До окончания срока Атамбаева
осталось

№21 от 29.10.2015

Запуск проекта CASA-1000 неоднозначно оценивается экспертами в плане выгоды для Кыргызстана.

Неприятные сюрпризы уже начались

Международный энергетический проект, запуск которого был торжественно именован в столице Таджикистана как масштабный и региональный, по передаче электроэнергии из Центральной Азии в Южную Азию, напомним, предусматривает экспорт электроэнергии из Кыргызстана и Таджикистана в Афганистан и Пакистан.

Однако эксперт по вопросам энергетики Зульфия Марат высказала в интервью «Регион.kg» достаточно скептические прогнозы.

– Стоит отметить, что день официального запуска проекта стал днем «неприятных сюрпризов». В ходе круглого стола в Душанбе «CASA-1000 и перспективы развития регионального сотрудничества» министр энергетики и водообеспечения Афганистана Али Ахмад Усмони заявил о намерениях Кабула отказаться от планируемой ранее роли потребителя поставляемой через данную линию электроэнергии, поскольку афганская сторона намерена строить собственную ГЭС для обеспечения потребностей в электроэнергии. Таким образом, Афганистан станет лишь транзитным перевалом для экспорта электроэнергии в Пакистан. А это в значительной степени увеличивает риск неокупаемости проекта, – отметила эксперт.

Также Зульфия Марат обратила внимание на то, что несмотря на оптимистичные заявления чиновников Кыргызстана о якобы имеющихся перспективах наращивания экспорта электроэнергии по линии CASA-1000, правительство денонсировало соглашение с РФ по строительству каскада Верхне-Нарынских ГЭС.

– Впрочем, существуют и другие варианты повышения объемов энергомощностей страны. В прошлом году Совет Евразийского фонда стабилизации и развития принял решение о предоставлении инвестиционного кредита в размере 100 млн долларов США Кыргызстану на финансирование проекта «Реконструкция Токтогульской ГЭС. Фаза 2», произойдет замена второго и четвертого агрегатов с заменой/ремонтом вспомогательных систем и оборудования станции. Но по предварительной оценке ЕАБР, увеличение мощности Токтогульской ГЭС составит только 120 МВт и только к 2021 году, а процент времени безостановочного функционирования Токтогульской ГЭС увеличится с 80% до 90%. Дорогостоящая реабилитация ТЭЦ Бишкека за счет китайского кредита в 386 млн долларов предусматривает увеличение электрической мощности, но нельзя забывать, что север страны испытывает постоянный энергодефицит. Учитывая все эти факторы, парламенту Кыргызстана следует все взвесить, прежде чем окончательно дать добро на участие в этом проекте, который обременит страну дополнительным внешним долгом, не имея надежных гарантий в будущем по его выплате, – считает Зульфия Марат.

«Золотые киловатты»

Политический обозреватель Эгамберды Кабулов считает, что «не надо быть экспертом по энергетике, чтобы понять, что CASA-1000 – дитя мертворожденное».

– Может быть он оживет лет через пять-десять. Если даже представить, что все построено, то есть столбы, опоры, трансформаторы и прочее, все равно возникает вопрос – где брать электричество? Кыргызстан сам покупает его у Казахстана. Может только в разгар лета появляются какие-то излишки, которые можно продать. Но электричество не газ и не уголь – впрок не запасешь. Соответственно, возникает вопрос наполнения сети товаром. И еще вопрос к другим странам-участникам – есть ли у них эксперты и министерства энергетики, которые должны были сказать премьерам и президентам, что у Кыргызстана нет товара? Строительство электростанций продолжается чуть дольше установки ларька на перекрестке. Есть еще один тяжелый вопрос: кто будет, грубо говоря, обеспечивать безопасность проводов? Когда украинские «патриоты» взорвали пару-тройку высоковольтных опор, так сказать, на въезде в Крым, то российскому правительству пришлось очень сильно напрячься, чтобы обеспечить полуостров электричеством, всем известно, сколько денег и времени на это ушло. А теперь представим, что это же самое произошло с азиатским проектом. Как долго будут добираться не только ремонтники, но и строители до взорванной опоры где-нибудь в Бадахшане? Кто будет охранять ЛЭП? И сколько им придется платить? Конечно, можно договориться с местными полевыми командирами. Но сколько «командиров» захотят получить свой «кусок пирога»? И не разгорится ли между ними война за больший «участок охраны»? – задается вопросами аналитик в интервью «Регион.kg».

Это не экономика, а политика?

Экономист Самат Алиев видит в данном проекте политическую составляющую.
– Власти США пытаются сохранить свое влияние в Афганистане, Пакистане и приграничными с ними странами. Однако в мае в ходе обсуждения в Конгрессе США вопроса выделения ассигнований на 2017 год Афганистану и Пакистану было предложено снизить объем на 14 процентов. Также показательно, что размер помощи Исламабаду будет уменьшен по сравнению с 2010 годом аж на 60 процентов. Судя по этим фактам, Вашингтон сталкивается со все возрастающим количеством проблем в процессе реализации избранной им внешнеполитической линии во многих регионах мира на фоне очевидного недостатка ресурсной базы. В этом плане, пока достаточно туманными выглядят и перспективы дальнейшей финансовой поддержки американской стороной CASA-1000. Если финансирование и будет, то в кредитном формате, возможно со стороны международных финансовых институтов, включая Всемирный банк. Но вопрос заключается в том, насколько это будет выгодно Кыргызстану, учитывая внешний долг республики? К тому же наблюдаемая глобальная тенденция на замедление темпов роста экономик ряда крупных стран-доноров вынуждает их отказываться от вложений в политически нестабильные страны, ведь проекты не гарантируют быстрой отдачи. Все эти процессы также могут негативно коснуться данного проекта, – подчеркивает эксперт.

На его взгляд, устойчивая общественно-политическая ситуация в Кыргызстане является главным гарантом привлечения в республику инвестиций из ближнего и дальнего зарубежья.

Союзбек Аскаров.

0 425

Накануне новый состав Жогорку Кенеша начал работу. Новоизбранным депутатам вручили мандаты и открывая первое заседание шестого созыва, председатель Центризбиркома Туйгунаалы Абдраимов вновь не преминул напомнить, что выборы в парламент прошли «честно и справедливо, поскольку применялись новые технологии при составлении списков по биометрическим данным и автоматически считывающим урнам».

«За выборами наблюдали представители 40 стран, в числе которых у нас впервые были наблюдатели из Перу, Парагвай, Бразилии, Южной Африки и Малайзии. Все они дали хорошую оценку прошедшим выборами», — как мантру повторил глава ЦИК.
Торжественную часть открыли гимном Кыргызской Республики. После чего перешли к присяге. «Приступаю к исполнению полномочий депутата Жогорку Кенеша. Присягаю на верность Кыргызской Республики. Клянусь свято соблюдать Конституцию и законы КР. Исполнять свои обязанности во благо народа, защищать независимость, территориальную целостность и суверенитет страны», — монотонным голосом каждый избранник зачитал текст клятвы. Отличились лишь единицы, произнеся присягу поставленным голосом.

Самый старейший парламентарий Анвар Артыков поздравил коллег с получением мандатов. И напомил об обещаниях, данных во время предвыборной гонки. «Мы много чего обещали, давайте работать над исполнением. Народные избранники должны работать ради интересов народа и экономики страны. Необходимо определить направление», — отметил эсдэк.
Депутат-аксакал предложил на первом же заседании определить лидеров фракций. Коллеги поддержали его. И если вопросов о главах «Республики — Ата Журт» «Ата Мекена», «Онугуу» и «Кыргызстан» не возникало, то неизвестность сохранялась по кандидатам на должность лидеров «Бир Бола» и СДПК. Ждать пришлось недолго. После непродолжительного перерыва, фракции обявили решение. Инриги не получилось. «Наша партия создала фракцию, состоящую из 38 депутатов. Лидером назначили меня», — под бурные аплодисменты, как на сельском собрании, выступил Чыныбай Турсунбеков.

Следом о выдвижении на пост лидера фракции выступили «первые» из списков каждой партии СДПК — Чыныбай Турсунбеков, «Республика — Ата Журт» — Омурбек Бабанов, «Кыргызстан» — Канат Исаев, «Онугуу» — Бакыт Торобаев, «Ата Мекен» — Омурбек Текебаев. Отличился только «Бир Бол» Лидером фракции избран №2 — Алтынбек Сулайманов. Его заместителем назначили Чолпон Джакупову.

Сохраняется еще одна интрига — состав коалиции большинства. Официально новоизбранные эту тему пока обходят стороной. В кулуарах поговаривают, что вопрос давно решен. «Через три дня президент вручит мандат СДПК, которая будет формировать коалицию», — сказал журналистам член фракции «Онугуу — Прогресс» Тынчтык Шайназаров.
Не ислючают депутаты, что в объединение войдет “Республика — Ата Журт”, хоть ранее и говорилось о том, что фракция может остаться за бортом вместе с “Бир Болом”. Но в КР предсказать что-то невозможно. Расклад сил может измениться в любой момент. Пока наиболее возможным видится союз СДПК, “Кыргызстан”, “Онугуу — Прогресс” и “Ата Мекен”. “РАЖ” и “Бир Бол” — в оппозиции.

