До окончания срока Атамбаева
осталось

№16 от 24.09.2015

0 470

В ночь с 11 на 12 октября 2015 года из исправительного учреждения №50 (СИЗО-50), расположенного в селе Нижний Норус Чуйской области, совершили побег 9 осужденных. При попытке остановить преступников трое сотрудников ГСИН были убиты и один тяжело ранен.

«Семеро из девяти сбежавших из исправительного учреждения осуждены на пожизненное заключение. Но все девять — фигуранты дел за статью, связанную с религиозным экстремизмом. Ранее одного из тех, кто все еще остается в бегах, задержали в ходе спецоперации в Бишкеке. Отмечается, что сбежавшие — активные члены запрещенной организации «Джайшуль Махди». В последнее время деятельность «Джайшуль Махди» активизировалась в Кыргызстане. Цель данной организации заключается в построении халифата на территории Центральной Азии», — пояснили в комиссии.

Практически в это же самое время по подозрению в подготовке теракта в Москве задержаны 10 человек. В правоохранительных органах России сообщили, что большинство из них являются гражданами стран Средней Азии. Ранее, в докладе антитеррористического комитета ООН названы три группы, связанные с сетью «Аль-Каида» из региона Центральной Азии: «Исламское движение Узбекистана», «Группа (или Союз) исламского джихада» и «Исламское движение Восточного Туркестана». В августе 2015 года ИДУ заявило о самоликвидации и растворении в ИГ. Все эти и другие террористические и экстремистские организации официально запрещены во всех постсоветских республиках Центральной Азии. В докладе говорится также, что вербовка иностранных боевиков-террористов в регионе Центральной Азии — это, в основном, дело рук ИДУ, в его сети все чаще попадают мигранты и женщины. Многие прибывают в ИГ семьями.

На прошлой неделе в Сочи президент Таджикистана Эмомали Рахмон встретился с президентом России Владимиром Путиным, где выразил серьезную озабоченность тем, что приграничные с Афганистаном территории один за другим переходят в руки воюющего с ИГИЛ движения «Талибан». В это же самое время, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов приехал в «Аксарай» на встречу с узбекским коллегой Исламом Каримовым.

По мнению наблюдателей, основной проблемой, побудившей Бердымухаммедова приехать 7 октября в Ташкент, является именно угроза возможного перехода севера Афганистана в руки различных исламских экстремистских группировок.

4 октября на вопрос журналистов, как Алмазбек Атамбаев относится к действиям России в Сирии, заявил о поддержке Бишкеком авиаударов по базам ИГИЛ в Сирии. «Я думаю, что борьба с «Исламским государством», в том числе и на территории Сирии, это в интересах Киргизии», — заявил Атамбаев, успев даже покритиковать других за неэффективность предыдущих операций западных стран.

А что мы можем предложить своим союзникам кроме слов?

«Террористы пополняют свои ряды за счет заключенных, — сказал в интервью радио «Азаттык» бывший вице-премьер-министр по вопросам безопасности Токон Мамытов. — Правительство, ГКНБ, МВД и бывшее руководство ГСИН ранее неоднократно поднимали вопрос о том, что необходимо принимать меры для того, чтобы лица, осужденные за террористическую и экстремистскую деятельность, содержались отдельно. Почему? Потому что степень их идеологического и религиозного влияния на осужденных вызывала беспокойство и бывшего руководства ГСИН, и в целом правоохранительных органов. Осужденные за террористическую и экстремистскую деятельность лица, можно сказать, обрабатывают других заключенных – те являются легкой добычей для них. В закрытых учреждениях ситуация совсем другая, поэтому, пользуясь обстановкой, морально-психологическим состоянием осужденных за другие виды преступлений, они действуют очень тонко, находят подход к ним, в результате люди переходят на сторону таких вот «пропагандистов». Людей, которые в обычной жизни были далеки от экстремистских и террористических взглядов, они вербуют и делают своими идейными сторонниками, и за их счет пополняют свои ряды. Стоит отметить, что эти люди далеки от традиционного ислама, они просто прикрываются религией и идут на крайние меры».

Кыргызстанец узнал сына в заплаканном смертнике ИГ. Смертником на видео боевиков «Исламского государства» в Сирии оказался гражданин Кыргызстана Бабур Исраилов. После смерти матери и бабушки за Бабуром присматривал брат матери Хамидулла Бакиров. По его словам, Бабур два года назад уехал на заработки в Россию. Он говорил, что хорошо работает, иногда присылал деньги. Родственники не могут поверить в то, что Бабур стал участником боевых действий в Сирии.

То с какой поспешностью религиозные экстремисты бежали из тюрьмы, говорит о том, что их где-то ждали. Как отмечают правоохранительные органы, все сбежавшие были осуждены за организацию терактов. Они участвовали во взрыве во дворе синагоги Бишкека, позже еще два взрыва в городе Токмаке и около Дворца спорта в Бишкеке.

По материалам СМИ.

До выборов-2015 осталось меньше двух недель. Партии разогнались так, что уже не остановишь. Невероятный ажиотаж наблюдается особенно в регионах. Кандидаты и их агитаторы гастролируют по городам и селам, раздавая избирателям обещания и не только. Одними выступлениями с участием звезд местной эстрады подобные гастроли не ограничиваются. О тонкостях предвыборной агитации рассказал «Res Publica» журналист, а ныне еще и кандидат от одной из партий (партию не указываем, чтобы не признали этот материал агитацией) Шаирбек Маматокторов. Экс-директор «ОшТВ», известный своими резкими высказываниями в адрес властей, он вторую неделю колесит в составе агитгруппы по югу Кыргызстана.

— Агитацию проводят все, но только СДПК — с невиданным злоупотреблением административного ресурса. Например, сбор паспортов. Директора школ, ректоры, главврачи, руководители ОшПВЕС, акимы и губернаторы, даже сотрудники силовых органов делают это в приказном порядке. Но, больше всего злит, что в это втягивают и учеников школ. Учителя рассказывают, что их пугают увольнением, если они не принесут по 10 голосов для СДПК.

Очень печальная картина сложилась в тубдинспансере города Оша. Дело в том, что там не выписывают поправившихся граждан. Таково указание главврача: до выборов никого не выписывать. У пациентов собирают паспорта, там же они сдают биометрику.
Отдельный вопрос — биометрика. Например, в Оше есть район «Амир-Темир» («Он –Адыр»). Там компактно проживают граждане узбекской национальности. У них собирают биометрические данные сотрудники милиции. Очевидно, чьих это рук дело.

А еще, партии тратят огромные деньги. Концерты. Обеды. Концерты народ воспринимает с удовольствием. Но как только начинают говорить представители партии, люди расходятся. Остаются только те, кого специально подвозили. А подвозят людей одни и те же маршрутки, набирая одних и тех же людей на мероприятия всех партий. Это все выглядит довольно забавно. Несколько партий, мне показалось, просто «меряются», кто круче.
Мы привыкли винить партии в том, что они подкупают избирателей. А ведь на самом деле, спрос рождает предложение. Это избиратель требует деньги. Голоса в этот раз неслыханно дорогие.

