До окончания срока Атамбаева
осталось

№25 от 26.11.2015

О каком сокращении бюджета и затягивании поясов в кризис может идти речь, если чиновники и народом избранные парламентарии не соглашаются даже на йоту умерить свои аппетиты. Свои предвыборные обещания — отказаться от большинства льгот и привилегий — нардепы, получив заветные мандаты, напрочь забыли. Рука дрогнула еще на самом первом заседании нового созыва. Отказаться от жирного куска мы не можем, завопили тогда депутаты, дескать, Конституция не позволяет.

Кто гниет с головы

Накануне они документально закрепили свое «Нет!» Даже количество помощников сокращать не стали, а некоторые и вовсе увеличили штат. Тот же спикер Асылбек Жээнбеков отстоял пять человек – пресс-секретаря, двух помощников и столько же консультантов.
О сокращении чиновничьего аппарата и, соответственно, финансовых затрат на него говорилось давно. В прошлом году инициативная группа создала движение, которое призывало депутатов (решили начать с них) отказаться от некоторых привилегий и льгот. Это сэкономило бы по разным оценкам от 80 до 100 миллионов сомов. Ежегодно на содержание 120 депутатов плюс всех их помощников, консультантов, служебные машины, телефонные переговоры и вояжи тратится около 800 миллионов сомов. Аппетиты с каждым годом растут. Оно и понятно, все дорожает.

Полностью отказаться от служебных машин, квартир, «блатных» номеров, лечения за счет государства и курортного лечения согласились только две фракции. Обе вне коалиции большинства. «Республика – Ата Журт» накануне выступила с официальным заявлением. Ее лидер Омурбек Бабанов даже обещает, что его фракция будет более продуктивной, чем остальные, которые решили оставить себе по два помощника-консультанта.

«Бир Бол» также от лишних привилегий отказался. Заявлений не делали, но соответствующий документ подписали и заверили. «По квартирам мы проголосовали «за». Но приняли решение, что будет создана комиссия, которая рассмотрит положение каждого отдельного депутата, его жилищные условия, и только после этого будет выделять ему служебную квартиру.  Полностью отказываться мы не стали. Надо разграничивать такие понятия, как привилегия и необходимость. В этом созыве есть депутаты, которые нуждаются в жилье. Если исключить всё, то мы получим полностью олигархический парламент», — пояснила со-председатель фракции Чолпон Джакупова.

Тем временем, активисты уже подсчитали: вместо 120 помощников страна могла бы оплатить труд 520 молодых врачей и учителей, или выделить льготные ссуды для приобретения жилья 104 представителям уязвимых слоев или тем же бюджетникам.

Личная шерсть и государственная

Не менее прожорлив оказался и раздутый аппарат главы государства. За неполный год они потратили 137 миллионов 83 тысячи 21 сом. Половина из них – зарплаты, надбавки и премии, на которые израсходовано 68 миллионов 117 тысяч сомов. На поездки потрачено 9 миллионов 355 тысяч сомов. На услуги связи – 4 миллиона 214 тысяч сомов, и на приобретение товаров – 5 миллионов 592 тысяч сомов. Есть еще статья «продукты питания», которая «съела» больше 3 миллионов 393 тысяч сомов.

Небожители жутко не любят, когда им в карман заглядывают. При этом они часто путают свой личный с карманом налогоплательщика, из которого и оплачиваются все эти миллионные поездки и услуги связи. «Нет никаких государственных денег и быть не может. Есть только деньги налогоплательщиков», — точно подметила когда-то Маргарет Тетчер.
В 2014 году аппарат президента истратил на транспортные расходы 33 миллиона 441 тысячу сомов. Сколько потрачено в этом году, неизвестно. Эти данные в свободном доступе находились на сайте budget.okmot.kg. Однако после того, как информацию стали распространять в СМИ, веб-страницу заблокировали. Сейчас она недоступна. Что скрывают белодомовские чиновники?

До сих пор неизвестно, на каком самолете и, соответственно, за чей счет летал лечиться в Китай Алмазбек Атамбаев? Комментировать этот щекотливый момент в аппарате и пресс-службе главы правительства отказываются.

Общественность также гадает, тратил ли президент бюджетные деньги для полета в Молдову к олигарху Владом Плахотнюком и на свадьбу сына экс-главы Турции Абдуллы Гюля? Вопросы, которые в окружении главы государства предпочли замолчать.

Вызывает интерес ваш финансовый прогресс

То и дело в СМИ сообщается о том, что Алмазбек Атамбаев из своих личных средств выделил ту или иную сумму. Деньги раздаются щедрой рукой главы страны многодетным мамам, погибшим милиционерам и сотрудникам других правоохранительных органов, пострадавшим во время природных катаклизмов, на лечение тяжелых заболеваний. Казалось бы, благое дело. Но откуда столько денег у президента?

Журналисты ранее пытались выяснить это. Тщетно. Как сообщало в свое время интернет-издание vb.kg, пресс-служба Алмазбека Атамбаева отказывается раскрывать метод формирования президентского фонда. Чиновники аппарата главы государства отметили, что формирование фонда происходит за счет не бюджетных средств.

В отделе бухучета и отчетности управделами президента пояснили, что президентский фонд соцзащиты создан еще в 90-х годах при первом президента Кыргызстана Аскаре Акаеве. Формируется он за счет спонсорских средств и пожертвований. Как собираются пожертвования в КР, известно каждому — в добровольно-принудительном порядке.

