До окончания срока Атамбаева
осталось

№14 от 10.09.2015

Мой молодой коллега Эрик Исраилов наивно вопрошает: «Уважаемые лидеры политобъединений, как же вам не стыдно так бессовестно обманывать своей же электорат? Послушав презентации предвыборных программ и обещаний политических партий невольно возникает мысль, что придя к власти именно они, и только они, создадут такой уровень жизни, как в произведении Томаса Мора “Утопия”.

И действительно, только у одного «Онугуу-Прогресс» их сколько: «Все преступники должны быть наказаны», «Фермеры будут застрахованы государством», «Станции МТС появятся в каждом районе Кыргызстана» и т.д.

Мы поднимем промышленность и победим безработицу! – обещает партия “Кыргызстан”, а вот обеспечить всех жильем берутся все. Знают, что на строительстве жилья можно будет вернуть потраченные на выборы деньги.

На этом фоне призыв партии «Бир Бол» к созданию «Платформы здравого смысла» выглядит отрезвляюще. Там собрались люди, которые знают, что страна не сразу строится.
Омурбек Бабанов, который тоже поработал на высокой должности премьер-министра понял, что без изменения системы госуправления, ничего не получится. «У нас всегда все решал президент, но отвечали премьер-министры. Поэтому были революции».

На сайте vesti.kg прочитала агитационный лозунг «Только партия «Ата-Мекен». А потом со слов однопартийцев лидера партии «Ата-Мекен» поняла, что развитие Кыргызстана может состояться только благодаря Омурбеку Текебаеву. «Омурбек Текебаев окажется богатством нашей страны», сказал на встрече с акманскими избирателями кинорежиссер Садык Шер. Жалко только, что в пору ту ему уже будет не снять фильм о лидере партии «Ата-Мекен». Вот такой культ личности в партии.

Беспокоит другое. Каждый день, наблюдая за репортажами встреч политических партий с избирателями, заметила, что в основном агитация ведется на кыргызском языке. А как же быть избирателям других национальностей? По последним статистическим данным самыми многочисленными национальными диаспорами в республике являются узбеки (более 800 тысяч человек) и русские (около 400 тысяч человек).

Мой старый коллега Кабай Карабеков считает, что именно их симпатии и могут стать определяющими. Понятно, что часть избирателей пойдет за СДПК, но, по мнению многих обозревателей, большая часть голосов национальных меньшинств будет распределена между объединенной партией “Республика Ата-Журт” и молодой, но солидной по составу “Бир-Бол”.

Особую позицию занимает новая партия “Бир Бол”. По ее спискам проходит Игорь Чудинов, последний русский, занимавший пост премьер-министра Кыргызстана. Для узбекской и русской диаспоры этот известный политик символизирует связь Кыргызстана с Россией.

Замира СЫДЫКОВА.

Скандал с изъятием денежных средств из банковских ячеек наделал немало шума. Обсуждался в парламенте. Кубатбека  Байболова, который будучи Генпрокурором хотел расследовать это дело, сняли с работы. У нас имеется копия одного из распоряжений, под которым стоит подпись председателя временного правительства Розы ОТУНБАЕВОЙ. Проект распоряжения согласован с Атамбаевым А.Ш.

razgrabili-i-zabyli-bankovskie-yacheiki-vremennoe-pravitelstvo

Сразу после начала этого скандала, будучи первым замглавы временного правительства Алмазбек Атамбаев попросил правоохранительные органы республики разобраться в фактах, изложенных в телефонных разговорах, аудиозаписи которых появились в Интернете, где члены ВП обсуждают вопросы движения денежных средств. “По обоим фактам необходимо возбудить уголовное дело. Мы делали революцию, чтобы была прозрачность в стране, чтобы мы знали, куда тратятся и направляются деньги, а не растранжиривали миллионы”, — заявил он журналистам. Это он говорил в мае 2010 г.

Выдавал эти средства другой член временного правительства Темир Сариев. Он сам и рассказывает: «Смотрите, отчет межведомственной комиссии, идет перечень получивших деньги: 150 тыс. долларов получает Министерство обороны. Исаков назначается полномочным представителем по югу, ему нужны средства для юга, и он их получает. Если нужны будут дополнительные средства, они запрашивали, и мы по мере необходимости выделяли. Вот так вот шло. Мы же по мере необходимости выделяли. Также СНБ получает 150 тыс. долларов, часть отдает югу, часть здесь, это очень сложный момент. МВД – 10 тыс. долларов получает. Руководитель аппарата – 43 тыс. долларов получает. Начальник ГОВД – 20 тыс. долларов получает. Потом вот эти 120 тыс. долларов зампредседателю государственной регистрационной службы — это то, что получил Бекназаров, 20 тыс. из них он отдал Нарыну и 100 тыс. он отдал на юг. Там подтверждают. 20 тыс. долларов получил помощник аппарата ВП Байышбеков, УВД Чуйской области — 10 тыс. долларов получает и народная дружина по Ленинскому району получает 15 тыс. долларов.

Потом идет опять Министерство обороны – 100 тыс. долларов. То есть первой порцией Министерство обороны получает 250 тыс. долларов. МВД получает 200 тыс. долларов, в сумме получается 210 тыс. У них же еще подразделения, поэтому там намного больше получается. Потом 100 тыс. долларов получает мэрия Жалал-Абада уже ближе к июньским событиям. Мэрия Бишкека получает 100 тыс. долларов. В июне, вы представляете, что здесь происходило. Там паника, здесь были посты поставлены, дежурства, угрозы. ГСНБ опять получает 50 тыс. долларов, Чуйское ОВД получает 40 тыс. долларов. Надо было охранять места, где компактное проживание уйгур, дунган и других. Такая угроза пошла на резню. ГУВД получает 10 тыс. долларов. И вторая сумма также была распределена».

Деньги раздавались, как видно со слов Сариева, налево и направо. А изымать их из банковских ячеек революционеры начали  сразу. 9 апреля 2010 года прокуратурой города Бишкек было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 183 части 3 Уголовного кодекса КР («Легализация и отмывание доходов, добытых преступным путем»). В рамках расследования указанного дела из банковских ячеек, находившихся в трех коммерческих банках, а именно – в ОАО «Азия Универсал Банк» («АУБ»), ЗАО «Манас Банк» и ОАО «Банк Бакай» были изъяты следующие денежные средства.

По ОАО «Банк Бакай» 15 апреля 2010 года из двух банковских ячеек, принадлежащих И.Меняйловой и Марату Бакиеву, – 2 млн 7 тысяч 400 долларов США.

По ЗАО «Манас Банк» 17 апреля и 20 апреля 2010 года из восьми банковских ячеек, принадлежащих Максиму Бакиеву, У.Пак и С.Ким, – 8 млн 963 тысячи 500 долларов США, 2 млн 904 тысячи 590 сомов и 635 евро.