Точную цифру не назову, но начиная от 5 тысяч, могут достигать в отдельных местах до 10 тысяч сомов. Партии, которые располагают большими средствами, покупают их. Нынешнему избирателю, по крайней мере, большинству, просто неинтересны программы и цели партии.
Есть партии, которые денег не дают, предлагают конкретные пути решения проблем страны. Но многих избирателей это просто не интересует. В стране тотальное равнодушие, тотальная и коллективная продажность. Часто люди даже не смотрят списки, иногда только ищут «своего» среди кандидатов. Им все равно, с кем идет их родственник — с законченными коррупционерами и политическими аферистами или с криминалом, переодетым в
костюм.

При таких обстоятельствах и качестве участников избирательного процесса, мы получим парламент ничем не отличающийся от предыдущего, возможно и еще хуже. А это означает, что и правительство сформируется соответствующего качества. Значит, кризис во всех сферах жизни страны идет к углублению. Власть оказалась неспособной поднять политическую культуру. Не смогла или не захотела пойти на реальные реформы, не смогла очиститься от криминала и алчных политиков. Печально видеть одни и те же лица, которые давно доказали свою бесполезность обществу, из года в год просиживают в парламенте, в комфортабельных условиях, на деньги честного налогоплательщика. Нынешняя власть не смогла привлечь молодые, образованные и толковые кадры. А те, кого они привели в качестве молодых и новых людей, на самом деле являются банальными подхалимами власти, которые понятия не имеют о законотворчестве, да и вообще о природе парламента и парламентаризма.

Важный момент, в такой компактной стране как Кыргызстан, где и так все разделены по родоплеменной принадлежности, построить партийную систему крайне тяжело. И не надо говорить о каких-то идеях. Ни в одной партии нет идеи, они все просто частные. Начиная от СДПК, про которую Атамбаев откровенно говорит, что это его партия. Говоря такое, глава государства сам признает, что он президент одной партии. Это и есть доказательство того, что партийная система у нас просто фарс и это просто новая форма обворовывания страны. Раньше воровала семья, теперь партия. Значит, размеры коррупции возросли в разы. Значит, теперь воруют несколько семей верхушки власти. А это явные признаки конгломерата и
мафии.

Я еще раз пришел к выводу, что стране срочно нужны кардинальные изменения. Вы можете их назвать, как хотите — хоть реформами, хоть революцией. Но это не должна быть реваншистская борьба за власть, а реальная реанимация, реабилитация, реальная очистка политической элиты.

Больше года обсуждались риски на предстоящих выборах, но всерьез это, кажется, никто до сих пор и не принял. Пишут, обсуждают, но искреннее волнение проявляют по этому поводу только гражданские активисты и журналисты. Правительство, инициировавшее введение новых технологий в выборный процесс, выходит из себя, доказывая, что это единственная панацея от нечестных выборов, парламент «ручной», они и слова поперек не сказали, а политики, не сильно вникая в тонкости, надеются, что кыргызча прокатит.
Упрямство и нежелание принимать реальность — это характерные особенности кыргызской власти. Ни Акаев, ни Бакиев в момент опасности не ощущали, что их ждет катастрофа, провал, крах. Хотя и в том и в другом случае, было достаточно прислушаться и поменять кое-что в подходах, возможно даже отказаться от каких-то
решений.
Выборы — всегда риск. Для власти, которая пытается их сфальсифицировать, это политическая нестабильность. Для тех, кто  в них участвует — потерять время и деньги. На этот раз, в связи с биометрией, он помножен в несколько раз. До последнего момента все рассуждали о нововведении как-то теоретически,  — об информационной безопасности данных (сбора, хранения, обработки и использования персональных данных во время выборов);  о  не конституционности биометрической регистрации для участия в выборах. И только итоги первичной апробации биометрии на местных выборах выявили погрешности, которые насторожили.
Партии, участвующие в выборах, немного протрезвев от эйфории саморекламы, попытались убедить своих сторонников все же сходить и сдать отпечатки пальцев, перепроверить себя в списках, но 19 сентября позади и представить теперь, что будет на участках 4 октября, просто страшно.
Мы решили пошагово продемонстрировать все неожиданности, которые нам сулит биометрия.

1. Невозможность идентифицировать избирателя

1. Результаты тестов показали, что программный продукт для идентификации избирателя по биометрическим данным не имеет технических возможностей для 100 процентной идентификации всех избирателей (примерно до 20% погрешности). Потому что программа, которая установлена — бесплатная. И не дает никаких гарантий достоверности.

Это подтвердило несовершенство и несоответствие используемого программного продукта. Это заявил 12 августа 2015 года и представитель ГРС, что программа недоработана и будет давать сбои во время выборов.

При таком качестве работы на идентификацию отдельных граждан на избирательном участке может быть затрачено большое количество времени, что в результате приведет к большим очередям избирателей в день голосования.

2. В день голосования — 4 октября, оказалось, что в связи с нарушением требований безопасности при сборе, обработке, хранении данных, персональные данные избирателей, сдавших биометрию, испорчены. (Намеренно или халатно, частично или полностью — не важно). И идентификацию вообще невозможно будет осуществить.

Это, как погрешность операционной системы, также может быть использовано заинтересованной стороной, для того, чтобы сорвать выборы в округах, где предварительные результаты выборов не будут устраивать отдельные политические партии.
Законодательство не рассматривает данные случаи и не предусматривает порядок действий при возникновении подобных ситуаций. Порча и вывод из строя оборудования для идентификации означает, что нужно либо проводить выборы без идентификации избирателей, либо отменять выборы и проводить новые выборы на определенных
участках.

2. Обязательность биометрической регистрации

1. Наличие тройной обязательности, установленная законодательством Кыргызской Республики: обязательность сдачи биометрических данных, возможность участия в голосовании только на основании идентификации, и обязательство уточнить себя в списках избирателей.

При невыполнении одного из условий, гражданин теряет право голосовать, потому что в список избирателей попадают только те, кто сдал биометрию, и его уточнили в списке избирателей. Кто может подтвердить число ответственных избирателей, которые на 19 сентября все эти процедуры прошли? Правительство констатирует только число сдавших биометрические данные, но ответить на этот вопрос не может. Возможно, в этом есть заинтересованная сторона, которая использует эти ограничения. (Читай пункт 2).

2. Наличие организационных и технических возможностей для внесения «легальных» избирателей (клонов).

При формировании электронных списков избирателей, при их выгрузке локально по УИКам, может быть внесено дополнительное количество «нелегальных» избирателей, так называемых клонов. То есть определенному количеству людей будет предоставлена техническая возможность проголосовать на нескольких избирательных участках, соответственно так называемые «карусели» будут иметь место, но уже на новом техническом уровне.

3. Список избирателей

1. Недоработка адресного реестра в списках избирателей.

