До окончания срока Атамбаева
осталось

№22 от 5.11.2015

Визит Керри в Кыргызстан внес новую струю в нашу провинциальную жизнь, дал знать, что мы, оказывается, еще интересны американцам, пусть хотя бы тем, что у нас стоит Американский университет, единственный и первый в Центральный Азии. Госсекретарь США приехал к открытию его нового кампуса. За одно и новое здание Посольства США открыл. Теперь все убедились, что это были инсинуации о секретности груза в 152 тонны, который дважды воздушным путем доставлялся в Посольство США в Бишкеке. Он содержал всего лишь строительные материалы и др. для нового обустройства.

Что касается нового здания АУЦА, то это просто историческое решение. Фактически американцы построили себе памятник в Кыргызстане. Теперь его не снесешь, не закроешь. Ведь несколько раз за эти годы кыргызское правительство пыталось отбирать у университета рентованное здание на Старой площади. Надеясь видимо на то, что они устанут тягаться и свернут этот проект, возможно перенеся его в одну из других центрально-азиатских республик.

Президент Атамбаев снизошел до Джона Керри и встретился с ним с глазу на глаз. Видимо еще раз высказал свое «фе» по поводу награждения Азимжана Аскарова, а в остальном вряд ли что-то было стратегическое, поскольку знает, что запись беседы обязательно дойдет до Кремля. И только и.о. министра иностранных дел Эрлан Абдылдаев отметил, что стороны договорились разработать «дорожную карту» многостороннего сотрудничества. Этот термин был применим впервые в лексиконе наших чиновников в связи с вхождением в ЕАЗС, но так и сохранился. Может быть, речи пишут все те же советники, но туман в кыргызско-американских отношениях это не развеяло. И.о. министра говорил о какой-то «оптимальной модели сотрудничества, основанной на взаимном уважении, равенстве и учете интересов друг друга», которая еще, судя по всему, не разработана, поскольку Абдылдаев упомянул, что для этого создана “совместная рабочая группа для анализа сотрудничества”. Но что хотелось бы давно отметить, так это присутствие у нас какого-то комплекса в отношениях с США. Всегда настойчиво подчеркивается обязательность уважения, учета интересов, как будто они с нами не считаются, не воспринимают равными. Что-то я этого никогда не замечала.

Атамбаев намекал еще в прошлом году на возможные обиды между двумя странами, видимо имея ввиду закрытие базы в Манасе. В этом году кыргызы обиделись на Госдеп за награду Азимжану Аскарову. И не преминули ответить: денонсировали Соглашение с США 1993 года. Хотят таким образом уважать себя заставить?! Впрочем, учителя для подражания — известно кто.

На этом фоне, встреча Ислама Каримова с Госсекретарем США Дж.Керри в аэропорту Самарканда, куда президент Узбекистана лично прибыл загодя, выглядела просто ошеломляющей. Это было вне всякого протокола, но в этом был свой шик. И тон разговора был другим. Речь шла об «обмене мнениями по широкому кругу вопросов двустороннего сотрудничества и проблемам международного характера». Джон Керри поблагодарил президента «за теплый прием, подтвердив готовность руководства Соединенных Штатов Америки к поступательному развитию отношений на основе взаимных интересов обеих сторон». Все-таки есть разница между «учетом интересов друг друга» и «взаимных интересов сторон».

«Узбекистан — важный партнер в привнесении мира и процветания в Центральной Азии. У меня была хорошая дискуссия с президентом Каримовым», — написал Джон Керри в своем Твиттере. И они всех сделали. Министры иностранных дел ЦА прибыли на встречу с Госсекретарем США в Узбекистан в новом формате «С5+1», что стало большим успехом для узбекской дипломатии, как в регионе, так и в США.

США дали время для всех на переформатирование, выбор приоритетов, но реалии глобальных процессов в вопросах экономики и безопасности, должны нам дать, наконец, понять, что мы не сможем развиваться в однополярном мире. И Джон Керри об этом достаточно прямо сказал на встрече с министрами иностранных дел стран Центральной Азии: «Мы должны ясно понять, что нет дружбы с одной страной, по крайней мере, она не должна ограничивать возможности дружбы с другой страной. Это не игра». Он подчеркнул, что каждая страна имеет право выстраивать свои отношения с какой-либо страной и это будет ее выбором. Госсекретарь отметил, что центральноазиатские республики должны быть свободными от внешнего давления и запугивания. Что и кого имел ввиду Керри, очевидно. Именно поэтому они продавили встречу в Узбекистане, который давно занимает независимую от России позицию в регионе.

То, что США несколько поубавили интерес к ЦА за последние годы, это была только видимость. Они активно сотрудничали с Узбекистаном, прорабатывали возможности в Туркменистане на уровне военно-политического сотрудничества. Результаты — активное использование транзитного центра «Навои» по выводу военной американской техники из Афганистана, наращивание авиабазы в Мары. В экономическом направлении США просили Индию и Японию присмотреть за нашим регионом. Об этом говорят два последних высоких визита в ЦА — премьера Индии Нарендра Моди и главы японского правительства Синдзо Абэ. Без США здесь не обошлось, это точно.

Встречу с министрами иностранных дел пяти постсоветских стран Центральной Азии Джон Керри назвал «жизненно важной». Но о каком-либо добрососедском сотрудничестве, говорить пока не приходится. У нас не только природные и климатические условия, сырьевая база  разные, у нас разное государственное устройство, разные культуры и общество. И ко всем нужен свой подход. Но и лидеры ЦА имеют свои виды и отношение к США. Это мы уже видели на примере президента Узбекистана.

Президент Таджикистана также подчеркнул, что «сотрудничество с США является одним из наиболее важных приоритетов внешней политики Республики Таджикистан, — сказал Рахмон. — Мы продолжим прилагать усилия в расширении нашего конструктивного и эффективного сотрудничества».

С Таджикистаном у США сложились действительно партнерские отношения, так как он граничит с Афганистаном, куда было истрачено много сил и средств. Активизация талибов и их перемещение к границам ЦА очень беспокоит всех. Поэтому Керри подчеркнул, что «Таджикистан для нас очень важен по сравнению с другими странами Центральной Азии, так как он является ближайшим соседом Афганистана, где имеются вопросы в области борьбы с терроризмом, экстремизмом и незаконным оборотом наркотиков».

Керри также выразил готовность Вашингтона в оказании поддержки усилий правительства Таджикистана в дальнейшем социально-экономическом развитии и укреплении культурных связей.

«Текущая задача Джона Керри — запудрить мозги центральноазиатским республикам, особенно тем, которые еще не вступили в Евразийский союз», — считает российский эксперт Михаил Александров. Однако это представление очень упрощенное. Ведь Керри и не скрывает, что приоритетным направлением на ближайшую перспективу в отношениях с ЦА будет военно-политическое сотрудничество.

Что касается встречи Керри с лидером Казахстана Назарбаевым, то ему оставалось только отметить то, какую высокую оценку дают в США переговорам Назарбаева с Обамой в Нью-Йорке в сентябре месяце, в ходе которых были обсуждены такие вопросы, как нераспространение ядерного оружия, противодействие вооруженному экстремизму, ситуация в Афганистане и борьба против группировки ДАИШ.

Однако кроме этого “США, действительно, являются одним из крупных инвесторов Казахстана. Сегодня я встречался с представителями Американской торговой палаты в Казахстане, и они выразили свое удовлетворение тем прогрессом, который достигнут ими в Вашей стране”, — сказал Госсекретарь США Назарбаеву.

Госдепартамент США по итогам встречи С5+1 в Самарканде представил Новую программу помощи в Центральной Азии. Она включает развитие торговли, поддержку инвестиций, конкурентоспособности экономик. Особо отмечено развитие энергетики. Замороженный на определенное время проект CASA-1000 вновь становится актуальным. Он предполагает создание регионального рынка электроэнергии, и направлен на поставки электроэнергии из Центральной Азии в Южную Азию. Вопрос остается лишь за Узбекистаном. Но если США озвучили этот проект на встрече в Самарканде, значит есть успехи в переговорном процессе по взаимовыгодному использованию водных ресурсов в регионе.

