До окончания срока Атамбаева
осталось

№24 от 19.11.2015

0 600

На фоне последних трагических событий в мире — терактов, взрывающих самолеты, места скопления мирных граждан, не выходят из головы кадры, заснятые в Сирии, где в молодых совсем ребятах, узнают наших земляков. На размещенных в социальных сетях видео, среди боевиков, один из них говорит на кыргызском языке и призывает присоединяться к экстремистской группировке «Исламское государство».

Когда кыргызы стали столь религиозны — до фанатичности? Тогда, когда позволили собираться на ежегодный Айт намаз на центральную площадь Бишкека с участием руководителей государства, членов правительства, депутатов парламента? Светское государство, очень либеральное в отношении свободы религий, прописанное в Конституции КР, постепенно втягивалось в доминирование ислама во всех сферах жизнедеятельности страны.

Кыргызстан, избравший демократический путь развития в 1990 году, провозгласивший права и свободы граждан, либеральную экономику, вспоминается теперь как утренний восход. С тех пор утекло много воды, мы лишились ценностей, в которые верили. Не помогли и две революции, обещавшие справедливость и процветание. А повторяемое президентом Атамбаевым, как заклинание «Кудай буюрса!», не выводит из состояния глубокого разочарования. Коррупция, охватившая все органы власти, окончательно подорвала доверие к государству, обнищание попрало моральные устои общества.

Заместитель председателя Госкомиссии по делам религий Закир Чотаев хотел бы сказать по другому, да не может, отвечая на вопрос журналистов, почему число граждан, отправляющихся в Сирию, не снижается, несмотря на все усилия. «Сейчас, по официальной информации, около 400 кыргызстанцев находятся в Сирии. Уезжают, в основном, граждане, не имеющие понятия о религии. Религиозно неграмотные граждане подвергаются воздействию радикальной идеологии. И еще здесь, конечно, есть и личные мотивы. Некоторые уезжают в Сирию из-за проблем в семье, развода или потери родителей, безработицы», — говорит государственный чиновник.

Речь не идет о религиозной грамотности. Молодые ребята, завербованные в ряды ИГ, вряд ли получили обязательное образование в Кыргызстане. Кому до них дело? По официальной статистике 60 тысяч детей школьного возраста не посещают классы. Учиться в палатках, в непрогретых помещениях? А если родители не могут вносить негласную в школе таксу за обучение? И тогда они бегут в мечеть, где им дадут кусок лепешки и они могут сидя на коврике сначала слушать молдо, потом повторять за ним не совсем понятные до конца суры, но зато мечтать о благоденствии, пусть и в призрачном Исламском государстве — едином халифате, где все будут равны и сыты.

А власть в Кыргызстане становится все жестче и нетерпимее к критике. Журналистов Атамбаев обвинил уже во всех грехах, говоря, что они «не боятся Бога». ГКНБ с Прокуратурой шерстят уже и социальные сети, вылавливая особо активных, допрашивают: какое имел право мнение свое иметь.

Молодой блогер Денис Бердаков после теракта в Париже написал очень трогательное эссе «Бойня в Париже: спастись от бомб под одеялом». Он рассуждает о нашем равнодушии, в то время как наши воюют в Сирии, а «в роликах ИГ мы уже более двух лет объявлены — территорией войны».
«И вы все еще думаете, что нас это не касается?» — вопрошает Денис.
«А что же делать?» — спрашиваю я.
«Нам нужно бороться с ИГ через укрепление нашей государственности, повышением уровня жизни, созданием здравой работоспособной идеологии», — пишет мне он.
«Это вы Сегизбаеву (председателю ГКНБ КР — ред.) расскажите» , — говорю ему я.
На этом наша переписка заканчивается.

Замира СЫДЫКОВА.

Сегодня последний день подачи документов желающих занять пост омбудсмена Кыргызстана. Известно, что заявки на должность главного правозащитника страны поступили от нескольких претендентов.

Прежний акыйкатчы Бакыт Аманбаев (брат экс-депутата Урмат Аманбаевой, приговоренной к 9 годам лишения свободы за коррупцию) досрочно снят с должности в июне 2015 года решением депутатов. Официальная причина — его отчет признали неудовлетворительным. Но заступив в должность, он стал занимать открыто оппозиционную позицию,  рьяно защищал Камчи Ташиева, Садыра Жапарова и Таланта Мамытова, когда их судили. В общем, оказался не таким гибким, как его предшественник. Турсунбек Акун умел лавировать, за что его и не взлюбили коллеги-правозащитники.

Сразу после отставки Бакыта Аманбаева в июле был объявлен новый конкурс. Тогда подали заявки около 20 кандидатов. Планировалось, что парламент соберется на внеочередное заседание в августе и выберет акыйкатчы. Но из отпуска никто выходить не пожелал и прежний состав депутатов Жогорку Кенеша вопрос избрания главного уполномоченного по правам человека сначала оставил на осень, а после и вовсе переложил на плечи шестого созыва.

Кулуарно обсуждать выдвиженцев во фракциях стали сразу после парламентских выборов-2015 и принятия присяги. Коалиция большинства намерена представить единого кандидата… если договорится о таковом. Сейчас же в объединении активно обсуждаются претенденты. Рассматриваются несколько кандидатур.

Стало известно, что СДПК предлагает на должность акыткайчы Турсунбека Акуна. Он был с позором уволен с этой должности после скандала с досрочным освобождением лидера ОПГ Азиза Батукаева. По данным некоторых СМИ, омбудсмен получил $100 тысяч. Но если власть его снова выдвигает, значит, они вместе проворачивали это дело и он грозит им разоблачениями.

Кандидат от «Ата Мекена» Асия Сасыкбаева, бывшая НПОшница, пробовалась и на прошлых выборах занять кресло уполномоченного по правам человека, но ее продинамили.
Как стало известно Res Publica из собственных источников, глава государства Алмазбек Атамбаев дал негласную установку: омбудсменом должен стать мужчина в возрасте примерно 50 лет, имеющий опыт работы в правоохранительных органах. В таком случае Сасыкбаевой опять не повезет.

