чистое мошенничество.

yrys-omurzakov

Все это дело “провернул” Кубанычбек Жумалиев (единственный в мире лаборант, имеющий ученое звание академик). Это он сделал всё, чтобы банк, который начал свою деятельность с активами в сумме 5 млн. сомов вырос до 75 миллионов сомов, вдруг “обанкротился”. Кстати, здание, техника и в том числе 5 дорогостоящих автомашин, не были вписаны в уставной фонд. И все это Чыныбай Турсунбеков приобрел за стоимость трехкомнатной квартиры в микрорайонах столицы. Впрочем, возможно, жена афериста и не знает за какую смехотворную цену купил ей муж банк в подарок.

Кстати, сейчас можно поднять этот вопрос и заставить Чыныбая вернуть государству 38 миллионов сомов по курсу того времени. А если еще и с законными процентными ставками Нацбанка КР, то глядишь, в бюджете страны появятся несколько десятков миллионов долларов. Дело в том, что 38 миллионов Турсунбеков не погашал, его “списали” за счет какого-то кредита, кажется, после 7 апреля 2010 года. А почему это мошенничество сразу после вооруженного переворота не свалили на Бакиевых, для меня, лично, является тайной…

Ырысбек Омурзаков.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-9)

Правительство в своей  политике старалось проявлять осторожность и дифференцированно подходить к бедным и  баям, к местным чиновникам из числа туземцев и лидерам, вышедшим из народа. Взятки и выделение больших участков земли  баям и чиновникам по рождению удерживали их на стороне правительства. Хотя пастбищные угодья формально принадлежали всему сообществу, баи и чиновники использовали свое богатство и официальное положение, чтобы присвоить большие участки под исключительно свой контроль и пользование.
Официальная политика правительства  заключалось в том, чтобы ускорить переход кочевника к оседлости. В этих целях кочевников, переходивших к оседлости, освобождали от налогообложения на последующие пять лет. Бедные кочевники склонялись к тому, чтобы сделать подобный выбор, поскольку это означало обеспечение их (даже если и маленькой) землей, свободной как от русских, так и от баев, и принятие более прогрессивной формы хозяйствования (земледелия). Кочевники боялись также и того, что подвергнутся дальнейшей экспроприации их пастбищ. Показательно, что большинство ходатайств по переходу к оседлости было из тех областей, где экспроприация осуществлялась в ее наиболее вопиющей форме (из Семиреченской области, уездов Акмолинск и Кустанайск или районов Тургайской области, уездов  Уральск и Темирск Уральской области.)
Баи, с другой стороны, выступали против этого. Они владели большими стадами и опасались того, что преобразование может привести к экспроприации их земель. К тому же, они бы теряли свою власть над людьми. Таким образом, они использовали  все методы убеждения, в том числе принуждения и даже убийства, чтобы остановить эти ходатайства.
Официальная позиция правительства была следующей: (1) кочевники при переходе от кочевого образа жизни к оседлости вступят на более развитую ступень цивилизации; (2) переход к оседлости был  окончательно утвержден  аграрным законодательством, после которого должна завершиться вся экспроприация земель; (3) правительство защищает бедных от захвата их земель более высоким сословием – баями, и обеспечивает их участками земли в единоличное и неделимое владение.
Во всем этом видится характерное предубеждение земледельцев по отношению к кочевникам и веру в превосходство оседлого образа жизни. Подобная политика, проводившаяся против кочевников Степи, была в свое время и в отношении индейцев: они должны были быть изгнаны в пустыню и их места должны были занять “надежные русские”. Степь казалась безграничной, и считалось, что данный процесс мог продолжаться в течение длительного периода времени, прежде чем кочевники ощутят его. Не было  учтено, однако то, что, в то время как летние пастбища были многочисленны, зимних пастбищ не было. Изъятие  хорошо защищенных и хорошо орошаемых участков земель русскими обрекало кочевников вместе с их стадами на то, чтобы они столкнулись с суровостью степной зимы. Занесение сенокосных угодий в качестве “леса” Лесным управлением нанес вред для выживания кочевников, также как и усилившиеся вторжения русских на их земли: в годы засухи кочевникам было отказано  в альтернативных и дополнительных участках.
Российские торговцы начали привозить водку, сигареты, лакированные ботинки и другие изделия цивилизации кочевнику, разрушая их натуральное хозяйство, и усиливая их спрос, в то же время доходы у кочевников сокращались, поскольку их стада уменьшались в количестве из-за посягательств русских на пастбищные угодья. Крупные торговые фирмы из Центральной России вторглись в Семиречье, создавая торговые места через своих коммивояжеров и посредников.  В 1907 году подобных торговых центров насчитывалось 320. Их сеть проникала в большую часть отдаленных аулов или сел кочевников в кочевьях.  В дополнение к русским, там появились узбекские торговцы, татары и другие. Вместе с торговлей возникает ростовщический большой бизнес, поскольку у кочевников часто не было при себе наличных денег. Торговцы занимались как торговлей, так и ростовщичеством. В «Исследовании земледелия в Семиреченской области» за 1914 год дается представление, каким образом действовали  эти спекулянты:
«Такой спекулянт останавливался, где-нибудь, в местах наибольшей концентрации киргизов и всю зиму раздавал товары, по большей части в кредит, до весны; весной должники были обязаны выехать на определенное место для уплаты своего долга, либо в виде живого рогатого скота или продуктов животноводства, запрошенных спекулянтом. Весной, собрав, таким образом, стада живого рогатого скота или изделия и продукты, спекулянты вывозили их далее на большие ярмарки для продажи, либо доставляли их непосредственно в железнодорожные станции для дальнейшей переправки. В последние несколько лет агентства крупных российских фирм появились в пределах области для закупок кожи, шерсти, но эти агентства закупались только через спекулянтов, не получая и малой доли от непосредственных хозяйствующих субъектов».
Таким образом, Семиречье теряло каждый год по меньшей мере 14-15% домашнего скота.
Статистические данные говорят о не радужном положении кочевников в годы предшествующие Восстанию (1916 года). Среди киргизов появились те, кто сдавался внаем – слой безземельного пролетариата; 50 % российских переселенцев в Киргизии нанимали батраков, или рабочих из местных жителей, в то время как манапы или местная аристократия также нанимала их. К 1913 году приблизительно 4.5 миллиона гектаров лучшей пахотной земли в Киргизии были изъяты. Вытеснение киргизов в пустыни и горы привело к падению количества рогатого скота на 27 %  за пять лет (с 1902 по 1907гг.), в то время как население уменьшилось на 7 — 10 % за десять лет (1903-1913гг). Кочевникам предоставляли земли, слишком непригодные для земледелия и недостаточные для скотоводства.