После этого возникает вопрос, а из личных ли средств он выделил деньги на строительство мечети в 7 микрорайоне столицы, которую он «подарил» героям апрельских событий? Пресс-служба тогда заверила общественность, что Алмазбек Атамбаев отдал средства из своего кармана. Но сомнения все же присутствуют.

Не скажу!

Исполнительная власть тоже «на диету садиться» не желает.  Только один Минсельхоз тратит столько же, сколько весь Жогорку Кенеш, то есть 120 депутатов вместе взятых.
«Сотрудники аппарата правительства за 10 месяцев 2015 года потратили на связь 5 миллионов 369 тысяч сомов. Расходы на служебные поездки составили 12 миллионов 911 тысяч сомов. На приобретение прочих товаров и услуг ушло 4 миллиона 336 тысяч сомов», — такие данные приводит ИА «24.kg».

Сколько траться на содержание всего кабмина – информация закрытая. Бюджеты отдельных ведомств, в частности силовых, и вовсе государственная тайна. Их раскрытия не могут уже который год добиться гражданские активисты и юристы.

Тем временем, кризис наступает все активней. Каждый день растет курс доллара. А вслед за ним и цены на продукты питания. Правительство призывает население затянуть пояса. Не лицемерно ли призывать граждан экономить, когда сами стараются урвать кусок пожирнее?

Махинур НИЯЗОВА.

Народ слишком доверчив? Не настолько, чтобы доверить этой власти проведение конституционной реформы. Всенародное обсуждение, общеполитический консенсус, референдум, досрочные парламентские выборы, выборы нового президента — таким должен быть ее алгоритм.

Судя по всему, президент Атамбаев планирует внести изменения в Конституцию, по которым следующий президент будет избираться не всенародно, а депутатами Жогорку Кенеша.
Удивительно, насколько откровенен Атамбаев был в своих страхах, что народ Кыргызстана может избрать не назначенного им преемника, а предпочесть кого-либо другого. Его опасения абсолютно оправданы, потому что на парламентских выборах выяснилось: рейтинг лозунга “Поддержим президента” среди избирателей составляет всего лишь 27%. Да, всего лишь 27%! Не путайте голоса, поданные за других партнеров по коалиции, как голоса президента Атамбаева. Эти голоса избирателей, которые тоже против лозунга “Поддержим президента!”

И вот сегодня президент пренебрежительно и оскорбительно говорит о народе, дескать, не стоит ему, “продажному”, доверять. Он, оказывается, слишком доверчив и может избрать “нового Максима Бакиева, который будет держать страну как собственный “комок”, а к народу относиться как к “баранам”. Простите, пожалуйста, уважаемый Алмазбек Шаршенович, но, кажется, в своей невысокой оценке народа Кыргызстана избрать себе нового достойного лидера сравниваете нас с баранами именно вы.

Мы не должны позволить уходящей власти определить порядок избрания новой власти. Только неизбежность ухода приспешников Атамбаева, когда вся страна вместе с самим Алмазбеком Шаршеновичем считает дни до его ухода, позволяет стране сохранять стабильность. Народ не позволит власти Атамбаева навязать стране своего преемника, при котором продолжится политика деградации государства и распродажи его суверенитета. Конституционная реформа должна стать результатом общенародного консенсуса.
До объявления референдума с Конституцией должны согласиться все общественно-политические силы.

Как только будут приняты новые конституционные изменения, Жогорку Кенеш должен быть распущен. Он не должен осуществлять какие-либо новые полномочия, которых наш народ не доверил ему на выборах 4 октября 2015 года.

Нет, уважаемый Алмазбек Шаршенович, народ Кыргызстана не доверчив! Ни у Вас, ни у этого Жогорку Кенеша нет неограниченного мандата осуществлять какие-либо изменения в Конституцию. Всенародное обсуждение, референдум, досрочные парламентские выборы, а затем и выборы нового президента — вот тот алгоритм, на котором мы должны настоять!

P.S: А пока что, если уважаемый президент так горячо желает построения настоящей парламентской республики, то уже с сегодняшнего дня может начать жить по Конституции, не узурпируя, например, непредусмотренные по ней полномочия в определении внешней политики. Уже по действующей Конституции премьер-министр — самое важное лицо. Но, к сожалению, пока что мы видим в них только исполнителей теневых решений, принимаемых президентом. Давайте жить по Конституции! Кто против?

Эдиль Байсалов.

0 407

Всю прошлую неделю Бишкек лихорадило от одной персоны — Ксении Собчак. Теледива, фешн-персона, светская львица — какими только эпитетами не награждают дочь первого мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. В Кыргызстане у большинства Ксюша ассоциируется с «Домом-2». Мало кто знает, что Собчак давно покинула проект. Еще меньше тех, кто читал ее журналистские работы.

Тем не менее, на мастер-класс «Теория успеха» пришло достаточное количество бишкекчан, и это несмотря на весьма недешевую стоимость билета — от $200 до $50, кому-то удалось успеть на скидки и приобрести за $10. Были и счастливчики, пришедшие послушать Собчак по пригласительным.

Выступая перед публикой в Бишкеке, гостья сразу же предупредила, что организаторы просили ее избегать провокаций, потому вопросы о политике попросила не задавать. Отчего об этом не предупредил, открывая встречу, ведущий вечера Эмиль Уметалиев, не понятно. И большую часть вечера Собчак старалась говорить о карьере, бизнесе, успехе и немного о семье. Однако избежать «неудобных» для организаторов вопросов не удалось.
Одна из присутствовавших в зале девушек посетовала, что который год не может взять интервью у Ксении Собчак. «Наша организация привозила вас на мероприятие на Иссык-Куле, тогда я ждала вас под дождем, пока вы кушали, отдыхали… После мы вместе ехали в аэропорт, где поругались…», — вспоминала она и спросила российскую ведущую, как ей быть. Та отметила, что готова ответить на вопросы, если девушка поможет ей организовать интервью с кыргызскими политиками. Интерес у Собчак, как выяснилось, вызывает «целый список» людей, занимающих высокие посты в КР, в том числе, президент страны Алмазбек Атамбаев.