По филиалам ОАО «Азия Универсал Банк» 18 апреля и 23 апреля 2010 года из тринадцати банковских ячеек, принадлежащих М.Наделю, Б.Калыеву, Г.Усеновой, Н.Курманалиевой, Э.Агдееву и Н.Абдразаковой, – 8 млн. 620 тысяч 90 долларов США и 30 850 евро.
20 и 21 апреля 2010 года сотрудниками прокуратуры столицы все изъятые в ходе обыска денежные средства из банковских ячеек на общую сумму 19 млн 477 тысяч 100 долларов США, 2 млн 904 тысячи 590 сомов и 635 евро были переданы в Национальный банк КР на ответственное хранение. При этом, изъятые из ОАО «АУБ» 540 долларов США Н.Абдразаковой, 66850 долларов США Г.Усеновой, 45 000 долларов США и 30 850 евро К.Исаева по доверенности Н.Курманалиевой, 100 долларов США, приобщенные к материалам уголовного дела по ячейке Э.Агдеева, а также 1400 долларов США, согласно заключению судебно-технической экспертизы, признаны поддельными. Аналогично признаны фальшивыми изъятые из ОАО «Банк Бакай» 600 долларов США.

Кроме того, 13 мая 2010 года в рамках расследования уголовного дела по обвинению М.Наделя сотрудниками финансовой полиции в филиале ОАО «АУБ-Бишкек», согласно протоколу обыска, из двух банковских ячеек, принадлежащих указанному лицу, были изъяты 1 млн 999 тысяч долларов США и 500 сомов.

31 мая 2010 года в соответствии с распоряжением Временного Правительства денежные средства в сумме 1 999 000 долларов США и 500 сомов, принятые Министерством финансов КР от Следственного управления Государственной службы финансовой полиции КР, были сданы на ответственное хранение в Нацбанк КР.

Общая сумма изъятых органами прокуратуры и финансовой полиции денежных средств из ячеек коммерческих банков составила 21 млн 476 тысяч 100 долларов США, 2 млн 905 тысяч 90 сомов и 635 евро.

12 июня 2010 года, согласно распоряжению Временного Правительства КР, из вышеуказанных денежных средств, сумма в размере  5 000 000 долларов США была передана Министерству финансов КР для осуществления расходов.

Таким образом, отмечает пресс-служба Генпрокуратуры, общая сумма изъятых Временным Правительством денежных средств составила 6 млн 999 тысяч долларов США, из которых 3 млн 284 тысячи 95 долларов США были использованы, а остаток в сумме 3 млн 714 тысяч 905 долларов США в настоящее время находится на ответственном хранении в Национальном банке.

26 октября 2010 года сотрудниками высшего надзорного органа республики был осуществлен пересчет всех денежных средств, изъятых из банковских ячеек и хранившихся в Нацбанке КР, по итогам которой была установлена общая сумма в размере 18 млн 192 тысячи 5 долларов США, 2 млн 904 тысячи 790 сомов и 635 евро.

16 декабря 2010 года, на основании письменного заявления обвиняемого Б.Калыева, обнаруженные в его банковских ячейках денежные средства в сумме 5 млн 807 тысяч 900 долларов США изъяты из Национального банка и переданы в доход государства. В настоящее время они находятся на депозитном счете Генеральной прокуратуры.

Резюмируя информацию, Генпррокуратура КР сообщает, что сейчас из 21 млн 476 тысяч 100 долларов США, 2 млн 905 тысяч 90 сомов и 635 евро, изъятых органами прокуратуры и финансовой полиции из депозитных ячеек, на хранении в Национальном банке КР находятся денежные средства на общую сумму 12 млн 384 тысячи 105 долларов США, 2 млн 904 тысячи 790 сомов и 635 евро.

Перед парламентскими выборами в 2010 году правозащитник Куван Бектемиров заявил, что в ячейках хранилось $317 миллионов. Он отметил, что первое движение денег зафиксировано еще 10 апреля 2010 года. «Тогда изъяли 11 миллионов сомов из кассы управляющего делами президента. А 23 апреля начали изымать деньги из закрытых ячеек трех банков, аффилированных с семьей Курманбека Бакиева. Куда пошла эта сумма, неизвестно», — заявил он.

Экс-министр Акылбек Жапаров тогда обвинил новые власти: «Только суд вправе экспроприировать чужую собственность. Итак, они фактически увели деньги из банка, и сколько этих денег было на самом деле, никому не известно. Второй раз они совершили противоправное действие, когда должным образом не оприходовали изъятое. В третий раз — когда без утверждения госбюджета по доходам и расходам стали тратить их на непонятные цели».

До сих пор неизвестно, были ли еще деньги помимо «официально» изъятых. Какое имущество вернули хозяевам, а сколько средств могло осесть у «гостей» банковских хранилищ?

В Интернете гуляют копии двух документов: распоряжение ВП о том, что необходимо выделить $1,999 миллиона на стабилизацию ситуации на юге, а также акт получения средств с подписями известных политиков и высоких чиновников.

Лидер фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев ранее признался ИА «24.kg», что «получил $20 тысяч на предотвращение бунта реваншистов на юге Кыргызстана из рук Темира Сариева». «Эти деньги — из закрытых ячеек АУБ — принадлежали бакиевцам», — затем заявил на заседании парламента бывший член ВП.

«Временное правительство не могло внести деньги в бюджет, поскольку по ним не было решения суда», — признался и бывший временщик Темир Сариев, приглашенный в парламент в январе 2011 года.

А 29 марта 2011 года Генеральная прокуратура признала, что вскрытие ячеек происходило «не совсем законно», развенчав оправдания Темира Сариева и НБ КР, которые до сих пор ссылаются на данные главного надзорного органа. Учкун Каримов сообщил ИА «24.kg», что по Закону КР «О банковской деятельности» для вскрытия ячейки необходимо решение суда. «Но тогда требовалась оперативность, и они оформили процесс протоколом обыска и изъятия. Закон чуть-чуть обошли», — пояснил он.

А тогда еще и.о. председателя правления НБ КР Бактыгуль Жеенбаева оправдывала беззаконие тем, что вскрывались якобы безымянные ячейки. «Если бы они были именными, это явилось бы нарушением закона. Делалось все это по указанию сотрудников банка», — отметила она.

То есть, следуя логике несостоявшегося главы НБ КР, безымянные ячейки можно вскрывать всем, кому не лень? Очевидно, да: на видеозаписи видно, что это делалось при участии именно сотрудников Нацбанка.

Кубатбек Байболов, выступая 1 апреля 2011 года в парламенте сразу после отставки. Он также говорил о нарушениях при вскрытии ячеек, акцентировав внимание на том, что расходовать средства никто не имел права, так как они — вещественные доказательства. По его словам, перед парламентскими выборами в октябре 2010 года глава Государственного комитета национальной безопасности Кенешбек Душебаев на основе секретного декрета получил $400 тысяч. Якобы на урегулирование сложной ситуации на юге. Как ее урегулировали чекисты, теперь знает весь мир.

И экс-спикер парламента Ахматбек Келдибеков поднимал тему ячеек, когда ЖК рассматривал представленную Розой Отунбаевой кандидатуру Бактыгуль Жеенбаевой на пост председателя правления Нацбанка. «В Кыргызстане народ боится вкладывать деньги в банки, потому что знает: там творится беззаконие. Кроме бакиевских там были ячейки и других граждан. Мне известно, что некоторые вкладчики давали взятки до 20 процентов от суммы вклада, чтобы получить кровное. Если завтра придут повестки из международных судов по заявлениям граждан, кто будет возмещать им ущерб — государство из бюджета или члены временного правительства из своего кармана?», — задавался вопросом он. Разумеется, ответа не последовало.