Одним из направлений программы помощи будет развитие «зеленой экономики» — Smart Waters. «Эта инициатива будет обучать новое поколение экспертов по управлению водными ресурсами, и сосредоточится на планировании речных бассейнов и устойчивого управления водными ресурсами в странах Центральной Азии и Афганистане».

Документ обращает внимание на необходимость соблюдения демократических принципов в странах Центральной Азии. Хотя весь путь Керри по Центральной Азии и встреч с лидерами сопровождался критикой со стороны правозащитных организаций и журналистов о том, что он ни словом не обмолвился о нарушениях прав и свобод граждан в этих государствах.
Но это не так. В своем выступлении в казахстанском Институте Назарбаева Керри предостерег против подавления инакомыслия под предлогом борьбы с терроризмом. «Борьба с терроризмом – не повод для того чтобы сажать в тюрьмы политических оппонентов, ограничивать права гражданского общества, или навешивать ярлыки на активистов, мирно высказывающих свое мнение», – заявил он, выступая перед многочисленными студентами. «Практика такого рода не только несправедлива – она контрпродуктивна. Когда перекрываются пути к ненасильственным изменениям, дорога к экстремизму становится более привлекательной», — сказал Госсекретарь США, продемонстрировав знание политтехнологий автократических государств.
На встрече с президентом Туркменистана Керри поднял вопрос о совместном сотрудничестве в освобождении 87 заключенных, так называемых узников совести», — сказал высокопоставленный американский чиновник. Это большой прогресс. Хотя, действительно, в последнее время Соединенные Штаты практически не стали уделять этому внимания. В 2016 финансовом году США намерены выделить на «поддержку гражданского общества и независимых СМИ в Евразии и Юго-Восточной Европе», куда включена Россия, 83 миллиона долларов, что увеличится на 26 процентов по сравнению с прошлым годом. Представитель Госдепа подчеркнул, что заложить данную сумму в бюджете попросил президент США Барак Обама. На эти деньги предполагается вести работу и в русскоязычном информационном пространстве.

Вообще же, что касается российских СМИ, то уровень пропаганды, в худшем смысле этого слова, зашкаливает. США в образе врага распространяется по всей территории бывшего Союза, нанося громадный культурный урон нашему будущему поколению. Вот что они писали накануне визита Керри в ЦА: «Джон Керри едет разобраться в обстановке, а заодно дать понять руководству центральноазиатских республик: мол, вы особо на Москву не ориентируйтесь, Вашингтон для вас тоже необходимый ориентир».

«Керри, можно сказать, едет вырабатывать более жесткую политику США по Центральной Азии. В чем конкретно будет заключаться эта политика? В окончательном вытеснении России из региона, хотя Россию и так активно вытесняет Китай. В том же Таджикистане китайцы взяли под контроль все крупные месторождения золота, серебра, бора. Кроме того, еще в 2002-м таджики отдали КНР 1000 квадратных километров в районе Восточного Памира. Растет влияние Поднебесной в Туркмении, которую китайцы превратили в свою газовую колонку, в Казахстане, Киргизии, Узбекистане. Поэтому, наряду с вытеснением России, Керри будет ломать голову, как из Центральной Азии вытеснить еще и китайцев».

Это настолько безответственные заключения, что остается только разводить руками. «В политике нет врагов и нет друзей. Есть интересы», — как говорится. Мы живем в столь драматичное время, обуреваемое природными катаклизмами, раздираемое религиозными и националистическими проявлениями вражды, отчего на первый план выносятся вопросы безопасности. А сколько еще зон крайней бедности, болезней на нашем земном шаре. И мы все в этом в ответе.

Кому мы сделали лучше, убрав Транзитный центр в Манасе? Это были значительные вливания в бюджет страны, торговые связи с местными производителями. В конце концов, уровень отношений с миром, как равноправного партнера в борьбе с терроризмом. А что теперь? Караулим базу в Канте, где проходят тренировку пилоты, которые потом совершают авиаудары по Сирии?

Остается такой местечковый вопрос: как заявленные программы США будут осуществляться в Кыргызстане, если мы разорвали Соглашение 1993 года о содействии? Мы будем поддерживать их или чинить препятствия? Вопрос новому-старому правительству.

Замира СЫДЫКОВА.

Новые программы содействия США странам ЦА

Конкурентоспособность, обучение и трудоустройство. Новая многолетняя программа направлена на повышение конкурентоспособности экономик стран региона. Проект предусматривает расширение экспорта в приоритетных секторах садоводства, транспорта и логистики, а также налаживание связей с бизнесом и торговыми структурами на зарубежных рынках, включая Афганистан и Пакистан. Программой запланированы создание рабочих мест и обучение профессиональным навыкам молодежи.

Центральноазиатский торговый форум. Недавно США провели в Алматы пятый Центральноазиатский торговый форум с участием более 500 человек и намерены провести еще шесть таких форумов. Благодаря интерактивной составляющей форума, количество его участников планируется увеличить более чем вдвое, а также расширить участие молодежи.
Программа адаптации к изменению климата и смягчения последствий в Приаралье. США поддерживают Всемирный банк, который запускает многолетнюю инициативу в области изменения климата в Центральной Азии, и приглашают к участию других партнеров.
Умная вода (Smart Waters). Новая многолетняя программа для пяти стран Центральной Азии и Афганистана, направленная на подготовку кадров для управления общими водными ресурсами. Проект осуществляется через Региональный экологический центр для Центральной Азии (РЭЦЦА).

Американский университет в Центральной Азии. С 2002 года США предоставили для содействия университету более $30 млн. и планируют продолжать эту поддержку, в том числе путем предоставления стипендий и программ, направленных на долгосрочную устойчивость университета.

Профессиональные и образовательные обмены. Соединенные Штаты намерены расширить число участников стажировок по программе Fulbright для представителей Центральной Азии в таких направлениях, как экономика, образование, экологическая политика и управление, международные отношения, журналистика и массовые коммуникации, право, библиотечное дело и информационная наука, государственное управление, здравоохранение и государственная политика.

Региональная инициатива по английскому языку. Новый трехлетний проект, направленный на поддержку учителей английского языка и изучающих этот язык в Центральной Азии. Инициатива включает в себя, помимо прочего, внедрение инновационных подходов в преподавании английского языка, а также отправку в регион до 30 американских специалистов для проведения семинаров, разработки учебных программ и подготовки учителей.

Сохранение культурного наследия. Признавая важность сохранения богатого культурного наследия Центральной Азии, Соединенные Штаты, в сотрудничестве с правительствами региона и партнерами из частного сектора, намерены продолжать оказывать финансовую и программную поддержку проектам сохранения культурного наследия, отмечается в сообщении.

Спикер нового созыва парламента КР Асылбек Жээнбеков откровенно дал понять, что все заявления об отказе от дополнительных льгот и неприкосновенности — пустые заявления.
«Для полноценной работы депутата должны быть созданы условия», — заявил сегодня на заседании парламента торага Жогорку Кенеша, отвечая на вопросы коллег.

Стоит отметить, что до начала работы VI созыв хором обещал отказаться от депутатских привилегий и льгот. В том числе, говорилось об отказе от неприкосновенности. На первом заседании, сразу после принятия присяги депутаты от СДПК, пошушукавшись, громко объявили, что откажутся от неприкосновенности, служебных машин и одного помощника. Это было ровно неделю назад. За семь дней, однако, мнение эсдеков поменялось.

