До окончания срока Атамбаева
осталось

№15 от 17.09.2015

Ну, вот и началось. Глядя на то, как развернулись партии в предвыборной гонке с полными стадионами и агитационными маршами по всей стране, Белый дом не на шутку заволновался. Уже была предпринята попытка оказать морально-психологическое давление на некоторых из них – снять Игоря Чудинова из «Бир Бола», Картанбека Самакова, Камчыбека Ташиева, по разным поводам. Но во время очнулись. Поняли, что кроме пиара больше ничего не добились.

СДПК, действительно, на фоне многих партий, участвующих в выборах, выглядит, прямо говоря, бледненько. Вот они и засуетились. В редакцию принесли листок для заполнения, спущенный директорам школ. В нем указывается, что до 9 сентября школы должны сдать списки учителей, родителей с паспортными данными, пропиской и перечнем всех родственников, с указанием, сколько из них проголосует за СДПК.

Так, несмотря на то, что правительство заверяет, что административный ресурс не будет использоваться,  начальником центра образования Свердловского района Жыргал Кадырбековной (как явствует из ее электронной почты, указанной в правом углу сверху), и спущена эта схема отчетности.

Не знаю, как ситуация с падением курса сома скажется на выборах, но уже сейчас по всем опросам избирателей лидирует строчка «Голосуем против всех». И это несмотря на беспрецедентные обещания партий лучшей жизни в самое ближайшее время.
На что и на кого надежда? По мнению лидера партии «Ата-Мекен» Омурбека Текебаева мигранты могут поднять экономику страны, инвестируя в малый и средний бизнес. «Есть ли у нас такие состоятельные люди? Безусловно, есть», — считает Омурбек Текебаев. Это те, кто уехали когда-то и работали дворниками, сторожами, строителями». Не стыдно, Омурбек Черкешевич, уповать на них? Они и так все эти годы кормят своих родственников на родине. 40 % ВВП составляли поступления в страну от трудовых мигрантов. Но ведь ситуация ухудшается не только в Кыргызстане. Посмотрите, насколько упали поступления от них в связи с падением курса рубля и девальвации тенге. Это примерно в полтора раза.
За последний год часть мигрантов вернулась домой, потому что сказалось отсутствие работы, а также девальвация российского рубля. Так с марта текущего года из России вернулось более 20 тысяч человек”, — рассказал еще в июне министр Азыранкулов. Поэтому въехать в парламент на чужих проблемах, очень даже не красит наших политиков.

Замира СЫДЫКОВА.

До главного политического события 2015 года осталось без малого две недели. Представители участковых и территориальных избирательных комиссий, сотрудники ГРС и ответственный за проведение выборов первый вице-премьер-министр Тайырбек Сарпашев бодро рапортуют о готовности к принятию на участках избирателей. Однако на деле мы видим, что картина отнюдь не радужная.

Головы на плахе выборов

В стране активно идет сбор биометрических данных. Чиновники объявили начало масштабной акции «проверь себя в списке избирателей». Тайырбек Сарпашев подчеркнул, что сбор биометрики у граждан для включения в список избирателей завершится 19 сентября в 18.00. «Несмотря на то, что уже 98 процентов граждан на местах прошли биометрическую регистрацию, необходимо еще раз провести разъяснительную работу среди населения», — заявил вице-премьер и отметил, что сбор данных возобновится 5 октября. Чиновник добавил, что сравнивать число граждан, прошедших биометрическую регистрацию, с числом стоящих на учете в органах статистики, неверно.

«Биометрия показывает реальное число избирателей, которые постоянно живут на местах. Предыдущие выборы показывают, что за рубежом в выборах участвуют менее 5 процентов кыргызстанцев», — сказал первый вице-премьер.

«Сверху» дается установка: это будут самые честные и прозрачные выборы за всю историю. Именно благодаря сдаче биометрических данных. Ибо станут невозможными вброс бюллетеней и «карусели». «Никакие грязные технологии не пройдут», — доказывают в один голос чиновники.

Намедни на Совете обороны президент страны Алмазбек Атамбаев грозно пообещал снести голову председателю ЦИК Туйгунаалы Абдраимову и Тайырбеку Сарпашеву, если выборы пройдут с нарушениями. «Руководители правительства несут персональную ответственность. Мы должны обеспечить честные и справедливые выборы, результаты которых не должны вызывать сомнений у граждан. К власти должны прийти люди, которых изберет народ, которые заслужат его доверие», — цитирует главу государства пресс-служба.
Как рассказали ИА «24.kg» члены Совета обороны, глава государства не на шутку возмутился, когда узнал, что погрешность при прохождении идентификации с использованием специального оборудования составляет 3-4 процента. «В Монголии был такой прецедент. Так вот, когда президент об этом узнал, то стал ругать Сарпашева, почему об этом стало известно только сейчас. Но таких проколов не избежать. Если, к примеру, человек поранил палец, или шероховатость какая-то на коже, то оборудование может и не сработать. Но в этом случае есть альтернативный вариант – идентификация по цифровой фотографии», — пояснил лидер парламентской фракции «Ар-Намыс», член Совета обороны Феликс Кулов.

Закон суров, но это закон

Вместе с тем эксперты опасаются, что именно биометрика дестабилизирует ситуацию и спровоцирует конфликты во время избирательного процесса и после оглашения итогов выборов. К слову, как отметила председатель коалиции «За демократию и гражданское общество» Динара Ошурахунова со ссылкой на членов Центризбиркома, несмотря на использование так называемых «умных урн», автоматически считывающих голоса избирателей, финальный результат членам УИК придется подводить вручную. И зачем, спрашивается, тогда затеяли эту свистопляску со сбором биометрических данных? Для точного определения числа избирателей? Но список, который по базе сдачи биометрики представила в ЦИК ГРС, Туйгунаалы Абдраимов назвал самым некачественным. Тут и лидеры некоторых политических партий вдруг опомнились и стали заявлять о нарушении конституционного права граждан, которых принуждают сдавать отпечатки пальцев либо грозят отлучением от голосования.

«Зачем же тогда биометрия? – удивляется правозащитник Калича Умуралиева. — Сверяла списки избирателей своего дома. 44% жителей не попали в списки избирателей. Это не только те, кто не сдал биометрию, но и те, кто ее сдал. Списки привязаны к прописке, а не к месту проживания, поэтому многие не пойдут голосовать. Я думала, что введение биометрии, создание единой базы сделают возможным голосование по факту нахождения избирателя. Ведь пальчики хранятся в единой базе. Например, сданные нами «пальчики» в посольстве ФРГ сразу попали на все пограничные посты Германии. Сами убедились. А у нас, значит, этой единой нет? Или есть? Многие жители прописаны в другом месте. Теперь им надо идти на допучасток. Но люди ведь могут проголосовать и на нашем, по месту жительства, — «пальчики» же есть? Зачем допучастки?».

Однако глава правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакупова считает, что кричать об антизаконности биометрики поздно. Документ принят, и ему каждый законопослушный гражданин «островка демократии» обязан подчиниться. Но некоторые партийные лидеры в Кыргызстане продолжают критиковать биометрику и требуют допустить к голосованию тех, кто не прошел идентификацию.

«Требования подобного рода только будоражат общественность и сеют смуту. Мы не можем игнорировать закон. Если сказано, что голосовать должны только те, кто сдал биометрику, значит, так и должно быть. Раньше надо было возмущаться. Подобные инициативы, с которыми выступают отдельные партийные боссы — мол, приходите на участки и требуйте, чтобы вам дали реализовать конституционное право, даже если вы не сдали биометрику, — направлены на организацию волнений, — отметила Чолпон Джакупова. — Бороться с этой процедурой надо было до принятия закона или на данном этапе только конституционным и правовым методом».