Фракция «Кыргызстан» выдвигает кандидатуру Нуркамиля Мадалиева, к правоохранной и правозащитной деятельности отношение имеющего весьма далекое.

Во фракциях, не вошедших в парламентское большинство, с кандидатами уже определились. «Бир Бол» намерен выдвинуть Нурлана Жээналиева, бывшего первого заместителя генерального прокурора страны. В суде по делу трех атажуртовцев — Камчыбека Ташиева, Садыра Жапарова и Таланта Мамытова — Жээналиев признавался, что самостоятельно возбудил уголовное дело на парламентариев в отсутствие главы надзорного органа. Однако позже отношения с Аидой Саляновой у него не заладились. Из прокуратуры пришлось уйти.
«Республика — Ата Журт» рассматривает в качестве кандидата экс-министра юстиции Марата Кайыпова. Того самого, который, как писали СМИ, «будучи министром юстиции КР в 2006-2008 годах, лично лоббировал декриминализацию такого позорного явления и одного из видов насилия в отношение женщин, как многоженство». Обсуждая кандидатуру Кайыпова, когда тот претендовал на должность судьи Верховного суда, Курманбек Осмонов заявил: «Я знаю, как он пишет, умеет готовить документы. Знаю степень его подготовленности. Не говорю, что он безграмотный. Но он недостаточно компетентен. Он больше занимался популизмом». И добавил, что «многоженство Кайыпов хотел ввести, чтобы угодить бывшему президенту Курманбеку Бакиеву, у которого было две жены». Кому на этот раз угождать будем?

Так повелось, что в Кыргызстане институт омбудсмена, призванный быть независимым и защищать права граждан, невзирая на должности и соцстатусы, превратила в театр абсурда. Каждый из трех бывший акыйкатчы — Турсунбай Бакир уулу, Турсунбек Акун, Бакыт Аманбаев — так и не смог снискать славу главного правозащитника страны. Они стали заложниками узко корыстных интересов. Очевидно, что и в этот раз избрать истинного поборника прав граждан депутаты вряд ли смогут.

Махинур  Ниязова.

Глава государства Алмазбек Атамбаев взял краткосрочный трудовой отпуск. Информацию об этом еще 10 ноября распространила пресс-служба президента. Сообщалось, что он проведет его в кругу семьи.

Однако позже выяснилось, что Алмазбек Атамбаев отправился в одну из клиник Китая для прохождения лечебно-профилактических процедур. Эти сведения просочились в СМИ, что позже пришлось подтвердить чиновникам Белого дома официально. Но чем болен президент, не сообщают.

Общественность принялась гадать, озвучиваются диагнозы от цирроза печени до аденомы простаты. В пресс-службе слухи опровергают, уверяя, что это обычная профилактика. К тому же известно, что проблемы со здоровьем у Алмазбека Атамбаева бывали и раньше, он перенес несколько операций. Что на этот раз тревожит президента доподлинно неизвестно.
Не сообщают в Белом доме и информацию о том, на каком самолете глава КР отправился в Поднебесную. И почему Китай, а не Турция? — негодуют в обществе. Ранее Алмазбек Атамбаев неоднократно лечился за рубежом и преимущественно в Анкаре. В феврале 2015 года по рекомендации врачей  президенту проведена операция на коленном суставе в одной из клиник Москвы. А до того в 2013-м он прошел медицинское обследование в военно-медицинской академии «Гюльхане» в Анкаре. В 2008 году в другой клинике столицы Турции ему была сделана операция на пищеводе. Отечественной медицине, похоже, глава Кыргызстана не доверяет.

Даже назначив главой Минздрава врача, долгое время практиковавшего в Турции, Алмазбек Атамбаев не проникся доверием к системе здравоохранения КР.

К тому же, это уже четвертый отпуск Алмазбека Атамбаева за неполный 2015 год. Первый раз отдохнуть глава КР ушел 9 февраля, после поездки в Сочи, где Атамбаев встретился с президентом РФ Владимиром Путиным и посетил ледовое шоу «Год после Игр». И сразу оттуда полетел в Турцию. В июне президент вновь взял отпуск. «Он проведет пятидневный отпуск в Турции в кругу семьи», — сообщала тогда его пресс-служба. С 17 по 21 августа Алмазбек Атамбаев в очередной раз уходил в краткосрочный отпуск. Опять же все покрыли завесой тайны.

Встает вполне закономерный вопрос, позволяет ли состояние здоровья Алмазбека Атамбаева занимать пост главы государства?

Соб.инф.

Акция “Скорбим, помним…” в поддержку журналистов прошла накануне у стен Белого дома в Бишкеке. Организаторы и участники выказали протест против запретов и ограничений в отношении журналистов, которые учинил новый созыв парламента.

Не успев приступить к своим обязанностям, новоизбранные депутаты Жогорку Кенеша взялись наводить порядок на информационном поле Кыргызстана. Всех, кто критикует законодателей, распорядились отныне на заседания парламента не пущать. Запрещают посещать здание под разными предлогами, то внешний вид и форма одежды не подходящая, то в список забыли внести, а то и вовсе без объяснения причины. Сотрудники пресс-службы признаются, что решение не пущать отдельных представителей СМИ, принимают не они. А кто? — вопрос, на который ответить клерки не могут.

В немилость попали в частности журналисты двух изданий — ИА “24.kg” и газеты Res Publica. В их защиту и выступили накануне коллеги. Инициатором проведения акции у стен главного законодательного органа выступил главный редактор газеты “МК-Азия” Улугбек Бабакулов. Он предложил повязать на забор Белого дома черные ленточки и зажечь свечки, остальные идею поддержали.

В назначенный час у Белого дома собралось около 30 журналистов, пришли также гражданские активисты, представители НПО и бывший депутат ЖК Равшан Жээнбеков. Участники “провели обряд”, призвали нардепов убрать руки от свободы слова и не мешать журналистам исполнять профессиональный долг — получать и распространять информацию о деятельности главного законодательного органа страны.

“Акция журналистов была организована для того, чтобы показать, что парламенту не удастся запугать нас. Кроме того, своими действиями и призывами мы, надеюсь, привлекли внимание общественности к неправомерной деятельности парламента, показали, что депутаты в лице спикера руководствуются не нормами закона, а эмоциями.