Сразу после заседания члены СДПК собрались в кучку и долго совещались. Как выяснилось, депутаты фракции решили отказаться от неприкосновенности, служебных машин и одного помощника. Об этом стало известно от депутата Жанара Акаева, который написал о решении фракции в соцсети «Твиттер». Официально фракция пока не объявила о своем решении. «Когда ключи от машин сложат в кучку, тогда и поверим», — отшучиваются их коллеги из других фракций.

Ждать осталось недолго.

Соб.инф.

Такой вывод напрашивается по итогам громкого судебного процесса в отношении бывших руководителя аппарата главы государства Данияра Нарымбаева и депутата парламента Хаджимурата Коркмазова. Совсем чуть-чуть осталось до окончания суда по обвинению двух бывших обитателей Белого дома. Но уже сегодня нетрудно предугадать, каким будет вердикт и кто сможет повлиять на Фемиду.

Коррупционный скандал, в котором замешаны две ветви власти — судебная и законодательная, а также аппарат президента, разразился в середине июля. В причастности к вымогательству взятки у семьи экс-парламентария и члена «Ата-Журт» Наримана Тюлеева заподозрили троих депутатов, один из которых лидер фракции партии власти, зампредседателя Верховного суда и руководитель аппарата президента. По итогам расследования, обвинения предъявили только двоим фигурантам — Хаджимурату Коркмазову, которого взяли с поличным при получении взятки, но он перевел стрелки на Данияра Нарымбаева, заявив, что выступает лишь в роли посредника. Оба оказались сначала на нарах, а после сели рядышком на скамью подсудимых. По другую сторону решетки казалась дочь бывшего мэра Назгуль Тюлеева. Она проходит по делу потерпевшей, у которой обвиняемые требовали $200 тысяч за положительный исход дела отца.
Но судебный процесс приобрел широкий резонанс не из-за громких имен подсудимых и потерпевших. Впервые высокопоставленные чиновники открыто признались: в Кыргызстане действует телефонное управление судебными процессами.

Во время дачи показаний Данияр Нарымбаев откровенно признался, что все вопросы, касающиеся Тюлеева своевременно «доносил до президента». «У меня состоялась встреча с Феликсом Куловым. Он затронул вопрос конфискации имущества Тюлеевых, сказав, что к нему обратился Нарынбек Тюлеев. Я об этом доложил президенту. Он сказал, что все должно быть по закону. Я позвонил председателю Верховного суда Ферузе Джамашевой и передал ей содержание разговора с президентом. И обратил внимание, что нужно отнестись к этому делу очень внимательно. То же самое я хотел сказать Турганбекову, но не застал его на месте. Но, поскольку я позвонил Джамашевой, посчитал, что этим выполню свою миссию», — рассказал в суде Данияр Нарымбаев.

По его словам, после у него состоялась встреча с Назгуль Тюлеевой. «7 мая она пришла. Я принял ее у себя в кабинете. Она сказала, что в нарушение требований закона конфисковано имущество. Я сказал, что ей необходимо обратиться к руководству Верховного суда. Кроме того, она сообщила, что ее отец осознал свои ошибки и просит прощения у президента», — сказал Нарымбаев.

В чем провинился Нариман Тюлеев перед Алмазбеком Атамбаевым, остается только гадать. Однако известно, что за несколько недель до ареста глава государства вызывал к себе депутата. Однако тот не пошел на встречу. Президент, посылал «гонцов», в том числе и лидера фракции СДПК. Это ли стало причиной обиды главы государства на члена «Ата-Журт»?

Между тем, Данияр Нарымбаев не отрицает, что «действительно, попросил бывшего зампредседателя Верховного суда принять Тюлееву». «Но не я звонил ему, а он сам. Я сказал, придет дочь Тюлеева, примите ее и, учитывая общественный резонанс, обратите внимание на законность решения по этому делу», — поведал подсудимый.
Как расценил слова тогдашнего руководителя аппарата президента зампред Верховного суда КР, не уточняется. Воспринял ли он это, как прямое давление на суд? Или это уже привычная практика для судей Верховного суда?

«После встречи с дочерью депутата, я доложил президенту, что Нариман Тюлеев просит прощения, — продолжает Нарымбаев. — Глава государства сказал, что у него есть конституционное право обратиться с заявлением о помиловании. Я сказал, что я сообщу Тюлеевой».

«В любом демократическом государстве такого рода признания уже были бы достаточными для осуждения за вмешательство и оказание давления на правосудие вне зависимости был или не был какой-либо денежный мотив. Именно в этом и состоит суть дела Нарымбаева: на белый свет вытащили всю грязь и безобразие «телефонного права», которое вершит дела в нашей стране. А ведь «от президента» каждый день совершают звонки в суды всех инстанций по десяткам дел», — комментирует ситуацию активист Эдиль Байсалов.
«По умолчанию, незаконное вмешательство в правосудие — тягчайшее государственное преступление по законам любой страны — происходит ежедневно и практически по каждому мало-мальски значимому делу». — считает он.

Подтвердил свое вмешательство в судебные дела и сам президент. В июле на пресс-конференции Алмазбек Атамбаев заявил (дословно): «Я мог бы остановить это дело. Но я не сделал этого. Наоборот, я хотел, чтобы это дело было возбуждено. Раньше говорили, что коррупция дошла до 7 этажа Белого дома. Надо очищать». Речь шла о деле Нарымбаева. Выходит, от желания или отсутствия такового у главы государства зависит ход любого громкого дела в стране.

Махинур Ниязова.

Совершенно по другому поводу, я совсем недавно размышляла, что надо приветствовать всех кто пишет сейчас книги, воспоминания, иначе неизвестно как мы смогли бы пополнять страницы истории своей страны. Ведь госзаказа уже нет, правительство никак не субсидирует книгоиздательство. А так, худо или бедно, пусть субъективно, но многие из политиков, журналистов, сейчас охотно пишут книги о времени и о себе, издают их на свои деньги.

Благодаря чему появляется возможность воссоздавать картину, пусть во многом спутанную, собранную из противоречий, разных мнений. Это уже потом будет делом историков сопоставлять факты, приводить цитаты, делать выводы. Главное, есть материал, на котором наша история будет изучаться.

О чем не пишет Бакиев?

На этот раз книгу написал экс-президент Кыргызстана Курманбек Бакиев. Новость об этом прозвучала как-то неожиданно. Вроде бы уже стали забывать о том периоде времени, занятые по горло нынешними проблемами. И тут я наткнулась на его объяснение, которое он дал на презентации своей книги о причинах, сподвигнувших его написать книгу. «Я хочу очистить себя и своё имя от обвинений со стороны действующей киргизской власти. Да, меня есть за что поддавать критике, но таких злых и язвительных упрёков я не заслужил», — сказал белорусским журналистам Бакиев.

И я стала читать книгу. Тянет она на краткий очерк биографии Курманбека Салиевича Бакиева и отчет о проделанной работе на различных постах государственной службы. Но есть там нескольких «злых и язвительных упреков» в адрес «действующей киргизской власти», которые позабавили больше всего. Хотя сегодня кажется только ленивый не пинает нынешнюю власть, а временщиков с их апрельской революцией так дискредитировали, что им даже решение Конституционной палаты не помогло.

Сумел ли Бакиев очистить себя от обвинений этой книгой? Нет. Ведь по сути главные обвинения в его адрес, в бытность президентом КР, была его семья. Брат Жаныш и сын Максим — вот две его беды, за которые ему пришлось ответить по полной. О них Курманбек Салиевич не обмолвился ни словом, как будто их не существовало вообще. Или у этой книги будет второй том? Придется видимо еще немного потрудиться, иначе труд окажется напрасным, даже несмотря на его попытку развенчать успехи правления нынешнего президента Атамбаева.

Бакиев подробно останавливается на экономических проектах, которые начинались в период его правления. И реализуются теперь, нагло присвоенные действующей властью. Однако никто и не поет «славу» Атамбаеву кроме него самого по поводу каких-либо достижений вроде завершения «Датка-Кемин». Тарифы, Кумтор, Каркыра — все, за что критиковался Бакиев оппозицией, оказалось неподъемным исполнить. Зато, как любит подчеркивать Атамбаев, нет «семейки» терроризировавшей всю страну. И то, правда, ведь вся трагедия Бакиева как раз в этом.