Игра в чехарду

Сбор биометрических данных породил еще одно противоречие. ГРС подготовила свой список избирателей на его базе, а ЦИК – свой. Перечни не сходятся, и две государственные структуры продолжают обмениваться взаимными уколами. По данным ГРС, в Кыргызстане в списке избирателей 2 миллиона 619 тысяч человек – это граждане, прошедшие биометрику. «Когда мы сравнивали список, который нам передала ЦИК, с нашими данными, у нас сошлись данные только по 1,3 миллиона человек, а 800 тысяч избирателей просто отсутствовало», — сказала глава ГРС Алина Шаикова.

Несколько наивных вопросов накануне выборов-2015

Она добавила, что в январе список Центризбиркома составлял 2,8 миллиона избирателей. В апреле ЦИК представляет перечень, где уже 2,6 миллиона человек. «Но сейчас развивать дискуссию и политизировать этот момент нежелательно. Когда говорят, что мы лишаем конституционного права граждан КР, хочу сказать, что миллион жителей уже лишены этого права, то есть они не включены в списки, представленные ЦИК», — отметила Алина Шаикова и добавила, что сейчас проводятся необходимые уточнения, чтобы минимизировать риски.
Неразбериха со списками преследует все избирательные кампании в Кыргызстане. Все помнят выборы в парламент в 2010 году, когда за одну ночь «вдруг» нашлись 100 тысяч избирателей, и партия «Бутун Кыргызстан» лишилась мест в Жогорку Кенеше.
Как будет обстоять дело в этот раз, пока остается гадать. Прибавьте к скандалу между ЦИК и ГРС сбои с оборудованием. Комплектов для идентификации граждан завезено на деньги японского правительства достаточно – 7 тысяч. Но, несмотря на заверения Тайырбека Сарпашева, что идентификация избирателя занимает от 7 до 30 секунд, на деле все иначе. Во время показательного выступления чиновника перед журналистами техника дала сбой, и вся процедура от проверки отпечатков до отправки бюллетеня в урну заняла около 20 минут! Вице-премьер поспешил объяснить конфуз тем, что операторы волновались перед СМИ и немного замешкались, а на участках, мол, будет иначе. Интересно, чем потом станут объяснять проблемы с идентификацией?

«На участках задействуют 10 тысяч 471 оператора. Мы постараемся максимально, чтобы не создать неудобств избирателям», — убеждает журналистов Алина Шаикова.
Пока ГРС и ЦИК уверяют и доказывают, власти пугают карой неминуемой, если на местах чиновники, движимые желанием угодить «верхам», начнут подыгрывать потенциальным фаворитам гонки. «За нарушения будут привлекать к уголовной ответственности», — заявил член Совета обороны, лидер парламентской фракции «Ар-Намыс» Феликс Кулов. Решение, по его словам, озвучено Алмазбеком Атамбаевым.

И так каждые выборы. Однако подхалимов и лизоблюдов это не останавливает. А на фоне суеты с биометрикой, периодически выходящих из строя «умных урн», «въедливых» наблюдателей — подтасовать голоса труда не составит. Прибавьте сюда и лидеров явно не проходных партий, действующих по принципу «не съем, так надкусаю», которые собираются вписать себя в историю именно на скандале с биометрикой.

Пока кампания проводится коряво. Плюс бюллетени. Они печатаются в Кыргызстане, но точное их количество держится в тайне. А это ли не ключ к подтасовке итогов голосования? Кто поручится, что «засланные казачки» не пронесут с собой в кармане лишние избирательные листки и в кабинке, оставшись один на один с урной и своими убеждениями, не подменят бюллетень? Такой гарантии дать не может ни одно умное устройство.

ИА 24.kg

Антикоррупционная служба ГКНБ выявила доначисления к зарплате в представительстве правительства в Иссык-Кульской области. Судя по информации, в течение двух лет с 2013 до 2015 года областной руководитель Эмиль Каптагаев и его заместители ежемесячно получали на 25 процентов больше оклада. Установлено, что тем самым государству нанесен ущерб в общей сложности на 781 млн сомов. 4-го сентября следственное управление ГКНБ возбудило уголовное дело по данному факту. Говоря точней, на областных руководителей возбуждено уголовное дело по статьям УК КР: статья 304 (злоупотребление должностным положением), статья 171 (самоуправное завладение имуществом, принадлежащего другим, или же причинение им убытков).

Авантюрист

Как-то неслучайно все это возникло, прямо в ходе выборов в парламент, где борются за мандаты 14 политических партий. Говорят, что глава Иссык-Кульской области Эмильбек Каптагаев очень сильно продвигает партию «Ата-Мекен», где в списках значится его кудагый Аида Салянова. (Сын Каптагаева женат на дочери старшего брата
Саляновой).

Вообще, Эмильбек Каптагаев — личность неоднозначная. При любом режиме он всплывает неожиданно, переходя из одного качества в другое. Математик по образованию, инженер по профессии, он в свое время сильно увлекся идеологией. И немало это эксплуатировал при Акаеве. Участвовал в организации первого Курултая кыргызов, затем создавал Ассамблею народов Кыргызстана. Но и в бизнесе покрутился, понимая, видимо, что идеология не прокормит. В 1995 году создавал государственно-акционерное общество «Кыргызалко», пытаясь отрегулировать производство спирта и вино-водочных изделий в стране.
Его можно назвать авантюристом. Что поднимало его на не последние должности в системе госуправления. При этом скандалы преследуют Каптагаева на протяжении всей его пестрой карьеры. Однако каждый раз ему удается выйти сухим из воды.

Не случайно, в 2010 году временщики назначили его руководителем аппарата ВП, когда нужно было особое умение лавировать между «революционерами» и остатками акаевских и бакиевских, пытавшимися зацепиться на новой волне.

Говорят, что именно он создал отряды «Мекен шейиттери» — своеобразной «страшилки» для тех, кто в чем-то несогласен с «генеральной линией», как хорошо подметил один из экспертов. Все помнят непрекращающуюся митинговщину в Бишкеке на судах против Бакиевых, против альфовцев, доходивших до потасовок. И только когда Каптагаев отбыл на Иссык-Куль, в Бишкеке как-то все стихло. Но его не приняли иссык-кульцы. Когда забастовали сарууйцы, он попытался выставить своих заготовленных агитбойцов, что чуть не привело к столкновениям. Когда Каптагаев в Караколе вышел к митингующим на переговоры, протестующие взяли его в заложники. Тогда сотрудники милиции провели силовую операцию и освободили губернатора. Так его уже почти сместили с должности губернатора области, даже назначили вице-премьера Токона Мамытова, но Каптагаев вернул свое положение и остался в кресле главы Иссык-Кульской области.

Идеология не кормит

В  1999 году Каптагаев уже назначался заместителем губернатора Иссык-Кульской области. В 2001 году по его инициативе прошла научно-практическая конференция, посвященная 85-летию восстания кыргызов в 1916 году. Там с его уст и сорвалось предположение, что в  1924 году кыргызам права национального самоопределения и образования автономной области в составе России дали лишь потому, что  передовая российская интеллигенция чувствовала свою моральную ответственность за геноцид кыргызского народа, учиненный царским режимом в ходе подавления восстания. И вообще государственная независимость Кыргызстана в 1990 году была, в какой-то мере, обусловлена кровью сотен тысяч погибших в 1916 году.