Названием нашей акции «Помним, скорбим…» мы даем понять, что мы помним о том, каким недальновидным и недалеким был прошлый, пятый созыв ЖК, и скорбим, что новоизбранный парламент не ушел от прежних методов работы. Нынешний созыв ЖК оказался эдаким мертворожденным дитем нынешней властной системы, поэтому в знак траура по такому парламенту нам оставалось только зажечь свечи и повязать черные ленты”, — подчеркнул Улугбек Бабакулов.

Но журналисты и гражданские активисты остались неуслышанными. Ни один парламентарий не набрался смелости присоединиться или хотя бы встретиться с участниками акции протеста, в том числе бывшие коллеги: Жылдыз Мусабекова, Рыскелди Момбеков, Жанар Акаев (все члены СДПК), Каныбек Иманалиев, Жоомарт Сапарбаев (фракция “Ата Мекен”) и Лунара Мамытова (“Бир Бол”). С приобретением мандата уши перестают слышать, глаза — видеть, жизнь предстает только в радужных светлых красках. Или по принципу: моя хата с краю?

“Лучше закройте намазкану, чем ограничивать журналистов”, — с таким призывом к акции присоединился активист Ондуруш Токтонасыров. Он пришел поддержать представителей СМИ с плакатом “Спикер, вы не правы!”

“Прекратите критиковать журналистов. Они жертвы всего общества, они нам нужны. Не надо делить их на справедливых и несправедливых… Вы сами даете им интервью, что у нас демократия, свобода слова. Кому теперь верить?” — негодует активист.

На место проведения акции также прибыли милиционеры, в частности сотрудники 10 отдела, призванного бороться с терроризмом и экстремизмом. Кроме того, в толпе присутствовали и чекисты. Видимо, безопасности граждан КР ничего не угрожает, раз вместо исполнения своих прямых обязательств правоохранители бегают и фиксируют на видеокамеру участников мирных акций.

Тем временем, в стенах ЖК начала работу комиссия по аккредитации журналистов. По данным пресс-службы, в список на получение разрешительного удостоверения для беспрепятственного входа в ЖК внесены все подавшие заявки журналисты и издания. Кого вычеркнут члены комиссии? И главное, хватит ли фантазии обосновать решение или опять сошлются на прошлый созыв, кивать на предшественников — это по-нашему.

Махинур НИЯЗОВА.

Пятилетние потуги властей реформировать судебную систему оказались напрасны. Проблема честности и справедливости судей по-прежнему остается самой острой и злободневной. Это признал и президент страны Алмазбек Атамбаев, выступая перед депутатами. «Следует признать, что попытка решить данную проблему путем создания Совета по отбору судей себя не вполне оправдывает. Сегодня мы имеем разбалансированную судебную систему. Законодательство не обеспечивает ее ответственность ни перед законом, ни перед народом. Более того, многие судьи поняли принцип независимости судей как принцип безнаказанности, безответственности за любое решение. И теперь нередко возникают ситуации, когда судьями принимаются спорные, а зачастую абсурдные решения, нередко наносящие ущерб государству», — заявил глава государства.

Хотели как лучше…

Признался в провале реформы судебной системы и спикер парламента Кыргызстана Асылбек Жээнбеков. При этом торага Жогорку Кенеша знает, что вина отчасти лежит и на главном законодательном органе. «Что касается судебной реформы: что получилось, то получилось. Эту реформу принимал ЖК, законы принимали мы и ответственность с себя мы не снимаем. Я не буду про себя говорить: я был против некоторых основ, по которым проводилась реформа. Но сегодня, я считаю, мы могли бы улучшить ситуацию», — заявил спикер.

Тем временем, нерасторопность в важнейшем для страны вопросе уже начала давать плоды. И одной констатацией факта и признанием вины ситуацию не выправить. К тому же, в Белом доме никак не наберутся смелости открыто признать, что большинство решений служителям Фемиды надиктованы с седьмого этажа. Особенно, по резонансным делам. Это лишний раз подтвердилось в свете последних событий: вынесены приговоры сразу по нескольким громким делам о коррупции.

Обвиняемый в получении крупной взятки — $50 тысяч Бакыт Абдыкапаров, супруг экс-генпрокурора Аиды Саляновой, отделался условным сроком, хоть и был признан виновным «в заключении контракта на осуществление государственной закупки вопреки интересам КР, совершенного группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере». Несмотря на собранные гособвинением доказательства и показания свидетелей, подтвердивших, что муж бывшего главы надзорного органа лоббировал интересы казахстанской компании по поставке угля на ТЭЦ Бишкека и получил от нее взятку через посредников, суд проявил небывалую гуманность.

Чего не скажешь о деле в отношении экс-депутата Урмат Аманбаевой. Обвинение ей предъявили в декабре 2014 года и уже в январе 2015-го лишили депутатского мандата. По версии следствия, в бытность бухгалтером Ошского областного центра по борьбе с туберкулезом, Аманбаева нанесла государству ущерб на сумму более чем в 17 миллионов сомов. Бывший депутат получила по полной — 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Подобную избирательность суды КР проявляют не в первый раз. За последние пять лет примеров можно привести достаточно, когда политиков судят по одной и той же статье, признают виновными, но выносят абсолютно противоположные приговоры.

…а получилось как всегда

На днях вынесен вердикт также по делу бывшего спикера парламента Ахматбека Келдибекова. Экс-депутату вменили в вину статьи 303 «Коррупция» и 304 «Злоупотребление должностным положением» УК КР. Он обвинялся по трем эпизодам, однако по одному делу производство прекращено за истечением сроков давности. По второму — из-за недоказанности. Не найдя повода осудить экс-спикера, судья Первомайского райсуда Абдразак Боромбаев зацепился за эпизод об открытии спецпредставительства в Межпарламентской ассамблее стран СНГ и признал Келдибекова виновным по статье 304. Экс-депутата освободили в зале суда, назначив наказание в виде штрафа в 3 миллиона сомов. Но клеймом «судимый» наградили.