Как Бакиев стал президентом

На этом месте своей биографии Бакиев останавливается довольно подробно. Рассказывает об Акаеве, который довел страну до Мартовской революции 2005 года. Отмечает роль журналистов, отдельных политиков, а главное, простого народа, который не выдержал и восстал. Но что для меня было откровением, так это то, что сам Курманбек Салиевич, оказывается, и не рвался в лидеры оппозиции. «Во время моего пребывания в Жогорку Кенеше, где я занимался в общем-то рутинной работой, несколько раз заходил Азимбек Бекназаров с одной и той же просьбой — стать лидером объединения нескольких партий (по-моему, речь шла о девяти партиях), которые хотят объединиться и создать общее движение. Меня попросили его возглавить. Сначала я отказывался, так как в мои планы не входило заниматься партийной деятельностью. Но лидеры партий проявляли настойчивость, и я был вынужден, в конце концов, дать согласие», — пишет Бакиев.

И я подумала, как хорошо, что все еще живы. Как сейчас помню, Бекназаров собрал нас — тогдашних оппозиционеров Акаева, в кафе «Кегеты» летом 2004 года и объявил, что Бакиев хочет возглавить оппозиционное движение, потому что у него конкретные намерения стать президентом. Наверное, Бекназаров теперь и сам расскажет, как это было. Там были Топчубек Тургуналиев, Усен Сыдыков, Нур уулу Досбол, я и др. У нас почти у всех возникли тогда большие сомнения в его кандидатуре на лидера оппозиции. Ведь он был всегда государственным функционером, можно сказать в обойме Акаева. Мы стали задавали ему вопросы, он отвечал с некоторым стеснением, что вызвало к нему даже какую-то симпатию. Он понимал, что должен еще получить от нас кредит доверия. Даже если допустить что он все это забыл, то зачем тогда весь последующий пафос о достижениях и дальновидности политики своего периода президентства?

«Еще раз хочу подтвердить: не было, ни у кого из нас планов захватить Дом правительства! Я это заявил как официальный лидер НДК. Выступил на площади, затем уехал на встречу с Данияром Усеновым, которая была заранее запланирована на 15:00. В этот момент мне позвонили, сообщили, что народ ворвался в Дом правительства.

Я был ошеломлен этой новостью. Подъехал к центральной площади и убедился, что там действительно собралось множество людей. Часть из них уже проникли за ограду и в здание Дома правительства, в окнах на разных этажах были видны радостные лица демонстрантов, некоторые победно размахивали флагами».

Знаете, я, как бывший член штаба НДК хочу ответственно заявить спустя 10 лет, что у нас были планы не то что захватить власть, у нас была цель выгнать Акаева, который узурпировал ее неконституционно, путем фальсификаций выборов, на целых 15 лет — с 1990 по 2005 гг. А что касается Белого дома, то к 24 марта были уже захвачены все обладминистрации в стране. Дом правительства сдался сам. Весь мир поддержал народную революцию в Кыргызстане. Гордились нами все, а чем все закончилось? Может быть, действительно, Бакиев и не хотел всего этого? Поэтому все так и получилось, пошло не так, как мы мечтали?

В интернете есть фотография, на которой Бакиев, Атамбаев и Отунбаева стоят с бокалами шампанского и мило беседуют. Это было 30 декабря 2004 года, когда в том самом кафе «Кегеты» лидеры пяти партий подписали соглашение об участии в Народном движении Кыргызстана против узурпации власти Акаевым, возможных фальсификаций на парламентских выборах и совместной защите прав и свобод граждан. Лично я обзванивала всех и приглашала на это событие. Помню, как Атамбаев и Отунбаева, да и другие пожимали плечами, когда обсуждалась кандидатура Бакиева в качестве лидера движения. Каждый из них видел себя на этом месте. Но так уж получилось, что они согласились с этим и участвовали во всех акциях движения вплоть до захвата Белого дома. Атамбаев на площадь 24 марта 2005 г. приехал уже, когда Акаев бежал. Люди расходились. Но и он и Отунбаева должности получить успели. Атамбаев стал министром промышленности, Отунбаева министром иностранных дел. Это потом, уйдя в оппозицию к Бакиеву, они стали говорить об «украденной революции». Все пошло не так, как хотелось.

Кто решал его судьбу?

Бакиев пишет: «Я полностью осознаю и свою ответственность как президента страны за то, что дело, которое мы начали в марте 2005 года и в которое вложили столько души и усилий, осталось незавершенным. Однако я надеюсь, что истина восторжествует и станет очевидным, кто и в какой степени был прав или виновен».

Теперь я поняла, почему он назвал книгу «Боль, любовь, надежда —
мой Кыргызстан». Пока я не дочитала до этого места в книге, все думала, ну боль, понятно, любовь — тоже понятно, а вот надежду на что питает Курманбек Салиевич? Теперь вижу, что он надеется на… оправдание. Но, к сожалению, для этого мало признаться в «серьезной кадровой ошибке», как пишет сам: «Это назначение на должность премьер-министра КР Алмазбека Атамбаева в 2007 году. Этот человек был определенно не способен работать руководителем. Что со всей очевидностью проявляется сегодня по результатам его пятилетнего пребывания в кресле президента Кыргызстана». Вряд ли это признание зачтется Бакиеву. В 2011 году народ Кыргызстана избрал Атамбаева президентом и сам в ответе за это. И книгу Алмаза Шаршеновича мы тоже, надеюсь, почитаем, когда он уйдет с поста президента. Он же у нас вообще литературный деятель, член Союза писателей Кыргызстана.
Воспоминания Бакиева о 7 апреле 2010 года я не могу комментировать. Меня там не было. Но одно могу сказать, в возможность начала гражданской войны в апреле, когда Бакиев уехал на юг, я не верю. Бакиев объясняет свое решение покинуть страну доводами Путина, который по телефону ему сказал: «Курманбек Салиевич, за то, что случилось у Дома правительства, вас никто не обвинит, а вот если развяжется региональный конфликт «Север-Юг», то все повесят на вас. Я вам рекомендую покинуть страну».

«Я задумался, — пишет Бакиев. — Действительно, если бы я оставался на юге дальше, там могли устроить элементарную провокацию, ведь тогда уже пошли разговоры о том, что я собираю многотысячное войско для похода на Бишкек. Были такие слухи. Самое простое, что могли инсценировать: якобы от моего имени послать в Бишкек 10-15 вооруженных людей, пострелять там и положить несколько десятков, а потом сказать: вот, мол, нас Бакиев послал. Этот сценарий мог осуществить кто угодно. Только после этого разговора с Путиным я решил покинуть страну с женой и двумя маленькими детьми».

Но на тот момент он был президентом суверенного государства. Он давал присягу, что главное для него суверенитет и безопасность Кыргызстана. «При этом Кыргызстан не будет местом реализации чьих-то геополитических интересов», — уверял он. Но Бакиев видимо понял, что Путин с ним не шутит.

И все-таки как легко теперь им рассказывать о былых временах. И Акаеву, и Бакиеву. А мы остались полные разочарования от обещаний и надежд.

«Роза Отунбаева – особый вид разрушителя женского рода. Женщина в моем понимании всегда ассоциировалась с созиданием, любовью, теплотой и мудростью. Но именно Отунбаева для меня образец всего негативного, связанного со сплетнями, скандалами и одним из худших из человеческих качеств – предательством. Речь не идет о предательстве по отношению только ко мне. Для этой дамы не существует моральных преград, она с легкостью предала всех, кто поднимал ее до высот, недоступных  без серьезной поддержки: Акаева, Айтматова, Шеварднадзе и меня в том числе».

«Почти четверть века  он депутат, почти четверть века он оппозиционер. Текебаев избегает любой работы,  при которой необходима личная  ответственность,  всякой  деятельности,  требующей конкретных результатов. Везде его сопровождают скандалы, конфликты,  самопиар и словоблудие – это то, что в сухом остатке».

«Выдающимся  образцом  разрушителей является Атамбаев. Меня  удивляет, почему некоторые люди называют  его бизнесменом. Насколько мне известно,
весь его бизнес заключался в том, что он на деньги Союза писателей Кыргызстана купил несколько  заводов “Кыргызавтомаша”,  большую часть демонтировал и отправил в Китай, а выручку инвестировал в Турцию. Я его назначил министром промышленности, он не смог работать, устал, ушел, начал митинговать, пришел и сказал, что будет мостом. Я его назначил премьером — не смог работать, устал , ушел, митинговал. Любитель громких необдуманных заявлений, не несущий никакой ответственности за сказанное даже в весьма редкие моменты, когда бывает трезвый».

Замира  СЫДЫКОВА.

Окончательный список будущих парламентариев готовился буквально за несколько часов до первого рабочего дня VI созыва Жогорку Кенеша. Последнее заседание Центризбиркома выдалось жарким. Членам ЦИК предстояло решить сложную арифметику, результатом которой чуть не стал недоукомплектованный состав парламента.