По данным депутата Турсунбая Бакир уулу, «следственные органы до сих пор не выявили, на какие цели потрачены $20 миллионов, изъятые из ячеек «АзияУниверсалБанка». Он сообщил журналистам, что «при ознакомлении с протоколами изъятия содержимого ячеек обнаружил протокол, в котором написано, что следователи «вскрывают ячейку», но при этом указываемая цифра замазана».
Сомнительно, что уголовное дело по факту изъятия средств, которое ведется самими органами, причастными к вскрытию ячеек, может иметь хоть какую-либо объективную и справедливую перспективу.

Еще в 2011 году неправительственная организация «Граждане против коррупции» призвала гражданское общество принять участие в расследовании этого уголовного дела. Две парламентские комиссии, расследовавшие этот скандал, погрязли в политическом противостоянии. Люди опять не узнали, на что ушли эти деньги. И кто несет эа это ответственность. Но даже не это является главным вопросом сегодня. Люди говорят о том, что в стране не застраховано их право на частную
собственность.

(По материалам прессы).

0 418

Ушел Турдакун Усубалиев. Человек, имя которого символизировало целую эпоху.
Это была уникальная, неповторимая эпоха, которая оставила в наших душах много замечательного, даже идеального. В то же время трудно забыть и уйму противоречивых, несообразных со здравым смыслом вещей и явлений.

Но в этот день хочется поразмыслить о том, кем он для нас был, как пережил смену эпох, в том числе и падение социализма советского образца, во имя которого он работал, отдав примерно 70 лет своей сознательной жизни, и о том, как он воспринял появление независимого Кыргызстана.

Анализируя его биографию, нельзя и не нужно идеализировать все то, чем он занимался в бытность руководителем республики или вынужден был заниматься. В этом плане Турдакун Усубалиев был, конечно, далеко не ангелом, да и не должен был им быть. К сожалению, в этом и состоит драма тоталитарного общества, каким был и советский Кыргызстан в период правления Усубалиева и с этим фактом мы не можем не считаться…

Советская политическая система всячески препятствовала самой возможности политической конкуренции, и это, как теперь выяснилось, ее и погубило. В эпоху Ленина практиковались ссылки, при Сталине придумывались всякие «шпионские» дела, заканчивающиеся ликвидацией человека. В эпоху Леонида Брежнева с конкурентами разбирались по-другому: либо случались странные «аварии», что произошло с белорусским лидером Машеровым, либо избавлялись, например, прикомандировав «по поручению партии» в глухую периферию. А там люди быстро деградировали, зачастую спивались. Такие примеры были и в Кыргызстане и о них помнят до сих пор.

К этому времени Турдакун Усубалиев был уже многоопытным руководителем, лидером, партийным деятелем, вхожим в Кремль, не запятнавшим себя коррупцией, казнокрадством, тягой к горячительным напиткам или какими-либо амурными делами, что было не чуждо многим крупным руководителям. Обладая уникальной памятью и феноменальной работоспособностью он был в курсе всех дел в республике, знал наизусть все цифры, персонально все кадры — от председателей колхозов до депутата и министра. Был умерен во всем, строг с подчиненными, в то же время сдержан в эмоциях. И, как следствие всего этого, несколько скучен, однообразен, порой даже монотонен.

Усубалиеву удалось сделать, действительно, очень многое, и все видели, что облик республики неузнаваемо меняется. Но на уме у кремлевских деятелей было другое. Над Первым стали сгущаться тучи. И не было видимых причин для критики из центра, тем более для того, чтобы поставить вопрос ребром — ведь дела в республике шли неплохо и в сфере экономики, и на идеологическом фронте, даже по сравнению с другими пятнадцатью союзными республиками.

Больнее всего было то, что его начали предавать собственные кадры, ближайшие соратники, которых он лично вырастил из рядовых клерков до руководителей высшего эшелона. С отдельными расходился во мнениях по тому или иному вопросу, но в последнее время физически чувствовал, как некоторые партийные секретари, сидя в соседних кабинетах, тихо созваниваются с Москвой, «подкидывают» информацию, помогают подготовить платформу для смены республиканского руководства. Конечно, при этом каждый из них готовил место, прощупывал почву для себя, держа нос по ветру. И в те дни он не мог не вспомнить другие времена, когда сам сменил Исхака Раззакова на должности, и все, что имело место тогда и как действовали чиновники. Он сам, к примеру. История повторялась, и этот неизбежный императив жизни и политики врасплох застали на сей раз его самого, Турдакуна Усубалиева, единолично рулившего Кыргызстаном в течение долгих двадцати трех лет.

Он интуитивно понимал, что дело вовсе не в нем. На деле пошатнулось и сдвинулось что-то очень важное и серьезное во внутреннем устройстве самого советского общества. Заметно менялись люди, менялись их представления о хорошей жизни. Появилась какая-то иная политическая лексика в газетах. Какое-то беспокойство и неуверенность нарастали в самом Кремле, стало уходить в прошлое все привычное и знакомое, что сформировалось еще при Сталине. В 80-е годы мало кто из думающих, информированных людей как в центре, так и на местах сомневался в том, что стране нужно обновление, необходимы определенные реформы.

Действительно, это было не лучшее время не только для Кыргызстана, но и для всей огромной страны по имени Советский Союз. Дело было не только в том, что к власти стремились и приходили новые люди, иное поколение руководителей, а в том, что надвигалась смена эпох, смена Большой истории.

Наступило время перестройки и гласности. Многие жуткие тайны времен Иосифа Сталина становились достоянием гласности, самым актуальным выражением того времени стало: «Так жить нельзя». На страницах уважаемых газет эта тема открыто обсуждалась, самые продвинутые и осведомленные журналисты и публицисты на этом делали себе имя. Это было настоящее брожение умов, и оно с годами только усиливалось. Поэтому пришедшими к власти Михаилом Горбачевым и его сторонниками руководило вполне справедливое и здравое чувство —  обновить страну, впустить в нее свежий воздух, смягчить советский автократический режим.

Ко времени ухода Турдакуна Усубалиева тот неиссякаемый дотационный рай, пик которого пришелся на годы его правления, и который он всеми своими силами старался не упустить, а использовать для развития Кыргызстана, приближался к своему концу.

В стране началась экономическая стагнация в связи с падением конъюнктуры на нефть на мировых рынках, а в Кыргызстане после Усубалиева не был завершен ни один крупный народно-хозяйственный проект. Но его вынудили уйти. А вынужденный уход от верховной власти, особенно если эта власть очень долго длилась, бывает крайне болезненным — это известно всем. Уход Усубалиева хоть и был шумным, крайне резонансным, но чуть менее болезненным, чем уход его предшественника Раззакова: Усубалиева сняли с должности, исключили из партии, но его не выдворили из страны, как в случае с Раззаковым, а оставили дома, в своей квартире, с семьей. С другой стороны, его обвинили, к примеру, в том, за что следовало бы похвалить — за перестройку центра города Фрунзе. Обвинили за то, что для строительства правительственных зданий, действительно одетых в белый мрамор, прекрасно оборудованного Музея, правда, построенного для пропаганды и восхваления идей и личности Ленина, он разрешил использовать деньги из партийной кассы. И тому подобное. На этой аргументационной основе его лишили партийного билета, оставили без работы. А по тем временам, исключение из партии означало настоящий политический крах, столь священен был партбилет, который равнялся некоей индульгенции в политической жизни, свидетельством политпригодности его обладателя.