Когда в марте 2002 года произошли кровавые события в Аксы, его имя опять всплыло. Он предложил провести народный форум «Мир и согласие — основа развития общества». Лейтмотивом стал призыв превратить конструктивный диалог в инструмент снятия противоречий и трений между структурами гражданского общества и властью. После этого Каптагаев и угодил в опалу. Каптагаева вывели из руководства Ассамблеи народов Кыргызстана.

Но он не побрезговал понижением в должности и согласился на пост акима Джеты-Огузского района той же области. Понижение не помешало Каптагаеву получить в том же 2002 году чин государственного советника III.

Успел поработать Эмильбек Каптагаев и при правлении Курманбека Бакиева. В 2006 году он  возглавил генеральную дирекцию биосферной территории «Иссык-Куль».
О деятельности Каптагаева на посту руководителя биосферной территории «Иссык-Куль» в далеком 1999 году в своей книге «10 лет в политике» вспомнил опальный экс-депутат Садыр Жапаров, у которого с чиновником давние
разногласия.
Так вот, Жапаров писал, что Каптагаев забирал деньги, которые снимались при въезде в Иссык-Кульскую область на эко-посту себе в карман и заработал на этом нехитром и «честном» способе отъема финансов целое состояние. Тогда же, по словам автора скандального произведения, Каптагаев упросил его за дасторхоном понять, простить, принять и пообещал вернуть деньги в казну. Жапаров возглавлял тогда Комиссию по коррупции. В 2008 году по следам былых подвигов Каптагаевым все-таки заинтересовалась Генеральная прокуратура. Всплыла и история с эко-постом. В 2009-м нынешнего полпреда курортного региона должны были отправить в тюрьму, но дело не нашло своего продолжения. Говорят, что он нашел выход на Бакиева и его «помиловали».

Оппозиционер

Как он умудрился попасть в новую обойму и найти подход к Равшану Жеенбекову, не понятно. Но возглавлявший штаб партии «Алга, Кыргызстан» Бермет Акаевой в 2004 году, он после мартовской революции 2005 года, был замечен в организации охраны объектов и восстановлении порядка в Бишкеке. В июле того же года на свет появилась партия «Улуу биримдик», основанная Каптагаевым.

Оставшийся не при «дворе» после уголовного дела по сборам на эко-посту, Эмильбек Каптагаев стал оппозиционером. Классическая судьба практически всех госчиновников, отринутых от власти. В декабре 2008 года Каптагаев вошел в политбюро антибакиевского «Объединенного народного движения» Кыргызстана, что обязывало его участвовать во всех оппозиционных перформансах. В июне 2009 года на Каптагаева напали неизвестные, один из которых был в милицейской форме. Он заявил, что получил серьезные телесные повреждения и черепно-мозговую травму. Однако в правоохранительные органы, по его словам, обращаться не стал, поскольку не верит, что преступники будут найдены. Нападение на Каптагаева объяснялось просто: на горизонте маячили президентские выборы, а ОНД всем скопом работало на победу Алмазбека Атамбаева.

Самый большой скандал наделала книга «Кровавый путь», которая передавалась из рук в руки, была скинута в Интернет, но авторство не значилось. И только по слухам распространялось, что это труд Эмильбека Каптагаева. В ней описывались нравы семьи Бакиевых. В частности, описано убийство Медета Садыркулова. И именно Каптагаев, как он утверждает в интервью, раскрыл истинное лицо бакиевской власти и от имени партии «Улуу Биримдик» распространил заявление о том, что это убийство является политическим заказом и террором по отношению к тем, кто находился в тот период в оппозиции. И сразу же влился в ее стан.

В ночь с 6 на 7 апреля 2010 года его арестовали самым первым из лидеров оппозиции, спустя 4 дня после смены власти, Каптагаев стал руководителем аппарата — членом временного правительства КР. Эту должность он занимал до 13 июля, после чего возглавил администрацию президента переходного периода Розы Отунбаевой.

Хадж-визы

Будучи руководителем аппарата ППП Отунбаевой, имя Каптагаева вновь прозвучало в скандале. На этот раз с хадж-визами. В марте 2011 года его сын Кубанычбек Каптагаев, по совместительству третий секретарь департамента консульской службы МИД КР, уличен в создании коррупционной схемы. Разоблачил Каптагаева-младшего глава Общенационального конгресса мусульман Кыргызстана и Средней Азии Бакыт Нурдинов. По его словам, во время подготовки к хаджу-2010 отпрыск рукаппарата возглавлял так называемый «теневой штаб», который, продавал визы. Созданная по этому поводу депутатская комиссия, и работавшая под чутким контролем тогда всемогущего Каптагаева-старшего, естественно, ничего крамольного на его сына не накопала. Несмотря на представленные документы председателя Конгресса мусульман, дело спустили на тормозах. Виновным тогда назначили генконсула Саудовской Аравии. Между тем, при распределении спецвиз на выезд в Мекку до сих пор творится форменный беспредел.
Впрочем, на карьере, как самого героя скандала, так и его отца это не сказалось. С избранием Алмазбека Атамбаева президентом, непотопляемый Каптагаев вновь пришелся ко двору. До перехода на должность главы Иссык-Кульской области в 2011 году он  стал советником четвертого по счету главы государства, курировал политические вопросы. В 2012-м его с этой должности сняли и вновь назначили. На этот раз ответственным по межэтническим вопросам. Пост весьма ответственный, особенно учитывая остывшую ситуацию на юге.

Пансионаты и судьи

«Засветился» нынешний глава Иссык-Кульской области еще в одном крупном скандале 2011 года по отбору судей. Тогда, занимая должность советника по политическим вопросам в аппарате Розы Отунбаевой, не сошелся во мнениях с экс-депутатом Садыром Жапаровым, бывшим в то время председателем комитета по судебно-правовым вопросам Жогорку Кенеша. Кто не помнит, все заседания СОС проходили под аккомпанемент митингов и пикетов,  которые устраивали «апрельские герои». Садыр Жапаров тогда прямо указывал, что людей к Белому дому, когда депутаты на внеочередной  сессии пытались утвердить кандидатуры судей Конституционной палаты, выводил именно Каптагаев.

Его же обвиняют и в причастности к захвату пансионатов «Витязь» и «Аврора Грин». Известно, что пансионат раньше принадлежал сыну Курманбека Бакиева — Максиму.  После апрельского переворота — 2010, «Витязь» был национализирован. Как руководитель аппарата главы временного правительства,  Каптагаев назначает своего близкого родственника Руслана Усенбаева директором, а родного брата Таалая Каптагаева — завхозом пансионата. Как утверждал в одном из интервью кыргызскоязычному изданию Садыр Жапаров, они вывезли из коттеджей, принадлежащих Алексею Елисееву, Максиму Бакиеву, Алексею Ширшову все ценное, поменяв на китайский товар. В сезон эти коттеджи сдавались по 850 долларов за сутки, но все эти средства миновали кассу пансионата.

От скаутов до тополей

В должности полпреда Иссык-Кульской области Каптагаев фонтанирует идеями, которые имеют мало что общего с решением проблем, вверенного его заботам региона. Из последних — предложение открыть на берегу горной Жемчужины военно-спортивный лагерь для детей. Воспитателями он намерен назначить бывших военнослужащих.