«В законе, в Конституции есть нормы, которые предусматривают решение вопроса, но я бы не сказал, что это привилегии. В пятом созыве я знал депутатов, которые жили только на депутатскую зарплату. Все так называемые привилегии направлены только на то, чтобы он исполнял свои обязанности. В автопарке ЖК нет каких-то хороших машин. Он у нас старый. В предыдущем созыве машины дали только 63 депутатам, а остальные ездили на своих машинах. Ни один депутат предыдущего созыва не приватизировал государственную квартиру, и не забирал себе земли», — оправдывался накануне Асылбек Жээнбеков.

Не желают отказываться от неприкосновенности и оппозиционные фракции. Член фракции «Бир Бол» Мыктыбек Абдылдаев задается вопросом: насколько законно лишать депутатов неприкосновенности и не будет ли это противоречить Основному закону. «Сегодня в Кыргызстане нет гаранта Конституции, что позволяет каждому человеку толковать ее на свое усмотрение. Сейчас мы собираемся отказаться от депутатской неприкосновенности, но в 72 статье Конституции говорится об этой самой неприкосновенности. Стало быть, мы будем вводить мораторий на эту статью или будем вносить изменения в Конституцию? Но ведь Конституция имеет большую силу», — заявил депутат.

Отвечая коллеге, Асылбек Жээнбеков отметил: «Депутатская неприкосновенность — это норма, закрепленная Конституцией. Я против изменения конституционной нормы, но если на какого-то депутата заведут уголовное дело, то мы должны дать согласие на привлечение его к уголовной ответственности». И добавил, что «депутаты-оппозиционеры не должны бояться высказывать свои идеи, без страха за последствия».

Спикер ЖК признался, что отказаться от привилегий и льгот вряд ли получится. «Потому что есть президент и премьер-министр, и если с ними завтра что-то произойдет, я буду отвечать», — заявил Асылбек Жээнбеков. И добавил, что «как таковых привилегий у депутатов нет».

Соб. инф.

Намедни, после недолгих переговоров, в новом парламенте таки сложилась коалиция, избрали спикера и премьер-министра. Никаких новшеств. Пожалуй, впервые за всю историю Кыргызстана в поствыборный период обошлось без сюрпризов. Предсказуемыми оказались практически все назначения на ключевые посты.   

Неделя началась с подписания соглашения о создании в парламенте коалиции большинства. Она называется «За стабильность, доверие и новые возможности в Жогорку Кенеше КР». В нее вошли фракции СДПК, «Кыргызстан», «Онугуу» и «Ата Мекен». «Республика — Ата Журт» и «Бир Бол», а это в общем 40 депутатов, остались за бортом. Впрочем, это не стало неожиданностью. Еще задолго до оглашения официальных итогов голосования, эксперты и политологи прогнозировали подобный расклад сил в шестом созыве. Не ошиблись.
Не стало сюрпризом и избрание торага Жогорку Кенеша. «Стабильность», за которую так радеет коалиция большинства, похоже, проявляется в назначении на руководящие должности стабильно людей с этими должностями не справляющимися. Вот и Асылбек Жээнбеков накануне на заседании парламента признался, что под его руководством ЖК провалил многие начинания.

В частности, отвечая на вопрос одного из лидеров фракции «Бир Бол» Чолпон Джакуповой Жээнбеков ответил: «По судебной реформе могу сказать: что получилось, то получилось. Хотели как лучше, а получилось так». Вот и весь итог реформы, проводимой под чутким, как заявлялось, руководством президента Алмазбека Атамбаева и курируемой фракцией СДПК в парламенте. Но эти провалы ни коим образом не повлияли на итоги голосования за единственного кандидата на пост спикера. Его поддержали почти единогласно: 114 голосов — за, 4 — против.

Сами депутаты выбор объясняют желанием сохранить пресловутый региональный баланс. Дескать президент — северянин, значит, спикер должен быть южанином. Неужели в СДПК, кроме одного Жээнбекова, нет представителей южных областей? Вот где дисбаланс. А если есть, то отчего их не представили в качестве кандидатов? Или на одном южанине свет клином сошелся?

В тот же день в ЖК утвердили новую структуру парламента, где вместо 14 будет только 9 комитетов. «Сокращение достигнуто за счет укрупнения, а не упразднения», — пояснили в парламенте. На деле же, сделали из существующих комитетов сборные солянки. Самые «жирные» достались СДПК. Два комитета — по бюджету и финансам и по законности, правопорядку и борьбе с преступностью достались парламентской оппозиции. Первый возглавил член фракции «Бир Бол», вторую — «Республики–Ата Журт».

Галопом по Европе в тот же день депутаты намеревались утвердить и структуру правительства и кандидатов на должности министров. Представители парламентской оппозиции — фракция «Республика — Ата Журт» пыталась было возразить, мол, зачем так торопиться, но большинство «РАЖ» не поддержали. «Мы сказали СМИ, что хотим отказаться от привилегий депутатов, сократить расходы, пойти на парламентские реформы, но в предложенной структуре правительства ничего не сокращено. Упразднен только 1 вице-премьер-министр и наоборот прибавляются агентства», — отметил Омурбек Бабанов.
Но лидер СДПК Чыныбай Турсунбеков заявил, что структура и состав правительства обсуждены и одобрены фракциями коалиции большинства, тем самым, указав лидеру «РАЖ» его место. Коллегу пытался поддержать сопартиец Кенжебек Бокоев, отметив, что «по закону, на утверждение состава правительства отводится 15 дней». «Мы могли сегодня определиться с комитетами ЖК и выбрать их председателей. Потом рассмотреть структуру и состав правительства на комитете, задать вопросы, сказать свои предложения, а потом рассмотреть вопрос на заседании парламента», — предложил он, но остался не услышанным.

Незначительно, но все же структура правительства претерпела изменения. Обещанной кардинальной перекройкой, конечно, не пахнет. Но теперь в кабмине, по предложению Темира Сариева, не будет Минобороны, Минтруда, занятости и миграции и Минэнерго. Два первых понизят в статусе, переименовав в Госкомитет по делам обороны и Госслужбу миграции и занятости соответственно, а вместо третьего министерства будет Национальный энергохолдинг. Кто их возглавит пока неизвестно.

Упразднена в структуре правительства и должность вице-премьера по силовому блоку, которую ранее занимал Абдырахман Маматалиев. Впрочем от ворот поворот дали не только ему. Лишились кресел все замы главы кабмина: Тайырбека Сарпашева, Дамиру Ниязалиеву и Валерия Диля тоже «ушли». Место первого вице-премьер-министра досталось Аалы Карашеву, известному своей лояльностью, как к прежнему «режиму», так и к нынешней партии власти — СДПК.

Уже известно, что за «заслуги» перед властями и внедрение биометрики Сарпашеву достанется пост полпреда правительства в Джалал-Абадской области.

Социальные вопросы в правительстве теперь будет курировать Гульмира Кудайбердиева. Ее кандидатура предложена на пост вице-премьер-министра. Ранее она была заведующей отделом социальной политики аппарата президента КР. Экономический блок достанется Олегу Панкратову, теперь уже бывшему министру экономики. В большинстве, предлагается, сохранить за членами правительства, которые сейчас работают в приставкой «и.о.», их кресла.

Окончательное решение по структуре и составу правительства будет принято 5 ноября. Вчера не все депутаты успели задать свои вопросы кандидатам. Сегодня их для проформы еще помучают и, очевидно, утвердят.

Скорей всего, удержатся за портфели и министры, провалившие с треском работу в прошлом составе правительства. В частности, министр образования и науки Эльвира Сариева. Ее прочили в вице-премьер-министры, несмотря на явный провал в должности главы МОиН. Не довела до ума чиновница ни одно начинание, в том числе и громко начавшуюся кампанию по внедрению школьной формы, в итоге тихо спущенную на тормозах. Или министр внутренних дел Мелис Турганбаев, не так давно явно переборщивший с ликвидацией так называемых террористов. В ходе спецоперации, которую он лично возглавлял, убиты двое мирных жителей. Ответственность, естественно, никто не понес. А наоборот заслужил лавры и вновь утвержден коалицией большинства в должности главы МВД. Стоит ли напоминать о проекте «Безопасный город», реализацию которого МВД всячески тормозит?!