Между тем истинная причина смещения Турдакуна Усубалиева заключалась совершенно в другом — он засиделся на высшей должности в стране, уже измозолил всем глаза. Справедливости ради нужно признать: люди действительно устали от него, как устали от Леонида Ильича Брежнева, хотя тот был не самым плохим руководителем Советского Союза. Естественно, за долгие годы накапливаются разные слухи, создаются различные мифы, у народа появляется естественная психологическая усталость и тому подобное.

Рассказывают, что во время одного мероприятия, которое посетил и Турдакун Усубалиев, люди боялись к нему подойти, поздороваться, не то что говорить. Боялись потому, что это могло заметить новое руководство. Бывший лидер страны стоял один, в центре холла, не зная куда себя девать. Все остальные кучковались поодаль, шушукались, искоса поглядывая на него. Конечно, к нему ходили люди, ходили домой, но политическая изоляция продлилась практически до распада Советского Союза, до обретения суверенитета Кыргызстаном.
Его всячески пытались предать забвению, разрешив заниматься в центральной столичной библиотеке и предоставив совершенно символическую библиотечную должность. Это было черной неблагодарностью и проявлением политического манкуртизма. Но это было в традициях самих коммунистов, установленных в эпоху Иосифа Сталина и унаследованной брежневскими застойными временами.

Это были трудные годы для него. Особенно для его супруги. Ему, сброшенному с самой высокой должности республики, пришлось пройти все ступени в обратном порядке. Самым тяжелым было то, что в прессе и среди интеллигенции сочинялись различные небылицы вокруг его личности, вплоть до того, что это он организовал убийство Султана Ибраимова, популярного партийного деятеля того времени, что он убрал Бейше Мураталиева, тоже весьма перспективного секретаря ЦК партии и т.д.

Ставили в вину, что он преследовал и выдворил из Киргизии известного этнографа-кыргызоведа С. М. Абрамзона, много сделавшего для изучения генезиса и этнической структуры основного населения республики. Обвиняли в травле и гонениях известного юриста-правоведа Нурбекова, однажды обронившего мысль, что по существующей Конституции СССР любая союзная республика вправе выйти из состава Союза. Да, юристу было непросто после того, как ненароком высказал такую ересь, приведшую в шок руководящую партийно-советскую элиту, но факт заключается и в том, что он продолжил работу в университете, затем в Институте философии и права Академии наук республики.
По сей день его обвиняют в том, что он отдал Андижанское водохранилище Узбекистану, позволив соседней республике глубоко вклиниться в территорию Кыргызстана. Вопрос, конечно, есть. Но это такой же вопрос, как и история с российским Крымом. В период правления Никиты Хрущева передали Украине исконную российскую территорию вместе с городом Севастополем. Понятно, что Хрущев даже в мыслях не мог допустить, что когда-нибудь СССР распадется, и Крым с Севастополем станут причиной раздора между самостийной Украиной и независимой Россией.

Мне доподлинно известно, что речь о безвозмездной передаче никогда не шла и идти не могла — был и есть межреспубликанский договор о временном использовании Узбекистаном водохранилища (включая техническое и иное обслуживание объекта), построенного исключительно для экономических и народно-хозяйственных нужд соседней республики. К тому же вопрос решался, понятное дело, не во Фрунзе и не под началом Усубалиева, а в Москве. Давно пора этот вопрос поднять, положить на стол существующие документы и определиться, как быть в дальнейшем с водохранилищем.

Но даже после снятия с должности и исключения из партийных рядов с коммунизмом Усубалиев не порвал сразу. По крайней мере, после долгих хождений и обращений в высшие партийные инстанции, он все-таки восстановился в рядах Коммунистической партии и вернул свой партийный билет. Но партбилет, стоивший ему столько нервов и переживаний, а его умной и до конца жизни преданной супруге — жизни, теперь вовсе потерял свой первоначальный смысл — уходила эпоха.

Партбилет стал фактически мандатом в никуда. На его глазах произошел бесславный закат советского социализма и идеологического коммунизма. С легкостью невероятной рухнул и Советский Союз. Бывшие коммунистические секретари возглавили походы по покорению бастионов демократии и либеральной экономики. Они же возглавили суверенные республики, по воле судьбы, оказавшись у руля во время распада Союза. Началась новая историческая эра. Предстояло увидеть, как вчерашние первые секретари эволюционируют в новых условиях и демонстрируют самые поразительные метаморфозы — от средневековых диктаторов до воров и коррупционеров, каких видел век…

Между тем Турдакун Усубалиев был и остался коммунистом. Не думаю, что при этом он страдал идейным маразмом, как некоторые, или идеологическим фундаментализмом. Он не стал проклинать, как иные его бывшие коллеги, день, когда Кыргызстан обрел независимость, на все смотрел абсолютно трезво. Он понимал необходимость реформ, видел, когда иссякли союзные дотации, рекой вливавшиеся в экономику, что стране самой придется зарабатывать деньги. Он все это прекрасно понимал, но ему было не по себе, когда весь смысл реформ видели только в том, чтобы раздать совершенно не подготовленным для этого людям десятилетиями копившееся государственное добро, не отработав прежде всю производственную цепочку и правоотношения на новой основе.

Составляя политический портрет Турдакуна Усубалиева, я не мог не обратить внимания на то, что он, скорее, истинный Государственный деятель, нежели Политик. Кстати, он никогда не был интеллектуалом, оратором, напускающим виртуальный туман витиеватой стилистики, рекламирующим красивые прожекты, под которые не подведены реальные финансы. Он был менеджером и архитектором, неотрывно работающим над мегапроектом по имени Социалистический Кыргызстан. Абсолютно прав был Чингиз Айтматов, который Усубалиева однажды назвал настоящим главным архитектором города Фрунзе, который под его началом полностью преобразился, стал просторным и современным, тонущим в зелени парков и садов.

Турдакун Усубалиев оказался последним крупным государственным деятелем партийного покроя, если рассуждать в масштабах истории Кыргызстана. Даже после общественной реабилитации, став депутатом парламента, он так и не стал политиком в современном смысле этого слова.

Насколько я могу судить, он так и не принял многие нововведения демократической жизни. Продолжал работать над своими воспоминаниями, анализом экономической истории Кыргызстана, приводил в порядок то, что считал нужным для правильного восприятия и толкования многих исторических и экономических событий в стране.
Существует предание о загадочной стайке птиц, ворвавшихся в высокий кабинет Первого секретаря  республики летним утром, перед его приближающимся смещением. Оно напоминает мне знаменитый фильм-притчу Альфреда Хичкока «Птицы». Фильм, в котором разрабатывалась философская тема личной вины и морального искупления. Сюжет почти такой же: — птицы с какой-то агрессией врываются в жилье, хозяева которого еще не догадываются или уже забыли, где все-таки проходит тонкая граница между Добром и Злом, грехом и искуплением…

Да, коммунистам многое удалось сделать, но их большие свершения всегда уравновешивались и стушевывались общей исторической виной за репрессии, за уничтожение свободы и идеологическое подавление личности человека. Многообразие — интеллектуальное, духовное, биологическое — это фундаментальный закон бытия, но именно против этого многообразия и направили всю мощь государственной машины коммунисты. Поэтому история СССР — это история огромных социальных свершений и одновременно история неискупленных тяжелейших грехов. Ценой искупления за все стал, в известной степени, развал этой страны и последующий весьма нелегкий путь обретения или нет этой самой свободы.