С приговором бывший торага не согласен, поскольку считает его незаконным и необоснованным. И готов обжаловать вердикт райсуда, что оправдано, поскольку ни одного доказательства виновности Келдибекова следствие не представило.

В суде гособвинение не смогло доказать не только ущерб, якобы нанесенный экс-спикером, но и саму по себе незаконность открытия спецпредставительства. К тому же, выступившие в суде в качестве свидетелей депутаты заявили, что торага принять единолично решение об открытии спецпредставительства не смог бы при желании. «Это коллективное решение, принятое большинством голосов», — все как один сказали нардепы. Всего показания дали около 60, как действующих, так и уже бывших парламентариев из разных фракций. За открытие представительства тогда проголосовали более 80 депутатов.

Незнание закона

За основу обвинения Генпрокуратура взяла закон «О регламенте Жогорку Кенеша КР», принятый в 2004 году. Документ неоднократно изменялся и дополнялся. Стоит ли напоминать, что с тех пор парламент претерпел значительные изменения. Да что там парламент, в стране все круто поменялось, вплоть до формы правления. ЖК теперь «является высшим представительным органом», а не просто «законодательным», как раньше. Депутатов 120 против 90 в 2004 году.

Поменялся и Основной закон. По Конституции, принятой на референдуме в 2010 году (напоминание для Генпрокуратуры, раз ее сотрудники не в курсе), «депутат не может подвергаться преследованиям за высказываемые им в связи с депутатской деятельностью суждения или за результаты голосования в Жогорку Кенеше».

«Привлечение депутата к уголовной ответственности допускается с согласия большинства от общего числа депутатов Жогорку Кенеша, за исключением случаев совершения особо тяжких преступлений» — тоже норма Конституции. И опять следствие оплошало, вменив тогда еще действующему депутату в вину дела давно минувших дней.

Еще одно «весомое» доказательство гособвинения — стенограмма заседания ЖК, где обсуждался вопрос о спецпредставительстве. «Стенограмма — это мои суждения, это то, что я говорил. Вы не имеете права ссылаться на нее, это сказано мною в стенах парламента Кыргызской Республики. Вы напрямую сегодня нарушаете Конституцию страны», — заявил в суде Ахматбек Келдибеков.

Кошки-мышки

Вся эпопея с привлечением бывшего спикера к уголовной ответственности превратилась в своего рода игру. Правоохранительные органы за пять лет с 2010-го по 2015-й трижды отказывали в возбуждении и трижды отменяли свои же постановления в отношении Келдибекова. «Если, будучи депутатом, я где-то неправильно выступил, покритиковал власть, прокуратура отменяла ранее принятое постановление и начинала доследственную проверку. Но ничего не обнаружив, вынужденно прекращала производство. При этом никаких норм закона не соблюдалось», — сообщил в суде Ахматбек Келдибеков.

Стоит отметить, что присутствовавшие на процессе также заметили отрешенность гособвинителя, который, и это явно было видно, выступал в роли говорящей головы. Защита подсудимого не раз отмечала в суде, что очевидно, даже тексты выступления самостоятельно представители прокуратуры не готовили, а читали заранее написанные и согласованные свыше. В частных беседах, гособвинители сами в этом признавались адвокатам.

И следователи, по словам Ахматбека Келдибекова, разводили руками, не зная как выходить из положения, в которое их поставили белодомовские советники. Не секрет, что все громкие процессы проходят под чутким контролем чиновников из окружения президента. Осведомлен ли сам Алмазбек Атамбаев, чем занимаются приближенные, прикрываясь его именем?

Почетные акшакалы

Отвечая на вопрос о «нажитых несметных богатствах», о которых неоднократно писалось в СМИ, в частности недавно в прессе выступал называющий себя политологом и экспертом Жыпар Жекшеев, Келдибеков говорит: «Больше 60 процентов имущества, на которое следствие наложило арест, не принадлежит ни мне, ни моей семье. Во время судебного процесса доказано, что я к этой недвижимости не имею никакого отношения. Арест наложен на имущества моих знакомых и даже просто людей, которые где-то когда-то со мной пересекались по работе. Через суды эти люди уже добились снятия ареста. То, что Жыпар Жекшеев, как теща и как дежурный акшакал (не аксакал!) комментирует мой судебный процесс, называя себя экспертом, стыдно. Я рекомендовал бы ему выступать не в СМИ, а прийти и открыто в суде высказаться, если он знает, каким имуществом я владею. Но он этого не сделает, поскольку исполняет заказ и выступает как шестерка. Меня мало волнует, что он говорит».

Подобные «дежурные эксперты» также выступали с «разоблачительными комментариями», когда Келдибеков находился на лечении заграницей. Тогда все в один голос говорили, пусть вернется, и, если невиновен, докажет это в суде. Вернулся. Доказал, причем не голословно, а каждое слово подкрепив соответствующим документом, постановлением, письмом, приказом… В итоге суд без каких либо оснований осудил его, фактически за уши притянув обвинение в незаконном учреждении спецпредставительства. Очевидно, Белому дому нужно было осудить Келдибекова. Повод нашли, а вот доказательства найти не потрудились. Но в Кыргызстане, как выяснилось, доказательства, не нужны. На отсутствие экспертиз можно и глаза закрыть, получается. Был бы человек, а статья найдется.

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев не устает повторять, что в КР перед законом все равны. Однако суды все чаще проявляют избирательность. Самостоятельно? Сомневаемся.
Есть такая русская пословица: закон — что дышло, куда повернул, туда и вышло. В кыргызском же варианте она вполне может звучать так: суды — что дышло, куда Белый дом их повернет, туда и выходят. Как бы боком не вышло.

Махинур Ниязова.

С таким заявлением выступил накануне на пресс-конференции экс-генпрокурор Азимбек Бекназаров. По его словам, правосудие в Кыргызстане вершат не суды, а чиновники Белого дома.

«Уголовное дело в отношении Ахматбека Келдибекова изначально носило характер политического заказа и возбуждено необоснованно и незаконно. Его ход контролирует Фарид Ниязов, как руководитель аппарата президента, а заказ поступил от Омурбека Текебаева», — сообщил Бекназаров, представляющий интересы экс-спикера ЖК.