И таких примеров можно привести достаточно. Пока ключевые посты распределяются, исходя из узко партийных интересов, а не профессионализма, ни о каких реформах речи быть не может. На старых клячах мы далеко не уедем.

Махинур Ниязова.

1 1338

Напряженная ситуация в Таласской области грозит перерасти в массовые народные волнения. Власти, увлекшиеся дележкой портфелей, не замечают проблем местных фермеров. Небожителям не до «простых смертных».

Белое золото Таласа

Фасоль — визитная карточка Таласской области. В регионе эта бобовая культура стала основным источником дохода более 80 процентов населения. Ежегодно местные фермеры собирают до 90 тысяч тонн урожая фасоли, пополняя бюджет не только своих семей, но и государственную казну. Однако цена на «белое золото» Таласа стремительно падает. И правительство, по мнению местных жителей, ничего не предпринимает.

«Где политики, обещавшие после выборов поспособствовать нам реализовать фасоль по выгодной цене?» — задаются справедливым вопросом таласские крестьяне. Сегодня не слышно тех, кто еще вчера зарекался привезти турецких экспортеров, которые скупят весь урожай по выгодной цене. Бизнесмены из-за бугра приехали, но раскошеливаться не торопятся.

Еще в 2013 году таласцы продавали килограмм фасоли по 120 сомов, в 2014-м стоимость продукта снизилась почти вдвое и достигла отметки 70-80 сомов, сегодня цена варьируется в пределах 28-30 сомов.

Регин сотрясают митинги и акции протеста. Но местные чиновники в упор их не видят. Или намерено игнорируют? В интервью журналистам полпред правительства в Таласской области Байышбек Жуманазаров обрисовал ситуацию в радужных красках. По его словам, 2015 год выдался удачным и фермеры увеличили урожай фасоли. «В этом году она была высажена на площади 5 тысяч 306 гектаров. Общий объем собранного урожая составил 95 тыс. 524 тонны. Сегодня заготовкой, вывозом фасоли на экспорт занимаются более 20 частных фирм, предпринимателей и бизнесменов. За период с 1 сентября по 22 октября из Таласской области было экспортировано 12 тысяч 583 тонн. Фасоль экспортировалась в 15 стран мира, в том числе в Турцию, Болгарию, Сербию, Грузию, Македонию. Мы приглашали всех закупщиков фасоли через интернет, тем самым создав конкурентные условия на рынке закупок. Но, несмотря на проведенные работы, стоимость килограмма фасоли составляла 28-30 сомов», — заявил чиновник в интервью агентству «Турмуш».

Он объяснил резко снизившуюся цену на «белое золото» снижением биржевых цен на фасоль в турецком городе Мерсин. Чиновник отметил, что кыргызстанцы не особо жалуют бобовые, и львиная доля этой культуры уезжает в Турцию и далее в Европу. «Сейчас фасоль в Турции продается по цене 98 центов за килограмм. У нас доллар стоит 68 сомов. При экспорте фасоли в страны Европы имеются транспортные расходы, налоги, таможенные платежи, пошлины, очистка, подготовка к экспорту, что влияет на цену там. Как бы тяжело не было, но мы прилагаем усилия по повышению закупочных цен на фасоль. Достигнуто соглашение о том, что закупочная цена на фасоль не будет менее 35 сомов», — обещает полпред.

Правительство не чешется

Обещаниями сыт не будешь. Таласцы это понимают и требуют от правительства конкретных шагов. В октябре прошли митинг в Таласе и Кара-Бууринском районе. К местным жителям присоединились и сельчане из Манасского района. Фермеры отмечают, что закупочные цены на фасоль с каждым годом снижаются, а налоги и тарифы на воду, электроэнергию — повышаются. К тому же значительно ударили по ним колебания курса доллара и вступление КР в ЕАЭС.

«Во время выборов цена еще держалась на уровне 40 сомов за килограмм. Сейчас цена не превышает 30 сомов. Оптимальная цена — 70 сомов, но чтобы окупить хотя бы свои вложения и труд, фермерам надо реализовать фасоль по 50 сомов», — отметил в интервью Res Publica активист из Таласа Торохан Жунусбаев.

«Основной покупатель — Турция, — продолжил он. — Бизнесмены из этой страны объясняют, что пошлина на сегодня составляет примерно 30 процентов стоимости и им невыгодно покупать по 70 сомов. Власти двух стран Турции и Кыргызстана должны договориться и в условиях кризиса снизить пошлины».

Известно, что каждый год турецкие предприниматели скупают тонны фасоли в Таласе, вывозят ее к себе на родину, упаковывают, а после импортируют по всему миру. «Фасоль из Кыргызстана очень ценится на международном рынке. Но основной поставщик на прилавки не КР, а Турция. И цену диктуем не мы, а они», — сказал Торохан Жунусбаев.
По его мнению, ни вступление Кыргызстана в ЕАЭС, ни очередной виток кризиса не повлияли на цену фасоли. Всеми виной нерасторопность правительства, считает активист. Он отмечает, что ситуация в регионе напряжена до предела и вот-вот взорвется. «Правительству необходимо срочно принимать меры, а вместо этого они сразу после выборов занялись дележкой портфелей», — добавил Торохан Жунусбаев.

На бобовой бочке

«Ситуацией могут воспользоваться так называемые третьи силы, на которые так любят кивать наши власти, — предупреждает активист. — Людей довели до отчаяния, они готовы снести эту власть, если кто-то их поведет. Народ пока поднимается, на местах звучат различные призывы».

Согласен с мнением, что «революция, о необходимости которой в последнее время говорили некоторые кыргызстанцы, видимо, начинается» и журналист Ырысбек Омурзаков. «В Таласе люди выходят на акции протеста. Цены на сельхоз продукт, невостребованный в Кыргызстане, может спровоцировать массовые недовольства, которые обещают перерасти в очередной государственный переворот. Но мы сами избрали свободные рыночные отношения и государство по отношению к фермерам только потребитель и собиратель убийственных налогов, и цены на фасоль регулирует рынок. А государство, в лице Министерства сельского хозяйства, бездействует. В Кыргызстане, проблема фермеров — это проблема самих фермеров, поэтому аграрии собираются решать ее проверенными радикальными методами — путем давления на власть, которая не научилась и пока не хочет учиться регулировать и прогнозировать работу фермеров», — отмечает он.
По его мнению, в аграрной стране сельхозпродукт может стать «символом очередного государственного переворота, который в настоящее время не желателен
ни для кого».

Кто виноват и что делать?

Ответы на эти вопросы сейчас усилено ищут таласцы. По большому счету, кто виноват, их мало интересует. А вот что делать, они упорно выясняют.
Свой вариант предлагает Ырысбек Омурзаков. Он считает, что лидер фракции «Республика — Ата Журт» Омурбек Бабанов, который в пылу агитационной кампании обещал скупить всю фасоль, должен выполнить их. «Бабанов должен повысить закупочные цены хотя бы до 45 сомов за килограмм. Да, он малость потеряет, но он исполнит свое обещание и избавит страну от потрясений. Но есть и решение, которое при правильной разъяснительной работе даст положительный результат. Необходимо искусственно понизить стоимость до 20 — 22 сомов за килограмм, потом ударить себя в грудь, поднять цены в два раза и закупить фасоль по рыночным ценам, скажем, России — по 41-45 сомов», — делится мнением журналист.
Таласцы же не приветствуют подобные «ходы конем». «Просто правительство Кыргызстана должно договориться с Турцией, чтобы снизили пошлины», — предлагает активист Торохан Жунусбаев. И его, похоже, услышали.