Поводом экстренно собраться и принять окончательное решение, кому быть депутатом, а кто останется без мандата, стали решения Верховного суда по некоторым представителям партии «Республика — Ата Журт». Напомним, часть кандидатов в депутаты были исключены из списка «РАЖ», якобы, по собственному желанию, согласно поданному заявлению руководству партии. Некоторые из них однако позже спохватились и опротестовали решение ЦИК. В итоге высшая инстанция поддержала «бунтарей» — Аиду Исмаилову, Закира Шарапова, Жыргалбека Саматова, Алиярбека Абжалиева, Курманкула Зулушева и Раду Туманбаеву, отменив решение Центризбиркома и постановив вернуть их в список. «В своем постановлении суд установил, что заявление об исключении из списка основано на документе, не имеющем юридической силы. То есть заявления, которые подписывали кандидаты, когда еще не были кандидатами, юридически ничем не подкреплено», — пояснил член ЦИК Рашид Бекбасаров. Он заявил, что принято решение «Заявление политической партии «Республика — Ата Журт» в части представления об исключении из выдвинутого списка кандидатов возвратить».

Полномочные представители «РАЖ» выступили с разоблачениями на некоторых восстановленных с просьбой ЦИК пересмотреть свое решение «с учетом новых обстоятельств». А накопали юристы весьма интересные факты. По их словам, Жыргалбек Саматов имеет второе гражданство. УФМС Татарстана подтвердило, что с 1991 года у него есть российский паспорт. Стоит отметить, что, по закону КР, лицам, занимающим политические должности, запрещено иметь двойное гражданство. Каким образом Саматов пролез в пятый созыв и пять лет заседал в Жогорку Кенеше, будучи членом фракции «Ата-Журт»? Это вопрос прежнему составу ЦИК, который накануне выборов в ЖК в 2010 году не достаточно тщательно проверил кандидата. Или на этот факт тогда в революционной эйфории закрыли глаза? Как гражданин РФ вновь оказался в списке «РАЖ» внятно ответить ни в самой партии, ни в ЦИК не смогли. «В этом вопросе надо очень тщательно разбираться. Если он получил в России документ в 1991-м году, а после неоднократно получал кыргызский паспорт здесь, то, соответственно, можно считать, что он гражданин КР», — считает член ЦИК Гульнара Джурабаева.

Однако ее коллеги придерживаются иного мнения. Ждать разбирательства и решения Фемиды (а Саматов пригрозил Центризбиркому судом) ЦИК не стал. Кандидата с двумя паспортами исключили из списка.

Еще один оскандалившийся депутат — Аида Исмаилова, по данным юристов «РАЖ», является учредителем двух иностранных компаний. Этой информацией они также поделились с членами ЦИК, но она последних не заинтересовала. Исмаиловой все же вручили мандат, а Саматову дали от ворот поворот. Вместо последнего удостоверение и значок получил Болотбек Ибраимжанов, судьба которого висела буквально на волоске. Меньше повезло Зарылбеку Рысалиеву, Абдыбеку Дюшалиеву, Марлену Маматалиеву и Сагындыку Келдибаеву. «Бунтари» Зулушев, Туманбаева, Абжалиев и Исмаилова «подвинули» их.

Соб. инф.

О том, что хорошо там, где нас нет, мы знаем не понаслышке. О том, что с президентами повезло всем, кроме нас, нам неустанно повторяют… наши  же президенты. То нынешний глава государства год от года заверяет, как повезло казахстанцам с лидером страны. Теперь вот предыдущий, Курманбек Бакиев в своей новой книге отмечает, что и белорусам повезло с президентом, «крепким и грамотным хозяйственником», «талантливым руководителем».
Понятно, что лить воду на мельницу, тебя оберегающую, святое дело. Но как-то после этого, право слово, за державу обидно. Тем более что виноватым почему-то оказывается именно народ. Да-да, мы с вами, которым год от года твердят, мол, «каков народ, таков и правитель», если цитировать президента нынешнего. Или «то, какой правитель оказался у власти в стране, зависит от самих граждан, от их представлений о будущем, от их веры, справедливости, честности и других моральных качеств». Это уже из книги бывшего.
То есть, моральные качества у всех у нас такие же, как у временщиков, о которых весьма нелестно отзывается Курманбек Салиевич в своей книге «Боль, любовь и надежда: мой Кыргызстан». Вот уж когда называется, хотел как лучше, а получилось…

Получилось обо всех понемногу. Особенно порадовало перечисление фамилий сподвижников, многие из которых и сегодня в политистеблишменте Кыргызстана. Или стали депутатами, как экс-премьер-министр бакевского периода Игорь Чудинов. Про остальных, туманно названных «многие другие», теперь можно с упоением гадать. Нда… Как говорили «Неуловимые мстители», «а казачок-то засланный»…. Вот уж действительно неуловимая «мстя».

Каждому на орехи досталось. И  ОмурбекуТекебаеву, «многодетному отцу наших конституций» (учитывая, сколько вариантов Основного закона прошел Кыргызстан). Мол, «везде его сопровождают скандалы, конфликты, самопиар и словоблудие». И Розе Отунбаевой, которую назвал образцом «всего негативного, связанного со сплетнями, скандалами и одним из худших из человеческих качеств – предательством», мол, для «этой дамы не существует моральных преград».

Это у Ницще «женщина второй промах Бога», а вот Курманбек Салиевич может с полной уверенностью сказать это про Розу Отунбаеву и себя. Почему второй промах? Потому как на первое место однозначно, по книге, претендует Алмазбек Атамбаев.

Это и «выдающийся образец разрушителей», и «любитель громких необдуманных заявлений, не несущий никакой ответственности за сказанное даже в весьма редкие моменты, когда бывает трезвый». К слову, заявления нашего главы государства порой действительно ввергают в умиление…

Ну, и венец эпистолярного жанра: «Приход Атамбаева — это не только наказание мне, это наказание всему кыргызскому народу». Курманбек Салиевич так изволновался по поводу данного нам в лице АША «наказания», что даже книгу эту написал. В назидание потомкам. Как говаривал товарищ Огурцов, «Бабу-ягу со стороны брать не будем. Воспитаем в своем коллективе». Приходили, воспитывали, даже на поток поставили «бабаек всяких-разных во власти разномастных». Может, начать их экспортировать? Пытались ведь впарить миру наш кетсинизм… А здесь красиво ленточками повяжем, рекламный буклетик приложим: «Умеет говорить (много), обещать (еще больше). Из спецпакета: может залезть на забор, устроить революцию, написать книгу, выйти сухим из воды. Нарушив закон, не краснеет.  Пойманный с поличным, слабеет, начинает болеть, поправляется только за  границей (категорически запрещено ругать и наказывать). Замечательная особенность: хорошо убегает». Представляете, какой навар пойдет?

А то ведь пока приходится пиариться за счет книги Курманбека Бакиева. Из которой любой может узнать, как хорошо было жить пять лет назад, каким безответственным оказалось временное правительство, по крайней мере, в отношении межнационального конфликта на Юге, и о том, что «мы должны обязательно добиться наступления позитивных и необратимых перемен к лучшему». Остается вопрос, как добиваться будем? Через оставшихся в стране сподвижников? Или на предстоящих в 2017 году выборах президента?
Всем известно, что скорпионы пожирают друг друга. Вот и руководители двух наших революций все чаще напоминают этих паукообразных. Проблема в том, что пока они «насыщаются» друг другом, стране туго приходится.

Сергей КОРОСТЕЛОВ.

О планах Японии на Центральную Азию вновь активно заговорили после центрально-азиатского турне премьер-министра Синдзо Абэ в октябре нынешнего года. В общественном сознании восприятие Страны Восходящего Солнца часто ограничивается только культурными связями и образовательными программами плюс благотворительность. Что, в принципе, отвечает обычной осторожности и взвешенности Японии во внешней политике.
Но чтобы сохранить регион в сфере своего влияния, еще в 1993 году Токио выступил с инициативой о включении центрально-азиатских государств в Организацию экономического сотрудничества и развития. А уже через четыре года премьер-министр Рютаро Хаимото представил программу «Европейская дипломатия», которая включала помимо политического диалога и противодействия распространению ядерного оружия, партнерство по добыче полезных ископаемых. Важным моментом документа стало видение России и Китая как ключей к международному развитию и основополагающих сил в Евразии, в целом, и Центральной Азии, в частности. Правда, несмотря на диапазон заявленного сотрудничества, особых обязательств Токио на себя брать не стало. Но эта программа стала основой активизации интереса, как правительства, так и бизнеса к Центральной Азии и положила начало поэтапному наращиванию присутствия Японии в регионе.

Кстати, каждая новая внешнеполитическая концепция Токио для ЦА начиналась с турне главы японского правительства, как это было недавно. Поэтому после визита в 1997 году появляется первая официальная доктрина непосредственно по Центральной Азии «Дипломатия Шелкового пути», выделявшая два приоритета – транспортную инфраструктуру и природные ресурсы.