Основным риском по качеству списка избирателей является то, как избиратели будут распределяться по УИКам. Первоначально за формирование списка избирателей отвечал ГРС, который не мог в силу своих определенных полномочий понимать, как этот процесс осуществляется. В связи с чем, правительство приняло решение адресный реестр создавать вручную, то есть через дворовый обход потенциальных избирателей. Однако это не может быть эффективным способом для уточнения списка. Границы избирательных участков неоднократно менялись. В Кыргызской Республике происходит очень интенсивная внутренняя миграция граждан.

В результате список избирателей несет в себе потенциал иметь погрешность по качеству списка избирателей от 20 до 25 процентов.

4. Законодательство о порядке проведения выборов

1. Ограничение прав избирателями обращаться в суд.

Законодательство о выборах было изменено таким образом, что при возникновении каких-либо нарушений споры должны рассматриваться в УИК, затем в ТИК, и только потом в ЦИК, и только решения ЦИК могут быть обжалованы в суде. Фактически, государственными органами, которые будут рассматривать нарушения во время выборов, будут выступать органы прокуратуры и Первомайский суд города Бишкек. Данное обстоятельство является серьезной проблемой, поскольку в случае нарушения прав избирателей в каком-либо отдаленном регионе или области, он может защищать свои права только в Бишкеке. Для избирателя данное обстоятельство будет служить препятствием для защиты своих прав и, соответственно, вполне вероятно, что он выберет для выражения своей позиции другие протестные акции.

2. Нет ответчика за некачественный список избирателей, в случае обращения избирателя в суд.

Если определить ответственным за некачественные списки ГРС, то какой суд должен рассматривать жалобы и в каком порядке? И если решения судов будут выноситься в отношении ГРС, тогда неясно: как должно решение суда влиять на избирательный процесс.

3. Отсутствие законодательных механизмов по восстановлению избирательных прав граждан, которые сдали биометрические данные, но по каким-то причинам не попали в список избирателей.

Если УИК, ТИК, ЦИК или суд восстанавливают его право на голосование, то как он сможет проголосовать на своем избирательном участке, если его биометрические данные там отсутствуют, так как он не был включен в списки избирателей, распределенные по конкретным УИК? Установлено, что все биометрические данные, которые выгружаются на локальный компьютер, должны строго соответствовать списку избирателей на определенном избирательном участке. Соответственно, получается, что законодательство не гарантирует восстановление и реализацию прав граждан на голосование.

4. Законодательство не рассматривает технологию и методологию сбора доказательств о нарушении прав избирателей при электронном списке избирателей. Например, есть требования, что доказательством нарушения может служить нотариально удостоверенный снимок экрана (скриншот) соответствующей электронной страницы, то в таком случае на каждом избирательном участке должен находиться нотариус. Что будет служить доказательством допущенного нарушения избирательных прав по электронному списку избирателей? Какой орган будет давать соответствующие разъяснения, что является доказательством, как оно фиксируется? Данное обстоятельство приведет к тому, что граждане могут быть ограничены в своих правах обратиться в суд с зафиксированными доказательствами нарушений.

Организационно (включая обучение судей и избирателей) не решены вопросы, как будут проводиться слушания с фиксацией доказательств нарушений избирательных прав граждан с учетом новых технологий. Отсутствие таких знаний может привести к серьезным спорным ситуациям, которые могут перерасти в конфликтные.

5. Законодательство также не определяет, какой из списков избирателей имеет более высокую юридическую силу — электронный или бумажный. Поскольку имеются все основания, как технические, организационные, в том числе человеческий фактор, которые могут привести к изменениям электронного списка избирателей и после его тиражирования на бумажных носителях. Законодательство определяет, что производится визуальное сравнение двух списков — бумажного и электронного, но не определяется как, каким образом производится визуальное сравнение этих списков. Это будет зачитыванием списка вслух, или это будет сравнение количества людей, и т.д.?

6. Чеки, выдаваемые после прохождения идентификации избирателем, не определены законодательством, как избирательный документ, а также не определены последствия в случае несовпадения количества чеков с количеством выданных бюллетеней.

Гарантировать чистоту выборов возможно, если идет совпадение данных из трех источников: это количество бюллетеней (электронная урна или ручной подсчет), количество чеков, и данные о количестве проголосовавших. Ни в одном документе не указано, что чеки должны быть машиночитаемыми. Идея введения биометрической регистрации основывалась на создании механизмов чистоты выборного процесса. Но законодательство использует биометрическую регистрацию только как условие для допуска к голосованию, а не как механизм недопущения нарушений, например, как вбросы бюллетеней.

P.S.: В случае массовых технических сбоев, в том числе невозможность идентификации избирателей по биометрическим данным в день выборов, перед правительством станет вопрос о проведении выборов без технологий, что будет нарушать требования законодательства. В Молдове в результате технического сбоя, который произошел во время последних выборов, в день голосования было принято решение отказаться от новых технологий. Но законодательство Молдовы позволяло проводить выборы на альтернативной основе. Кыргызское законодательство не разрешает альтернативные решения. Что может произойти, если процентное соотношение технических сбоев во время выборов достигнет 10 процентов от всего количества избирательных участков?

Для такого случая ЦИК уже рассматривает вариант — допуска «вручную». Что это значит? Если пять раз система не идентифицирует избирателя, оператор может использовать свой пароль для ввода ПИН-кода паспорта избирателя и выдаст чек, по которому можно получить бюллетень и проголосовать.

Возникает вопрос, а зачем тогда менялось все в Законе о выборах, где говорится, что не сдавшие биометрику к выборам допущены не будут. Не нашел себя, гуляй! И не может быть никаких «но». Но видимо есть заинтересованные стороны в лазейках, если хотят «приручить», т.е. провоцировать технические неполадки для того, чтобы пропустить «нужных» им избирателей.

Для снижения рисков по вбросу бюллетеней, появлению в избирательных списках «клонов», изменению электронных списков, необходимо создать механизм для организации централизованной (а не только локальной) идентификации избирателей через ПИН-коды и номера паспортов, который может снимать сомнения, голосовал или нет тот или иной гражданин на каком-либо ином избирательном участке, чтобы дополнительно проверить чистоту проведенных выборов. Такой вид верификации избирателя может дополнительно установить, в какой из избирательных списков, разделенных по конкретным участкам, ошибочно попал избиратель.

Для защиты прав избирателей нужно вернуться к старой процедуре рассмотрения жалоб и заявлений граждан, то есть включить в этот процесс судебные инстанции на местах для возможности обжаловать в суде действия УИК, ТИК по их месту нахождения, как ответчиков. Практика предыдущих выборов показывает, что принятие заявления от избирателя судебными органами значительно снижает риски (особенно эмоциональные), поскольку избиратель рассчитывает на объективное рассмотрение его заявления (жалобы). В случае рассмотрения жалобы самим УИК или ТИК, избиратель не доверяет объективности их решений в любом случае, поскольку жалобы чаще всего касаются действий УИК.

(Материал подготовлен на основе оценок, рекомендаций широкого круга независимых экспертов).