«Я устрою вам с ним интервью», — заверила звезду российского ТВ кыргызская коллега. Однако свое обещание вряд ли исполнит. Алмазбек Атамбаев вероятней всего откажется от встречи с Ксенией Собчак, которую без преувеличения можно назвать одним из лучших интервьюеров в России с острым языком. Под шквалом ее неудобных вопросов редко кто устоит, даже президент РФ Владимир Путин еле находится, что ей ответить.

К тому же гражданская позиция Ксюши, постоянно критикующей политику властей РФ,  вряд ли придется по душе главе КР. Отвечая на вопросы участников мастер-класса и нарушая тем самым правила, установленные организатором, Собчак заявила, что не согласна в корне с вектором, выбранным российской политической элитой, который направлен на де-европеизацию. «В России система построена по принципу подхалимства. Условия, при которых люди выбираются не по профессионализму, а из соображений личной преданности, ведут страну в тупик и не дают развиваться обществу», — отметила она.

Журналист прогнозирует, что «государство ожидает экономический спад и всем будет нелегко». Однако открыто заявить о трудностях в РФ сегодня решаются не многие. «В стране честная журналистика не приносит дохода. Потому мне приходится крутиться в бизнес-секторе — держать рестораны, тесно работать с журналами, с миром моды, чтобы обеспечить себя и семью», — добавила Ксения Собчак.

Сможет ли президент КР выдержать натиск российского журналиста с такими убеждениями? Сомневаемся. Он, как обычно бывает, предпочтет отказаться от беседы. Ведь отчитать Ксению Собчак вряд ли удастся. А именно так в последнее время Алмазбек Атамбаев предпочитает общаться с представителями отечественных СМИ. Отчитывает. За неправильные взгляды. За неверную позицию. За нежелание восхвалять политику РФ, в частности, по отношению к Кыргызстану, и «радужные» перспективы вступления в ЕАЭС.
В КР сегодня неугодных журналистов по указке сверху перестали пускать не только на мероприятия с участием президента, но и в парламент — главный законодательный орган, работа которого априори должна строиться на принципах открытости и прозрачности. Рука цензора, как выяснилось, добралась и до светских мероприятий. Выступление Собчак тому яркое подтверждение.

«Единственное, что мне не понравилось из, конкретно, бишкекского ивента (по словам тех, кто туда сходил) — это попытка намеренно избегать темы политики. Чёрт побери, будь я организатором вечера, он на три четверти состоял бы из обсуждения политики, участия Собчак в протестном движении, ее передач на телеканале «Дождь» и так далее. Я не понимаю, почему организаторы так акцентировали внимание на стиле или на чем там еще, и на один из немногих вопросов о политике Ксении пришлось ответить: «Организаторы вас побьют». Собчак, со всеми ее противоречиями — хорошая ролевая модель для нашей молодёжи. Особенно для той, кто хочет искать вдохновения для того, чтобы бросать вызов власти. А власти всегда нужно бросать вызов, чтобы она слишком не пьянела. Собчак — одна из лучших персон, кого вообще можно из России привезти. Собчак — не единственная, но замечательная альтернатива какому-нибудь Дмитрию Киселеву или Михаилу Леонтьеву, а они-то тоже наведываются в наши края», — комментирует визит журналистки блоггер Бектур Искандер.

Скоро в Кыргызстан приедет политик и государственный деятель Ирина Хакамада. Она выступит с антикризисным тренингом «Перезагрузка». Очень актуальная ныне тема. Опять организаторы попытаются заткнуть рот участникам, дабы до ушей небожителей не дошла неприятная слуху правда?!

Махинур НИЯЗОВА.

Практически все, кто мог бы пролить свет на темную историю с побегом заключённых из СИЗО-50, мертвы. Кто заинтересован в ликвидации свидетелей этого ЧП?

Концы в воду

На прошлой неделе стало известно, что бывший начальник СИЗО-50, откуда 12 октября сбежали заключенные, найден повешенным. Тело Иманкула Телтаева, подвешенное на простыне в помещении медсанчасти СИЗО-1, нашел рано утром 20 ноября дежурный сотрудник. Медикам оставалось лишь констатировать смерть. Тело сразу же доставили в Центр судебно-медицинской экспертизы, где вынесли заключение — суицид.

Полковника внутренней службы Телтаева отстранили от должности с формулировкой «за серьезные упущения в работе, приведшие к побегу из СИЗО-50 нескольких опасных преступников и гибели сотрудников следственного изолятора». Под стражу экс-начальника следственного изолятора заключили 18 ноября по ходатайству следователя Спецпрокуратуры, которая расследует дело по статье «Халатность» в отношении сотрудников ГСИН, допустивших побег особо опасных преступников. На нары угодил только глава закрытого учреждения, остальные 20 сотрудников, и не только СИЗО-50, отстранены от должностей, но остались на свободе до окончания следствия.

Пресс-служба ГСИН спешила всех заверить: Телтаев совершил самоубийство. Соответственно, и уголовное дело по этому факту возбуждаться не будет. Дескать, и так все понятно: «У человека нервы сдали, воспользовался тем, что был переведен в одиночную камеру, где и совершил суицид». К тому же, по словам пресс-секретаря ведомства Александра Никсдорфа, Телтаев и ранее предпринимал попытки покончить с собой, когда был уволен четыре года назад.