Транспортный путь, пролегающий из Азии в Европу, минуя Россию, давно привлекает многие страны. Примером тому служат проекты железных дорог Китай-Кыргызстан-Таджикистан-Афганистан-Иран или Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Последний, кстати был неофициально заморожен в 2013 году. Как предполагают эксперты, поводом стало недовольство Москвы. Потому сегодня мы строим «железку» только Китай-Кыргызстан с намерением потом присоединиться к соседским веткам.

Правда, с Шелковым путем японцы были далеко не первыми и не единственными. США, Россия, Китай также видят перспективы в создании крупнейшего в мире транспортного коридора. Например, инициативу КНР по созданию Азиатского международного инфраструктурного банка, который будет финансировать проект, поддержали 58 стран, а сама Поднебесная только на первоначальном этапе вложила порядка 50 миллиардов долларов на создание Нового Шелкового пути. И хотя японский путь изначально был не настолько амбициозен, он все еще имеет место быть.

Для продвижения своей экономической политики в регионе Токио в свое время также создал Японский Банк международного сотрудничества. Объем зарубежных инвестиций и займов нового банка составил 4948,2 млрд. иен или 41,2 миллиарда долларов, что превысило показатели Всемирного Банка с его 29 миллиардами долларов. Так что борьба за ЦА уже давно ведется нешуточная.

С такими вложениями Япония сосредоточила свое внимание на четырех приоритетных областях: поддержке рыночной экономики, развитии инфраструктуры транспорта и коммуникаций, сотрудничестве в социальной сфере, в частности медицине и образовании и на деятельности по охране окружающей среды. И если не делать акцент на энергоресурсах, то в остальных областях проект, можно сказать, продвигался. В том числе, в отношении внутреннего развития региона, создания новой и модернизацию старой транспортной и коммуникационной инфраструктуры, разведку и разработку перспективных месторождений нефти и газа и перерабатывающих мощностей.

Не секрет, что наши залежи, предварительно разведанные еще в советские времена, до сих пор практически не тронуты. Этот «советский запас» и привлекает к нам внимание мировых корпораций.

Наиболее «лакомым куском», конечно, является Казахстан с его вторым местом в мировом рейтинге государств, обладающих урановыми рудами. Не менее интересен в этом плане и Узбекистан. Еще два года назад  Японская национальная корпорация нефти, газа и металлов (JOGMEC) вошла в эту республику. Тогда же начались геологоразведочные работы в Кыргызстане. Общий первоначальный вклад на весь регион составил порядка 700 миллионов долларов.

Эта ориентация на энергосектор была продолжена и в остальных японских программах по Центральной Азии. Таких как «Центральная Азия и Япония», начатой в 2004 году, и «Трансформация Центральной Азии в коридор мира и стабильности» 2006-го года. Так что нынешние визиты Синдзо Абэ можно рассматривать именно с позиции старых-новых приоритетов. И во многом они уже обозначены, судя по подписанным проектам в ходе нынешнего визита.

12 миллиардов долларов будет вложено в Туркменистан. Здесь Японию заинтересовали порт «Туркменбаши» и месторождение “Галкыныш”, откуда возьмет начало газопровод ТАПИ. Этот газопроводный проект призван связать четыре страны региона – Туркменистан, Афганистан, Пакистан и Индию. Проект долгое время не находил инвесторов из-за талибов и неспособности афганского правительства гарантировать безопасность трубопровода. Но видно японское правительство увидело реальную возможность обезопасить вложения.
В Узбекистан Токио принесет 8,5 миллиардов долларов. Здесь диапазон проектов значительно шире. Это модернизация энергетической и транспортной инфраструктуры, освоение и переработка минерально-сырьевых ресурсов, автомобилестроение, нефтегазовая и химическая промышленность, телекоммуникации и другие отрасли и производства.

На фоне этого Кыргызстану достались 16 миллионов долларов на реконструкцию аэропорта «Манас». Еще полтора миллиона вольются в сельское хозяйство, куда год назад Япония уже вкладывала 2,8 миллионов долларов на проект «Содействие повышению сельскохозяйственной производительности» и пока мало кто знает о семейных фондах, которые должны были быть созданы. Также планируется грант в 117 миллионов долларов на реабилитацию отдельных участков дороги Ош – Баткен – Исфана. Кстати, на этот «великий шелковый путь» местного разлива еще в 2012 году Китай выделил нам почти 130 миллионов долларов под 2% на 20 лет. Получается, будем отдавать 52 миллиона долларов сверху в 2042 году. Но это ведь не страшно, живем, как в той притче, или ишак, или падишах. Еще выдавали — 70 миллионов на эту же дорогу Европейский банк реконструкции и развития и 21,3 миллиона долларов Исламский банк развития. При наших ресурсах остается только удивляться, почему при столь очевидном внимании Токио к энергетике региона, мы смогли договориться только о многострадальном аэропорте «Манас». Может, не в курсе приоритетов их внешней политики? Хотя, что удивляться, если Япония пишет новую программу в соответствии с реалиями, то в нашей внешнеполитической концепции все еще заложен главный принцип: «Принятие настоящей Концепции продиктовано целесообразностью ускорения происходящих преобразований в стране после революционных событий 24 марта 2005 года». Как будто нынешняя власть признает только достижения 10-летней давности, а не собственное «триумфальное пришествие»…

Также 7,2 миллиона Япония вложит в Таджикистан для восстановления системы водоснабжения в приграничных районах и на борьбу с саранчой.
Суммы для всех  государств Центральной Азии разные, но смысл один – контроль над регионом по мере возможности и не особо привлекая внимание «больших игроков». Хотя можно говорить о том, что сегодня Токио может рассчитывать на негласную поддержку США, чье влияние в Центральной Азии в последнее время ограничено евразийским проектом.

Фемида ля комедия

Судебный процесс по обвинению экс-депутата парламента Ахматбека Келдибекова вышел на финишную прямую. Гособвинение не представило достаточных доказательств ни по одному эпизоду дела. Оправдает ли Фемида бывшего парламентария или вновь вынесет вердикт в угоду власти?

Вспомнить все

Процесс по делу бывшего спикера проходит в Первомайском районном суде под председательством Абдразака Боромбаева. На предстоящем заседании во вторник, 3 ноября, стороны перейдут к прениям, если прокуратура вновь не придумает повод для его переноса. А гособвинение периодически прибегает к подобной уловке, в надежде затянуть рассмотрение дела.

Чуть ли не с самого начала судебного процесса стало очевидно, Генпрокуратура, возбудившая дело по указке бывшего главы надзорного органа Аиды Саляновой, не добыла ни одного аргумента против экс-торага Жогорку Кенеша. Не смогла доказать вину Келдибекова и нынешний генпрокурор Индира Джолдубаева.

«Ни один человек, ни одно доказательство не свидетельствуют о вине Келдибекова. В этом деле есть политическая подоплека, и оснований для возбуждения уголовного дела не было», — говорит Азимбек Бекназаров, выступающий в суде общественным защитником Келдибекова.

Согласен с ним и бывший торага Жогорку Кенеша, юрист Мукар Чолпонбаев. В интервью журналистам он заявил: «Сейчас уже не секрет, что дело имеет политическую подоплеку. У нас принято задерживать человека, если он как-то не так высказался в адрес властей».
Бывшему спикеру предъявлено обвинение по статье «Коррупция» УК КР сразу по трем эпизодам. Ему припомнили не только работу в должности главы парламента, но и Соцфонд и налоговую службу, которые он также возглавлял. Общий ущерб, который насчитала Генпрокуратура — более 35 миллионов сомов. Но в суде доказательств не представила даже на 1 сом.

Самый крупный ущерб, Келдибеков, по мнению следствия, нанес, будучи директором Соцфонда — 24,3 миллиона сомов. После неоднократных ходатайств адвокатов подсудимого судебные разбирательства по этому эпизоду прекращены. Фемида старалась игнорировать законные требования защиты обвиняемого, каждый раз отклоняя прошения. Настойчиво игнорировать закон суд понуждало и гособвинение в лице Генпрокуратуры, настаивая на дальнейшем исследовании доказательств. «Такие настойчивые действия гособвинителя, по моему мнению, являются ничем иным как дискредитацией самого государства», — подчеркнула Татьяна Чильникина.

Но в итоге юристы добились своего. «В соответствии с требованием статьи 28 УПК истечение срока давности является обстоятельством, исключающим уголовное судопроизводство. Закон четко отмечает, что при наличии указанного основания возбужденное дело подлежит прекращению и даже не может быть возбуждено вообще. Суд был обязан прекратить уголовное дело. При этом вопрос доказанности виновности обвиняемого в судебном заседании не обсуждается, доказательства не исследуются. А для прекращения дела требуется лишь согласие обвиняемого», — комментирует адвокат Татьяна Чильникина.