В понедельник, 2 ноября, пресс-служба парламента проинформировала, что лидер фракции СДПК Чыныбай Турсунбеков встретился с председателем Ассоциации импортеров-экспортеров злаковых и зернобобовых сельскохозяйственных товаров Средиземноморского региона Турции Махмутом Арсланом и главой Мерсинской Торговой биржи Абдуллахом Оздемиром. «Турсунбеков проинформировал о текущем положении фермеров Таласской области, специализирующихся на выращивании бобовых, низких закупочных ценах на фасоль, сложностях сбыта продукции и спаде продаж. В частности, лидер СДПК поинтересовался текущими ценами на фасоль и общей ситуацией на мировых товарных биржах и в самой Турции. Депутат обратил внимание турецких бизнесменов на важность продолжения экспорта кыргызской фасоли на мировые рынки. Так, в 2010-2011 годах, турецкая сторона в рамках реализации Мемомрандума от сотрудничестве закупила около десяти тонн кыргызской фасоли. Турсунбеков попросил Арслана и Оздемира оказать содействие и предпринять координированные усилия по снятию импортной пошлины на ввоз кыргызской фасоли в Турции, что в свою очередь позволит повысить ее привлекательность для турецких компаний с точки зрения ее конкурентоспособности. Лидер СДПК выразил готовность при необходимости приехать в Турцию после завершения процесса формирования коалиции и нового правительства КР с целью проведения встреч по экспорту кыргызской фасоли с деловыми кругами Турции», — говорится в официальном сообщении.

Дружба дружбой, а деньги врозь

Но накануне стало известно, что переговоры не увенчались успехом. Власти Турции отказались отменять НДС для поставщиков фасоли из Кыргызстана. «Министерство сельского хозяйство КР неоднократно проводило переговоры с Министерство питания, сельского хозяйства и животноводства Турции об отмене НДС на ввоз фасоли из КР. Однако правительство Турции в целях защиты своих производителей отказало», — сообщает Минсельхоз.

Все обещания властей о том, что в ближайшее время цены на «белое золото» пойдут вверх, оказались пустыми. Недолог час, когда таласские фермеры вовсе не смогут реализовать урожай. Отдельные иностранные предприниматели свернули производство в регионе из-за убытков. Это еще больше накаляет и без того взрывоопасную ситуацию. Неспособность правительства наладить контакт и урегулировать вопрос раздражает таласцев. На сколько еще хватит их терпения?

Махинур НИЯЗОВА.

Я сильно расстроился, узнав что новая коалиция большинства планирует ликвидировать три министерства: обороны, труда и энергетики. Это означает, что новая коалиция совершенно не понимает сегодняшнюю ситуацию в стране и не имеет никакой ясной программы действий, что в принципе, мы все и видели во время выборов.

Правительство должно быть сокращено, и я предлагал собственное видение в статье, опубликованной 4 октября в АКИpress. Но то, что реформа правительства началась именно с этих трех министерств — не только очень неумный шаг, но приведет к большому ущербу для государственного управления и национального престижа.

Подумайте только: министерство обороны — не только важнейший орган выработки государственной политики в сфере обороны, но и один из главнейших атрибутов независимой и суверенной нации! Я помню те времена, когда у нас был Комитет по обороне в самые первые месяцы нашей Независимости, когда было не понятно какими войсками им командовать, ведь все части в стране были под прямым управлением Москвы.
Совершенно не понятно, почему сейчас столь сильно снижается статус военного ведомства. Не надо говорить, что такое решение связано с созданием генштаба — это совершенно иное по смыслу и функционалу учреждение. Если министерство — это гражданский орган по разработке и продвижению государственной политики в сфере обороны и международного военно-технического сотрудничества, то генштаб — это сугубо военный орган. Еще раз: минобороны — гражданский, генштаб — военный. Не военные решают, что им нужно и требуется сделать, а гражданские политические лица. Как и принято в нормальных демократиях, принимают решения, взвесив все за и против, исходя из интересов народа Кыргызстана! Мы уже могли видеть, как администрация Атамбаева совершенно превратно поняла смысл учреждения объединенного Генштаба. Так, например, на майском параде победы совершенно задвинули минобороны. Президент несколько раз встречался с начальником генштаба и совершенно игнорировал министра обороны, а в конце концов, вообще позволил силовикам обезглавить в одночасье все руководство минобороны за какие то непонятные прегрешения. При чем говорят, что министр обороны узнал о своей отставке из СМИ, только что приняв нового посла США. Госкомитетом трудно обозначить министерство обороны. Если исходить из аналогии с ГКНБ, то он исторически был и есть комитет, потому что спецслужба, потому что КГБ. Значительное понижение статуса военного ведомства напрямую ударит по потенциалу межгосударственного сотрудничества. Представьте себе только картину: собираются все министры обороны СНГ и председатель госкомитета обороны КР. Мы что хотим признать, что уже не обладаем полным суверенитетом, не несем ответственности за свою оборону? Мы что потерпели военное поражение, как Япония, которая до 2006 года в знак отказа от милитаризма не имела министерство обороны, а только Управление национальной обороны? Совершенно непонятно! Речь не идет о простом переименовании, друзья, а отражает какую-то совершенно подлую политику по сворачиванию национального суверенитета.
Теперь вот хотят ликвидировать министерство труда, будет оказывается лишь ведомство по миграции и занятости. То что функция регулирования труда была придана минмолодежи лишь для укрепления престижа бывшего министра-героя Алиасбека Алымкулова — было ясно с самого начала, потому что сама по себе идея учреждения отдельного минмолодежи была изначально неприкрытым популизмом 7 апреля. Хорошо помню, как в буквальном смысле притащили в дом правительства еле живого Алиасбека, который совсем еще не оправился от тяжелого ранения и с трудом соображал на что он соглашается и что от него требуется… Главное, надо было быстренько всем объявить, что вот, дескать, временное правительство ценит молодежь и пролитую ею кровь 7 апреля. Что было после этого в последующие пять лет — мы все свидетели. Наверное, можно и нужно передать функции молодежной политики другим ведомствам. Но что совершенно невозможно представить в любой другой стране, где социал-демократы являются правящей партией — это ликвидацию министерства труда. А тут у нас социал-демократы вместе с социалистами «Ата-Мекена» запросто на весь мир признают: нас совершенно не волнует создание рабочих мест для народа Кыргызстана, нашему правительству вопрос труда — не приоритет. Пусть, значит, им занимается маленькое ведомство, чьей функцией будет лишь отправка трудовых мигрантов и немного статистики. Но никакой активной политики по созданию рабочих мест здесь в Кыргызстане новая коалиция продвигать не собирается. А ведь очевидно, что Министерство труда должно служить над разрешением самой главной проблемы сегодняшнего дня: тотальной безработицы в стране. Откройте любой социологический опрос — вопрос безработицы волнует весь наш народ всех этнических групп, регионов и возрастов. Ну, это «ваши проблемы», дорогие кыргызстанцы! А «социал-демократ» Чыныбай Турсунбеков и «социалист» Омурбек Текебаев очевидно не считают отсутствие рабочих мест проблемой своего правительства.
Планируемая ликвидация министерства энергетики — еще лучший пример тотального непонимания отцами новой коалиции функции министерств по разработке и продвижению государственной политики. Ну вот видно же, что они путают политику с непосредственным управлением, возрождая некий национальный энергохолдинг. Что это будет за монстр такой, неужели заново возродят “Кыргызэнерго”  и выстроят вертикаль всех предприятий по выработке и распределению? Как это соотносится с провозглашаемой политикой создания конкурентной среды? Или опять таки, также как и в случае с министерством обороны, когда за последние годы умудрились практически 100% поставок энергоресурсов и внутренней добычи отдать в руки “старшего брата”, то отпала и необходимость разрабатывать какую либо независимую политику. А ведь государственная политика в этой сфере именно в 21-м веке — это не строительство ГЭС и прокладка распредлиний, это энергосбережение, это альтернативные источники, это привлечение новых технологий, это регулирование рынка. Разве может всем этим заниматься какой-то “энергохолдинг”?
Такая вот у меня реакция на сообщение о планах новой коалиции. Я считаю, что у Темира Аргенбаевича хватит мудрости переубедить отцов коалиции не ликвидировать министерство обороны. В конце концов, это ведомство по номенклатуре принадлежит и напрямую подчиняется главе государства. Не думаю, что Алмазбек Атамбаев хочет потерять лицо перед нашими соседями, и так уже посмеивающимся над нами. Мы суверенное государство и у нас должно быть полноценное министерство обороны. Пусть им руководит, как это принято во многих странах мира, лицо сугубо гражданское, пусть это будет даже женщина, но принцип гражданского управления военными должен быть обеспечен. Министерство труда — если и надо его укрупнять, то следует передать министерству социального развития, что позволит наконец его превратить из собеса в полноценный правительственный орган. Ну, и наконец, не надо забывать что энергетика — ключевая отрасль Кыргызстана, не только электричество, но и нефть, газ, уголь. В конце этого месяца в Париже больше 150 глав государств и правительств соберутся на мировой саммит по изменению климата, где представят национальные планы. Мировое общественное мнение несомненно будет удивлено, узнав что Кыргызстан идет в обратном направлении от движения всего мира по укреплению устойчивых источников энергетики.
А так, конечно, по теме всей новой коалиции все очень интересно, друзья! Назвались очень громко “Стабильность, развитие, новые возможности”. Новые возможности, ага! Что то старт совсем такой не вдохновляющий. Старый премьер, старый спикер. И тут новая структура, совершенно ясно доказывающая, что коалиционное большинство не имеет никакой ясной программы развития. Вот совершенно никакого представления, что им делать. От того и эти пустые телодвижения и банальное ИБД. Мы давно не ждем от правительства какой либо пользы. Страшно только, что эти инициативы далеко не безвредные…