Однако родственники полковника в эту версию ГСИН не верят. Сын Телтаева рассказал «Азаттык», что накануне «самоубийства» встречался с отцом и тот даже не помышлял о суициде. «Он верил, что его оправдают. И не мог повеситься. Вчера (19 ноября — прим. Res Publica) в 11.30 мы с ним встретились. Отец стал жертвой обстоятельств. Он говорил, что у него есть соответствующие документы, что выдержит и верил в освобождение», — заявил Улан Телтаев.

По его словам, отец не жаловался на проблемы со здоровьем. Почему накануне его перевели в медсанчасть? — вопрос на который пытаются найти ответ родные Телтаева. Они настаивают на проведении независимой судебно-медицинской экспертизы.

Когда честь не в чести

Кроме того, родственники Телтаева требуют справедливого и объективного расследования и намерены добиваться отстранения от должности главы ГСИН Алика Мамыркулова.
На увольнении Мамыркулова настаивает и общественный совет при ГСИН. Его члены «чрезвычайно обеспокоены сложившейся ситуацией со смертельными исходами». В своем открытом обращении к президенту и премьер-министру КР, а также спикеру парламента, они отмечают, «действующий председатель ГСИН А.Б.Мамыркулов не имеет права занимать эту должность». «В ходе побега убиты три сотрудника ГСИН, четвертый скончался позже в госпитале. Из девяти задержанных заключенных шесть мертвы. Три из них погибли непосредственно в местах лишения свободы. Также погибли сотрудник СОБР и два мирных жителя во время проведения спецоперации по задержанию одного из убежавших заключенных. 20 ноября дежурный СИЗО-21 обнаружил в медсанчасти тело задержанного экс-начальника СИЗО №50 Телтаева», — напоминают члены ОС.

«Факты смертельного исхода в ГСИН показывают, что государство не обеспечивает необходимый уровень безопасности. Тюремная безопасность является таким же важнейшим условием в государстве, как национальная и общественная», — подчеркивают члены ОС и «убедительно просят снять с этой должности председателя ГСИН, а также обратить внимание на системные вопросы тюремной безопасности, которые неоднократно поднимались в течение последних лет».

В цивилизованном государстве председатель ГСИН уже давно подал бы в отставку, ведь в вверенном ему учреждении творится настоящий бардак. И ЧП становятся обыденной нормой сегодняшней системы исполнения наказаний. Но Алик Мамыркулов крепко вцепился в кресло главы ГСИН. И оставлять его не намерен.

На вопросы журналистов он отвечать отказывается, ссылаясь на следствие, по итогам которого якобы намерен сделать заявление. Сколько еще человек должны погибнуть, чтобы нынешний председатель службы признался, что не способен навести порядок в системе и покинул пост?

О том, что власти пытаются пресечь всякое распространение информации об организаторах побега заключенных, наша газета писала в одном из предыдущих номеров («Правду о побеге из СИЗО-50 не узнаем?» в №20 от 22.10.2015). Все беглецы, кроме троих, ликвидированы в ходе спецопераций, либо скончались. Причиной смерти последних, по официальной версии, стала сердечная недостаточность. По неофициальной — побои.

Выгодное самоубийство

Это подтвердили и сотрудники Национального центра по предупреждению пыток. «Мы посетили заключенных. Один из них подтвердил, что его избивали сотрудники ГСИН. Невооруженным взглядом были видны следы побоев. Заключенный  находился в очень плохом состоянии и сказал нашим сотрудникам, что, возможно, совершит суицид. Через некоторое время он умер в СИЗО», — рассказал глава центра Нурдин Сулайманов.

Но в ГСИН упорно не подтверждают информацию о том, что к заключенным применялась сила. Но очевидно, после такой показательной расправы надеяться, что оставшиеся в живых задержанные беглецы расскажут правду, не приходится. А если верить правозащитникам и людям, близким к системе исполнения наказания, побег заключенных готовился еще год назад. И заинтересованы в нем были самые высокопоставленные чины.

В ходе расследования частично эти сведения подтвердились. К примеру, стало известно, что камеры видеонаблюдения в самой охраняемой тюрьме не работали за несколько месяцев до совершения дерзкого побега. Что в учреждении периодически отключали свет. И что меры безопасности в изоляторе для содержания особо опасных преступников не соблюдались.
Не это ли пытались скрыть те, кто был заинтересован в суициде бывшего начальника СИЗО-50 Иманкула Телтаева? То, что смерть бывшего надзирателя была на руку некоторым чиновникам сомнений нет.

Как рассказал Res Publica полковник ГСИН Ишенбай Мусаев, еще за полгода до происшествия теперь уже покойный начальник СИЗО-50 Иманкул Телтаев писал рапорты на имя председателя службы. «Он сообщал о том, что имеются проблемы с техникой в СИЗО, проще говоря, камеры видеонаблюдения не работают. Однако никакой реакции не последовало. Там содержатся особо опасные преступники, там должны быть повышенные меры безопасности, боевой отряд минимум в 4-5 человек дежурить. Но все эти нормы нарушались», — отмечает Мусаев.

Он подчеркивает, что изначально СИЗО-50 не предусматривалось для содержания подобного спецконтингента, а именно осужденных на пожизненное лишение свободы. «Сколько лет говорится о том, что для них должна быть отдельная колония. Но строительство который год никак не закончится», — говорит Ишенбай Мусаев.
По факту суицида назначено служебное расследование. Но вряд ли общественность когда-либо узнает о результатах разбирательства. Ведь в таком случае полетят головы самых высоких чинов.