Власти повесили ответственность за распил бюджета Всемирных игр кочевников на директора строительной компании «Темир Канат» Эркинбека Мергенбаева. Намедни стало известно, что он задержан и водворен в ИВС. Миллионы, прикарманенные чиновниками Белого дома, грозят солидным тюремным сроком человеку, который провел полную реконструкцию чолпонатинского ипподрома, дабы Кыргызстан не ударил в грязь лицом перед гостями, съехавшимися со всего мира, чтобы посмотреть на состязания номадов.

И дольше века длится… скандал

Больше года не утихают страсти вокруг игр, прошедших на Иссык-Куле осенью 2014-го. Общественность хорошо помнит те горячие в прямом и переносном смысле сентябрьские дни. Казалось, весь Кыргызстан следил за ходом стройки на ипподроме Чолпон-Аты. Стройкомпания не успевала в срок возвести объекты, где должны были проходить состязания. Не по своей вине. Слишком поздно власти спохватились: подготовка к масштабному мероприятию началась за два месяца до начала, несмотря на то, что договоренности о проведении первых игр кочевников были достигнуты еще в 2012 году в Турции.

«19 мая 2014 года был создан оргкомитет во главе с тогда вице-премьером Эльвирой Сариевой. Нам дали месячный срок, чтобы составили план работ, утвердили его. Пятого июня в Чолпон-Ате мы проводили заключительное совещание. Предварительно решили провести реконструкцию ипподрома, планировали построить трибуны на 12 тысяч мест. В итоге построили на 7 тысяч мест. Всего на проведение игр нам было выделено 102 миллиона сомов, из них 51 тысяча 948 на реконструкцию ипподрома», — рассказывал позже теперь уже директор Госагентства физкультуры и спорта Кадырбек Эргешов.

Когда за неделю до начала игр выяснилось, что больше половины работ не выполнено, организаторы занервничали. Ведь игры проводились с «благословения» самого президента Алмазбека Атамбаева. Нас каждый день обнадеживали, сообщая, что строители работают денно и нощно, трибуны возведут и игры не сорвутся.

Скандал стал набирать обороты. Из-за невыполнения финансовых обязательств возникали стычки между бригадами строителей и генподрядчиком Эркинбеком Мергенбаевым. Директор «Темир Канат» объяснял это тем, что деньги ему выплатили не в полном объеме, а выдают частями. Рабочие же трудиться в долг не желают. Отношения выясняли даже на кулаках. Работа то и дело останавливалась.

Ближе к дню Икс к реконструкции стали привлекать местное население и солдат ближайших войсковых частей. В итоге успели. Каких усилий это стоило строителям, военным и гражданским, одному богу известно. Но 9 сентября 2014-го в Чолпон-Ате успешно стартовали первые Всемирные игры кочевников. Около 20 сборных и более 430 спортсменов из 19 стран, а также гости из Казахстана, России, Монголии, Австрии, Швеции, США, Франции, Бразилии. Все они разместились на трибунах ипподрома, которые докрашивали буквально за несколько часов до начала мероприятия.

Сразу после отъезда высоких гостей конфликт приобрел новые очертания. Мергенбаев кинулся подсчитывать смету и обнаружил, что организаторы, в лице Госкомспорта, остались ему должны. Генподрядчик выставил счет государству – 14 миллионов сомов. Этих денег, по его словам, как раз хватило бы на зарплаты строителям, с которыми пришла пора расплатиться. Но выплачивать солидную сумму стройкомпании власти не спешили. Долгие выяснения отношений оказались тщетными. Как выяснилось, договоренность строилась на честном слове и уговорах «не подставлять президента».

Мы делили миллион

Еще накануне проведения игр в СМИ просочилась информация о бюджете мероприятия и его нерациональном использовании. В распоряжении журналистов тогда оказался документ с подробной сметой игр. Изначально на проведение игр было предусмотрено $3 миллиона 397,15 тысячи из республиканского бюджета (по курсу доллара на тот момент, это около 147 миллионов сомов).

«При детальном рассмотрении проекта бюджета мероприятия «Всемирные игры кочевников» становится понятно: чиновники себе ни в чем не отказывали и намерены провести его на широкую ногу. К примеру, на так называемые офисные расходы штаба игр заложено $89,6 тысячи (4 миллиона 390 тысяч сомов). В эту сумму входит аренда офиса ($5 тысяч ежемесячно, в целом на аренду заложено $40 тысяч), покупка техники и мебели, Интернет, канцелярские товары, уборка (на последнюю предусмотрено по $300 ежемесячно) и на зарплату 10 сотрудникам — $40 тысяч. Плюс $80 тысяч (почти 4 миллиона сомов) на «прочие расходы», которые предполагают «командировки, представительские расходы, транспорт и другие непредвиденные траты». На изготовление роликов и презентационного фильма о Кыргызстане в марте из бюджета потрачено $96 тысяч (более 4,7 миллиона сомов). На создание веб-сайта — $20 тысяч (980 тысяч сомов), а на его продвижение — $110 тысяч (5,4 миллиона сомов). На изготовление брошюр организаторы предусмотрели $30 тысяч (1 миллион 470 тысяч сомов). На «раскрутку» игр, то есть размещение баннерной рекламы на кыргызских веб-ресурсах («Намба» и форум «Дизель») и зарубежных (Facebook, Mail.ru, Yandex и других), а также билбордов во всех областях страны, предусмотрены расходы в $437,5 тысячи (свыше 21 миллиона сомов). На изготовление сувениров (папок, ручек, картин, изделий из войлока, калпаков, мини-юрт и так далее) для членов команд, делегаций и СМИ заложили $60 тысяч (почти 3 миллиона сомов). На подарки «партнерам, гостям и… журналистам» предусмотрели $40 тысяч (почти 2 миллиона сомов). На «этнокубки и медали» — $150 тысяч (7 миллионов 350 тысяч сомов). На церемонии открытия и закрытия — $1 миллион. Плюс трансляция на ТВ — $300 тысяч (14,7 миллиона сомов), проезд и проживание спортсменов — $170 тысяч (более 8 миллионов сомов) и журналистов — $40 тысяч (почти 2 миллиона сомов), оплату услуг судей соревнований — $20 тысяч (около 1 миллиона сомов) и другие расходы», — перечислялось в документе. Этот бюджет был разработан и утвержден в марте 2014 года. Позже директор Департамента туризма Максат Чакиев заявил, что смету пересмотрели и сократили до 120 миллионов сомов, что не намного меньше первоначальной суммы. В частности, сократили статьи расходов на открытие игр и сувениры гостям, но увеличили на реконструкцию ипподрома.

Ипподром раздора

На реконструкцию ипподрома по документам изначально было заложено 2,5 миллиона сомов. После сумму пересмотрели, однако вместо увеличения урезали – до 51 тысячи 948 сомов. «В июле 2014 года ко мне обратился директор Национального центра развития национальных видов спорта Алмаз Касенов, — рассказывал сам Эркинбек Мергенбаев. — Он попросил организовать ремонтно-восстановительные работы на ипподроме в Чолпон-Ате для проведения Всемирных игр кочевников. Директор Госкомспорта Кадырбек Эргешов сообщил, что другие организации отказались из-за отсутствия всех проектно-сметных и разрешительных документов на ведение работ и, что самое главное, — сжатых сроков. Касенов и Эргешов убедили, что у меня не возникнет проблем с законом и госорганами, поскольку в проведении игр заинтересованы лично президент Алмазбек Атамбаев и тогдашний премьер-министр Джоомарт Оторбаев. По предварительной оценке, выделено 52 миллиона сомов для Госкомспорта, который поручил Центру развития национальных видов спорта заключить договор с моей компанией. Я провел экспресс-анализ ситуации и предложил поставить сборные конструкции готовых трибун из России. Меня просили оплатить все проектные работы, рабочие чертежи, что я и сделал», — вспоминает генподрядчик.