Нешуточный скандал разгорелся, когда Эмильбек Каптагаев одним росчерком пера срубил многолетние деревья на аллее Раппопорта вдоль трассы на Иссык-Куле. В сентябре 2014-го в ходе подготовки ко Всемирным играм кочевников губернатор распорядился убрать зелёные насаждения, освободив место для парковки. Гражданских активистов, подвергших критике такой шаг, Каптагаев отмахал по-хамски. «Только бессовестные враги народа могут критиковать общенациональную работу», — заявил тогда Каптагаев.

Жители города Каракол вообще не видят своего главу Иссык-Кульской области. Он практически находится все время в Бишкеке. Семья даже не появлялась в Караколе. Никто не видел ни жены, ни детей Каптагаева. Это их сильно разочаровывает. Они считают, что если он глава области, то должен жить вместе с иссыккульцами, делить с ними чаяния и радости. Как семья. Но кроме нескольких улиц, которые он начал прокладывать в Караколе, никто о нем ничего сказать не может. Но и здесь зреет скандал по тендеру. Заказ получило ЗАО «Каракол», небольшая фирма, без опыта работы и без конкурса.

Замира СЫДЫКОВА.

— Чолпон Идиновна, готовы ли вы были к такой предвыборной борьбе и считаете ли, что сделали правильный выбор партии «Бир Бол»?

— Было очень много заманчивых предложений, но не могла принять предложение от представителей партий, которые находятся у власти и являются членами правящей коалиции на протяжении последних пяти лет. Я не могла принять приглашение ни от «Ар-Намыс», ни от «Ата Мекен», ни от СДПК. Они должны нести ответственность за то, что последние пять лет творили в стране. Ситуация стремительно ухудшается и деградирует во всех сферах именно на протяжении последних пяти лет. Я оценивала шансы партий.  Самая большая ошибка правящей коалиции в том, что они не смогли избежать искушения и стали приводить случайных людей в систему управления. Людей, которые не обладают опытом, у которых нет видения. Стали появляться министры-недельки. Нам надо сейчас остановить эту стремительную деградацию в системе управления государством, поэтому в команде должны быть люди с управленческим опытом и этот опыт должен быть проверен страницами биографии. Я считаю, что в партии «Бир Бол» состоят люди, которые зарекомендовали себя хорошими управленцами, организаторами Я увидела это уже и в ходе встреч с избирателями, это не художественная самодеятельность.

— Когда смотрят на список «Бир Бола», то говорят, что они не могли быть вне этой системы. Вы ощутили на себе такие мнения, или развеяли, общаясь с этими
людьми?

— Вы знаете,  это, наверное, один из неудобных вопросов. Слухов очень много, как в отношении партии «Бир Бол», так и в отношении других партий. Это обсвуждают, начиная с президента, — о нем тоже много говорят. Его тоже упрекают в приватизации Дома литераторов, много вопросов относительно первоначально нажитого капитала. Он тоже был премьер-министром при Бакиеве. Если этим всем задаваться, углубляться в эту тему, то у нас вообще не будет выбора.

— Как вам вообще показалась команда, вы говорите сами, что партия «Бир Бол» —  партия профессионалов.

— Я бы не хотела останавливаться на персоналиях, но в целом, я просто увидела, что у этой команды нет споров, раздрая, решения принимаются коллегиально, — это намного труднее, чем один лидер, — но меньше вероятности ошибок. По экономическим вопросам такого потенциала, наверное, нет ни в одной партии — это и Марат Султанов, и Игорь Чудинов, и Акылбек Жапаров, и Аскар Шадиев.

— «Бир Бол» прошел по всей стране. Какие вопросы избиратели поднимают на встречах?  

— В первую очередь, конечно, вопросы местного значения, то чем они живут в реальной жизни. В Таласе многих волновал вопрос относительно цен на фасоль. Разрыв цен год от года приводит к тому, что  люди просто теряют свои кровные деньги. И партия «Бир Бол» старалась давать исчерпывающие ответы. Предлагает механизмы стабилизировать ситуацию вокруг фасоли. В программе «Бир Бола» они есть, об этом говорил на встречах Марат Султанов. В Баткене очень сильно волнует вопрос безопасности границ. И так в каждом регионе, районе свои проблемы. Ко мне люди обращаются с проблемами правовой незащищенности. С произволом со стороны правоохранительных органов, с судейской несправедливостью. Я еще раз убедилась, что народ достаточно терпелив, люди не хотят нестабильности, но хотят элементарного внимания, чтобы дали возможность зарабатывать и жить в безопасности.

— Вы же, как раз и идете в парламент с посылом  о реформировании судебной системы. Что вы считаете надо сделать, чтобы  этого добиться?

— Самый первый шаг — нужно добиться независимости судов  от политиков.
Существуют большие проблемы, с принципом разделения ветвей власти: органы исполнительной и законодательной напрямую вмешиваются в деятельность судебной.
Я помню, как Атамбаев, упоминая дело Нарымбаева, утверждал, что мог решить этот вопрос. Он дал ясно понять, что наша судебная система абсолютно зависима от Белого дома.
Или пример по событиям 7 апреля 2010 года. Тогда на суде Оксане Малеваной, Каныбеку Жороеву, Эльмурзе Сатыбалдиеву, Нурлану Турсункулову сначала вменялось только злоупотребление служебным положением. Когда следствие было завершено, а дело передано в суд, Азимбек Бекназаров, этот человек-легенда, в то время исполнявший обязанности генпрокурора, и не менее легендарная Роза Отунбаева собрали секретное совещание, на котором дали заместителю генпрокурора указание истребовать дело из суда, вменить вышеуказанным лицам обвинение по статье «Соучастие в убийстве» и снова вернуть дело в суд, не проводя никаких дополнительных следственных мероприятий.
И опять было оставлено письменное свидетельство — протокол совещания, который хранился в архиве. Но обвиняемые занимали при Бакиеве высокие должности, у них остались сторонники, которые достали этот протокол из архива и передали им. В ходе одного из судебных заседаний Сатыбалдиев вытащил протокол, как козырь из рукава, и попросил суд дать ему правовую оценку.

Что должен был сделать судья? Ахнуть, всплеснуть руками, возбудить уголовное дело в отношении действующего тогда президента Отунбаевой и прочих лиц, подписавших протокол. И, безусловно, отправить дело на доследование. Но ничего этого сделано не было.
Получается, что все судьи все согласовывают с президентом, за всеми неправедными решениями стоит глава государства?!

Суды зависят от Жогорку Кенеша, администрации президента, ставленников в Совете по отбору судей, поэтому они прислушиваются только к телефонным звонкам. Поэтому самый первый шаг к независимости судей, это процесс отбора судей. На одну треть Совет  судей должен состоять из самих судей, это подразумевает судейское самоуправление. На одну четверть от внешних наблюдателей — независимых людей из академических кругов, и адвокатуры. Именно такой Совет потом будет давать оценку работы судей. Надо также пересматривать сроки пребывания — делать их максимальными, тогда судья не будет думать каждые пять лет какую давать взятку, чтобы пройти через сито политиков. И процедура отстранения должна быть четкой и понятной — а не так, работал при Акаеве, Бакиеве, — т.е. убрать всю политическую мотивацию. Вот тогда судьи будут действительно
независимыми.

— А то, что предлагалось в изменениях Конституции накануне выборов? Вы их не поддержали, выступали против.

— На самом деле пакет законов, которые касались системы судопроизводства, были написаны политиками. Они написали их так, чтобы судейский корпус был от них зависим. А ведь судебная система, это тот инструмент, который должен приводить их в чувство. Опять же предлагали ликвидировать Конституционную палату, возобновление работы пленума — это ведь прямое посягательство на независимость судебного корпуса. Судья должен руководствоваться только законом.