Турдакун стал частью истории, уверенно занял свое место на политическом пьедестале суверенного Кыргызстана. И в эти дни, дни траура, о нем, о Патриархе, мы думаем и вспоминаем его.

Осмонакун Ибраимов,
профессор.

Это, естественно, хорошее качество — верить в будущее и ждать, ждать и ждать 40 лет. Просто, пословица, которая вынесена в название, переводится так: “кыргыз получает желаемое через сорок лет”.

Мы уникальный народ. Это наблюдается даже в тех случаях, когда человек лежит в больнице в тяжелом состоянии и говорит, что у него всё хорошо, всё отлично. Это может означать, что такой народ не всегда может реально оценить ситуацию…

Но есть и другое объяснение этому. Отвечать, что всё хорошо, всё отлично, когда человеку невыносимо больно, может только народ, который надеется и желает всегда лучшего и для себя, и для всех окружающих. Народ, который живет надеждой, это уникальный народ.
Сейчас народ тоже надеется, что в парламент придут порядочные депутаты и изменят все к
лучшему.

Они верят бизнесменам, которые открывают РТСы и МТСы, якобы для того, чтобы крестьянам было легче. Но сельчане не дадут мне соврать. В настоящее время на старых тракторах, не принадлежащих депутатам, вспахать один гектар пашни стоит в пределах 1000 сомов, плюс 10 литров солярки…

На новых депутатских тракторах стоимость вспашки одного гектара пахотных земель стоит 1200-1300 сомов, плюс 10 литров солярки. Крестьяне не могут ждать и платят за вспашку земель на новых тракторах на 20-30 процентов дороже и благодарят бизнесменов за то, что их техника работала без поломок.

Мы не хотим признать, что владельцы новых тракторов, в первую очередь бизнесмены, а потом защитники интересов своего бизнеса в качестве депутатов. Народ со своими проблемами им “по барабану”.

Но мы кыргызы верим бизнесменам-аферистам, пардон, многим депутатам…

Оптимизм присущ нашему народу..Даже сейчас, когда для оптимизма нет никаких оснований, мы надеемся на будущих депутатов. Почему-то мы называем “чистыми” партии, которые не могут заплатить, но при этом, у этих “бедных партий” находятся 50 миллионов сомов, чтобы заплатить залог в ЦИК. И, зная, что они не получат ни одного мандата, эти партии жертвуют огромными деньгами, чтобы только заявить о себе.

Мы считаем порядочными кандидатами партии, в которых кандидаты пять раз в день читают намаз. Правда, чем они занимаются между чтениями намаза, нас особенно не волнует…
В надежде на приход лучших депутатов, мы не учитываем факт, что с каждым созывом в парламент пролезают все худшие и худшие представители криминала. Мошенники, а, порой, даже отъявленные отморозки.

По стране “ползут” слухи, что СДПК уже запланировала получить 64 мандата. А остальные 56 голосов уже якобы поделены между партиями, чьи лидеры уже сделали “неофициальный визит” к Атамбаеву и получили “благословение хозяина”.

Кто-то может сказать, что это слухи. Согласен, но источник этих слухов — окружение президента. Ибо они не могли не заметить “визитеров” .

Мы надеемся, что власти дают себе отчет в том, что последствия итогов выборов по планам СДПК могут быть плачевными…

Ырыс Омурзаков.

К нам в редакцию обратилась  сестра погибшей в автоаварии еще в июле месяце Аиды Орозобаевой. 3 июля сего года около 7 часов утра Аида, 1975 года рождения, шла на работу в швейный цех. Она вышла из маршрутки неподалеку от перекрестка Горького — Алма-Атинской и переходила дорогу. С улицы Горького на большой скорости выехала «Тойота Камри» с госномером 0034 kg. Ее водитель совершил наезд на
женщину.

В салоне машины находились депутат от фракции «Ата-Журт» Таалайбек Ибраев и его помощник. После случившегося  они почему-то «Скорую помощь» не стали вызывать и самостоятельно отвезли женщину в больницу.

Аида Орозобаева умерла 13 июля: травмы, полученные ею в ДТП, оказались несовместимыми с жизнью. У нее осталось трое детей, которых она воспитывала одна. По словам Гульназ Орозобаевой, помощник и брат депутата привезли на поминки деньги — 90 тысяч и 5 тысяч сомов.

После похорон родственники погибшей встретились с депутатом и спросили, как он может помочь детям. Но он всю вину возложил на водителя Алымжана Кенжебаева.
Родные Аиды Орозобаевой хотят добиться справедливого наказания людей, виновных в смерти человека.Сам депутат заявил, что если «его водитель будет признан виновным, пусть он понесет наказание».

Авария случилась в июле. Было возбуждено уголовное дело, однако водителя до сих пор даже не допросили. По словам следователя ГУВД у него еще есть время до 19 сентября…
Таалайбек Ибраев сейчас баллотируется в депутаты от партии «Кыргызстан». В Бакиевские же времена он был коммерческим директором «Северэлектро».

Соб.инф.

В конце минувшей недели поступавшие из Таджикистана срочные сообщения заставляли предположить, что в стране была предпринята попытка военного переворота или, по крайней мере, военного мятежа. Шутка ли, неизвестными боевиками под командованием заместителя министра обороны Таджикистана, генерала Абдухалима Назарзода были совершены вооруженные нападения на объекты МВД в городах Душанбе и Вахдат, погибли 10 сотрудников милиции, еще 6 ранено, похищено большое количество оружия и боеприпасов.
Вслед за этим пришла новость: указом президента страны Эмомали Рахмона генерал Назарзода был уволен из рядов вооруженных сил за «совершение преступления». А сам он со своими боевиками скрылся в Рамитском ущелье в 50 километрах от Душанбе, там во время гражданской войны в середине 1990-х годов были расположены базы таджикской вооруженной оппозиции, воевавшей с войсками прокоммунистического Народного фронта, уже с тех времен возглавлявшегося Рахмоновым (тогда еще у таджиков было принято носить фамилии на российский манер, Рахмон был Рахмоновым, а Назарзода Назаровым, — прим. автора).

Поначалу казалось, что дерзкое нападение стало для милиции Вахдата возмездием за избиение там в конце августа местными стражами порядка молодого таджика только за то, что он носил бороду. В Таджикистане идет непрекращающаяся борьба, если не сказать больше — травля всех, кто выглядит как верующий мусульманин, мол, не скрывается ли за ним радикальный исламист. Вечером 3 сентября жестоко покалеченный парень скончался и, казалось, что 4 утром уже за него отомстили…

Однако вскоре стало ясно, что произошедшее невозможно объяснить просто местью — слишком масштабные события развернулись в Таджикистане. Но что же это было? Чем объяснялись настоящие бои на улицах Душанбе? Если бы это был госпереворот или военный мятеж, прозвучало бы заявление лидера восстания или кого-то еще, кто взял бы на себя ответственность за случившееся и объявил цели восставших. Ничего подобного не было.

Но почему-то сразу стало известно, что к нападению оказался причастен 51-летний генерал-майор Назарзода, элитный офицер, выпускник российской военной Академии им. Фрунзе, наконец, еще недавно ни в чем не нуждавшийся удачливый бизнесмен, а затем даже — любимец самого президента?