«Объект построен и сдан в эксплуатацию за 52 дня, как обусловлено договором с Госкомспортом, — продолжает Мергенбаев. – Возведены трибуны вместимостью 7 тысяч мест, на которых смогли разместиться около 20 тысяч человек». Мергенбаев не отрицает, что договоренность достигнутая с Госкомспорта была устной. Соглашается, что поверил честному слову некоторых чиновников Белого дома, которые прикрывались именем президента страны. Кто эти белые воротнички?

«Сапар Исаков, — не скрывал Эркинбек, выступая в августе на пресс-конференции. – Он мне постоянно говорил, что это личный проект президента КР. Если я справлюсь, «буду на коне». Мы справились, и теперь я уголовно преследуюсь».

Он отмечает, что в такие сжатые сроки невозможно с отсутствием проектно-сметной документации выполнить аналогичную работу. «Я пригласил рабочих, труд которых оплачивался по повышенным ставкам, так как они работали в выходные дни, сверхурочно. Все стройматериалы, оборудование, техника оплачивались мной по рыночным ценам. По закону я должен бы получить готовую проектно-сметную документацию с определенным окончательным бюджетом. Однако сегодня при расчетах не учитываются коэффициент за срочность. Кто нарушил закон? Правительство и все эти люди, которые незаконно подписывали документы: Джоомарт Оторбаев, Тайырбек Сарпашев (он подписал исправленное распоряжение о выплате мне денег из одного источника). Эргешов, который оплатил мне, согласно договору. Они мне говорили, что это поручение президента КР, и надо любой ценой успеть к открытию игр», — вспоминал он.

В итоге, по словам Мергенбаева, реконструкция обошлась в 87 миллионов сомов, а ему заплатили только 72. «Чтобы не возвращать мне деньги, правительство инициировало возбуждение уголовного дела по факту хищения при реконструкции ипподрома. Дело возбуждают на основании заявления физических лиц, что я им не выплачиваю зарплату, хотя это предмет гражданско-правовых разбирательств, но не уголовного дела», — рассказывал накануне своего ареста Мергенбаев.

В декабре 2014 года по материалам МВД Генпрокуратура возбудила уголовное дело на Мергенбаева по статьям «Присвоение или растрата вверенного имущества» и «Злоупотребление должностным положением» УК КР. Почти девять месяцев длилось следствие. На днях главе строительной компании предъявляли обвинение и заключили под стражу. Суд санкционировал его арест. Мергенбаев открыто называл имена чиновников, участвовавших в распиле бюджета Всемирных игр кочевников. Однако никаких проверок в отношении них не инициировано и меры не приняты. Выступая перед активом города Каракола, а также Тюпского, Тонского, Ак-Суйского и Джети-Огузского районов в рамках рабочей поездки по Иссык-Кульской области президент страны Алмазбек Атамбаев заявил, что в 2016 году в Чолпон-Ате вновь пройдут Всемирные игры кочевников. Сколько на этот раз, пользуясь доверием главы государства, украдут чиновники из его окружения?

Махинур НИЯЗОВА.

0 748

ЦИК обязал партию «Азаттык» снять все агитационные плакаты с изображением детей

ЦИК обязал партию «Азаттык» снять все агитационные плакаты с изображением детей. Члены ЦИК напомнили представителям партии, что нельзя использовать для агитации детей. Однако те заявили, что их баннеры не являются агитацией, так как там нет прямых призывов голосовать за того или иного человека, или партию. Однако ЦИК это не убедило. Партии вынесли предупреждение и поручили снять все плакаты.
И только СДПК из неприкасаемых. Их плакаты с изображением ребенка ЦИК не заметил.

 

Пытаясь снять баннер партии «Ата-Мекен», умер 9-летний Жамшитбек, его приятель Арсен лишился руки

Так, 15 сентября примерно в 16:30 в городское управление внутренних дел поступило сообщение о том, что в городскую больницу с различными травмами поступил А.Ж., 2006 года рождения. По данному факту была создана оперативно-следственная группа, которая, встретившись с матерью ребенка, установила, что мальчик играл в горах со своим приятелем. В результате неосторожных действий они упали вместе с камнем.
В этот же день примерно в 18:00 там же было обнаружено тело ребенка. Возле него был обнаружен камень общим весом около 1 тонны. По предварительным данным следствия, оба ребенка — Жамшитбек и Арсен — играли на склоне горы. Не соблюдая мер предосторожности, они залезли на этот камень, в результате чего упали вместе с ним вниз.
По данному инциденту назначены судебно-медицинской биологическая экспертизы. Мать пострадавшего мальчика Сулуукан Сартбаева говорит, что бог спас ее сына. Она высказала недовольство из-за баннера одной из политических партий. По ее словам, правоохранительные органы дали информацию, что дети якобы упали с горы. «Но на самом деле они полезли в горы ради баннера политической партии. Они хотели снять и забрать баннер. Баннер был закреплен камнями. Когда они пытались его снять, камень рухнул вниз. Один ребенок погиб, а мой мальчик лишился руки. Упавшая глыба буквально раскрошила руку моего сына. Мальчику удалось самому дойти до дороги, где его обнаружил водитель и привез в больницу. Неужели эта политическая партия не могла направить средства на больницу вместо баннера?! Нет, они установили его на горе, а дети лезут туда ради интереса. Сейчас у меня сердце разрывается, когда я слышу от своего сына вопрос: «Мама, у меня рука снова вырастит?», — рассказала она.
Следствие по данному делу продолжается.
Turmush.