— А вы в «Бир Боле», наверное, замыкаете на себе вопросы правового характера. Вы возглавляли Правовую Клинику «Адилет». По праву считаетесь защитником прав человека, столько известных дел по восстановлению справедливости было. Не жалко бросать свое дело?

— На самом деле наша организация сильная в этом отношении, мне есть что терять и в смысле репутации, и в том уважении, благодарности, которое испытывала на себе. Но в последние 3-4 года я почувствовала, что мы упираемся лбом в стену, не можем переломить ситуацию, даже в бакиевские времена такого беспредела не было. Возьмите дело с «Вечеркой», юрист не мог принимать таких решений, там так много было ляпсусов. Мы стали понимать, что уже не можем отстаивать права своих клиентов, и поскольку у ЖК кроме законотворческих функций, есть контрольная, то ее надо эффективно использовать. Я, если приду в Жогорку Кенеш, то не буду молчать, когда Генеральный прокурор, стоя на трибуне, будет просто врать, что Батукаева выпустили правильно. Я просто не позволю этого делать.
Мы настолько деградировали, что сегодня речь идет не о реформировании, а сохранении хотя бы того уровня, что у нас остался. Если честно, то у меня слово «реформы» уже вызывает изжогу. Собственно кто я? Я одна из вас, поэтому на собственной шкуре испытала коррумпированость этой системы.

— То есть вы хотите получить трибуну…

— Я публичный человек давно, как представитель неправительственного сектора я обо всем этом говорила давно. Но у органов исполнительной власти,  правоохранительных органов, судебной системы была замечательная возможность меня игнорировать. Поэтому я хочу получить право контролировать исполнение законов, так как положено.

Мне надоело наблюдать за пустыми залами Жогору Кенеша и платить им зарплату из своих налогов. Поэтому я буду требовать, чтобы депутаты сидели, писали, голосовали сами.

— И последний вопрос о биометрике. Вы до сих пор подвергаете ее сомнению?

— Та информация, которая поступает с мест, вызывает большую обеспокоенность. Уже сейчас некоторые люди не могут сдать биометрические данные, особенно по дополнительным участкам. У людей просто не принимают отпечатки пальцев. Проблема еще и в том, что в силу слабой правовой подготовленности, они не фиксируют эти нарушения. Или, к примеру, студенты рассказывают, что на них давят, пугают тем, что если не проголосуют за СДПК, то это будут знать в ректорате, деканате. И студенты не знают, как себя вести. И это имеет место быть в Юридической Академии! Так что информация поступает, но ни видеосъемки, ни актов нет.

Вызывает недоумение и то, что люди вообще не могут себя найти в списках. Так и непонятно, кто же отвечает за списки. Люди ходят между ЦИК и ГРС и ничего не могут понять. Надо предупредить, что игра со списками чревата последствиями. У меня создается впечатление, что карусели теперь узаконили, через биометрию. Теперь не надо заниматься подвозом.

Заслуги

  • Пост директора Общественного Фонда «Правовая Клиника «Адилет» Джакупова занимает с 2002 года.
  • Ее организации удалось реализовать более 40 проектов, в том числе — «Защита прав беженцев», «Защита прав несовершеннолетних», «Защита прав инвалидов, несовершеннолетних и женщин в сельской местности».
  • Целью этих проектов стало обеспечение жителям сельской местности свободного (бесплатного) доступа к юридическим услугам.
  • В 2008 году Джакупова была отмечена премией Госдепартамента США «Самая смелая женщина» за заслуги в области продвижения прав человека.
  • Она также награждена за активное участие в эвакуации узбекских женщин из лагеря пост андижанских событий. Она 1 из 100 женщин по всему Миру, кому была присвоена эта награда.
  • Награждена грамотой от общественного объединения ветеранов спецподразделения «Альфа», отметивших ее за большой личный вклад в обеспечение безопасности и стабильности Кыргызстана.
  • Награждена премией «Гордость Кыргызстана» от Бишкекского пресс-клуба (Институт Войны и Мира).
  • Имеет множество грамот и сертификатов, медаль от Жогорку Кенеша за работу и вклад в область развития законодательства в сфере миграции.
  • Джакупова признаётся, что рукоделие — не её «конёк». Её тонкой, душевной натуре ближе поэзия и искусство. Увлекается чтением философских трудов.
  • Она является учредителем и автором двух монографий, семи учебных пособий (автор/руководитель проектов), девяти сборников по правам человека.
  • Кандидат исторических наук. В качестве тренера/лектора выступала в более чем 100 тренингах, как на национальном, так и на международном и региональном уровнях.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

Оплачено из избирательного фонда партии «Бир Бол».

С октября 2010 года, когда был избран пятый созыв ЖК, минуло пять лет. В преддверии выборов в парламент эксперты и депутаты подводили итоги этого горячего в политическом плане периода. И они неутешительны. Res Publica представляет спектр мнений круглого стола, организованного Клубом региональных экспертов Кыргызстана «Пикир», аналитическим ресурсом «Вести.kg», Фондом «Евразийцы — новая волна» на тему что изменилось в Кыргызстане за последние 5 лет в социально-экономической, общественно-политической и внешнеполитической сферах. Готова ли республика к выходу на новый этап экономического и социального развития? Удалось ли достичь стабильности в общественно-политической сфере? Как изменился внешнеполитический курс республики в контексте экономики и безопасности? Большинство приглашенных на встречу народных избранников, кандидатов и аналитиков не пришли. Все ушли на выборы.

Игорь Шестаков, эксперт:

— Сегодня звучит очень много бодрых, здравых, местами оптимистичных прогнозов, как будет разворачиваться жизнь в Кыргызстане после 4 октября, если, конечно выборы пройдут в соответствии с законом. Но мы бы хотели подвести итог, как мы жили последние пять лет. После июньского референдума 2011 года республика встала на новый исторический этап, сменив форму правления с президентской на парламентскую. Но, как оказалось, мы поставили телегу впереди лошади. Потому что парламентская система невозможна без системообразующих политических партий. За 20 лет партии находились в периоде становления и все проблемы за эти 5 лет проявили их незрелость. Мы можем попасть в книгу рекордов Гиннеса по частоте смене правительств. У нас четыре кабинета министров сменились за последние пять лет. Потенциал партий, которые занимались формированием правительства, оставлял желать лучшего. Споры, какая система нам нужна, продолжаются на протяжении пяти лет. Единственным устойчивым институтом оказался президентский. Что во многом не отвечает целям и задачам парламентской системы.

Президенту приходилось быть ответственным не только за внешнюю политику, но и заниматься внутренними проблемами, к примеру, как убирается мусор или решается вопрос с отсутствием света. Поэтому тема референдума не случайна. В стране снизился митинговый накал. В локальном порядке акции протеста имеют место быть. Радикализм тоже снизился. За пять лет наш Жогорку Кенеш так и не решил проблему Кумтора. Затянется и вопрос с Джеруем. В судебной ветви власти тоже есть проблемы. Мы не пришли к тому, что гражданские и политические споры решаются в судах, митинги продолжают оставаться инструментом их разрешения. Что касается внешней политики, Кыргызстан сделал однозначный выбор в сторону евразийской интеграции.