Абдухалим Назарзода, бывший командир 25-го батальона таджикской оппозиции, сделавший затем карьеру в правительственной армии, заслужил доверие президента несколько лет назад, когда помог ему погасить волнения бывших полевых командиров оппозиции, а одного из них, Шоха Искандарова сумел уговорить перейти на службу властям. И вдруг этот человек устраивает вооруженный мятеж?

Не укладывающиеся в простую логику события 4 сентября уже породили массу вопросов в Таджикистане и за его пределами, вплоть до самых, казалось бы, нелепых: а не инсценировка ли это, организованная властями, необходимая им для дальнейшего «закручивания гаек» в стране, для преследования оппозиции, для оправдания мер по неминуемому запрещению деятельности Партии исламского возрождения.
К разряду таких конспирологических версий можно было бы отнести и стремление таджикского режима показать всему миру те угрозы, которым на самом их острие противостоит Таджикистан, — «Исламское государство», чьи боевики вот-вот, кажется, вторгнутся из Афганистана.

При желании в пользу такой версии могло бы говорить и мужественное поведение самого президента Таджикистана, который уже спустя два дня после нападения боевиков на Вахдат приехал туда, чтобы «ознакомиться с жизнью населения, а также открыть ряд социальных и промышленных объектов». Эмомали Рахмон, между тем, дал понять жителям города, что он разочарован тем, что 46 вахдатцев воюют за рубежом, а 11 уже погибло в Сирии и Ираке.
При еще более сильном желании подтверждение этой версии можно найти и в словах сочувствия президента России Владимира Путина, сказанных им по телефону Эмомали Рахмону на следующий день после событий и выраженной им озабоченности по поводу опасности дестабилизации в Таджикистане, а также готовности оказать ему содействие.
Это как раз то, чего хотелось бы добиться лидеру Таджикистана, — получить больше военной помощи от России, к примеру, беспилотников, как будто имеющихся в распоряжении 201-ой российской военной базы в Таджикистане.

Продемонстрировать высокий уровень угроз для Душанбе, как кажется, может быть особенно полезным за несколько дней до намеченного на 15 сентября саммита Организации Договора о коллективной безопасности, основной темой которого станет выработка очередных мер по отражению всякого экстремизма, терроризма, а также угрозы «цветных революций».

Но надо быть очень высокого мнения об оперативно-диверсионных способностях таджикских силовых структур, чтобы заподозрить их в подготовке и проведении столь изощренных спецопераций по дискредитации оппозиции и нагнетанию угроз. Поэтому появившееся 6 сентября в интернете путанное заявление, сделанное якобы от имени самого экс-замминистра обороны, в котором он обвиняет власти в провокации, мол, это сами таджикские спецслужбы атаковали отдел милиции в Вахдате, расстреляли своих же, чтобы свалить это преступление на генерала, не вызывает доверия…

Авторов этого документа подводит и напыщенный, исполненный ложного пафоса его стиль. Генерал заявляет, что «продолжит свою борьбу до конца — до победы или смерти», что для него «превыше всего стоит честь офицера, согласие Всевышнего и Свобода таджикского народа»…

Думается, все обстоит проще и одновременно сложней. И тут тоже могут быть, как минимум, две версии. Согласно первой из них, Абдухалим Назарзода оказался перед необходимостью спасать свой бизнес, который он вел совместно с одним из бывших руководителей силового блока Таджикистана. Речь идет о продаже оружия в Афганистан и участии в наркотрафике оттуда. Как утверждает весьма осведомленный источник в Таджикистане, случилось нечто, что угрожало разоблачением этих нелегальных поставок, и генерал со своими сообщниками вынужден был действовать на опережение, отсюда и необходимость прорыва в горы вместе с большой партией оружия.

Вторая версия совершенно другого свойства. О ней стоит задуматься, если знать содержание интервью с одним из близких к Назарзода таджикским офицером. Это интервью появилось 5 сентября на интернет-сайте иранского информагентства «Фарс». Офицер предполагает, что целью выступления бывшего замминистра обороны Таджикистана было остановить дальнейшее укрепление влияния, которое якобы оказывают на президента Рахмона сторонники «Исламского государства» — адепты радикального суннитской ветви ислама.

Интерпретировать данное заявление следует так, что в Иране стремятся предотвратить усиление салафитской пропаганды в Таджикистане, поддерживаемой суннитской Саудовской Аравией и направленной против иранских шиитов. Известно, что сам президент Рахмон еще недавно демонстрировал лояльное отношение к саудовским проповедникам, но после настойчивых обращений из Тегерана несколько поумерил их пыл…

Другими словами, Таджикистан оказался в шестеренках яростной борьбы суннитов «Исламского государства» и противостоящего им шиитского Ирана. А генерал Назарзода, таким образом, оказался инструментом в чужих руках.

Но какая бы версия не оказалась бы ближе к истинной, один вывод из кровопролития 4 сентября в Таджикистане кажется очевиден: режим Рахмона, находящегося у власти без малого четверть века, с 1992 года, одряхлел и потерял ресурсы для внутренней трансформации, а Таджикистан, как считают многие, в итоге этого долгого правления так и остался failed state — несостоявшимся государством.

И еще одно частное замечание: на фоне этих событий начинаешь лучше понимать ту неспешность, с которой Москва тянет со своими обещаниями безвозмездных военных поставок Душанбе. Украдут ведь, а потом все это окажется у афганских моджахедов, у них российские «калашниковы» всегда в цене.

Аркадий Дубнов.

Б. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ ДО 1898 ГОДА

С момента своего присутствия в Средней Азии, русские проявили большую заинтересованность в том, чтобы обеспечить мир и внутреннюю безопасность страны. Одним из наиболее эффективных средств выполнения этого была система перекраивания границ и создание «туземных государств» (Хивинского и Бухарского ханств). В результате чего ни один народ (или народность) не был включен в одну область или туземное государство; каждому из них приходилось иметь дело с различными правительствами. Так, узбеков можно было встретить в туземных Хивинском и Бухарском государствах, в Самаркандской, Сырдарьинской и Ферганской областях; казахи в большом количестве присутствовали в Сырдарьинской и Семиреченской областях; киргизы были в Ферганской и Семиренченской областях; хотя в большинстве своем туркмены были в Закаспийской области, некоторых можно было встретить и в Хивинском ханстве. В Закаспийской области также можно было встретить и узбеков, и казахов, и каракалпаков.  Территориальное разделение национальностей сделало трудным их какое-либо национально-политическое объединение против русских.

По всей вероятности, самым сильным врагом российского правления было мусульманское духовенство, особенно среди оседлого населения. Записи путешественников того периода, таких как Вамбери, являются ярким подтверждением ярого фанатизма мусульман.
Генерал фон Кауфман рассматривал Ислам в качестве силы, способной взбудоражить людей к восстанию. Он устранил должность кази-калиан, а также тех блюстителей нравов, чья работа заключалась в том, чтобы следить за тем, как люди следуют правилам, установленным шариатом, и добился исключения к закону империи, в соответствии с которым власть муфтия Уфы (ныне город Башкирии Советского Союза), распространялась на все области империи, так, чтобы этот закон не имел силы в Туркестане. Позже было подавлено паломничество в Мекку на какое-то время, устранен налог-зякет и дальнейшее выделение вакуфных земель допускалось только с разрешения губернатора, что в свою очередь случалось редко.