Эдиль Байсалов.

Tемирбек Ажыкулов, председатель Международного делового совета КР. Трудовую деятельность начал в международной инженерно-строительной консалтинговой компании. В горнодобывающей промышленности участвовал в запуске новых проектов на поисково-разведочных этапах и далее, в фазах развития и производства. Работал генеральным директором Международной нефтегазовой компании в Кыргызстане.
Возглавляет комитет по строительству в бизнес-ассоциации «ЖИА» (Ассоциация молодых предпринимателей). Общественный советник председателя Государственной налоговой службы КР и советник Секретариата Совета по развитию бизнеса и инвестициям при правительстве КР. Член нескольких рабочих групп при правительстве, созданных в качестве платформы для обсуждения вопросов, поднятых бизнесом.

— Что происходит на рынке недвижимости? Мы видим как замедлился рост «элиток». О социальном жилье, ипотеке, много слышали обещаний в период выборов. Какова перспектива?

Проблема недоступности жилья для кыргызстанцев, особенно для приезжих из регионов, среднего достатка и с низким уровнем доходов, существует уже более 20 лет. Прослойка между богатыми и бедными действительно разрывается, становится все больше и заметней. В регионах люди живут в среднем все одинаково, не то что в столице У нас в стране рынок недвижимости поделен на две части — первичный (дома новые, элитные) и вторичный ( старые дома, построенные в основном в советское время). И кредитование (ипотека) доступно только для вторичного рынка, в связи с тем, что эти дома уже построены и сданы в эксплуатацию. И есть шанс поставить их в залог. Поэтому все банки стараются давать кредиты под имеющееся уже жилье вторичного рынка. Поэтому коммерческие банки ориентированы на вторичный рынок, что делает их дороже, чем первичный рынок.
Строительные фирмы покупают земельный участок и привлекают параллельно дольщиков, которые первоначально оплачивают лишь 30 % стоимости дома. Остальные средства стройфирмы привлекают за счет денег вкладчиков и частично своих денег. Этот рынок недвижимости развивался, когда у людей были на руках наличные деньги и был ежемесячный стабильный доход. А также, когда деньги от наших трудовых мигрантов стабильно поступали в КР. Из перечисляемых мигрантами 2 млрд долларов в год, половина денег поступала на рынок недвижимости (1 миллиард долларов). Из этого миллиарда долларов большая часть денег уходила, конечно, на вторичный рынок жилья, и где-то порядка 300 млн долларов в год вливались в первичный рынок жилья, в строительство новых домов. Такая статистика есть в Госрегистре КР. Но с прошлого года после первой девальвации российского рубля и курса сома к доллару, поток денег мигрантов из РФ сократился на 15% на конец 2014 года.
В начале 2015 года поступление денег от мигрантов в РФ сократилось еще на 20%, составив на данный момент 40%. Это привело к тому, что порядка 300 млн долларов перестали поступать на первичный рынок жилья, и соответственно наступил спад на рынке недвижимости. Такая ситуация повлияла негативно и на рынок стройматериалов. В итоге строительные компании переживают сложный кризис, так как они уже свои деньги в строительство вложили, начали строительство и должны закончить дом при любых обстоятельствах. И сейчас стройфирмы вынуждены скидывать цены на новые дома, чтобы закончить строительство в обещанный срок, пусть даже без прибыли, или с незначительной малой прибылью. Часть фирм просто заморозили стройку и выжидают более благоприятной ситуации. Это те фирмы, которые не успели начать строительство. И этот процесс затянулся уже на год.
Тем более что продажа недвижимости в нашей республике производится в долларах. Хотя стоимость этих домов упала всего на 5-10%, но в сомовом выражении эта сумма увеличилась из-за роста доллара. Если человек зарабатывал 40-50 тысяч сомов в месяц в прошлом году и 500 долларов мог выплачивать ежемесячно на будущее жилье, то сегодня он уже не может оплачивать такую сумму.
Та же картина и с нашими мигрантами в РФ. Если они зарабатывали 50-100 тысяч рублей и спокойно могли выделить в месяц на оплату ипотеки 500 долларов , то сейчас в долларовом выражении их заработки стали существенно ниже. И таким образом свои обязательства они уже не могут выполнять. В этой кризисной ситуации думаю самым лучшим решением было бы, чтобы государство стало помогать этому рынку. То есть через государственное ипотечное кредитование. Через создание социального жилья, программа которого уже затянулась у нас на 25 лет. И это все возможно. Ведь у государства всегда есть резервы, к примеру, открытие киргизско-российского фонда, из которого 100 млн долларов выделено на ипотечное кредитование. Эта сумма оживила бы рынок недвижимости и стройматериалов, который переживает нелегкие времена. У нас ведь рынок небольшой и 100 млн сослужили бы хорошую службу. Хотя бы на полгода-год оживить рынок и это сразу бы вызвало доверие к нам крупных инвесторов, которые вложились бы в рынок недвижимости на долгосрочной основе. Наши местные компании раздробленные, с небольшими участками, и построить, скажем, комплекс — небольшой микрорайон, им не под силу, это возможно только крупному инвестору. И такие предложения МДС делает нашему правительству. Но пока мы не видим четкой поддержки со стороны государства.
Есть еще третий, но очень сложный вариант — вовлечь частные иностранные банки в строительство социального жилья и выдавать кредиты под небольшие проценты частным строительным кампаниям на строительство ипотечного жилья. Но ни один банк на это не пойдет пока не увидит, что за этим проектом стоит государство. Банки будут требовать государственные гарантии. Строительный сектор у нас составляет сейчас 12% к ВВП. И такому инвестору государство должно снизить налоги и землю под строительство дать дешевле, чтобы его заинтересовать и стимулировать. Тогда такие дома в ипотеку продавались бы не на год — два как у нас сейчас, а на 5 — 10 лет под 500 долларов в месяц, скажем.