— Кубатбек Калбекович, вы на какое-то время пропали из виду и вдруг вновь решили вернуться в большую политику и баллотируетесь в парламент. С чем это связано и почему в составе «Ар-Намыса»?
— С предложениями войти в список и даже возглавить его, обращались многие партии. Воздерживался. У меня была надежда, что возникнет некая политическая сила, сформирует список из людей, которые смогут последовательно изменить природу власти через конституционную и иные реформы. Но этого не произошло. Тогда передо мной встал выбор: оставаться безучастным или идти с кем-то. Я, как человек, проработавший в правоохранительных органам и всю жизнь боровшийся и с акаевскими, и с бакиевскими, не могу встать рядом с людьми, которые разочаровали ожидания людей.
«Ар-Намыс» — это партия, которой можно придать другую динамику. Вместе мы будем продолжать настаивать на кардинальных реформах, закладывать радикальные шаги. Единственное, чего мы не хотим, — революций. Необходимо инициировать внесение изменений в Конституцию, сделав парламентское правление классическим, ликвидировав партийный диктат. Выборное законодательство также надо менять: избиратель должен сам формировать список и голосовать за каждого персонально, тогда не будет такой драки из-за списков, как сейчас в партиях. Только самый популярный, по мнению избирателей, может стать первым, лидером фракции или комитета. Учитывается также срок членства в партии, оптимально — 3-5 лет. Иначе будет бардак, как сейчас: вчера был в КПСС, а сегодня в СДПК или других партиях.
— Но все последние годы власть имущие только и делают, что занимаются реформами…
— Все наши реформы сверху, верней, то чем занимается власть последние 25 лет, напоминает строительство дома без проекта, методом ашара. Дом протекает, зимой холодно, летом жарко, то тут сломается, то там. Все происходит не систематично, фрагментарно, не научно. Решения принимаются наскоком, все выглядит, как тушение пожара. Реформы осуществляются людьми в них не заинтересованными, в том числе партийными номенклатурщиками, которые одномоментно стали демократами. Кстати, мы от них до сих пор не избавились. Хотя динамика сохранялась, еще существовал слой интеллигенции, и первые 10 лет какой-то лоск оставался.
Но самое худшее началось с последней Конституции, принятой в 2010 году. Заложенные в ней правила формирования правящей элиты были настолько безалаберны, что позволили выйти на правящую авансцену откровенных демагогов, хапуг, и что страшно, криминала и около криминальных элементов. Вот главный изъян новой Конституции, и по этим правилам на новые выборы идти было никак нельзя. Вы посмотрите, что происходит, — во-первых, в кандидаты зачислились исключительно денежные люди. И руководители этих партий уже открыто занимаются поборами. Дальше, навязчивая агитация, подкуп и т.д.
Во-вторых, нивелирована идея партийной пропорциональности, ее дискредитировали, потому что практически все партии распределили кандидатов по округам и требуют, чтобы они принесли голоса. Расставили их поближе к кланам. То есть идея пропорциональности уничтожена.
— Так, чтобы избиратели голосовали не за идеологию партии, а за своего сородича?
— Да. И теперь взамен семейного правления установилось партийно-верхушечному. Мы не ушли вперед. Когда правила семья и клан, круг был поменьше. В 2010 году установили пятипроцентный барьер, и мы получили пять фракций в Жогорку Кенеше.
В науке четко говорится, что парламентское правление эффективно работает при двухпартийной, максимум трехпартийной системе. А теперь сделали семь процентов от пришедших на участки. Это еще хуже. Партиям, которые принимали решения, хотелось и на этих выборах пройти стройными рядами в парламент. В итоге, если выборы, как ожидается, будут более или менее честными и машина отсечет фальсификации, мы получим 7-8 фракций в ЖК и страна станет еще менее управляемой.
Должна быть внутрипартийная дисциплина и конкуренция. Иначе партии превращаются в секты, клубы по интересам. Клуб имущих, добивающийся всеми правдами и неправдами, голосов избирателей. У нас происходит именно это, за что ЦИК уже давно должен был вынести не одно предупреждение партиям, а этого нет. Это признак того, что власть мало контролирует избирательный процесс. Благо, что до сих пор нет столкновений.
— Еще одна из угроз — это биометрия. У нас и так хватало всегда проблем на выборах, так теперь еще и технические проблемы возникают.
— В идеале биометрия предназначена совсем для других целей — идентификации, взаиморасчетов. Но не для подсчета голосов на выборах. Уже сейчас очевидно, что процесс голосования на участках будет медленным, образуются очереди, и, вероятнее всего, число проголосовавших не превысят одной трети избирателей. Благо, что биометрия хоть как-то очищает выборы. Но «шлюз» прорвало в другом месте, на «участке» подкупа и лазейки для фальсификаций никуда не делись. В соответствии с законом, если во время голосования обнаружат дополнительные бюллетени, то результаты на этих участках аннулируют. Полагаю, что это будет делаться целенаправленно, дабы сорвать выборы в отдельных округах.
Еще один существенный момент — бюллетени печатаются в Кыргызстане. Нет уверенности, что их не напечатают больше положенного или вовсе второй комплект. Ручной пересчет может оказаться ненужным. В целом, складывается впечатление, что судьба выборов уже решена.
Партии пятого созыва в ЖК до последнего сидели в парламенте, не думая, как сделать процесс голосования прозрачным. Им было очень комфортно, ведь там собрались люди, которые и не верили, что когда-то окажутся на олимпе. Уверены, что и на этот раз все повторится в их пользу. А общество хочет перемен. Я отчетливо вижу: в людях живет надежда, что появится новый парламент, обновленные правительство и суды, но пока объективных предпосылок для этого нет.
— А как же масштабная судебная система, не первый год проводимая в стране?
— Искреннего желания сделать из судов ветвь власти у нынешних правителей в Кыргызстане нет. В результате затеянной реформы судебная система перестала быть властью вообще. Ожидать результата от физической замены одних судей на других могли только наивные. Или имитаторы.
Сейчас звучат предложения создать пленум судей. Мы это уже проходили: увеличивали инстанции, сокращали. Но ничего не меняется. Надо искать причину. А она на поверхности. Власть совсем не хочет, чтобы суды стали реальной ветвью. Необходимо исключить чрезмерное участие других ветвей власти в формировании судебной системы. Большей частью в отборе судей участие должны принимать НПО, сами судьи и гражданский сектор, в идеале должна быть система судейского самоуправления.
— Что нужно делать, чтобы изменить судебную систему в корне? Назовите по пунктам.
— Минимизировать участие других ветвей власти в формировании судебной. Установить систему самоуправления, обеспечив бюджетную самостоятельность. Оснастить достаточным материально-техническим оборудованием. Увеличить сроки пребывания в должность судей. Повышать внутрисудебную демократию и ответственность за принимаемые решения. В Уголовном кодексе Кыргызстана предусмотрена ответственность за неправосудное решение суда. Но дела в отношении служителей Фемиды по этой статье возбуждалось редко. Единственный случай, в бытность мою генпрокурором — дело против Конституционного суда КР. Его, кстати, незаконно закрыли.
— Тем не менее, хорошо понимая это, вы все-таки решили идти на выборы. На чем зиждется надежда?
— Я до последнего дня не хотел идти на выборы, потому что не видел положительной динамики. Я отчетливо вижу, что ветви власти, как в известной басне Крылова, не дают друг другу двигаться. Мы не изменили их природу, не произошло четкого перераспределения власти между всеми ветвями, одновременно центра и окраин. Две остальные ветви по-прежнему могущественны — это исполнительная и судебная власти. Им не выгодно, чтобы парламент оторвался от них и развивался самостоятельно. Поэтому парламент, скорее всего, будет таким же, как и нынешний. Он будет формировать такое же правительство и избирать все тех же судей. Вот такая порочная связь.
Я давно говорил, что в подобной ситуации наиболее приемлемым было бы делегирование власти собранию из числа региональных выдвиженцев. В истории это по-разному называлось. Самое известное — учредительное собрание. Поверьте мне, я хорошо знаю историю революций, государств.
— Но ведь у нас в 2010 году уже было сформировано временное правительство?
— Временное правительство — это было временное недоразумение. 14 человек захватили власть, не потому что хорошо знали историю. Правда, они утверждали, что в 2010 году произошла народная революция. Но тогда надо было создать учредительное собрание, что придало бы им больше легитимности. Когда их упрекают в незаконном насильственном захвате власти, они утверждают, что не имеют никакого отношения к событиям 7 апреля — «мы сидели в тюрьме», а когда их спрашивают, почему распоряжались властью, как хотели, то говорят, что стояли во главе этой революции.
А ведь у Кыргызстана было два шанса — в 2005-м и в 2010-м годах, когда люди были готовы к радикальным изменениям. Упущенная возможность — иначе не скажешь. Моя последняя статья (в мае 2010 года) как раз и называлась «Долгая дорога от большевизма к демократии, или опасность третьего поражения оппозиции». Такая опасность была, и они на самом деле потерпели поражение. А все потому, что решили менять власть в рамках порочной системы. Когда надо было менять природу власти. Кыргызстан нуждается в политических реформах, создании новых прогрессивных институтах и демонтаже отживших частей.
— Вот и на этот раз под занавес Жогорку Кенеш попытался инициировать ряд изменений в Конституцию, как раз ссылаясь на необходимость более эффективного перераспределения власти. Это звучит и предвыборных программах партий.
— Все, что происходит до сих пор, все инициативы такого рода, так называемые реформы, спускаются сверху. Лозунг должен быть такой — вернуть власть народу. А вернуться он должен в виде местного самоуправления. Однажды в недрах акаевской власти зародилась идея всенародных выборов аиыл окмоту. Я тогда спрашивал докладчика этого законопроекта: «А вы согласовали это с Акаевым? Они понимают, что они будут руководителями повстанческих организаций и сметут вас в один прекрасный день?» Так и получилось в 2005 году. Власть сильно испугалась этих перемен, и снова возвратилось все центру.
— Совершенно верно. Все начиналось с захвата власти на местах.
— Поэтому если власть передавать на места, то этот вопрос надо решать комплексно. Власть дали, а финансы не передали. И в этих условиях айыл окмоты обнищали и им ничего не оставалось, как встать во главе протестных акций. Но если бы у них были финансы, они бы строили дороги, школы, на местах жизнь пошла бы лучше, то тогда и появилась бы позитивная динамика. А этого не было, протесты усиливались, и ничего другого не оставалось, как встать во главе протестных масс. Всему причиной фрагментарность, непоследовательность, ненаучность перемен. А народ в подлинных изменениях, ох, как нуждается.
Партия «Ар-Намыс» знает, как осуществить эти перемены.