Он отметил, что по указке лидера фракции «Ата Мекен» Генпрокуратура возбудила дело на бывшего депутата. «Основанием стали акты Счетной палаты, их Текебаев направил в Генпрокуратуру, которую на тот момент возглавляла его нынешняя сопартийка Аида Салянова. Эти документы никем не подписаны, без печати. Сотрудники прокуратуры, нарушая закон, возбудили уголовное дело лишь на основании одного письма от лидера фракции «Ата Мекен» и копий актов, хотя, по закону, должны быть оригиналы. При этом, суд не принял заключение Счетной палаты, подписанное Эльмирой Ибраимовой с печатями. Суд принимает письма без подписей и печатей, но игнорирует официальные документы», — заявил Азимбек Бекназаров.

По его словам, в суде на это вопиющее нарушение неоднократно обращали внимание судьи и адвокаты, и сам подсудимый, но тот проигнорировал факт. «Это явно свидетельствует, что дело носило характер политического заказа», — отметил Бекназаров.

Он также сообщил, что намерен добиваться наказания следователей и прокуроров, в том числе, Аиды Саляновой, которые «незаконно возбудили дело на Келдибекова». «В суде я выступал с ходатайством вынести им частное определение, но председательствующий проигнорировал мою просьбу. Также не смогли мы добиться, чтобы допросили Текебаева и Салянову. Мы приглашали их на заседания, чтобы они дали показания. Но они не пришли, а из-за неприкосновенности принудительно доставить их никто не может. Сегодня вместе с Фаридом Ниязовым Текебаев продолжает добиваться пересмотра дела. Прокуратура уже обжаловала приговор первой инстанции в отношении Ахматбека Келдибекова. До нас дошел слух, что Ниязов ругает судью и грозит уволить прокуроров, которые допустили такой исход дела. Я хотел бы предупредить Фарида Ниязова, пусть не забывает судьбу Данияра Нарымбаева (экс-глава аппарата президента, ныне обвиняется в совершении  коррупции — прим. ResPublica) и прекратит вмешиваться в судебную систему», — предостерег Азимбек Бекназаров.

Он подчеркнул, что уголовное преследование не помешает дальнейшей политической карьере его подзащитного. «Через год после оплаты штрафа с Келдибекова снимут судимость и он все равно намерен участвовать в политических событиях и, в том числе, в выборах президента», — сообщил Азимбек Бекназаров.

По его сведениям, в 2017 году главу государства будут выбирать не граждане страны, а депутаты Жогорку Кенеша. «Атамбаев и Текебаев уже готовят законы, чтобы президента избирал парламент. Недавно президент открыто сказал: если народ изберет следующего главу страны, то придет богатый человек. Им невыгодно, чтобы избирало население, а через нынешний парламент они могут провести в президенты своего человека», — заключил Азимбек Бекназаров.

Соб.инф.

0 404

Пятница 13-е стало еще одной датой, вошедшей в историю с траурной лентой на рукаве. Второй по масштабности в Европе и самый крупный в истории Франции теракт уже назвали парижским 11 сентября. Погибли 153 человека. Масштабность трагедии настолько шокировала Париж, что даже непримиримые противники — Социалистическая партия и Национальный фронт Марин Ле Пен — приостанавливают агитационную кампанию по региональным выборам. Национальное единство оказалось на первом месте, как для властей, так и для оппозиции.

Хотя, несмотря на введенное чрезвычайное положение (кстати, пятое за 60 лет), Париж намерен провести глобальный климатический саммит, на который должны приехать главы 80 государств. По некоторым версиям, взрывы в пятницу, 13-го были организованы в преддверии именно этого мероприятия.

Официально «Исламское государство», которое взяло на себя ответственность за теракты, якобы мстило за убийство одного из самых узнаваемых террористов современности — британца Мохаммеда Эмвази, известного как Джихади Джон. Вот только о его уничтожении американские спецслужбы отчитались 12 ноября. Так что столько подготовленные атаки организовать за сутки было явно не по силам даже такой могущественной организации, как ИГ. Не по силам и за полтора месяца, начиная с 28 сентября, когда французские самолеты нанесли авиаудары по позициям «Исламского государства».

Но у каждого убийства должна быть красивая окантовка, почему бы не месть. Тем более что человек был действительно «уважаемый». Ролики с его участием, на которых Джихади Джон обращается к президенту США Бараку Обаме, обезглавливая жертвы, давно стали визитной карточкой «Исламского государства» и разошлись по всему миру. Кстати, охранник самых ценных заключенных ИГ и по совместительству палач вырос в Великобритании, куда его семья перебралась из Кувейта. На выплату пособия его семье, которая, по данным британских СМИ, предпочитала государственное обеспечение работе, было потрачено около 400 тысяч фунтов.

При этом месть за одного охранника на фоне ранее озвученных грандиозных планов по захвату европейских столиц, на первый взгляд, выглядит притянутой за уши. Тем более что самого Джихади Джона в последнее время стали немного задвигать в организации после рассекречивания его имени. Мифический «человек в черном» — притягательный образ для вербовки рекрутов, а вот Мохаммед Эмвази, застенчивый мальчик, любящий Симпсонов и футбол, — совсем другое. Зато после его уничтожения какой-то очень грамотный пиарщик решил использовать имидж «раскрученного» в Youtube боевика на фоне парижских терактов. Опять-таки для вербовки романтиков из числа молодежи, мечтающих прославиться, пусть даже после смерти. А вербовка у ИГ поставлена на высоком уровне, так бы в армию завлекать или на общественные работы. Как там рекламируют армию США: «Если вы вступите в наши ряды, то в числе прочего получите возможность попутешествовать по миру?» Похоже, этот лозунг больше подходит «Исламскому государству».