«Его посадили в одиночку. На него оказывался психологический прессинг. Его не имели права водворять в СИЗО-1. А должны были содержать в изоляторе при ГКНБ. Кто понесет наказание за смерть Телтаева? Никто. А ответственность лежит на судье, который вынес решение поместить его в СИЗО-1, начальнике этого учреждения Таланте Байсеитове, руководстве ГСИН, они должны были ходатайствовать в суде, чтобы содержать Телтаева не в бишкекском СИЗО, а в ГКНБ», — заявляет Ишенбек Мусаев.

«Пресс-служба ГСИН, комментируя смерть Телтаева заявляет, что это была не первая его попытка совершить самоубийство. Но это ложь! И если даже подобные попытки предпринимались и руководство об этом знало, почему его посадили в одиночную камеру, без охраны, дав возможность совершить самоубийство?», — добавил полковник ГСИН.
Кто понесет ответственность, как минимум, за доведения до самоубийства, а возможно и вовсе за убийство не столько обвиняемого, сколько важного свидетеля? Ответ очевиден. Никто. Ведь самое простое все списать на мертвеца.

Махинур Ниязова.

— Общественность Кыргызстана осведомлена, что Свердловский районный суд столицы оштрафововал вас на 1 млн. 800 тыс. сомов в пользу бывшего водителя главы государства И.Илмиянова. Недавно его назначили советником президента. Как вы расцениваете такое назначение?

— Наверное, президент А.Атамбаев назначая Икрамжана Илмиянова своим советником «высоко оценил» его организаторские способности по преследованию независимых журналистов, давлению на свободу слова в стране и уникальный талант по развитию «телефонного права» в судебной ветви власти.

Несмотря на то, что назначение своего советника это личное дело и конституционное право президента, у общественности остается много вопросов к «таинственной деятельности» Илмиянова. Народ знает, что он является самым приближенным к телу №1 и имеет влияние на главу государства. Народная молва говорит, что в преддверии парламентских выборов кандидаты в депутаты от СДПК из южных областей, прежде чем попасть в партийный список, получили личное одобрение Илмиянова и только потом утверждались съездом. После своей отставки с поста 1-го заместителя руководителя аппарата президента он де-факто руководил штабом партии СДПК, занимался формированием партийного списка, контролировал партийную фракцию в парламенте. Поскольку СДПК и тогда, и сейчас составляет костяк правительства и реально правит государством, значит Илмиянов и после своей отставки, не имея де-юре государственной должности, имел обширный доступ к административному ресурсу и играл существенную роль в принятии важных государственных решений.
Во время судебного процесса с Илмияновым я воочию убедился в том, что на меня в суд подал не обычный гражданин, а монстр, прикрывающийся авторитетом президента и имеющий огромное влияние на судей всех рангов. В Свердловском районном и Бишкекском городском судах меня вообще не слушали. Нас лишили фундаментального права сказать хотя бы одно слово в доказательство своей позиции. Нас просто заткнули, нам не дали даже возможности выразить свое возражение к иску, что категорически недопустимо в демократическом государстве. Это нарушение самой основы гражданско-процессуального права. Это не было судебным процессом, это было просто судилищем. Судьи настолько спешили с вынесением решения, что даже арестовали квартиру, которая принадлежит моей матери,  а не мне. Было арестовано то имущество, на которое просто показал пальцем адвокат Илмиянова. Судья даже не удостоилась проверить, принадлежит ли это имущество мне или нет. Коллегия Бишкекского городского суда, несмотря на отсутствие представителей Илмиянова и газеты «Вечерний Бишкек, не допросив их, оставила решение Свердловского суда в силе. Одним словом, сегодняшняя власть грубо нарушила мои гражданские и конституционные права. Это настоящая репрессия в отношении своих политических оппонентов и инакомыслящих. Я сужусь не с обычным человеком, а с целой государственной машиной и авторитарным режимом. Я категорически не согласен с решением выплатить 1 млн. 800 тыс. сомов в пользу Илмиянова и буду бороться до конца.

В этом вопросе мои взгляды теперь полностью совпадают с утверждением лидера партии «Бүтүн Кыргызстан» Адахана Мадумарова, который сказал, что «в Кыргызстане справедливости нельзя добиться через суд, поэтому люди жаждут революцию».

— 6 ноября выступая перед парламентом, президент А. Атамбаев признал, что судебная реформа в стране провалилась. Кто виноват в этом и есть ли надежда на ее успешное осуществление?

— К сожалению, атамбаевская реформа судебной власти, полностью провалилась. Власть не смогла навести  порядок в судебной системе, и переломить коррупционную ситуацию за эти пять лет. Тому есть ряд причин. Главной причиной я могу назвать нежелание президента Атамбаева, законодательной и исполнительной властей реального проведения реформы. Власть понимает под судебной реформой только отбор, кадровые изменения и назначение «своих проверенных» людей на должности судей, что превратило их в карманных чиновников, обслуживающих интересы аппарата президента. Однако сама сущность реформы осталась за бортом.

Судебное дело руководителя аппарата президента Д.Нарымбаева показало, что существует налаженная система «телефонного управления» судами и вмешательство окружения президента в принятии судебных решений. Ведь он подтвердил, что звонил председателю и заместителю председателя Верховного суда с выражениями своего предпочтения и «позиции президента». Разве это нормально?! А у нас «от имени президента» каждый день совершаются звонки в суды всех инстанций по десяткам дел.