Окно в Европу

Одно из обвинений, предъявленных Келдибекову, касается открытия спецпредставительства ЖК в Москве. «Филиал» кыргызского парламента в столице РФ учредили в декабре 2010 года. За год на содержание представительства потрачено 6 миллионов сомов. Бучу тогда подняли члены фракции «Ата Мекен». Ссылаясь на результаты проверки Счетной палаты Кыргызстана, которая якобы пришла к мнению, что создание спецпредставительства было незаконным. Это стало поводом для предъявления тогдашнему спикеру обвинения в коррупции, мол, он заставил депутатов проголосовать «за».

Однако в интервью журналистам председатель СП Эльмира Ибраимова опровергла эти сведения. «Мы долго, тщательно, подробно, внимательно проверяли этот вопрос, — заявила глава Счетной палаты. — Имел или не имел права Келдибеков открывать представительство в Москве? Наши юристы очень долго изучали представленные нам юридические документы и пришли к заключению, что Жогорку Кенеш не превысил свои полномочия, у него есть право на открытие своих представительств, в том числе зарубежных. Здесь Жогорку Кенеш не нарушил закон. По нашему мнению, представительство в Москве могло бы оставаться и поныне. Парламент мог после рассмотреть вопрос эффективности работы представительства. Мы же проверяли не эффективность работы, а финансово-хозяйственную деятельность. Если требуется проверить эффективность работы представительства, то прежде необходимо разработать критерии оценки. У нас таких критериев нет. После этого можно будет проверить, какую работу провело представительство за то время. Из того что мне известно, в то время специальное представительство Жогорку Кенеша в Москве провело ряд международных переговоров. В то время провели мероприятия достаточного уровня. Мы не нашли криминала в создании и работе спецпредставительства Жогорку Кенеша в Москве».

«Но мы не нашли никаких нарушений закона в деятельности А. Келдибекова за время его работы спикером Жогорку Кенеша. Я не знаю, откуда они взяли нынешние обвинения, не уточнив у нас. Первым делом им следовало обратиться к нам. Что касается оказания давления на нас со стороны А. Келдибекова, то я об этом слышу впервые, для меня это странно. Нужно было спросить у нас, оказывалось или нет давление. Никто из Жогорку Кенеша не обращался с таким вопросом», — добавила глава Счетной палаты Эльмира Ибраимова.

Свидетели — бывшие коллеги Ахматбека Келдибекова также хором подтвердили в суде: никаких нарушений при создании спецпредставительства не допущено. Даже не однопартийцы подсудимого, — все, как один заявили, что голосовали за открытие «филиала» добровольно, поскольку это не противоречит закону. «Я голосовал «за» открытие представительства, так как это было в целях укрепления парламентаризма, и никакого давления на меня не было», — заявил в суде теперь уже бывший депутат Джаныш Кудайбергенов.

«Это постановление подписал и принял не один Ахматбек Келдибеков. Инициативу поддержали большинство депутатов. Но после ухода Келдибекова с поста спикера из этого сделали политику и спецпредставительство закрыли. Сейчас этот вопрос становится чрезвычайно актуальным. Я бы вновь поддержал инициативу открыть спецпредставительство», — отметил также экс-член фракции «Республика» Нурбек Мурашев.
«Во многих странах есть представительства, в нашем случае наш ближайший стратегический партнер — Россия, в связи с этим было внесено предложение, что нужно создать представительство Жогорку Кенеша в Москве в составе 3-4 человек. Позднее представительство было признано как утратившее силу. Но я думаю, что это представительство нужно был оставлять. Прекратило свое существование оно в связи с тем, что не были внесены изменения в бюджет, хотя это было необходимо», — рассказал в суде депутат фракции СДПК Эркин Сакебаев.

«День голосования я помню хорошо и осознанно проголосовал за проект постановления об открытии спецпредставительства, так как это было необходимо», — подчеркнул и бывший ар-намысовец Равшан Сабиров.

По его словам, в те годы много трудовых мигрантов обращались за помощью, так как у них возникали проблемы с властями и кто-то должен был реагировать на жалобы соотечественников, вынужденно находившихся на чужбине. Это и было основной целью спецпредставительства — помощь кыргызстанцам.

Похоже, что и по этому эпизоду дело развалено.

Эпизод 3: месть Ситхов

Госбвинение село в калошу и с эпизодом о Государственной налоговой службе. ГП вменяло, что, в бытность Келдибекова руководителем ГНС, он открыл фирму «Бизнес Партнер» и нанес ущерб государству при сборе налогов. Однако тогдашние работники налоговой эти доводы следствия опровергли, более того, они заявили: во время председательства Келдибекова ГНС перевыполнила план по сбору налогов.

Кроме того, свидетели в суде подтвердили, что следователи оказывали на них давление с требованием дать показания против Келдибекова. Получается, властям было выгодно выбить из седла экс-спикера и члена оппозиционной фракции «Ата-Журт», которая до ареста лидера выступала с резкой критикой в адрес президентского аппарата и самого главы государства. Сразу после задержания Келдибекова сменилась и риторика выступлений ата-журтовцев. Не трудно предположить, кто желал устранить лидера «Ата–Журта». «Мой арест был выгоден Текебаеву, Саляновой и Нарымбаеву», — открыто заявил во время допроса сам подсудимый. Он отметил множественные нарушения во время расследования дела, что еще раз подтверждает: цель — посадить Келдибекова любыми способами. И неважно, что доказательств нет. Был бы человек, а статью власти ему найдут.

«Во время следствия меня допросили только один раз. Со следователем Сеитовым мы очень душевно поговорили. Он мне сказал: «Ахматбек Келдибекович, по эпизоду о Жогорку Кенеше ничего нет, по налоговой службе ничего нет, но что я могу сделать? Меня заставляют сверху. О чем вас спрашивать, даже не знаю». Он сам в этом признался, что его вынуждают. Все материалы есть в деле, но ни одно из них не подтверждает моей вины. Это дело станет историческим, поскольку в нем нет ни одного доказательства моей вины», — сказал, выступая в суде Келдибеков.

«Я не обязан доказывать свою виновность, это гласит УПК и Конституция. Но следствие мою вину тоже не смогло доказать», — заключил экс-спикер.

Каков будет вердикт по этому делу — гадать осталось недолго. Известно, что по закону, в Кыргызстане судьи независимы и подчиняются только Конституции. Но то на бумаге. А каково оно в реальной жизни?! Не секрет, что в КР закон применяется избирательно. И тому множество подтверждений. Не в первый раз судью ставят перед дилеммой: решить по закону или идти на поводу у некоторых политических сил и, соответственно, нарушить закон.

Махинур НИЯЗОВА.

Судебный процесс по обвинению экс-депутата парламента Ахматбека Келдибекова вышел на финишную прямую. Гособвинение не представило достаточных доказательств ни по одному эпизоду дела. Оправдает ли Фемида бывшего парламентария или вновь вынесет вердикт в угоду власти?

Вспомнить все

Процесс по делу бывшего спикера проходит в Первомайском районном суде под председательством Абдразака Боромбаева. На предстоящем заседании во вторник, 3 ноября, стороны перейдут к прениям, если прокуратура вновь не придумает повод для его переноса. А гособвинение периодически прибегает к подобной уловке, в надежде затянуть рассмотрение дела.

Чуть ли не с самого начала судебного процесса стало очевидно, Генпрокуратура, возбудившая дело по указке бывшего главы надзорного органа Аиды Саляновой, не добыла ни одного аргумента против экс-торага Жогорку Кенеша. Не смогла доказать вину Келдибекова и нынешний генпрокурор Индира Джолдубаева.

«Ни один человек, ни одно доказательство не свидетельствуют о вине Келдибекова. В этом деле есть политическая подоплека, и оснований для возбуждения уголовного дела не было», — говорит Азимбек Бекназаров, выступающий в суде общественным защитником Келдибекова.

Согласен с ним и бывший торага Жогорку Кенеша, юрист Мукар Чолпонбаев. В интервью журналистам он заявил: «Сейчас уже не секрет, что дело имеет политическую подоплеку. У нас принято задерживать человека, если он как-то не так высказался в адрес властей».
Бывшему спикеру предъявлено обвинение по статье «Коррупция» УК КР сразу по трем эпизодам. Ему припомнили не только работу в должности главы парламента, но и Соцфонд и налоговую службу, которые он также возглавлял. Общий ущерб, который насчитала Генпрокуратура — более 35 миллионов сомов. Но в суде доказательств не представила даже на 1 сом.

Самый крупный ущерб, Келдибеков, по мнению следствия, нанес, будучи директором Соцфонда — 24,3 миллиона сомов. После неоднократных ходатайств адвокатов подсудимого судебные разбирательства по этому эпизоду прекращены. Фемида старалась игнорировать законные требования защиты обвиняемого, каждый раз отклоняя прошения. Настойчиво игнорировать закон суд понуждало и гособвинение в лице Генпрокуратуры, настаивая на дальнейшем исследовании доказательств. «Такие настойчивые действия гособвинителя, по моему мнению, являются ничем иным как дискредитацией самого государства», — подчеркнула Татьяна Чильникина

Но в итоге юристы добились своего. «В соответствии с требованием статьи 28 УПК истечение срока давности является обстоятельством, исключающим уголовное судопроизводство. Закон четко отмечает, что при наличии указанного основания возбужденное дело подлежит прекращению и даже не может быть возбуждено вообще. Суд был обязан прекратить уголовное дело. При этом вопрос доказанности виновности обвиняемого в судебном заседании не обсуждается, доказательства не исследуются. А для прекращения дела требуется лишь согласие обвиняемого», — комментирует адвокат Татьяна Чильникина.