Террористы, устроившие теракты в Париже, прибыли с «караванами беженцев». И вот уже Польша и Латвия отказалась принимать мигрантов по квотам Европейского Союза. Как известно, миграционный бум буквально ошеломил Европу в этом году. С начала года стать европейцами возжелали более полумиллиона человек. И это только начало, на подходе армия мигрантов раз в пять больше. Потому как выдавать себя за сирийских беженцев, для которых Европа открыла двери, очень даже выгодно. Та же Франция предоставила мигрантам пособие в 300 евро и социальный пакет с бесплатными образованием, медицинским обслуживанием и даже проездом в общественном  транспорте.

Кстати, «зачинщики новой миграционной волны», США, также не спешат встречать беженцев у себя. Штаты Алабама, Мичиган и Техас уже обратились с соответствующим заявлением к Бараку Обаме, а кандидат в следующие президенты Дональд Трамп даже посоветовал обдумать закрытие мечетей в стране. Все-таки европейская политкорректность, обернувшаяся парижской пятницей, заставила задуматься многих.

Кстати, о двойных стандартах Запада активно заговорили и на фоне терактов во Франции. В социальных сетях, где многие сменили аватарки на цвета французского флага,  можно найти и противников столь яркого проявления скорби. Мол, почему мир, и участники социальных сетей в частности, промолчали, когда в апреле в Кении боевики группировки Аш-Шабаш расстреляли 147 студентов? О массовом убийстве детей в Пакистане в прошлом году, когда от рук «Талибана» погибло 132 школьника? О 64 детях, ставших жертвами правительственной  антитеррористической операции под Киевом в апреле текущего года? Или о том, что за годы войны в Сирии погибло 11 тысяч детей?

Сами европейцы признают, что угроза террора действительно поделила мир на «нас» и «не нас». На страны обеих Америк, ЕС, Австралии и Океании приходится менее 2% всех мировых терактов. Удивительно, не правда ли? Ведь террористы, по крайней мере, в своих лозунгах, борются с мировым злом в лице именно Запада. За 15 лет в Европе, без учета России, произошло всего четыре теракта, включая нынешний, которые унесли жизни более десяти человек. В прошлом году от рук экстремистов вообще погибло всего четыре европейца на фоне более 32 тысяч человек по всему миру.

Но все-таки, пусть по своему, но страны начинают объединяться перед общей угрозой. Все-таки недавнее падение российского самолета, которое унесло жизни 224 человек, назвали терактом и увязали с французской трагедией.  Потому мир и ждет решительных мер от России и Франции. Дождался от Владимира Путина. И российский президент сказал. Его последнее выступление уже назвали самым запоминающимся за все 15 лет правления. После слов «мы не будем вытирать слез с нашей души и сердца», последовало обещание искать преступников «везде, где бы они ни прятались. Мы их найдем в любой точке планеты и покараем». И это является не просто приговором террористам, организовавшим взрыв нашего самолета, но и объявлением войны «Исламскому государству» и тем, кто его покрывает и использует. «Все, кто попытается оказать содействие преступникам, должны знать, что последствия от попыток такого укрывательства будут лежать полностью на их плечах», — прозвучало в выступлении Путина так, словно это говорил президент военного времени.

После этих событий однозначно стоит ждать ответных мер и США как борца с терроризмом №1, которые будут вынуждены реагировать, чтобы не утратить свой имидж. Соответственно, можно ожидать и столь долгожданного реального сотрудничества между Вашингтоном и Россией. Но главный вопрос состоит в том, не уподобиться ли мир сегодня США после 11 сентября? Ведь атака террористов на башни-близнецы привела к достаточно серьезному переделу мира, после которого не досчитались нескольких государств и, напротив, получили территории хаоса. И сумеют ли мировые лидеры удержаться от того, чтобы не разыграть ситуацию в своих интересах?

Марина Гречанная.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-23)

Глава V
ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА: ВТОРОЙ ЭТАП

A. Восстание киргизов и казахов

1. Объявление о  высочайшем повелении

Обстоятельства, сопутствующие объявлению о мобилизации рабочих среди киргизов и казахов и их последующая реакция были почти такими же, как и среди сартского населения, хотя их сопротивлению потребовалось значительно больше времени, чтобы вылиться в определенную форму. Как и в случае с сартами, среди них не проводилось никакой предварительной работы для смягчения удара или представления в патриотическом свете тех жертв, которые они должны были совершить  для нужд фронта.  Высшие должностные лица страны признавали то, что ими не были проделаны предварительные шаги. Таким образом, в июле 1916 года наместник царя на Кавказе, великий князь Николай Николаевич, стремился привнести изменения в приказы о воинской повинности применительно к стране, порученной ему, на том основании, что «любые меры, затрагивающие мусульманское население, требуют для их выполнения ряд предварительных мер, которые, в свою очередь, требуют значительно много времени.» 31 июля Куропаткин писал в своем дневнике:

«Штюрмер [премьер-министр] и Шуваев [военный министр] сделали все возможное для того, чтобы  вызвать возмущение среди населения. Указ о мобилизации туземцев на работы был дан Штюрмером без предварительного опроса местных чиновников и без учета их мнений относительно сроков и мер по выполнению указа о призыве туземцев на работы».
Одно остроумное выражение, которое циркулировало среди санкт-петербургского общества до Первой мировой войны, гласило, что «у русских есть отделы, но нет правительства». Первые попытки выполнения Указа о мобилизации рабочих указывают на то, что в этом  тонком замечании было много правды. Успешное выполнение Указа базировалось на координации действий военного министерства и министерства внутренних дел. Однако подобной координации не было.  На следующий день после оглашения высочайшего повеления министр внутренних дел телеграфировал губернаторам соответствующих областей, что они должны приступить к мобилизации первого контингента среди казахов и киргизов в возрасте от 18 до 26 лет в кратчайшие сроки.

На местах царил полный бардак, о  степени которого можно судить на примере Соколовского, Астраханского губернатора. В соответствии с указаниями министра внутренних дел, Соколовский задействовал все имеющиеся в его распоряжении  силы и средства для того, чтобы обеспечить первый контингент из местных жителей к 10-му июля. Однако после получения телеграммы от министерства внутренних дел, в котором говорилось о том, что военное ведомство серьезно затрудняет транспортировку местных рабочих, он был вынужден отменить этот призыв.