Я убежден, что по иску И.Илмиянова судьи принимали решения из-за политической «целесообразности», поскольку они зависимы от аппарата президента. В западных демократических странах незаконное вмешательство в правосудие является тягчайшим государственным преступлением. А у нас давление на суд окружением президента воспринимается как закономерный процесс. Став советником президента, И.Илмиянов теперь легитимно приобрел огромные рычаги для давления на суд любой инстанции, хотя он и ранее обладал ими. Поэтому я не верю в справедливость судей, рассматривающих иск Илмиянова против меня! После его назначения на высокую должность мне приходят мысли о том, что судебное преследование в отношении меня одобрено самим Атамбаевым. Сегодня общественность относится к инициативе президента о судебной реформе с определенной долей скептицизма.

— Почему?

— Потому что президенту выгодно иметь подручных судей. Через них он устраняет политических оппонентов, закрывает рты независимым журналистам, очищает политическое поле перед выборами. Доподлинно известно, что в свое время власти создали оперативный штаб по «политической ликвидации» экс-мэра М.Мырзакматова и ограничению влияния партии «Улуттар Биримдиги». В результате ангажированных судебных решений он был незаконно осужден на 7 лет с конфискацией имущества по «модной» статье 304 («Злоупотребление должностным положением»), которая обычно применяется против оппонентов. По данной статье также были возбуждены уголовные дела в отношении экс-вице-мэров южной столицы Р.Мирзаматова, Д.Ходжаева, директора муниципального предприятия «Ош Тазалык» Ш.Атазова, начальников нескольких городских служб.

— Но президент А. Атамбаев, выступая 28 октября на открытии эстакадного моста в Оше, заявил, что М. Мырзакматова Бог наказал.

— Судебное преследование членов партии «Улуттар Биримдиги», в том числе меня и Мырзакматова, является ярким примером политического гонения. В авторитарном государстве репрессивная машина безжалостно работает над уничтожением оппонентов властей. В Кыргызстане происходит то же самое, поскольку судьи, прокуратура и силовые структуры подчиняются Атамбаеву. Тех, кто осмеливается перечить, как судья Конституционной палаты К. Сооронкулова, то в лучшем случае увольняют, в худшем — преследуют уголовными делами. Говоря о том, что кого-то наказал Бог, президент берет на себя функции Всевышнего.

Репрессивная машина не обошла стороной и близких родственников опального политика. Возбуждены уголовные дела в отношении родного брата экс-мэра К. Мурзахметова, старшей сестры А. Райымбердиевой, супруги Н. Касымбековой, двоюродного брата Н.Мурзахмедова, лидера фракции «Улуттар Биримдиги» в Ошском горкенеше Р. Мирзаматова «за воспрепятствования осуществлению правосудия». Это нонсенс! На самом деле воспрепятствуют правосудию именно чиновники президентского аппарата.

Для проведения судебной реформы нужно достичь независимости судей. Отбор судей не должен зависеть от политических сил. Должна быть отчетность судей, полная независимость при принятии решений. Суды должны работать только в рамках закона. Власть должна забыть про давление на суды в своих интересах и пойти на реальные шаги. Только тогда судебная реформа будет проведена, и мы увидим результаты. К сожалению, сегодня атамбаевская власть не может переступить через свои интересы.

— Каковы будут ваши дальнейшие действия?

— Мы обязательно подадим апелляционную жалобу в Верховный суд, где будем в рамках закона требовать вынесения справедливого решения. Но я не питаю надежды на справедливость судей, пока они подконтрольны президенту и его советнику Илмиянову.
Когда человек бессилен перед беззаконием, творимым авторитарной властью, то он надеется только на Всевышнего. Я глубоко верующий человек и уверен, что Аллах воздаст всем по заслугам, кто вынес несправедливое судебное решение и, тем, кто отдавал им приказы…

Беседовала Солто Темир.

Давайте продолжим нашу дискуссию о безобразиях, творящихся нашей властью, почитав недавнее выступление президента А.Атамбаева. На его слова: «…Последние события в мире говорят о необходимости принятия в Кыргызстане более действенных мер по повышению эффективности борьбы с терроризмом, а также пресечению деятельности террористических групп и связанных с ними организаций…» хочется сказать, что действенные меры нужно начинать с пересмотра антигосударственных международных документов, подписанных нашей страной. Например, в прошлом году правительством Ж.Оторбаева вместе с USAID были подписаны документы на создание Расчетного Центра на базе кыргызского коммерческого диспетчерского центра (КДЦ), который отдали потом во внешнее управление.

Теперь иностранцы имеют доступ в онлайн режиме ко всем стратегическим энергетическим объектам Кыргызстана. Они владеют ежесекундной информацией о всех нагрузках ЛЭП, подстанций, электростанций Центральной Азии. А также через синхронную работу объединенной энергосистемы ЦА с ЕЭС Казахстана, USAID владеет информацией о всех энергетических объектах СНГ.