Окно в Европу

Одно из обвинений, предъявленных Келдибекову, касается открытия спецпредставительства ЖК в Москве. «Филиал» кыргызского парламента в столице РФ учредили в декабре 2010 года. За год на содержание представительства потрачено 6 миллионов сомов. Бучу тогда подняли члены фракции «Ата Мекен». Ссылаясь на результаты проверки Счетной палаты Кыргызстана, которая якобы пришла к мнению, что создание спецпредставительства было незаконным. Это стало поводом для предъявления тогдашнему спикеру обвинения в коррупции, мол, он заставил депутатов проголосовать «за».

Однако в интервью журналистам председатель СП Эльмира Ибраимова опровергла эти сведения. «Мы долго, тщательно, подробно, внимательно проверяли этот вопрос, — заявила глава Счетной палаты. — Имел или не имел права Келдибеков открывать представительство в Москве? Наши юристы очень долго изучали представленные нам юридические документы и пришли к заключению, что Жогорку Кенеш не превысил свои полномочия, у него есть право на открытие своих представительств, в том числе зарубежных. Здесь Жогорку Кенеш не нарушил закон. По нашему мнению, представительство в Москве могло бы оставаться и поныне. Парламент мог после рассмотреть вопрос эффективности работы представительства. Мы же проверяли не эффективность работы, а финансово-хозяйственную деятельность. Если требуется проверить эффективность работы представительства, то прежде необходимо разработать критерии оценки. У нас таких критериев нет. После этого можно будет проверить, какую работу провело представительство за то время. Из того что мне известно, в то время специальное представительство Жогорку Кенеша в Москве провело ряд международных переговоров. В то время провели мероприятия достаточного уровня. Мы не нашли криминала в создании и работе спецпредставительства Жогорку Кенеша в Москве».

«Но мы не нашли никаких нарушений закона в деятельности А. Келдибекова за время его работы спикером Жогорку Кенеша. Я не знаю, откуда они взяли нынешние обвинения, не уточнив у нас. Первым делом им следовало обратиться к нам. Что касается оказания давления на нас со стороны А. Келдибекова, то я об этом слышу впервые, для меня это странно. Нужно было спросить у нас, оказывалось или нет давление. Никто из Жогорку Кенеша не обращался с таким вопросом», — добавила глава Счетной палаты Эльмира Ибраимова.

Свидетели — бывшие коллеги Ахматбека Келдибекова также хором подтвердили в суде: никаких нарушений при создании спецпредставительства не допущено. Даже не однопартийцы подсудимого, — все, как один заявили, что голосовали за открытие «филиала» добровольно, поскольку это не противоречит закону. «Я голосовал «за» открытие представительства, так как это было в целях укрепления парламентаризма, и никакого давления на меня не было», — заявил в суде теперь уже бывший депутат Джаныш Кудайбергенов.

«Это постановление подписал и принял не один Ахматбек Келдибеков. Инициативу поддержали большинство депутатов. Но после ухода Келдибекова с поста спикера из этого сделали политику и спецпредставительство закрыли. Сейчас этот вопрос становится чрезвычайно актуальным. Я бы вновь поддержал инициативу открыть спецпредставительство», — отметил также экс-член фракции «Республика» Нурбек Мурашев.
«Во многих странах есть представительства, в нашем случае наш ближайший стратегический партнер — Россия, в связи с этим было внесено предложение, что нужно создать представительство Жогорку Кенеша в Москве в составе 3-4 человек. Позднее представительство было признано как утратившее силу. Но я думаю, что это представительство нужно был оставлять. Прекратило свое существование оно в связи с тем, что не были внесены изменения в бюджет, хотя это было необходимо», — рассказал в суде депутат фракции СДПК Эркин Сакебаев.

«День голосования я помню хорошо и осознанно проголосовал за проект постановления об открытии спецпредставительства, так как это было необходимо», — подчеркнул и бывший ар-намысовец Равшан Сабиров.

По его словам, в те годы много трудовых мигрантов обращались за помощью, так как у них возникали проблемы с властями и кто-то должен был реагировать на жалобы соотечественников, вынужденно находившихся на чужбине. Это и было основной целью спецпредставительства — помощь кыргызстанцам.

Похоже, что и по этому эпизоду дело развалено.

Эпизод 3: месть Ситхов

Госбвинение село в калошу и с эпизодом о Государственной налоговой службе. ГП вменяло, что, в бытность Келдибекова руководителем ГНС, он открыл фирму «Бизнес Партнер» и нанес ущерб государству при сборе налогов. Однако тогдашние работники налоговой эти доводы следствия опровергли, более того, они заявили: во время председательства Келдибекова ГНС перевыполнила план по сбору налогов.
Кроме того, свидетели в суде подтвердили, что следователи оказывали на них давление с требованием дать показания против Келдибекова. Получается, властям было выгодно выбить из седла экс-спикера и члена оппозиционной фракции «Ата-Журт», которая до ареста лидера выступала с резкой критикой в адрес президентского аппарата и самого главы государства. Сразу после задержания Келдибекова сменилась и риторика выступлений ата-журтовцев. Не трудно предположить, кто желал устранить лидера «Ата–Журта». «Мой арест был выгоден Текебаеву, Саляновой и Нарымбаеву», — открыто заявил во время допроса сам подсудимый. Он отметил множественные нарушения во время расследования дела, что еще раз подтверждает: цель — посадить Келдибекова любыми способами. И неважно, что доказательств нет. Был бы человек, а статью власти ему найдут.
«Во время следствия меня допросили только один раз. Со следователем Сеитовым мы очень душевно поговорили. Он мне сказал: «Ахматбек Келдибекович, по эпизоду о Жогорку Кенеше ничего нет, по налоговой службе ничего нет, но что я могу сделать? Меня заставляют сверху. О чем вас спрашивать, даже не знаю». Он сам в этом признался, что его вынуждают. Все материалы есть в деле, но ни одно из них не подтверждает моей вины. Это дело станет историческим, поскольку в нем нет ни одного доказательства моей вины», — сказал, выступая в суде Келдибеков.

«Я не обязан доказывать свою виновность, это гласит УПК и Конституция. Но следствие мою вину тоже не смогло доказать», — заключил экс-спикер.

Каков будет вердикт по этому делу — гадать осталось недолго. Известно, что по закону, в Кыргызстане судьи независимы и подчиняются только Конституции. Но то на бумаге. А каково оно в реальной жизни?! Не секрет, что в КР закон применяется избирательно. И тому множество подтверждений. Не в первый раз судью ставят перед дилеммой: решить по закону или идти на поводу у некоторых политических сил и, соответственно, нарушить закон.

Махинур НИЯЗОВА.

В редакцию «Res Publica» с письмом обратился житель Бишкека Аман Сарманов. Пенсионер посчитал и пришел к выводу, что избирателей опять надурили. «Обращаюсь к вам, как к компетентному и объективному СМИ, в частности, по вопросам недавно прошедших выборов депутатов Жогорку Кенеша VI созыва. Ознакомившись с результатами голосования, я лично сделал вывод о незаконности прошедшего процесса.

Первое. Из публикаций в СМИ следует, что «из около 3,8 млн избирателей в стране проголосовали чуть более 1,5 млн кыргызстанцев, это 59%». По моей же арифметике уровня 4-го класса школы: 1,5 млн от 3,8 млн это около 42,8%, а никак не 59. А если посчитать не проголосовавших: 3,8 млн — 1,5 млн = 2,3 млн, это 57,2%. Больше половины!

Из 3,8 млн около 2,77 млн сдали биометрические данные. Получается, 1,03 млн «чистых». Этот миллион с лишним избирателей  – это мы – противники биометрики. Возможно, партия Адахана Мадумарова и другие и потеряли голоса через «нас» — недопущенных к процедуре?!
Я уже не говорю о других нарушениях до и в процессе голосования, в том числе раздача денег и продуктов питания.

Второе. Я простой обыватель, не знаю, есть ли конституционный закон, требующий количественную квоту голосования на выборах депутатов Жогорку Кенеша. Если такой нет, то достаточно и 42,8% проголосовавших, и меньше. Или не так?

Если я в своей арифметике прав, то прошедшие выборы надо срочно отменить. И ЦИК всем нынешним составом надо ликвидировать».

Аман Сарманов.