Соколовский затем связался с сотрудниками военного округа Казани. 23 июля он получил от военного руководителя Астраханского уезда заявление, что он может ежедневно принимать по 1000 местных жителей, начиная с 5 августа. Соколовский вслед за этим дал команду приступить к мобилизации рабочих во второй раз, но 26 июля глава уезда ему сказал отложить приемку рабочих, пока не будет получен план транспортировки от военного ведомства. «Таким образом, за  короткое время я был вынужден дважды объявлять и дважды отменять приказ о мобилизации», — заявил Соколовский. Соколовский считал подобную ситуацию очень вредной для всех сторон. Местные жители должны были проделать целых 300 верст для того, чтобы добраться до пунктов сбора, а затем возвращаться домой, чтобы ожидать следующий призыв, что  влекло бессмысленные экономические потери. Кроме того, это могло быть истолковано как проявление слабости и нерешительности российского правительства и таким образом давало возможность  подстрекателям  вызывать  возмущения среди коренных народов.

Также как и у сартов, Указ о мобилизации стал рычагом для массовых вымогательств и злоупотреблений служебным положением со стороны местной администрации. Для того, чтобы коренные жители не попадали в списки, с них драли взятки. Волостные управители использовали Указ для сведения счетов со своими партийными врагами, включая всех несогласных с ними в возрастной группе  от 19 до 31 лет, первом контингенте. Или же они могли быть осуждены за противодействие правительству и предстать перед российскими властями. Богатые киргизы при составлении списков приписывали возрасты своим сыновьям, также были случаи 20-летних биев или местных судей [эти чиновники освобождались от воинской повинности], тогда как по закону, они не должны были быть моложе 25 лет. Сталкиваясь с несправедливостью, население часто собственноручно «восстанавливало» ее в виде изъятия списков от волостных управителей, что имело место в Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областях. Другие местные власти, опасаясь вспышек насилия со стороны киргизской молодежи, бежали в российские центры, такие как Уральск и Илек, и там составляли свои списки при чрезвычайных обстоятельствах.

Также как и среди сартов, распространялись такие же нелепые слухи относительно реального назначения мобилизации. Неграмотным переводчикам приходилось переводить выражения, которые они никогда прежде не слышали, такие как “реквизиция”, “оборонительные сооружения в театре военных действий”, “военные коммуникации”, переводили настолько неверно и искаженно, что складывалось впечатление, что киргизов и казахов забирали в качестве солдат непосредственно на фронт без военной подготовки. Или же там, где считали, что их берут в качестве рабочих, то там ходили утверждения, что они будут рыть окопы между стреляющими  друг в друга немцами и русскими. В Семиречье русские крестьяне говорили киргизам, что их отправляют на фронт умирать, и что тогда крестьяне захватят их земли. Сам термин “реквизиция”, используемый в официальных документах в связи с воинской повинностью рабочих, задевал чувства коренных жителей.
Если Указ о мобилизации застал сартов в разгар сбора хлопкового урожая, то многих киргизов и казахов, особенно казахов, в разгар сельскохозяйственных работ. В северных уездах степных областей казахи жили вперемешку с русскими на фермах, не отличаясь от русских крестьян и рабочих, в которых была необходимость для ведения их крестьянских хозяйств. В уездах Аральска, Актюбинска, Павлодара, Семипалатинска, Барнаула, Усть-Каменогорска и Зайска киргизы и казахи были единственной остававшейся рабочей силой, поскольку русские крестьяне находились на фронте. Указ пришелся в разгар сенокоса и в канун урожая зерна.

В некоторых окрестностях считали, что призыв относился к добровольцам, поскольку людям говорили, что они уже заплатили различные многочисленные налоги и отчисления с момента начала войны вместо воинской службы. Другие полагали, что  призыв к воинской повинности полностью исходит от местных властей для того, чтобы выслужиться перед центральным правительством, принудив киргизов стать добровольцами. Киргизы обосновывали это убеждение тем, что глава Пржевальского уезда требовал в 1915 году, чтобы были добровольцы — киргизы для службы в действующей армии.

Движение протеста киргизов и казахов против злоупотреблений служебным положением их волостными чиновниками послужило первому появлению поколения казачьих отрядов. Бремя их пропитания было возложено на местных жителей-туземцев. Официальный отчет о неформальной встрече степных народов от 7 августа 1916 года характеризует результаты этого вторжения следующим образом:

«Появление в степи казачьих отрядов навеял ужас на мирное население большой области. Киргизы (т.е. казахи), до того времени мирно ожидавшие призыва подчиненных рабочих, заволновались: они стали покидать места, оставляя все свое имущество, продавая земли за гроши, они уходили на юг. Молодежь покинула аулы,  ушла в степь, и где они находятся неизвестно. Везде киргизы оставляли дозревающее зерно; скошенное сено оставалось в кипах, прогнивая и уносимое ветром. С момента объявления о мобилизации никто не занимается  вопросами сельского хозяйства,  экономике нанесен непоправимый удар. В Уржавской волости Лепсинского уезда Семиреченской области никто не ведает где киргизы, где обрабатывается зерно или заготавливается сено для рогатого скота».

В то время как призыв к воинской повинности, в какой бы то ни было форме, был полной неожиданностью для сартов, то для кочевников, в особенности для казахов, данный вопрос витал в воздухе в течении некоторого времени. М.Тынышпаев, влиятельный казах среди местной интеллигенции, рассказывает, как Чаев, директор по военным строительным работам, подходил к нему в сентябре 1915 года, чтобы узнать его мнение относительно проекта по призыву казахов в качестве солдат. Тынышпаев выразил свое мнение и написал о проекте редактору газеты «Казак».

В декабре 1915 года данный проект обсуждался в прессе. На 24 января 1916 года газета «Казак» (за номером 166) отразила мнения некоторых влиятельных киргизов (казахов) относительно вопроса о возможности возложения воинской повинности на киргизов; вопрос о желании или нежелании служить в армии не рассматривался вообще; всех интересовало, каким образом киргизы бы служили — в инфантерии или в кавалерии; вопрос прорабатывался на страницах газеты «Казак» в выпусках 166, 168, 177, 179, 184 — последний был от 9 июня … В целом, статьи упомянутых выпусков можно резюмировать следующим образом: 1) большинство киргизов (включая меня) предпочитает службу в кавалерии, меньшинство — за службу в пехоте 2) предполагается, что в  связи с отсутствием свидетельств о рождении среди киргизов, призыв к военной службе в ближайшем будущем будет сопряжен со многими трудностями.