Беседовала
Замира Сыдыкова.

Оплачено из избирательного фонда партии “Ар-Намыс”.

Ушел из жизни неравнодушный, прямолинейный человек — Куван Бектемиров. Автор многих публикаций в нашей газете. Не выдержало сердце. Мы нашли одну из его статей, опубликованных в 2012 году.

Пир Властей, при нищете народа
(публикуется в сокращении)

Так нам и надо. Как были быдлом, так им и остаемся. Келёсо элге, айля жок ! Продажно-согласительная психология нашего народа привела её к такой помойно-нищенской жизни. Почему я так жестко утверждаю это?! Читайте мою статью “ Блеск нищита кыргызстанцев” в газете Res Publica за декабрь 2004 г. Ещё тогда я утверждал о плебейско-убогой, даже не психологии, а образе жизни нашего народа вместе с теми, кто находится во власти. Настало 24 марта 2005, народ, вернее небольшая его часть, как стихия толпы, вынесла Акаяного. Ура, победа! Фиг Вам, мягко сказано. Всего через 20 дней, 19 апреля 2005, когда обалделый народ, продолжал во всю ликовать и торжествовать от якобы своей победы, я написал статью “Кыргызский унанимизм или народный анонизм”, в которой жестко утверждал и доказывал, что наш народ х… что получил. Так оно впоследствии и вышло. Потому что Акаеву, Бакиеву, и всем им, нужна только власть и деньги, а не сам народ.

Тогдашняя оппозиция Бакиева, как их называл народ: биздин лысый осел, биздин сексуальный козел, биздин хапуга мишка и кичкинтай мартышка, по крыловски обьединились ради власти. Поэтому в газете“ Агым” 16 января 2009 г., я написал статью  “Наш политбомонд, или мертвые сраму не имут” о их полной бездарности и алчности. Через год мы все это увидели уже в лице ВП, с их хапанием и распилом сотен миллионов сомов. При них происходила эта вакханалия с деньгами. Вывод за границу 250 млн. долларов с банковских счетов, хотя на них лежал арест, грантовая валютная помощь, неизвестно куда растащенная. Кто-нибудь отчитался за это хотя бы с амбарной книгой. НЕТ. Хотя я открыто, на телевидении, говорил об этом летом 2010 г. и подробно писал ещё 3 февраля 2011 в статье “ Кыргызские золото-валютно-сомовые жилики и устаканы.”

Дальше больше. Кто ответит за человеческие жертвы апреля и июня 2010? За сомнительно-мутный политический ёрш, то есть 3 в 1 (референдум), за непорядочно-бестолковые выборы в ЖК? Виновных нет, есть только обязательная индульгенция (откуп) перед властями. Зато власть только и успевала награждать себя и ездить по заграницам за наградами, якобы за мужество и честность. Пусть часть из них, если такие честные, ответят, где они были, именно днём 7 апреля? Кто действительно и по факту не дал затухнуть и захлебнуться в тот день апрельской революции и тем самым спас нынешнюю власть. Этих людей среди этой власти и лавины награждённых, нет.

Посмотрите на bublbul.kg, blive.kg, namba.kg мой видеофильм «Черные тюльпаны кыргызских революций». за это всё равно должны отвечать. Что происходит у нас сейчас? Откройте глаза, внимательно посмотрите на непрекращающуюся борьбу и торги в верхних эшелонах власти, за портфель, должность, льготы или хлебные места. Посмотрите внимательно на эту власть, которую мы в очередной раз выбрали.

Куван Бектемиров,
независимый экономический и политический правозащитник.

Редакция выражает соболезнование родным и близким Кувана Бектемирова.

Известность и власть ишана выросли до того, что в 1895 году он назначил раиса в окрестностях близ Мин-Тюбе (несмотря на отмену этой должности русскими). Как и во времена ханства, они были вооружены кнутами и стали гнать людей в мечети и избивать их за невыполнение требований шариата. Кроме того, Мадали направил письмо Абдул-Хамиду, Турецкому султану, сообщая об ухудшении нравов и религиозности людей и необходимости великого реформирования удручающего состояния дел. Письмо было написано одним из его последователей, так как сам он был неграмотным. В ответ на это письмо он получил то, что представляется, как разрешение или моральное предписание Турецкого султана (как в качестве халифа), а также старый халат или одежду с плечом султана. Мадали твердо верил, что оба предмета были отправлены Султаном, и он возвысился как в своих собственных глазах, так и в глазах народа и верил, вероятно, что он был призван спасти людей от русских. Как письмо, так и облачение были доставлены ему Хаджи Абду-Жалил Мир-Сады Карыевым. К письму Султана была прикреплена королевская печать. Документ в начале удостоверяет, что Мадали является истинным ишаном и заканчивается безличным увещеванием проявлять преданность, искренне изучать учение Мохаммеда и доказать это на деле.