(Продолжение следует).

«Я должна носить в школу эту гадость?» — так отреагировала моя семилетняя дочь на новую школьную форму. Неприятная на ощупь синтетическая ткань и очень плохой крой, сковывающий движения — стандарты, разработанные Министерством образования.

Не будут брать — отключим газ

Утро воскресенья. Возле столичной школы-гимназии толпятся родители с детьми. О том, что тут проходит школьная ярмарка, я случайно узнала от соседей. Ожидаю увидеть прилавки, заваленные канцелярскими товарами и школьными принадлежностями, однако тут торгуют только формой. Особого ажиотажа не наблюдается.

«А померить можно?» — спрашивает одна из мам. Ей разрешили. Пиджак пришелся ее сыну-старшекласснику впору, а брюки малы. «Можно заменить?» — спрашивает женщина. «Нет, это один комплект, — отрезает продавец. — Если не подходит, берите другой». Со вторым комплектом история с точностью да наоборот — теперь брюки как раз, а пиджак большой. «Как же покупать, если одно налезает, а другое — нет?» — недоумевает мама. «Берите два комплекта», — советует продавец. Все бы ничего, но два комплекта ей обойдутся в 4 тысячи 600 сомов — дорого, согласитесь.

Толпа возмущается. Рассказывают, что на прошлой неделе вынесли на продажу только 20 комплектов формы для мальчиков, и многим не хватило. «Брали, не глядя на размеры, лишь бы успеть. И только дома, примерив, заметили, что размерчик не тот. Пришли менять, а продавцы отказались, мол, ушивайте за свой счет. Скандал был, и только после этого разрешили мерить на месте. А толку, все равно под стандарты наши дети не попадают, а брать два комплекта накладно», — рассказывает Алина, мама пятиклассника.

«А мы решили пока не брать, — вмешивается в разговор Мария. — Нам сказали, что после 20-го точно решится, будет единая форма в этом году или нет, тогда и возьмем».
Из школы проконтролировать ход торговли выходит завуч по воспитательной части. Спрашиваю, в обязательном ли порядке носить форму. «Наша школа утвердила, поэтому всех, кто первого сентября придет не в форме, на занятия не пустим. Кто не согласен, идите в соседнюю школу, там решили оставить белый верх, черный низ», — заявила она.
Решаю, что делать нечего, придется покупать, и примеряю ребенку форму. Белая рубашка с длинными рукавами из синтетики. Поверх нее жилетка серого цвета и бордовый пиджак — тоже не из натурального материала. Все с эмблемой школы. Низ — серая юбка со складками.