(Продолжение следует).

Во время возникновения землетрясения человек испытывает неприятные ощущения, порой панический страх, что приводит к неразумному и небезопасному для жизни многих людей поведению.

Очень важно, чтобы люди, проживающие или временно находящиеся в сейсмоактивных районах, умели применять простые меры предосторожности и знали, что делать в случае землетрясения.

Помните, что гораздо легче преодолевают свой страх те люди, которые твердо знают, как вести себя до, во время и после землетрясения.

Защитные меры населения в случае угрозы землетрясения

1. Заранее наметьте наиболее безопасный путь выхода из помещения в случае землетрясения. Помните, что оно может произойти ночью, а двери и коридоры будут забиты людьми, и это может помешать быстрому выходу из помещения. Эвакуация может идти также через окна первого этажа.
2. Заранее определите наиболее безопасные места в доме, квартире — внутренние углы у капитальных стен, проемы внутренних дверей, столы, кровати, станки.
Учтите, наиболее опасными местами в зданиях во время землетрясения являются большие застекленные проемы наружных и внутренних стен, угловые комнаты, особенно последних этажей, лифты и лестничные площадки.
3. Научите детей и других членов семьи занимать безопасное место.
4. Обучайтесь сами и научите всех взрослых членов семьи отключать электричество, газ и водоснабжение в квартире, подъезде, доме.
5. Обдумайте, как обеспечить безопасность детей, стариков и инвалидов.
6. Прочно прикрепите шкафы, этажерки, стеллажи, полки к стенам. Мебель разместите так, чтобы она не могла упасть на спальные места, перекрыть выходы из комнат, загородить двери.
7. Прочно закрепите или переместите вниз тяжелые вещи, лежащие на полках, мебели, шкафах. Проследите, чтобы ваша кровать располагалась подальше от больших окон, зеркал и тяжелых предметов, которые могут упасть.
8. Не устраивайте полки над спальными местами, входными дверями, раковинами, унитазами.
9. Не загромождайте вещами вход в квартиру, коридоры и лестничные площадки.
10. Емкости, содержащие легковоспламеняющиеся и едкие жидкости, должны быть закупорены и храниться так, чтобы они не могли упасть и разбиться при колебаниях здания.
11. Обучайтесь оказывать первую медицинскую помощь, прежде всего при травмах. Имейте в доме аптечку первой медицинской помощи с запасом медикаментов.
12. Имейте в виду возможность использования вашего гаража или дачного домика, подвала во дворе как убежища, где можно будет переждать стихию и где необходимо хранить запас продовольствия и вещи.
13. Проверьте состояние вашего дома, определите, какие требуются меры по его укреплению.
14. В сельских населенных пунктах оцените, не находится ли ваше жилье или место работы в зоне затопления или вблизи крутых, оползневых склонов, а также в зонах формирования селей. Если так, запланируйте вместе с членами вашей семьи, соседями порядок эвакуации. Помните, что сильные землетрясения могут вызвать такие опасные явления, как оползни, обвалы, камнепады, трещины в грунтах, просадку поверхности, разжижение грунта.

Во время сильного землетрясения

В помещении:

1. Если вы почувствовали сотрясение почвы или здания, реагируйте немедленно, помня, что наибольшая опасность исходит от падающих предметов.
2. Если вы находитесь на первом этаже многоэтажного здания, в личном доме — из сырцового, жжёного, глинобитного, кирпича, и можете быстро покинуть помещение в течение первых 15-20 сек., то сделайте это. Выбежав из помещения, отойдите от него на открытое место, подальше от линии электропередач, газовых труб, от высоких зданий, мостов.
3. Если вы остались в помещении, немедленно займите заранее выбранное безопасное место. Если есть опасность падения кусков штукатурки, светильников, стекол, то прячьтесь под стол или кровать. Школьникам можно укрыться под партами, отвернуться от окон и закрыть лицо и голову руками.
4. Если вы находитесь в помещении выше первого этажа многоэтажного дома, не бросайтесь к лифту и лестницам, потому что они часто обрушаются во время землетрясения. В таких случаях распахните дверь и встаньте в проеме. Не пугайтесь, если дверь заклинит — это бывает из-за перекоса здания.
5. В любом здании держитесь дальше от окон, ближе к внутренним, капитальным стенам здания. Остерегайтесь стеклянных перегородок.
6. Не прыгайте в окно, находясь выше первого этажа. Помните, это может привести к травме даже при полной сохранности здания.
7. Не прыгайте в застекленные окна. При явной необходимости выбейте стекло табуреткой, в крайнем случае — спиной.
8. Находясь в местах скопления людей (магазин, кинотеатры, школы, институты, вокзалы) не поддавайтесь общей панике, держитесь ближе к капитальным стенам, подальше от висячих предметов — люстр, вентиляторов, рекламных щитов.
9. Заставьте в себе хранить спокойствие, не делайте ничего, что может дезорганизовать окружающих.
10. В сельской местности землетрясение может спровоцировать селевые потоки, оползни, обвалы, камнепады. Поэтому старайтесь занять наиболее возвышенное место, подальше от зон затопления, крутых и отвесных склонов.
11. Нельзя находиться вблизи скот двора — вы можете быть задавлены испуганными животными.

На улице:

1. Находясь на тротуаре вблизи высокого здания, отойдите на открытое место, чтобы избежать падающих обломков, и подальше от линии электропередачи. Остерегайтесь оборванных проводов.
2. Не бегайте вдоль здания, не входите в здания: реальную опасность для жизни представляют падающие обломки.
3. Находясь в движущемся автомобиле, плавно остановитесь подальше от высоких зданий, линий электропередач, мостов, бензозаправочных станций, крутого склона.

Министерство чрезвычайных ситуаций КР.