Т. Сагынова.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-21)

Действия генерала Гиппиуса, губернатора Ферганской области, были, по меньшей мере, самыми непоследовательными. Он объявил, что Ташкент неверно истолковал высшее командование, что на самом деле Указ относится только к тем, кто хочет пойти на прифронтовые работы. Он заявлял об этом, обращаясь к местным жителям в тысячах обращений, которые он распространял по всей Ферганской области. Он сказал Ерофееву, командующему армией Туркестана, что его приказы приводят к восстанию и заявил, что будет иметь дело с премьер-министром и военным министром и другими напрямую. Гиппиус считал, что если воззвать к доброй воле коренных жителей, к их патриотизму, то среди них вызовутся добровольцами в еще больших числах, чем необходимо. 13 июля в Намангане он вышел к толпе местных жителей в халате ( одежде местного покрова и колорита) и тюбетейке, держа в своих руках Коран. Он зачитал соответствующие отрывки и поцеловал святую книгу. «В этой святой книге, — объявил он,— говорится о необходимости помочь Белому Царю в войне против немцев». Согласно архивам Охраны, это произвело сильное впечатление на местных жителей.
Однако эта попытка получить добровольцев из числа коренных жителей обернулась полным фиаско. Гиппиус продолжал выпускать обращения, но впустую. Наконец, 16 июля он объявил, что приказ о мобилизации будет отложен до 15 сентября для того, чтобы у туземцев была возможность собрать урожай. По словам одного советского писателя, его побудил на это Бурсе из Московского комитета, который убедил его в необходимости спасти урожай хлопка. Он выслал последнему следующую телеграмму: «Несмотря на введенное военное положение в Туркестанском военном округе, я прошу вас успокоить коммерческие классы относительно условий в Ферганской области. Вспышка беспорядков, вызванных извращенной интерпретацией высшего командования относительно призыва рабочих, быстро подавляется под влиянием моих устных и письменных разъяснений, жизнь возвращается в нормальное русло, и я в скором времени буду ходатайствовать об отмене военного положения в Ферганской области».
В действительности же, беспорядки не только продолжились, но шли по нарастающей, делая отмену военного положения невозможной. Военное положение неблагоприятно сказалось на производстве хлопка в Ферганской области: в транспортировке хлопка, поскольку регулировались все грузоперевозки и люди. Крестьяне оказались в очень неблагоприятном положении, так как банки и торговые дома отказывали им в выдаче средств под их урожай. Как итог всего фиаско, Гиппиус был вынужден подать в отставку.
В Сырдарьинской области дополнительным раздражителем была высокая цена на зерно из-за засухи, которая здесь ощущалась наиболее остро, чем в других областях Туркестана. Сопротивление выражалось в элементарной форме и ограничивалось сопротивлением к составлению списков рабочих-призывников, во время которых были убиты 6 чиновников из числа коренных жителей. Даже беспорядки, имевшие место в старом Ташкенте 11 июля, имели значение только в той мере, какой они возымели воздействие на коренных жителей в других местах, особенно в Джизаке.
11 июля власти созвали пятидесятников (глав пятидесяти домохозяйств) Ташкента для разъяснения Указа и каким образом должны быть составлены списки. Вокруг здания полиции (месте собрания) начала собираться толпа, которая все прибывала и прибывала. В толпе было много мусульманских женщин, что было характерной чертой этих демонстраций. Толпа начала требовать прекратить составлять списки работников. Их угрозы не возымели действия, и атмосфера стала взрывоопасной. Они попытались проникнуть здание, но полиция преградила им путь. Толпа тогда убила одного охранника-туземца снаружи, а кто-то захватил револьвер полицейского. Полиция открыла огонь и забаррикадировалась в здании. Толпа выбивает окна и срывает приводящие в здание провода связи. Прибывают, наконец, войска и разгоняют толпу. Были убиты четверо, шестеро получили ранения.
Ташкентские события были не столь значительны относительно масштабов этого города. Их главное значение заключалось в том, что беспорядки случились в столице края, самом руководящем центре администрации. Преувеличенные слухи о том, что произошло, воодушевляло коренных жителей в других местах, так как они полагали, что в столице их поддержат.
Беспорядки в трех основных областях были однотипны, без особых различий. Движению не хватало организованности и масштабности. Обычная их последовательность состояла в том, что собирается толпа перед канцелярией села или волости, расспрашивая власти об Указе. С появлением представителей власти они требуют остановить составление списков. Когда им отказывают, начинается кровопролитие. Появляются войска и толпу разгоняют с помощью оружия.
События в Самаркандской области прошли в традиционном виде, так как описано выше, за исключением Джизаксого уезда. Здесь движение выражалось в наиболее продвинутой форме, как по степени, так и по интенсивности. Генерал Куропаткин признал эти события как «открытое восстание», каким оно действительно являлось.
В Джизакской провинции были, прежде всего, площади под зерновые культуры. Также важным было садоводство и особенно виноградарство. В ней имелись большие возможности для культурного и политического развития, чем во многих других областях сартов. Она располагалась рядом с крупными центрами края (Ташкент, Ходжент, Самарканд), через нее проходила железная дорога, и она была рядом с орошаемой зоной Джунгарских степей.
Отсутствие интенсивного выращивания хлопка в Самаркандской области, как это было в Ферганской области, должно было неблагоприятно сказаться на количестве призываемых рабочих, которых она должная была обеспечить. Как было уже выше отмечено, на специальном заседании бюрократического аппарата Туркестана, из-за этого факта количество предоставляемых рабочих Самаркандской областью увеличили с первоначально 35 000 до 38 000 человек, в то же время, районы по каждой области, где выращивали хлопок, должны были предоставить меньше рабочих, чем районы, где культивировались зерновые. Джизак с зернопроизводящими площадями, таким образом, пострадал бы вдвойне: этому уезду было приказано предоставить 10 600 человек.
Менее явной, но в равной степени важной причиной для недовольства населения был захват земель в связи с орошением Джунгарских степей. Этот эксперимент или деятельность была любимым проектом великого князя Николая К.Романова, кузена царя, сосланного в Туркестан из-за ошибок в прошлом. Земли были захвачены, права на водопользование узурпированы, а населению запрещалось даже заготавливать дрова на зиму, что представляло серьезную проблему, поскольку зимы в Туркестане достаточно холодные. В дополнение к сельским хозяйствам сартов, на Джизакских территориях были хорошо развитые животноводческие хозяйства казахов. Казахи же были вытеснены из лучших пастбищ в бесплодные возвышенности.
Движение в Джизакском уезде началось 12 июля 1916 года. В тот день российские власти собрали представителей населения в старом Джизаке и обнародовали указ о мобилизации. Было выделено 13 сартов, на которых возложили ответственность предоставления необходимых рабочих, и им дали на то десять суток. Работа по составлению списков должна была выполняться пятидесятниками или иллик-баши вместе с российскими властями. Списки составлялись таким образом, что сыновья «баев» и властей в него не подпадали, а количество в списках было представлено сыновьями бедных. 12 июля приехали пристав и врачи, чтобы начать набор рабочих в старом Ташкенте. Набор был завершен в одной части Ташкента, а на следующий день должен был начаться в другой его части. Среди собравшихся 12 июля рабочих появился некий Назир Ходжа Абдусалямов, ишан, который был в Ташкенте для того, чтобы узнать о ситуации там, и только что возвратившийся. Он доложил, что в Ташкенте решили скорее восстать, нежели предоставлять рабочих. Вооружившись данной информацией, рабочие созвали собрание вечером 12 июля, на котором решили забрать списки рабочих-призывников, что было проделано утром 13–го числа. В ходе разбирательств был убит районный пристав — Мирза Яр Худояров, после угроз его угроз толпе своим револвером.
Затем был объявлен Газават или священная война, а Назир Ходжа был провозглашен Беком. Толпа, вооруженная палками, ножами, серпами и т.д., направилась в сторону нового Джизака с требованием прекратить исполнение приказа о призыве рабочих. Назир Ходжа шел во главе толпы. Он попытался усмирить толпу, заявив, что мобилизация будет остановлена, но толпа не поверила ему. Его стащили с коня и убили также как и капитана Зотоглова, районного пристава, и сопровождавшего его джигита. Толпа затем направилась в Джизак, но их встретили огнем войск и они отступили в старый Джизак. Здесь они стали готовиться к предстоящей битве. Они собрали воедино имевшееся у них оружие, заготавливали провизию и мобилизовали всех ремесленников для изготовления мечей, топоров и других средств оружия.
Немногочисленные русские заперлись в бараках нового города. Повстанцы, не встретив сопротивления, пошли в сторону железнодорожных установок, где под руководством железнодорожных коренных рабочих, нанятых на ремонтные работы, предались оргии разрушения. Они уничтожали железнодорожные линии, мосты и телеграф в направлении станции Сомакина. Вся железнодорожная линия от Джизака до Обручева (65 верст дистанции) была разрушена. Были убиты шестнадцать железнодорожных рабочих и совершены нападения на поезда.
Русское население оставалось всю ночь в лагере под охраной форпостов и патрулей. На следующий день прибыл отряд под руководством полковника Афанасьева, которому удалось локализовать восстание в старом городе.
Новость о восстании в Джизаке послужило сигналом к началу восстания в других населенных пунктах уезда, главными участниками которых были узбеки в долине реки Сансар и вокруг Заамина и Богдана. Откуда-то появились винтовки, провозглашены беки. Были сформированы значительные по численности группы, но плохо вооруженные. Целью восстаний было не только прекращение призыва рабочих, но и, в случае успеха, достижение полной независимости от России. Была надежда на помощь из Афганистана и Германии. В районе Санзар местный судья Турадбеков был провозглашен ханом.
В районе Богдана некто Абдурахман Абужабаров Евачи был провозглашен ханом, и объявлена война против русских. Он согласился действовать заодно вместе с Насир Ходжа против русских. Была организована экспедиция в помощь джизакцам.
Как только в Ташкенте узнали о событиях в Джизаке, из Ташкента и Самарканда были направлены карательные отряды из 13 рот, 6 артиллерийских орудий, 3 сотен казаков с тремя четвертями роты саперов. В добавок к этой пехотной группе отправлено большое бронекавалерийское подразделение, кони и седла для которого были получены путем реквизиции.
(Продолжение следует).