Или другой пример, кто с нашей стороны готовил в 2010 году Соглашение между правительствами Кыргызстан и Казахстана, где правительство Кыргызстана в лице премьер-министра подписывает продажу кыргызской электроэнергии по очень дешевой цене в 2,8 цента США за 1 кВт.ч? Для сравнения, сбежавшая антинародная, преступная власть Бакиева, в лице премьер-министра Данияра Усенова в 2009 году экспортировала нашу кыргызскую электроэнергию по цене   4,2 цента США за 1 кВт.ч тоже через посредников, не напрямую.
Сравним, в 2009 году экспортная цена на электроэнергию была 4.,2 цента за кВт.ч, а в 2010 году  всего лишь — 2,8 цента за кВт.ч. Кто же подрывает безопасность нашего государства? Государственный ущерб от экспорта электроэнергии за несколько лет с 2010 года в сумме 8-10 млрд сом до сих пор продолжается, увеличивая дефицит бюджета и, страдает от этого только наш законопослушный народ Кыргызстана. Покажите мне такую страну, где воруют, а сворованное вешают на плечи граждан этой страны, повысив цену на электроэнергию на 316%!

Вернемся к выступлению президента страны. Полтора года назад я уже писал о том, что на территории страны с середины 1990-х годов по сегодняшний день установлено более 1000 датчиков Глобальной позиционной системы (GPS) компании IRIS Сан Диего и Германского исследовательского Центра (GeoforshungCentrum — GFZ). GFZ в Кыргызстане имеет свои передвижные метеостанции. Министерством чрезвычайных ситуаций КР вместе с GFZ создали в 2004 году Центрально-Азиатский Институт прикладных исследований Земли (ЦАИИЗ), куда из бюджета Кыргызстана выделяется ежегодно 15 млн сомов. Но ни один бит информации не поступает ни в Национальную Академию наук КР, ни в министерства и ведомства КР от данных компаний. Никакой реакции со стороны правительства, парламента, президента, СМИ, в конце концов. С советских времен работает Научная станция Российской Академии наук, расположенная недалеко от Бишкека. Хотя Кыргызстан и Россия члены Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Кыргызстан должен знать, какие измерения и исследования проводят на его территории иностранные научные центры и компании. Ведь кроме детальных геофизических работ, имея полное покрытие территории Кыргызской Республики глобальной позиционной системой, мобильной системой метеостанций и т.д., можно испытывать так называемое тектоническое оружие или сопровождать по территории нашей страны низколетящие летательные объекты, например, ядерные крылатые ракеты, беспилотники, свободное перемещение бандформирований и террористов, зная координаты точек земной поверхности на нашей территории.
Без пересмотра международных антигосударственных соглашений и без полноценного управления кыргызской стороной вышеуказанными системами невозможно обеспечить эффективную охрану государственной границы и стратегических объектов в стране.   Я добавил бы, что вообще говорить не стоит об обеспечении безопасности нашего государства. Пусть объяснят, например, как, чем и кем защитят Токтогульскую ГЭС, если страна «дырявая» по всем направлениям? Иностранцы владеют большей информацией и у иностранцев больше технических возможностей управлять движением иностранных летательных объектов различных модификаций и передвижениями, возможно, террористических бандформирований. Теперь они владеют посекундной информацией, когда и как обесточить тот или другой стратегический энергетический объект не только в нашей стране, но и по всему СНГ. Одними пионерскими речевками нашей бездарной власти мы не обезопасим страну.

Видимо наши властители специально ждали, пока по обе стороны казахстанско-китайской границы построится комплекс общей площадью свыше 500 гектаров — международный центр пограничного сотрудничества Хоргос. Считайте, что за последние пять лет Дордой «умер», экспорта электроэнергии нет, производственный бизнес уходит из страны, уровень миграции растет. Мы не сможем обезопасить страну ни экономически, ни политически, ни в военном отношении, ни от террористов и т.д.,  пока во власти сидят люди, абсолютно не способные управлять государством.

Для этого необходимо сделать ревизию и  пересмотреть все международные договора и соглашения, которые могут повлечь угрозу нашему государству. Их, подписанных на уровне глав правительств, министерств и ведомств, много. Работать нужно, а не заниматься имитацией работы. Почему оказалось так, что от вступления в Таможенный союз, Евразийский экономический союз наша страна, наши граждане, бизнес много потеряли, чем приобрели? Потому, что ответственный за вхождение в ТС и ЕАЭС тогдашний министр экономики, нынешний премьер-министр  Темир Сариев тянул это 4 года. В июле 2010 года Россия, Белоруссия, Казахстан создали Таможенный союз. Наши таможенные границы закрылись, экспорт, реэкспорт товаров практически остановился. Через год (2011 г.) президент Алмазбек Атамбаев объявил о готовности вхождения Кыргызстана в ТС. Подписали документы только в конце декабря 2014 года, вошли в ТС и ЕАЭС 8 мая 2015 г., полноценными участниками ЕАЭС и ТС мы стали только в конце июля текущего года. Целых четыре года входили. Сариев все это время был ответственным членом правительства. Или не нужно было объявлять о вхождении в этот геополитический союз, но если решили войти, то нужно было в течение нескольких месяцев подготовиться и быть полноправным членом этой организации и не держать нашу экономику в таможенной изоляции с этими странами.  Премьер-министру КР, представителям Кыргызстана в ЕЭК ЕАЭС давно пора от констатации проблем переходить к их решениям.

Эрнест Карыбеков, эксперт.

Прежде всего, я хотел бы уточнить, что события 1916 года мы должны рассматривать в контексте Царской России. Наше внимание к этой исторической дате многие воспринимают как антирусское проявление, но и здесь мы должны внести ясность и напомнить, что первыми, кто заявил о подавлении народов Центральной Азии со стороны Русского царя, были представители либеральных, прогрессивных сил России, коих было очень много наряду с большевиками. Надо отметить, что благодаря им наступление на Центральную Азию было приостановлено требованием Госдумы Царской России, как раз в 1916 году сразу после кровавых событий в Кыргызстане. Эту группу возглавлял Керенский. И если мы говорим о геноциде со стороны Царского режима, то это никак не может рассматриваться как обвинения в адрес русского народа, России.