Пытка синтетикой

Стоимость комплекта на семилетнего ребенка, как выяснилось, обойдется в 1 тысячу 950 сомов. Это цена за самый маленький размер — 28-30. Больше размер — выше цена. Алине форма обошлась в 2 тысячи 300 сомов. Марии, маме восьмиклассника, — в 2 тысячи 450 сомов. А как же обещанные ранее расценки Минобразования — от 1,5 до 2 тысяч?

На вопросы о производителе, названии швейного цеха, где изготавливалась форма, продавцы ответили: «Наша работа заключается в реализации, а кто шьет, нам неизвестно». Вопрос о цене также повис в воздухе. В администрации школы пояснили, что цена оговорена с родителями. С какими, интересно? Поскольку меня и всех присутствовавших в тот день на ярмарке не спрашивали, сможем ли мы себе позволить купить форму за 2 тысячи сомов, как минимум. «Если вас не устраивает стоимость, можно и в другом месте, но форма должна соответствовать стандарту», — пояснила завуч.

Надев форму, ребенок сразу же почувствовал дискомфорт. Представила, что будет с дочерью, если она в ней несколько уроков отсидит. И так день за днем, весь учебный год. Потому с покупкой решили подождать. Желания подвергать ребенка пыткой синтетикой особо не возникло.

«Школа (совместно с родителями) имеет право утвердить для школы форму, которая соответствует описанию в стандарте (предлагаемые цвета: черный, бордовый, синий, серый). Некоторые школы определили форму с бордовыми пиджаками, многие оставили черный низ — белый верх, так как она также соответствует стандарту», — пояснила министр образования Эльвира Сариева.

На вопрос журналистов, как Министерство образования утвердило синтетику, в которой детям при нашем климате очень некомфортно, Эльвира Сариева не ответила.

Нет худа без добра

До сих пор непонятно, из каких соображений некоторые школы требуют обязательное ношение формы, а другие пренебрегают этим правилом. В Минобразования пояснили, что администрация школы (читай, директор) вместе с родительским комитетом (то есть несколькими мамами) самостоятельно принимают решение за всех учащихся — быть форме или нет. Как принимаются решения родительскими комитетами, зачастую лояльными к администрации школ, известно. Этот же комитет собирает с родителей «добровольно-принудительные взносы» на нужды школы, в народе называемые поборами.

Изначально идея со школьной формой была многими воспринята на ура. В учебные заведения, особенно столицы, дети, в частности старшеклассники, давно стали ходить, как на подиум, чуть ли не в нарядах от кутюр, далеко не вяжущихся с образом школьника. Единая форма призвана уравнять внешний вид учащихся и стимулировать их заострить внимание на учебном процессе, а не внешнем виде своих сверстников. Но реализация задумки подкачала. И если еще в начале кампании по внедрению школьной формы говорили о том, что она будет единой для всех, то сегодня выясняется: есть послабления.
«Мы не вводим какую-то отдельную форму — оранжевую или синюю, а лишь описываем стандарт. Цвет может быть одним из четырех основных, используемых сегодня: черный, серый, синий или бордо, а также клетка и вариации этих основных цветов. Школа сама может решать, из чего будет состоять форма: из юбки, рубашки и жилета или платья и фартука. На мой взгляд, было бы хуже, если бы мы дальше продвигали именно ту, рекомендованную, школьную форму. В целом, форма выгодна родителям и не ущемляет права детей», — поясняла ранее Эльвира Сариева.

Родители же придерживаются иного мнения и не видят выгоды в том, чтобы в угоду швейникам и ради галочки чиновников раскошеливаться на форму, сшитую из синтетической ткани.

«В школе сказали, что директору не понравилась ткань, из которой сшита форма. Она решила сама выбрать материал и заказать заново. Готово будет к октябрю-ноябрю. Стоимость — больше 2 тысяч 500 сомов», — рассказывает мама семиклассника. На вопрос, в чем ребенку ходить в школу месяц-полтора, ответ она так и не получила.

Подобные крупные заказы, такие как пошив школьной формы, пусть даже для одного учебного заведения, швейникам поступают нечасто. Однако «жирно» заработать удалось не всем. Директор школы сам решает, с каким цехом заключать договоры на пошив формы, естественно, не за спасибо. Отсюда и различия в цене. Получается, правительство в лице Министерства образование создало еще одну коррупционную схему?

Махинур НИЯЗОВА,
ИА «24.kg»