0 563

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-20)

Д. ВОССТАНИЕ СРЕДИ САРТОВ

Первую фазу восстания 1916 года можно назвать восстанием сартов. Беспорядки и агитация начались как среди сартов, так и среди кочевников приблизительно в одно и то же время, но волна насилия с кочевниками наступила в начале августа. К тому времени восстание сартов было подавлено, они были побеждены: в дальнейшем они не представляли
опасности.

Указ о мобилизации нанес сильный удар по крестьянству сартов. Их мобилизация пришлась на самый пик сбора урожая хлопка, когда были сильно востребованы рабочие руки. В экономике ситуация была таковой, что изымались из обращения  небольшой капитал и много рабочей силы. В среднем в Фергане арендовалось по 8 танапов земли (2 десятины), что было немало, и потеря рабочих рук могла пагубно отразиться для хозяйств. В 1916 году положение крестьянства независимо от мобилизации было безнадежно. Война ускорила процесс отвода продовольственных земель на культивирование хлопка. В годы войны площади под хлопчатник выросли с 567 тысяч десятин 1914 года до 714 тысяч десятин в 1916 году. 1915 год был рекордным по урожайности хлопка, который составил  20 ½ миллиона пудов. Несмотря на расширение хлопковых площадей, в 1916 году урожайность его была плохой (только 15 миллионов пудов). Таким образом, в 1916 году, несмотря на то, что крестьянам увеличили площади под посев хлопка, из-за плохой урожайности хлопка не покрывались их затраты на его производство. Что еще хуже, сокращение продовольственных площадей вкупе с вялой транспортировкой зерна из Сибири и России, повысили цены на хлеб. И при этом крестьянин не мог запросить (и найти в том спасение) хорошую цену за свой хлопок. Фиксированные низкие цены на хлопок были установлены правительством в течение военных лет. Согласно губернатору Ферганской области, цены устанавливались в присутствии только одной стороны, а именно, представителей фабрик и банков. Результатом всей этой ситуации было то, что крестьянин не мог окупить затраты для своего урожая, и был вынужден обходиться своим скудным оборотным капиталом для выживания. Само собой разумеется, кредиторы в данной ситуации поживились очень хорошо.

Возложение ответственности за составление списков рабочих на чиновников-туземцев предоставило им рычаг для вымогательств в массовом масштабе. Керенский, посланный Думой вместе с другим депутатом Думы в Туркестан, с миссией расследования, выявил, как он увидел 60-летнего человека, который “в действительности являлся в списке призывников-рабочих как 30-летний, потому что он не мог заплатить 300 рублей, в то же время молодой человек, 25-30 лет, являлся как 50-летний, потому что он был богатым человеком. Говоря об этих злоупотреблениях служебным положением, которые генерал Куропаткин должен был написать в своем дневнике, трудно установить, сколько взяток было взято только в Ферганской и Семиреченской областях, особенно чиновниками низовой администрации. Общая сумма должна измеряться не иначе как в миллионах рублей. Жалобы поступают отовсюду”.

Указ был объявлен населению без каких-либо подтоговительных мер, вызвав невероятные волнения. Распространялись самые дикие слухи. Многие твердо верили, что их берут в качестве солдат или, даже если их берут в качестве рабочих, они должны будут рыть окопы под вражеским огнем между немецкими и российскими вооруженными силами.
Отличный отчет о ситуации, сложившейся после оглашения указа о призыве на прифронтовые работы, сделан подполковником Маккавеевым, генеральным квартирмейстером Туркестанского края. Он пишет в своем “Кратком обзоре событий”:
«Первые дни после общего уведомления местных жителей (об указе о призыве на прифронтовые работы) прошли без происшествий, население было внешне спокойно, но  было заметно, что среди них везде идет усиленная агитация: они покинули базары, собрания для ночных торжеств во время действовавшего тогда еще мусульманского говения почти прекратились, массы населения собирались только в мечетях для молитв …; там появились признаки общего звена среди главных центров мусульманства в стране и там появились даже слухи о всеобщем восстании мусульман в будущем, предположительно 18-го июля, в первый день праздника Ураза-Байрам.

Хотя официальные и влиятельные лица среди местных жителей признавали необходимость рабочих повиноваться указу, тем не менее они не скрывали того факта, что население было взволновано и враждебно расположено к требованиям указа; было представлено несколько ходатайств по замене натуральной повинности денежной… После беспорядков зажиточные уроженцы Ташкента и Самарканда начали отправлять свои семьи и родственников из городов и скрывать свои самые ценные товары в садах и в пригородах. Согласно информации политического агента в Бухаре, посыльные выехали из Самарканда 7 июля в Афганистан с просьбой о помощи…

В Ташкенте агенты Охраны сообщали о слухах, что бедные могли бы рассчитаться с богатыми, если бы последним дали право выкупа от воинской повинности. Слух о том, что всеобщее восстание должно было вспыхнуть 18 июля, вызвал почти панику среди русских, разбросанных повсюду по Туркестану. Как они, так и администрация умоляли правительство использовать вооруженные силы против неизбежного нападения. Там, где находились кочевники, мигрировали аулы далеко от городов. Эти люди начали двигаться в степи, холмы и пограничные области (особенно в Чимкентский уезд, Туркестан , Перовск, Казалинск, Степи Венгрии, пограничные закаспийские районы, Семиречье), и даже из Российской империи.
Первая вспышка протеста среди сартов произошла 4 июля в городе Ходженте.  Здесь огромная толпа напала на пост охраны, чтобы обеспечить оружие. Толпа была разогнана выстрелами в нее. Имеет значение дата нападения, так как указ о призыве инородцев на прифронтовые работы не был обнародован до 8 июля, что указывает на то, что население уже знало об указе до его оглашения.

7 июля в деревне Дэгбит Самаркандского уезда местная толпа напала и убила главу волости, писаря и джигитов. Список рабочих-призывников, составленный волостным, был уничтожен. Одновременно 9 июля произошли беспорядки в городе Андижане. В Андижане студенты медресе начали демонстрацию против воинской повинности. Для разгона толпы были высланы войска. Раздались выстрелы и 10 местных жителей были тяжело ранены. Это только разъярило толпу, которая начала бороться с полицией и казаками, бросая в них палки и камни. Нападение было рассеяно орудийным огнем, ранив 12 местных жителей. Были также ранены один казак и несколько полицейских в потасовке.

Движение в Фергане распространилось из городов в остальную часть области. В ряде населенных пунктов были убиты главы волостей, писари и джигиты. Отдельные движения были направлены, прежде всего, на полицию и коренных чиновников и имели своей целью прекращение составления списков рабочих-призывников.

11 июля беспорядки имели место в городах Наманган и Далверзан Ферганской области. Официальный отчет помощника главы уезда описывает события, происходившие в городе Намангане, следующим образом:

Около 8:00 утра начальник полиции третьего района сообщил мне по телеграфу о том, что в его районе начались беспорядки среди туземцев. Прибыв туда немедленно с отрядом полиции, я увидел вокруг водопоя толпу из нескольких тысяч человек, среди которых были женщины. Толпа буквально ревела, не слыша увещеваний, что вынудило меня призвать отделение войск с пулеметами. С появлением войск толпа успокоилась, давая маленькую возможность донести предостережения. Я сам, зная родной язык, попросил, чтобы толпа не создавала  себе вреда, вела себя смирно, чтобы не прибегать к серьезным мерам. От толпы раздалось: “Если войска уйдут, то толпа рассеется”.

Войска были удалены, но толпа начала агитировать еще больше, напирая на полицию, и потребовала уничтожить списки, которые были составлены; войска появились снова. Поскольку разговор не возымел какого-либо действия на толпу, вооруженные силы были использованы для ее устрашения, но с теми угрозами толпа не успокоилась, а, наоборот, начала вести себя еще более вызывающим образом. Услышав угрожающие крики “Ура!”, толпа продвинулась к собранному взводу, стоящему в положении оружия у ноги, и начала нападать на огнестрельное оружие, сабли полиции и эти два набора пулеметов перед взводом. Будучи трижды предупрежденными, что их уволят за неповиновение, в устремленную вперед толпу были запущены залпы и только после этого, мятежники
рассеялись.

Когда в селе Далверзан глава волости обнародовал указ о мобилизации, они встретили это объявление с неповинующимися криками, а когда глава волости начал  ставить свою печать в знак того, что указ был обнародован, он был прижат толпой. Глава попытался защитить себя выстрелами, но разъяренная толпа убила его и двух джигитов. В непосредственной близости не было никаких войск, чтобы призвать на помощь, так что толпа рассеялась сама по себе и все разошлись по домам.

К 13 июля движение захватило всю Ферганскую область. 17 июля весь Туркестанский край был на военном положении. Все гражданские ведомства перешли в подчинение командующему армии. Последний немедленно издал приказы (1) о формировании временных военных судов, (2), о том, чтобы администрации сообщали три раза в день относительно расположения населения, (3) о разгоне всех “толп туземцев” в зоне железной дороги вооруженными силами.

(Продолжение следует).