Несмотря на предпринятые генерал фон Кауфманом меры, благодаря которым он вызвал ненависть духовенства, он многого не сделал в плане ее контроля. Он полагал, что мусульманская культура была обречена на вымирание, и, если ее не трогать, то это произойдет само собой. Не оставляя духовную жизнь совсем бесконтрольной, в то же время он, очевидно, держал ее под слабым контролем. Его преемники пошли еще дальше и стали полностью пренебрегать религиозной жизнью местных жителей: школы, духовенство и религиозные ордена остались без какого-либо контроля со стороны правительства.
Связь местных жителей с российскими чиновниками была еще более ослаблена новым Положением от 1886 года. Количество российских уездных чиновников до 1886 года было недостаточно, но новое положение сократило их количество до опасного уровня.  Достаточно отметить, что если в Ферганской области с ее 1½ млн. населением число уездных руководителей, их помощников и инспекторов уездной полиции было только 17 человек, а в аналогичной по составу населения Елизаветпольской губернии самой России с 800 тысяч человек их было 43; к тому же их обязанности были гораздо менее сложными.
Кроме того, положением устранялось назначение волостных чиновников из числа местных жителей исполнять полномочия российских чиновников, и делало эти должности выборными, в то же время положение разделяло судебную власть и органы административного управления. Российские чиновники были лишены полномочий заботиться о всеобщем благосостоянии людей и стали исключительно военно-полицейскими чиновниками.
Дух сопротивления к российской власти был наиболее сильно выражен в Ферганской области (бывшее Кокандское ханство), наиболее экономически развитой области Туркестанского края. С момента ее завоевания до 1885 года не проходило и года без восстаний групп мятежников и бандитов в Фергане. В 1880-х гг. там произошло восстание Пулатхана, захватившего почти всю Ферганскую область.  В 1880-е гг. — период «псевдоханов», называемых так потому, что лидеры разбойных групп выдавали себя за наследников Кокандского хана. Эти лидеры находили подручных себе среди многих отставных чиновников, солдат и служащих бывшего хана, оставшихся без работы и готовых выслушать обращения какого-либо фанатика или грабителя.  Российская администрация не придавала политического значения этим группам, так как они грабили как местное население, так и русских.

Российские власти были в курсе всех готовящихся восстаний. Движение «псевдоханов» в начале 1880-х было подавлено и были пойманы пятьдесят лидеров, пять из которых были повешены.

В 1885 году в период англо-русской напряженности и происшествия на реке Пяндж между силами Афганистана и России начались волнения по всему Туркестану, которые докатились до Ферганской области. Распространялись разного рода слухи о неизбежной войне между Россией с одной стороны и Афганистаном, и Китаем с другой стороны и о появлении «Махди» или мусульманской мессии, в то же время объявлялось о неизбежном джихаде или священной войне против русских.  Снова объявились группы «псевдоханов», совершавших набеги на кишлаки и деревни сартов, на дома беков, и даже бравших царских чиновников в заложники. Лидером движения был определен как Дербиш хан по имени Тюра, по сообщениям, рассчитывавшего на всеобщее восстание народа Ферганы. Несмотря на то, что была отправлена специальная экспедиция и группы были разбиты, Дербиш хана поймать не удалось.

О составе этих групп можно получить представление из следующей цитаты. Описывая взятых пленных Дербиш-хана в 1885 году, генерал Мединский пишет: «Те из участников, что были арестованы после беспорядков, более 60 человек, представляли собой жалкое зрелище, большинство из которых были бездомными». Кроме того, они были представлены бедными дехканами, издольщиками, безземельными и бездомными скитальцами. Налицо широкомасштабность перемещений и обнищание людей, вызванные королем хлопка в Ферганской, в ведущей хлопковой области.

Грабительская деятельность групп не уменьшалась, и именно в свете таких событий мы подходим к главе об Андижанском восстании 1898 года.

(Продолжение следует.).

За кардинальные реформы!

I. Одна исполнительная ветвь власти: ПРЕЗИДЕНТ или ПРЕМЬЕР-МИНИСТР

Все время, когда пишется Конституция, мы спрашиваем, чем будет заниматься правительство, Президент и т.д. В результате у нас получается конституция противоречий, или смешанная форма правления.

За 24 года независимости при всех Конституциях Президент решал все вопросы, а промахи списывались на 24 Премьер-министра. Правительство не могло работать, так как “семья” не давала такой возможности. В итоге имеем, что имеем —  2 революции, экономический кризис и коррупцию во всех сферах жизни.

А сегодня вместо “семьи” у нас появился парламент, который назначает министров, руководителей агентств по партийным принадлежностям, и при этом никто не отвечает за свои решения, — в итоге все катится вниз.

У такой системы нет будущего! Только хаос.

В этой связи для построения эффективного государства и управления мы должны пойти на конституционную реформу, где главным принципом должно быть —  тот, кто принимает решения, тот и отвечает.

Необходимо определить основное исполнительное лицо страны и конкретную форму правления.

Если президентская форма —  нет правительства, а Президент руководит всей исполнительной властью и отвечает перед Жогорку Кенешем и народом Кыргызстана.
Если парламентская форма правления —  Премьер-министр будет фактически главой страны и отвечать за внутреннюю и внешнюю политику, а Президент будет самым уважаемым «аксакалом» без собственного аппарата и полномочий. Он будет больше фигурой публичной, участвовать в благотворительности и публичных мероприятиях страны.

II. Профессиональный двухпалатный парламент —  постоянное представительство местных кенешей

Мы за профессиональный двухпалатный парламент, где максимально представлены интересы органов местного самоуправления.

Нижняя палата — законодательная —  из 65 депутатов по партийным спискам; тем самым расходы бюджета на содержание парламента будут снижены на 412 млн. 590 тысяч сомов.
Верхняя палата — Собрание народных представителей —  из 484 депутатов, глав местных кенешей —  заседает два раза в год. Формируется тоже по партийным спискам, тем самым мы поднимем статус местных кенешей без дополнительных расходов из бюджета страны.

III. Справедливая и реально независимая судебная система —  евразийский центр принятия судебных решений

Мы обеспечим справедливую и независимую судебную систему через конституционную реформу.

Лица, занимающие конституционные должности и посягающие на независимость судей, должны быть освобождены от должности, либо подвергнуты импичменту.

Вы верите нашим судам? К большему сожалению, существующая судебная власть не вызывает доверия у кыргызстанцев. Под гнетом политических влияний и под воздействием «телефонного права» из «Белого дома» судебная система стала высококоррумпированной.
Мы добьемся, чтобы судебная власть была вне политики и стала реально НЕЗАВИСИМОЙ. Стала гарантом верховенства права и защиты прав собственности.

Мы предлагаем создать институт правосудия, где в обязательном порядке претенденты на должности судей будут проходить обучение и нарабатывать навыки судебного дела.
Сдача квалификационного независимого экзамена (по примеру ОРТ). Лица, набравшие наивысшие баллы, назначаются на должность судьи, либо включаются в резерв кадров согласно рейтингу набранных баллов.

Институт правосудия по результатам сдачи квалификационного экзамена вносит Президенту кандидатуры на должность судей, которые подлежат обязательному утверждению. Кандидаты в судьи перед своим назначением должны дать согласие на прослушивание и запись всех своих и близких родственников телефонных разговоров. В случае отказа лицо не может быть назначено на должность судьи.