Ирина Карамушкина, депутат парламента Кыргызстана от фракции СДПК:

— За все, что происходит в стране, мы не снимаем ответственности с нашей партии. Нас упрекают, что за пять лет в стране сменилось четыре состава правительства. А я считаю, что смена правительства — естественный отбор. Журналисты нам часто говорят, что с каждым разом, как мы назначаем нового премьер-министра, то приходят все хуже и хуже. Но это не так. Нужно выбирать более ответственных специалистов и профессионалов своего дела. Мы не единственная страна, где постоянно в коалиционных парламентских режимах идет смена правительства. Мы должны научиться, чтобы любое правительство внесло свой качественный вклад в развитие страны. Я не могу сказать, что все премьер-министры за пять лет были паразиты на теле общества. Они были под контролем парламента.

Ранее, напомню, была принята национальная стратегия развития, куда заложены и строительство дорог, пособия детям и малоимущим, развитие инфраструктур, чтобы мы стали энергетически независимыми, вопросы демаркации и делимитации границ, и все эти проекты в процессе реализации. Посмотрите, дороги строятся, постепенно, медленно, но процесс идет. Следующий шаг, строительство более мелких дорог в населенных пунктах. Энергонезависимость есть, на днях закончено строительство «Датка — Кемин». Мощнейший энергетический проект, надеюсь, вовремя запустим это энергокольцо независимости. Международные связи активизированы.

Проблема любой партии, и СДПК в том числе, это квалифицированные профессиональные кадры. И не всегда те люди, которые должны нести ответственность за ту или иную отрасль, сидят на месте.

Для меня предпочтительно усиление президентской ветви власти. Парламентская республика хороша тем, что ведется тотальный контроль в Жогорку Кенеше фракций над фракциями, над депутатами. Если кого-то уличат, тут же накроют, и приходится либо моральную, либо уголовную ответственность нести. Разве сегодня, как раньше, в чей-то карман идут инвестиции? Антикоррупционная служба работает. Суды — мы будем продолжать реформу, несмотря на то, что идет байкотирование указов президента. Мы дали стабильность и независимость стране.

Токон Мамытов, кандидат в депутаты от партии «Бутун Кыргызстан Эмгек», экс-глава ОАО «Кыргызалтын»:

— В Кыргызстане, действительно, предпринималась попытка сменить прежнюю систему и построить что-то новое. И на основе этого были добрые пожелания и помыслы. А именно — сдвинуть страну вперед и ответить на вопрос, до каких пор можно так нехорошо жить. Парламент соответствовал развитию нашего государства, его экономическому уровню и политическому состоянию. Высший законодательный орган не мог быть ни лучше, ни хуже. Он был такой, какого общество заслуживало и само его сформировало. Это было велением и требованием времени. Конечно, были критические замечания, что пятый созыв набрал всего 36 процентов и не заслуживает полного доверия народа, но стоит учесть, что на выборах тогда участвовали 29 партий. И остальные 24 партии взяли тоже свои проценты, и это была солидная цифра. В США, к примеру, поддержка Конгресса и Сената составляет всего 16 процентов и они своих избирателей не знают, а мы своих знаем. Так что, свою историческую миссию парламент выполнил. Другое дело, насколько качественно и профессионально. Были шероховатости, недоделки, просчеты и ошибки.

А сейчас по результатам выборов — 2015 общество сделает вывод: страна пойдет вперед, или мы будем топтаться на месте, или вовсе  скатимся вниз. Насколько происходящие в мире экономические процессы, санкции повлияют на нас. К примеру, в Казахстане объявлен плавающий курс тенге. Означает ли, что эта ситуация повлияет на состояние нашего бизнеса? Валюта рухнула, а это в какой-то степени обеспечит защиту собственной экономики и сможем ли мы со своими товаром в тот же Казахстан зайти. И еще: мы должны сейчас говорить об объединяющем факторе не фоне всех этих колебаний. А это идеология. Но ни парламент, ни правительство не дали обществу какую-то концепцию. Идеология не может строиться на мифах и сказках. Это то, что закладывается в сознание и становится смыслом жизни нации. Весь капиталистический мир имеет две мощных идеологии: неолиберализма и неоконсерватизма. Отличаются они тем, что одни хотят ограничить присутствие государства в экономике, другие — влиять на посторонние государства вплоть до применения военной силы. А мы, зная это, не развиваем собственную идеологию. Имеются какие-то разработки, но они находятся в зачаточном состоянии и это не то, что может сплотить наше общество сегодня. Когда у нас появится идеология, мы сможем адекватно отвечать на существующие вызовы и угрозы. Как внешние, так и внутренние. Это и этнонациональные отношения, и религиозная ситуация, и развитие экономики, миграция и коррупция. Очень радует, что власти проявили политическую волю и готовы бороться с этим злом. Но итоги пока слабые. Дело в том, что нет четкого обозначения факторов, способствующих развитию коррупции в нашей стране: это политические, экономические, социальные, духовно-нравственные. На выборах — 2015 чувствуется дыхание предстоящей президентской кампании. Свидетельство тому, заявления об изменении Конституции, переформатирование парламента.

Досалы Эсеналиев, председатель исполкома политической партии«Бир-Бол»:

— В политическом и экономическом плане Кыргызстан добился за последние пять лет очень многого. Были и недостатки и негативные явления, но это был процесс движения вперед — это главный этап за 24 года.
Сегодня мы имеем более 200 партий, много критики в их адрес, но это показатель политической активности. Другой вопрос — сможем ли мы далее развивать эту систему. Все зависит от предстоящих выборов. Система парламентаризма будет и дальше укрепляться. А если будут использованы те же методы и административный ресурс, особенно на местах, то все останется как прежде. Все понимают важность честных выборов.

Нам не надо придумывать новую идеологию, она уже есть — это укрепление государственного единства. Кыргызская Республика — страна независимая и идеология объединения должна стать главной целью всех партий.

Кубат Рахимов, эксперт:

— Кыргызстан пока не получил выгод от вступления в ЕАЭС. У нас три года были шаманские танцы с бубном вместо реальных процессов реиндустриализации. Кое-какие персоналии говорили: покупайте товары, машины, все продадим Казахстану. На деле все стоит. Теперь люди не знают, куда все это продавать. В Кыргызстане экономика давно живет по одним правилам, политика — по другим, парламент — по третьим. Хотелось бы спросить у действующих депутатов, вы какими деньгами заменили USAID, который финансировал законотворческую деятельность? Деятельность парламента в части законотворчества продолжает финансироваться за счет средств американского народа.

Внешнеполитический курс КР сегодня можно описать, как из крайности в крайность. Многовекторность, которая была исторически заложена и которой худо-бедно поддерживались, сведена к нулю. У нас получился страшнейший перекос в сторону России. Мы передержали сом и разрушаем экономику Кыргызстана. Основные торговые партнеры Кыргызстана сегодня — Россия, Китай и Казахстан. Наш сом должен быть привязан к этим валютам, а не к доллару или евро. За пять лет власти не смогли развернуть машину нашего бизнеса в направлении индустриализации. А в той эйфории, что сейчас царит, никто в стране работать не будет. Девальвация сома началась. Надо было делать упреждающую девальвацию. Мы передержали сом и разрушаем экономику. И проедаем золотой запас.

В стране заметно растет безработица. Рынок труда мы отдали нашим соседям из Таджикистана и Узбекистана. К тому же мы теряем граждан, которые уехали на заработки в Россию и делали отчисления сюда. Они перестали переводить деньги, сменили гражданство и стали россиянами.