В. АНДИЖАНСКОЕ ВОССТАНИЕ

Какова была роль турецкого пан-исламизма в данном восстании — определить трудно. Грамота (от, якобы, Турецкого султана) была, скорее всего, подделкой. И бумага, и рукопись были туркестанскими (но не турецкими), в то же время крайне сомнительно, чтобы Султан лично занялся делом такого незначительного лица, как Мадали. Но то, что Абду-Джалил действовал в качестве турецкого агента, вероятно, соответствует действительности, хотя у нас нет достоверной информации на этот счет. В своей борьбе вдохнуть жизнь в отмирающую Османскую империю и защитить ее от дальнейших посягательств западных держав, Абдул Хамид умело использовал движение пан-исламизма, начавшееся в царствование своего предшественника – Абдул Азиза и возрождения халифата в лице Турецкого султана. Для противостояния махинациям русских в Армении и на Балканах, Абдул Хамид посылал своих агентов в Афганистан, Среднюю Азию, в Заволжье, на Кавказ, и т.д. На фоне этих событий появился в Пешаваре в 1885 году некий Абдул-Керимбек, распространявший прокламации с призывами к священной войне и к обмену полномочными посланниками между Афганистаном и Турцией. Он принял титул «Защитника веры», начал печатать деньги для финансирования Священной Войны, и издал в Кабуле две книги о джихаде под своим руководством.
Царское правительство проявило большой интерес к изучению вопроса о причастности пан-исламистов к Андижанскому восстанию. Читая отчет генерала Куропаткина о восстании, царь подчеркнул строки относительно письма Султана, и позднее русскому послу в Константинополе было поручено разузнать, действительно ли Султан написал это письмо. Возможно, царскому самолюбию было более приятно объяснить восстание, как проявление пан-исламизма и коррупции.
Во главе восстания стояло духовенство и враждебные феодалы с пережитками. Какова была роль других классов? Несмотря на то, что ишан объявлял несколько раз до восстания, что состоятельные слои общества на стороне народа, и что они прикрепили свои печати к договору, призывающему к священной войне, в действительности же, из них только 12 человек подписались, а знать, в целом, была настроена против восстания. Они боялись российской власти, у них было намного лучшее положение ввиду их лучшей образованности, связей с русскими, как в служебном, так и в коммерческом плане, чтобы осознавать реальную борьбу двух противоборствующих сторон. Таким образом, ташкентские «влиятельные местные жители» выражали «свою высокую лояльность (к русским) и свое недовольство относительно злодейского нападения в Андижане, и просили разрешения собрать между собой сумму для семей более низших чинов, которые были убиты». В своей поездке по Самарканду, Катта-Курган и другим местам, генерал-губернатор Духовской слышал аналогичные заявления, которые выражали представители этих влиятельных лиц.
Простые же люди верили в святость ишана, и они не были в столь же хорошем положении, чтобы знать реальную силу русского оружия: местность была изолированной, контакты с русскими были ограничены. Российское правление считалось случайным, преходящим, ненужным, и безосновательно обременительным. Кроме того, незадолго до восстания численность войск в Фергане была сокращена. Были только две роты солдат в Андижане, и, кроме того, в мае месяце казаки и артиллерии с лошадьми находились на пастбище далеко от казарм.
Волостные чиновники из числа местных жителей весьма разочаровали русских. Вместо того, чтобы активно помочь правительству, они в лучшем случае были пассивными зрителями, в то же время был один случай (у волостного управителя Кулинского) активной помощи ишану. Несмотря на то, что они знали о готовившемся восстании, только один (волостной управитель Мин-Тюбе) сообщил о нем российским властям и то, только накануне нападения, хотя он признал, что узнал о заговоре 13 мая. (Восстание было в ночь на 17 мая 1898 года. — Прим.переводчика).
Наказаны были не только непосредственные участники восстания, но и все, кто был вовлечен каким-либо образом к его подготовке. Первой мерой была общая порка арестованных нагайками или казачьими кнутами по приказу генерала Повало-Щвейковского, отставного генерал-губернатора. Относительно этого телесного наказания он сообщил в Санкт-Петербург, что это «произвело сильное воздействие, как на местных жителей, так и на армию», хотя генерал Корольков, который должен был провести официальное расследование причин восстания, признал позже, что прионные (инфекционные) больницы были переполнены из-за последствий этой меры наказания.
Было осуждено более 400 человек, 18 из которых были повешены, в том числе Мадали и названный им его племянник, который должен был стать следующим правителем Коканда. Остальные были сосланы на каторжные работы и высланы. Виновные деревни — Минтюбе и Хаукат (в оригинале, возможно, имелось ввиду Наукат. — Прим. переводчика) были стерты с лица земли, жители выселены, а земли были отданы под устройство русских поселений. Также с жителей Ферганской области было взыскано 300 000 рублей.
Российские власти объяснили восстание исламским фанатизмом и «либерализмом» Положения от 1886 года. Они призвали к его отмене и возвращению к status quo ante (к ранее существовавшему положению). Генерал Куропаткин , вероятно, самый просвещенный и лучше информированный правитель российской Средней Азии, в своем докладе Николаю II сообщал о следующих рекомендациях, сделанных генералом Корольковым:
— повысить содержание чиновников, довести число земских начальников до 48 вместо 18 участковых приставов;
— увеличить войска в Ферганской области;
— усилить русский элемент в крае;
— ввести должности особых чиновников по мусульманским делам;
— обеспечить амбулаториями, особенно для мусульманских женщин;
— привлечь православное духовенство к делу культурного воздействия на туземцев;
— предоставить генерал-губернатору право на выселение ишанов и всех вредных в политическом отношении туземцев;
— не назначать мусульман на должности уездных и участковых начальников;
— предоставить серьезные привилегии детям туземцев, с успехом окончивших курс в русско-туземных школах и городских училищах;
— предоставление чиновникам большей юрисдикции над повседневной жизнью мусульман, и, наконец, определенные административные реформы.
Несмотря на кажущееся чрезмерное внимание Андижанскому восстанию на этих страницах, оно оправдывается очень тесной связью между этим восстанием и событиями среди сартов в восстании 1916 года. Как мы позднее увидим, есть параллель между двумя восстаниями 1898 и 1916 гг. по составу участников, руководству ими, подавлению и сделанным рекомендациям. Генерал Куропаткин, руководивший подавлением двух восстаний, в своих рекомендациях, обосновывая свои действия после восстания 1916 года, говорил, что руководствовался в своих действиях, именно теми мерами, предпринятыми в свое время по Андижанскому делу, в качестве прецедента.
(Продолжение следует).