В 1916 году произошло восстание кыргызов против колониализма царской России. Указом царя, кыргызов хотели заставить рыть окопы, то есть быть мишенями для немцев в первой мировой войне на переднем крае. По сути, в 1916 году произошло национальное восстание за независимость и свободу кырызов, за национальную идентичность и будущую государственность.

Что касается исследований тех событий, то если это будут делать шовинисты, объективной картины не получится. Кроме Г.Бройдо и Т.Рыскулова все равно невозможно написать лучше. У русских был план переселения вооруженных казаков на лучшие земли Кыргызстана. Это был план России по аннексии, отчуждению и присвоению кыргызской территории Российской империей. Надеюсь, что в будущем, когда автократическая власть в современной РФ сменится на демократический режим, их история будет полностью переписана. А сегодня российские академики не смеют и боятся писать историческую правду.

Годовщина 1916 года должна быть отмечена в Кыргызстане на государственном уровне. С докладом о той трагедии должен публично выступить президент Атамбаев. Наш парламент должен дать политическую оценку страшному геноциду русской империи против киргизской нации. Еще раз повторюсь — события 1916 года должны быть расценены как геноцид . В те кровавые дни казаки штыками поднимали спящего кыргызского ребенка из колыбели! Это было фашистское отношение русских солдат к иным нациям.

Годовщина 1916 года не должна отмечаться только один день. Во всех учебных заведениях , госучреждениях, политпартиях, общественных объединениях должны проходить масштабные обсуждения этих трагических событий. Надо также показать по ТВ запрещенный документальный фильм Дооронбека Садырбаева «Кайран Эл» о 1916 годе и ошских событиях 1990 года. Этот фильм не против современной России, это историческая хроника. Надо также провести конференцию по 1916 году. Также потребовать от РФ контрибуции за тот геноцид. Но для всего этого нужна политическая воля.

Топчубек Тургуналиев,
член общественного штаба по подготовке 100-летия событий 1916 года, лидер партии ЭРК.

29 октября 2015 года сопредседатели партии «Аалам» А. Малиев и Ж. Жолдошова посетили школу им. Я. Ваккера Ысык-Атинского района Чуйской области. Они поздравили коллектив школы с прошедшим профессиональным праздником, а также вручили Дипломы от имени ОБФ «Кураманжан Датка», книги «Горная царица Курманжан  и ее время», «Алайская царица Курманжан»,  СD  диски документального и художественного фильма «Курманжан Датка» учителям А. Буйляшевой и П. Байрамуковой.

Главной целью визита было оказание  финансовой помощи для ремонта крыши данной школы. Еще во время предвыборной компании директор школы С. Аппаева обратилась к ним с письмом оказать им такую помощь. Уже давно в классах ставят ведра, когда идет дождь. В ответ школьники устроили для гостей радужный прием и концерт.
Партия «Аалам» сдержала свое слово и помогла с ремонтом, оказав финансовую помощь, несмотря на то, что не прошла в парламент.

«Избиратели знают, что А. Малиев все финансовые расходы по выборам взял на себя, не продавал места кандидатам, а также, несмотря на другие заманчивые предложения, он до конца был честен по отношению ко мне», — говорит Ж. Жолдошова.

Соб.инф.

Кыргызский кинематограф и кыргызское изобразительное искусство понесли значительную утрату. 31 октября 2015 года на пятьдесят четвертом году жизни скоропостижно скончался замечательный художник, режиссер, сценарист, концептуалист Талгат Асыранкулов, внесший значительный личный вклад в развитие кыргызского кино авторского
направления.
Союз кинематографистов Кыргызстана и Департамент кинематографии выражают свои искренние соболезнования супруге Талгата Асыранкулова — Дильбар Ашимбаевой: «Уважаемая г-жа Ашимбаева! Разделяем горечь утраты, все коллеги Талгата Асыранкулова в эти скорбные дни в разных странах мира вспоминают его, сожалеют о столь раннем уходе.
Крепитесь!
Пусть земля ему будет пухом!»
Биография:

ТАЛГАТ КАРИМБАЕВИЧ АСЫРАНКУЛОВ родился в 1962 году в Кыргызстане.
В 1982 году закончил Бишкекское Художественное училище. В 1989 году закончил мастерскую Кислых и Платова художественного факультета ВГИК им. С.Герасимова в Москве.
Живописец, художник-постановщик, режиссер, член Союза художников и Союза кинематографистов Кыргызской Республики.
1994 — 1996гг. работал художником-постановщиком на ТРК «Ордо».
1996 — 2001гг. — был директором Независимого Бишкекского телевидения.
2001 — 2015гг. — свободный художник.
Работал художником-постановщиком на фильмах:
«Где твой дом, улитка?» (1992, реж.Актан Абдыкалыков),
«Селкинчек» (1993, реж. Актан Абдыкалыков),
«Все вокруг засыпано снегом» (1994, реж. Камара Камалова, Узбекистан),
«Шиза» (2003, реж. Гульшад Омарова, Россия-Казахстан),
«Монгол» (2005, реж. Сергей Юодров-старший, Россия-Германия-
Казахстан),
«Свет-аке» (2010, реж. Актан Арым Кубат, Кыргызстан-Франция-Германия-Голландия),
«Она» (2013, реж. Лариса Садилова,
Россия).
Был художником-постановщиком короткометражных фильмов “Жамгыр” (2011, реж. Айгуль Баканова) и “Топурак” (2014, реж. Чолпонай Борубаева).
В качестве кинорежиссера-постановщика поставил фильм «Райские птицы» (2006, Кыргызстан-Казахстан).