В целях защиты прав и интересов рядового гражданина от произвола чиновников и силовых структур будут созданы административные суды, которые будут рассматривать только их дела. Решение будет дано в течение 10 дней.

Неэффективные судьи будут освобождаться от должности, не будут иметь права дальше работать на государственных должностях, лишаются судейской пенсии. Нечестные судьи будут привлекаться к уголовной ответственности.

Чиновники, не исполняющие судебные решения, подлежат обязательному освобождению от должности.

IV. Мы ликвидируем прокуратуру!

Прокуратура превратилась в инструмент борьбы с политическими оппонентами и рейдерских захватов.

Функции поддержания обвинения в суде; надзора за следствием, дознанием; надзора за местами исполнения уголовных наказаний, передадим в Министерство юстиции.
Функции расследования уголовных дел —  в МВД, защиту национальной безопасности —  ГКНБ. Функцию расследования экономических преступлений — в финансовую полицию.
Это обеспечит максимальную прозрачность, беспристрастность и эффективность работы правоохранительных органов.

 

КАЖДОЙ СЕМЬЕ —  ДОСТУПНОЕ ЖИЛЬЕ!

Закон о льготном ипотечном кредитовании

Ввести на законодательном уровне общереспубликанскую программу «Жилье —  каждой семье», по которой будут выдаваться льготные кредиты.

Ипотека 10 % годовых сроком на 10 лет.

Общая площадь жилья в Кыргызстане на 2014 год составила 73 727 тыс. кв.м, или 12,8 кв.м на человека. К началу 2012 г. в среднем на человека в РФ приходилось примерно 23 кв.м жилья, что в 2-3 раза ниже аналогичного показателя в развитых странах. Так, в США обеспеченность жильем составляет около 75 кв.м/чел., в Великобритании —  62 кв.м, Германии —  45 кв.м.

Общее число заключенных браков в КР на 2013 год —  53 578. Мы должны стремиться дать жилье каждой новой семье.

Мы обеспечим ипотекой до 7 500 квартир в год!

При государственном субсидировании 10% из 20% коммерческого банка для финансирования приобретения жилья квадратурой 40 кв. метров (1-комнатная квартира = 500 $/м2) общая сумма с погашением для семьи составит 1 млн. 344 тыс. сомов на 10 лет = 134 400 сомов в год = 11 120 сомов в мес. Снижение процентной ставки по ипотеке с рыночных (20%) до 10% уже достижение.

Государство начинается с семьи!

 

СТОЛИЦА РЕСПУБЛИКИ —  СЕРДЦЕ ОТЧИЗНЫ!

Закон о развитии г. Бишкека и г. Оша.

Бишкек —  экономический и бизнес-центр евразийского пространства!

Столица —  образ страны!

Мы за прямые выборы мэра!

Мэр ежегодно отчитывается перед горожанами о проделанной работе.

Мы за светлую, чистую, зеленую столицу!

Ош —  культурный центр евразийского пространства!

Мы закрепим официальный статус города Оша в качестве культурной столицы Кыргызстана.

Часть госорганов должна находиться именно в Оше.

Ош должен развиваться наравне с Бишкеком!

Ош — культурная столица республики!

 

БЕЗОПАСНОСТЬ КАЖДОГО —  БЕЗОПАСНОСТЬ ВСЕЙ СТРАНЫ!

Закон «Безопасная страна»

Внедрить единый информационно-коммуникационный комплекс «Безопасная страна»! Это снизит количество аварий, нарушений на автодорогах и преступность на улицах.
Повысим учетно-регистрационную дисциплину и искореним практику укрывательства преступлений.

Уберем все посты ДПС! Уберем коррупционеров из «кустов»!

Введем круглосуточное патрулирование улиц!

Камеры — по всей стране!

На дорогах все равны! «Безопасная страна» —  это необходимость.

Очистим дороги от коррупции!

Наша дорога —  дорога без взяток!

 

МЕНЬШЕ ЧИНОВНИКОВ —  МЕНЬШЕ КОРРУПЦИИ!

Закон об оптимизации государственного управления

Сегодня в Кыргызстане почти 60 тыс. чиновников. ВСЕГО 59,8 тыс.человек:

Политические и специальные = 1 600.

Административные — 14 653 + 911 ЖК + 190 аппарат ПКР =15 754.

Правоохранительные = 25 тыс.

Работники окологосударственных структур (госпредприятия, юрлица с участием государства, другие лица, имеющие контрольные и государственные функции, финансируемые вне бюджета) = 17,5 тыс. чел.

Согласно мировой модели эффективного госуправления, на 1 млн. граждан должно приходиться не более 5 тыс. чиновников, таким образом, на 6 млн. кыргызстанцев количество чиновников не должно превышать 30 тыс.

Сократим в два раза количество государственных учреждений. Освободим страну от ненужного балласта.

Сократим чиновников  —  уменьшим коррупцию в 10 раз! Сокращение предполагает эффективную оптимизацию —  избавление от кадрового балласта, родственников, бездельников и нахлебников. Останутся только профессионалы!

Невозможно всех пересажать, только реформы могут искоренить коррупцию. В служении Отечеству нет друзей и родственников.

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УСЛУГИ —  ЗА ПОЛЧАСА!

Закон об упрощении предоставления государственных услуг

400 госуслуг и 3 000 государственных справок в одном месте —  в Центре обслуживания населения.

На сегодняшний день Единый реестр государственных услуг Кыргызской Республики включает 373 государственные услуги, населению выдается 2862 единицы справочно-разрешительной документации 65 государственными учреждениями.

Ежедневно в очередях за получением справок и иных разрешительных документов теряют драгоценное время более 11500 граждан.

Все государственные услуги для населения —  в одном месте, в одном “окне”, в каждом аил
окмоту.

Мы сделаем получение услуг менее, чем за 30 минут, что будет включать возможность оплаты услуг в любом коммерческом банке.

Для того, чтобы получить государственную услугу, вам больше не нужно будет заполнять 15 бумажек —  вы заполните 1 форму.

Госуслуги через интернет: один клик —  одна госуслуга —  одна справка!

 

СЛУЖИТЬ НАРОДУ, А НЕ ЖИТЬ ЗА СЧЕТ НАРОДА!

Закон об отмене государственного обеспечения депутатов ЖОГОРКУ КЕНЕША

Мы отменим государственное обеспечение и льготы всем 120 депутатам ЖОГОРКУ КЕНЕША —  это госавтомобили, госквартиры, бесплатные перелеты внутри страны, служебные автомобили, несколько помощников и консультантов, непонятные фонды на подарки и представительские расходы, и сэкономим до 469 млн. сомов.

Сегодня содержание одного депутата ЖОГОРКУ КЕНЕША обходится бюджету страны в 7 милионов 154 тысячи 83 сома в год.

На всех депутатов страна тратит 858 миллионов 489 тысяч 96 сомов в год.

Общая экономия составит 858 489 960 сомов —  389 480 475 сомов (расходы после оптимизации) = 469 009 485 сомов.

Это 15 633 ежемесячные пенсии —  в течение года по 2 500 сомов для простых людей, или почти 385 социальных квартир в год по цене 1 218 181 сомов (20 тыс. долларов США).

Оплачено из избирательного фонда партии «Республика-Ата Журт».