Замира Сыдыкова:

— Сразу после выборов СДПК лишит нас социальных гарантий — бесплатного образования и здравоохранения. Во всяком случае я прочла сегодня такое предложение, обсуждаемое на уровне вице-премьер-министра В.Диля и министра образования Э.Сариевой.

То, что партия власти не приняла мер для предотвращения последствий надвигающегося кризиса, — очевидно. Ожидаемые риски вообще не прогнозировались.  И в довершение ко всему, СДПК, пять лет обещавшая нам светлое будущее, за несколько дней до выборов заявляет, что сразу после них лишит нас социальных гарантий. Они могут это сделать  вкупе с теми предложениями об изменении Конституции, которые инициировались администрацией президента под занавес работы Жогорку Кенеша.

Ни одно из обещаний партии не выполнено. Вопрос Кумтора не решен. Каркыра не возвращена. Энерготарифы повышены. Какая ведется борьба с коррупцией, мы видим. Лидер СДПК, который идет в парламент, обвинен в присвоении банков и заводов, их перепродаже, но избежал наказания. Незаконная приватизация и перепродажа бакиевского имущества — вот чем пять лет занимались у нас парламент, правительство и лидеры партий.
А то, что перечисляла Карамушкина, как достижения СДПК, на самом деле проекты, которые еще обсуждались при Акаеве, соглашения по ним подписывались при Бакиеве, а реализация пришлась на эти годы.

Вот и все достижения 5-ти лет.

Современный Кыргызстан кардинально отличается от своих соседей по Евразийскому экономическому союзу. Эта единственная страна ЕАЭС, где несколько раз за 25 лет произошла вооруженная смена власти. И это же единственное государство региона, власти которого открыто поддерживают организацию, признанную экстремистской как соседями по ЦАР, так и странами-участницами ЕАЭС — “Таблиги Джамаат”.

Внешне движение “Таблиги Джамаат”, образованное почти 90 лет назад (1926г., Индия, основатель Маулана Мухаммад Ильяс), вполне пацифистское. Его адепты всего лишь возвращаются к духовным основам ислама. Не проповедуя (открыто) каких-то радикальных идей и не призывая к сепаратизму. То есть, не ставя целью возрождение халифата. Собственно, в этом заключалась первоначальная цель самой организации, основанной на территории современного Пакистана — не допустить перехода мусульман по рождению в другие религии. Зарожденное на пике антиколониальной борьбы в Индии, сторонники движения должны были противостоять миссионерскому засилью со стороны индуистских организаций, которые пытались вернуть индийских мусульман обратно в индуизм. С тех пор политика проповедования “популярности жизни в исламе” не изменилась. Миссионеры “Таблиги Джамаат” работают с малограмотным (в религиозных вопросах) населением, обыгрывая его “религией по рождению” и призывая придерживаться канонов. Со временем, пропаганда охватила все слои населения, вне зависимости от социального и материального положения и плавно переросла границы одного государства, расползаясь по всем регионам, где население исторически считалось мусульманами. В том числе и в Центрально-Азиатский регион. Интересно, что в своем проповедовании члены “Таблиги Джамаат” вовсе не руководствуются глубоким знанием ислама. Да и не призывают своих адептов к этому. Религиозность должна, по их мнению, базироваться на шести принципах исламского благочестия: принятия Аллаха единственным божеством, а Мухаммада его посланником, совершение пятикратного намаза, частое поминание Аллаха, уважение к братьям по вере, совершение поступков “ради довольства Аллаха” и участие в призыве к Исламу других.Такая ограниченная “форма религиозности” должна, по мнению миссионеров, привлечь заблудших в лоно и максимально расширить число сторонников. Тем более, что последний пункт благочестия предполагает “сетевой способ” распространения движения. Именно руководствуясь им, как считается, адепты активно совершают проповеди в местах, где живут сами, и выезжают с этой целью в другие города и страны.

И это притом, что юридически эта организация как бы и не существует: отсутствует устав, программа. Ни в одной стране, где работают миссионеры, организация не прошла официальную регистрацию. И, тем не менее, десятки кыргызских молодых людей выезжают на обучение по линии таблиговцев в Пакистан, Индию и Бангладеш. Более того, в Бангладеше около 200 граждан Кыргызстана учатся в медресе, принадлежащей таблиговцам. Интересно, что некоторые учащиеся уезжают туда несовершеннолетними — в возрасте 10-15 лет. Все было бы ни так страшно, если бы сторонники таблиговцев со временем не превращались в радикальных экстремистов. Ряд экспертов, вспоминая апрель 2010 года, отмечают роль таблиговцев в произошедших в КР трагических событиях. Эксперты считают, что пополнение радикальных течений происходит за счет сторонников “Таблиги Джамаат”, у которых отсутствуют глубокие познания Ислама. Дело в том, что таблиговцы, не давая людям такого рода знаний, внушают им энтузиазм и вовлекают в активную общественную деятельность. Такие энтузиасты потом легко попадают под “обработку” более технически подкованных радикалов и экстремистов. Рядовым дааватчикам запрещено осуществлять трактовки религии, внедряться в область теологии и философии. И по причине отсутствия достаточных знаний ни сторонники таблигов, ни сами проповедники этого течения, порой не могут ответить на трудные мировоззренческие и религиозные вопросы. И уж тем более оппонировать более подкованным в этих вопросах проповедникам радикальных движений. Например, тем же салафитам, “хизб ут-тахрировцам” и им подобным. Удивительно, но эта бомба замедленного действия не только не осуждается Духовным управлением мусульман, но даже пользуется полной поддержкой ДУМК.

Кыргызские спецслужбы уже обвинили ДУМК в сговоре с движением “Таблиги Джамаат” для продвижения программы по обучению несовершеннолетних кыргызских детей в духовных центрах таблиговцев в мусульманских странах. В результате такой поддержки, идеи “Таблиги Джамаат” распространяются по стране со скоростью вируса. И эксперты уже всерьез опасаются, что еще через пару лет лидеры таблиговцев будут говорить от лица всех мусульман Кыргызстана. Удивительно, что ДУМК активно противодействует объявлению деятельности “Таблиги Джамаат” на территории Кыргызстана незаконной. Похоже, что сегодня таблиговцы уже проникли во все не только в духовные, но и в политические сферы нашей страны. А это может быть чревато активным распространением сторонников радикализма в правящей элите, ставящего целью построения “идеального” исламского общества и государства.

Как может выглядеть сценарий построения такого государства, предсказать не сложно — достаточно посмотреть новости из Сирии, где радикалисты из самого известного на сегодня радикального движения Исламского государства (ДАИШ) отрезают головы любым “неправильным” мусульманам. И не мусульманам. Исламское движение Узбекистана уже объявило о присоединении к ДАИШ. И сегодня ИДУ уже активизировало вербовку и тренировку боевиков в приграничных районах Пакистана и Афганистана. Нет никакой гарантии, что среди “проповедников” “Таблиги Джамаат” нет агентов ИДУ и ДАИШ, призывающих уже не только мирно молиться, но строить халифат. Еще год тому назад начальник Генштаба ВС Кыргызстана Асанбек Алымкожоев отмечал, что ДАИШ — одна из главных угроз для Кыргызстана. И не исключено, что наша страна может столкнуться с дестабилизацией на такой религиозно-политической почве. По мнению экспертов-теологов если сегодня не запретить деятельность “Таблиги Джамаат” внутри страны, то завтра кыргызстанцы могут столкнуться с армией идеологически подготовленных к джихаду сограждан.

Ведь таблиговцы в своем учении отвергают нововведения или инакомыслия в религии, что делает их схожими с террористическим течением вахабизма. А само учение становится практически неотделимым от идеологии джихадистов. То есть тех самых сторонников ДАИШ. На этом фоне возникает один вопрос — кто в верхних эшелонах Духовного управления и в политических кабинетах стоит за “Таблиги Джамаат”? Кто хочет привести нашу страну к хаосу, по аналогии с Сирией? Кыргызстан — светское государство, признанное во всем мире. Неужели наши власти хотят опустить страну до уровня “средневекового ханства”, и повергнуть людей в очередную бессмысленную войну за собственные интересы? В конце концов, соседние государства уже давно разглядели за идеями “простой проповеди” угрозу национальной безопасности своих стран. Неужели Бишкеку недостаточно
их примера?

Даулет Нурин.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-14)

В. АНДИЖАНСКОЕ ВОССТАНИЕ

В ночь на 17 мая 1898 года в кишлаке Мин-Тюбе Маргиланского уезда Ферганской области собралась толпа, состоящая из киргизов и кипчаков Ошского и Андижанского уездов, а также многих местных дехкан из сартов. Они откликнулись на объявление «Газавата» или священной войны против неверных, провозглашенной одним из самых популярных ишанов Туркестана – Магометом- Али-Хальфа, более известного как Мадали. Сформировав из этих людей соединения, зараженные его фанатизмом, Мадали начал поход в Андижан, выставив всадников вперед, остальную массу в тыл. То, сколько всего было задействовано людей, не ясно, хотя согласно некоторым источникам, с Мадали было 1500 человек. Достигнув Андижана приблизительно в 3 часа утра, повстанцы напали на казармы 20-го батальона. Нападение было совершено в полной тишине и для солдат было совершенно неожиданным. Туземцы окружили лагерь и начали убивать спящих солдат. Часть солдат, однако смогла пробудиться и взять в руки оружие и под руководством лейтенанта Карзеладзе, набросилась на туземцев штыками и стала стрелять в местных жителей, которые не были вооружены огнестрельным оружием. /Этого оказалось достаточно, чтобы дать отпор нападавшим, которые сбежали. По рассказам свидетелей, на все дело ушло приблизительно 14 минут от начала нападения до бегства мятежников. Русские понесли потери – 22 убитых солдат и 16 раненных. Нападавших не преследовали, так как у русских солдат были исчерпаны боеприпасы и, кроме того, не было никакой кавалерии. Это было началом и концом восстания в Андижане. За ним не последовало каких-либо сражений между повстанцами и российским правительством, осад городов или партизанской деятельности, как правило, связанных с восстаниями.

На первый взгляд, может показаться, что это событие совсем незначительно и о нем стоит упомянуть лишь вскользь. Однако на самом деле, Андижанское восстание стало одним их самых важных моментов царского правления российской Средней Азии. Оно свидетельствовало о широко распространенном недовольстве российским правлением со стороны местных жителей и об их заговоре с целью восстания, охватившее значительную часть Туркестана. Стоит отметить, что повстанцев поддержали люди Андижана, что, когда они приблизились к городу, к ним присоединились 200 андижанцев. Что еще более важно, это то, что оно выявило, что в движении участвовали не только Андижанский и Маргеланский уезды, но и вся Ферганская область нынешней Киргизии, и частично даже Самаркандская область. Согласно плану Андижанской операции Мадали, восстание должно было состояться одновременно с нападениями других его сторонников в Оше и Маргелане. Однако о них российские власти были предупреждены с тем, чтобы те не смогли предпринять своевременные меры. Таким образом, нападения в Оше не состоялись, потому что волостной управитель Карабек Хасанов рассказал уездному о приготовлениях к восстанию. Главарь повстанцев – Умарбек Даижи был арестован, были предприняты предупредительные меры по обеспечению безопасности.  И только со временем, и то не полностью, стали обнаруживаться характер и масштабы готовящегося восстания. Так, генерал Куропаткин, военный министр, докладывал в Санкт-Петербург, что «обнаружение этой организации и степень участия в ней других населенных пунктов региона ставит нелегкую задачу для выполнения, ввиду имеющихся средств – фактов, которые только сейчас попадают к нам руки».

Часть значимости Андижанского восстания заключается в том, что это было нападение не на «мирных жителей» Средней Азии, а на должностные лица управления или российских колонистов, что было в открытом нападении на царский военный гарнизон.  Руководители восстания рассчитывали на поддержку народа при реальном восстании против русских, а не в бессмысленной акции протеста или хищнической активности.  Русскими был признан его политический характер и они проявили большую заинтересованность в его подавлении и расследование было на уровне высших органов власти – генерала Куропаткина и Николая II.
Экономической подоплекой восстания была та мера отчаяния бедных из-за хлопкового кризиса, охватившая Фергану в 1897 и 1898 годах в результате падения мировых цен на хлопок. О складывавшейся ситуации с хлопком можно рассмотреть по следующей таблице.

Годы     Цены на хлопок     Площади под
по сравнению        посев хлопка
с 1900 годом,         в Фергане,
в процентах              в десятинах
1895            88                    109,701
1896            78                    128,726
1897            60                    116,802
1898            54                     106,230

Годы кризиса резко ухудшили положение крестьянства и способствовали тому, чтобы оно перешло на сторону ишана. Так, по социальному составу повстанцы были представлены не только духовенством, бывшими чиновниками Кокандского ханства, полуоседлыми киргизами и кипчаками, но и изрядным количеством узбекских дехкан и крестьян, «пестрым сбродом» поденщиков, мелких торговцев, «блуждающим людом без определенного рода занятий и кому нечего было терять».
Несмотря на то, что у крестьян были большие экономические трудности, религиозный фанатизм сыграл ведущую роль. При чтении показаний главных участников восстания, бросается в глаза  тот факт, что нигде не упоминаются экономические мотивы. Когда русские спросили у Мадали, почему он восстал, он ответил следующее:
1. То, что сильно пала нравственность народа после завоевания русскими;
2. Несоблюдение требований шариата;
3. То, что российское правительство, несмотря на свое снисходительное отношение к местным жителям, запретило паломничество в Мекку;
4. То, что они отменили зякет или религиозный налог;
5. Манипуляции с вакуфными законами;
6. То, что русских не заботила поддержка нравственности и семейной жизни.
Положение от 1886 года облагало налогом вакуфные земли, которые ранее не облагались, и брало под контроль российского правительства некоторые земельные участки, лишая таким образом, духовенство больших доходов.
Падение нравственности, отмеченные многими западными путешественниками, вовлекло мусульманскую молодежь и отчуждало их от духовенства. Мадали глубоко сожалел об этом и связывал падение Кокандского ханства с падением нравственности; с появлением русских дела стали намного хуже.  Азартные игры, пьянство и проституция стали синонимами российского владычества.  Отмена раисов (блюстителей нрава)  значительно ослабило власть мусульманского духовенства над простыми людьми.
Мадали, по всей видимости, был искренне убежден в том, что его великая миссия в жизни состоит в том, чтобы обратить людей  из погони за материальными благами в строгие нравственные нормы прошлых веков. Еще в юношестве, он совершил паломничество в \Мекку и там, судя по сообщениям, у него были видения, в которых ему объявляли о его будущей роли. После своего возвращения в Туркестан, он вскоре привлек множество своих последователей своим аскетизмом и святостью. К тому же, он врачевал больных. Много суфиев и учеников, которые его сопровождали, все время говорили о его магических силах. Так, говорили, что он готовил плов без огня.
(Продолжение следует).