Первая конференция, посвященная 1916 году, запланирована группой историков на следующий год в Баткенском университете. И это не случайно. Все думают, что события 1916 года разворачивались только на территории северной части Кыргызстана. На самом деле первые столкновения между местным населением и русскими войсками произошли в июле 1916 года в Ходженте. Тогда эта территория была частью Ферганской долины, где проживали таджики, узбеки, сарты, кыпчаки. И рассматривать это мы должны как восстание всей Центральной Азии.

Когда говорим о восстании, то дается два определения – Восстание и Уркун (массовое бегство после восстания). И наряду со многими белыми пятнами истории, не исследовано участие лидеров восстания из числа ханов, баев, манапов против произвола со стороны царских наместников. Об этом умалчивалось в советское время, потому что восстание представлялось как классовое. Поэтому надо еще поработать с архивами, потому что многих из них незаслуженно внесли в черные списки, как приспешников царского режима.
Недавно мы встречались с китайскими коллегами. И договорились, что получим доступ к материалам о тех кыргызах, которые переселились в Китай и могли что-то рассказать о причинах своего бегства. Хотим восстановить родственные связи с теми, кто остался там и их родственниками на родине.

И еще то, что касается количества жертв. Недавно опубликовано предположение, что среди русских и украинцев было 3 тысячи погибших, а кыргызов – 5 тысяч. А если есть кто-то еще, то они погибли в дороге во время побега. Мы с этим не согласны, как и с тем, что половина всего кыргызского населения было истреблена. Мы должны четко уяснить, что для нас не может иметь значения, сколько было на самом деле жертв. Жизнь каждого из них для нас дорога вне зависимости от их числа. И поэтому эти события мы расцениваем, как истребление.

Тынчтыкбек Чоротегин,
доктор исторических наук.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-24)

3 февраля 1916 года для выяснения вопроса о мобилизации киргизов и казахов была сформирована группа в составе А.Букейханова — лидера (партии) «Алаш-Орда», А.Байтурсунова – редактора газеты «Казак» и Н.Бегымбетова, которая отправилась в Петроград. Будучи в Петрограде, они посетили несколько должностных лиц, в том числе военного министра – генерала Поливанова.  По их возвращению, они  через газету «Казак» объявили, что вопрос о мобилизации отпадает на некоторое время. Тем не менее, Тынышпаев утверждает, что данный вопрос активно обсуждался в газете «Казак» вплоть до объявления о высочайшем повелении. Все дело, по крайней мере, на взгляд казахов из «Алаш-Орды», было привязано с условиями сельского хозяйства среди казахов.  Букейханов и другие отправились в Петроград с целью «доведения до сведения правительства и Думы, общего мнения казахского народа относительно будущего призыва рабочих, в то время как общее мнение состояло в том, что  «в случае неизбежного  призыва, быть распределенными в кавалерию, а не в пехоту и с уравниванием казахов в их правах с русским казачеством относительно землепользования». Другими словами, «Алаш-Ордынцы» хотели, чтобы казахов сформировывали по типу казачьих сообществ со всеми их льготами.

Однако высказывание Тынышпаева о том, что киргизы и казахи рассматривали военную службу как нечто приемлемое, следует учитывать с некоторой оговоркой. Киргиз Канаат Абукин в своих показаниях вспоминает оживленную дискуссию, которая состоялась осенью 1915 года касательно военной службы кочевников, и утверждает, что общее мнение сводилось к тому, что киргизы и казахи не были готовы к какой-бы то ни было службе, так как они не владели русским языком, не знали городской жизни, и что весь план относительно их воинской повинности был плодом чьего-то воображения. Это было широко распространенное мнение как среди сартов, так и кочевников, так как при завоевании их территорий русские  им обещали, что они никогда не будут подвергаться отбыванию воинской повинности.

Объявление Указа о призыве рабочих, а не солдат, поставило группу из «Алаш-Орды»  в затруднительное положение. С одной стороны, они, безусловно, не хотели видеть киргизов и казахов мобилизованными в качестве рабочих, с другой стороны они взяли на себя официальное обязательство поддержать  Царскую империю, и кроме всего прочего, они осознавали всю тщетность оказания вооруженного сопротивления намного превосходившим  русским военным силам. И эта группа, после оглашения  высочайшего повеления, решила поддержать действия правительства. В газете «Казак» были напечатаны обращения с призывом выполнить Указ казахами, и эта группа  активно пыталась успокоить население для того, чтобы оно спокойно восприняло призыв идти рабочими. Трудности, с которыми группа столкнулась, можно увидеть на примере, который привел Тынышпаев:

«Хотя я сам лично понимал всю суть вопроса, я оказался в трудном положении: на собрании киргизов (т.е. казахов) я объяснил, что понятие «военные работы» включает в себя работы по строительству и эксплуатации железной дороги, загрузке и отправке провизии, охрану лошадей, заготовку дров для топлива и т.д., но мне резко возразили, что об этом в телеграммах и газетах ничего не было сказано, а говорилось лишь о работах в окопах, и я совсем не смог вразумительно возразить, а они утверждали, что им сказали те крестьяне, которых они знали в их поселениях, родственники которых были на фронте…». Хотя те же самые крестьяне твердили те же истории, что коренные жители будут рыть окопы, находясь под огнем между немецкими и русскими войсками.

Не все представители казахской интеллигенции восприняли Указ столь благосклонно. Астраханский губернатор Соколовский в телеграмме от 20 июля 1916 года высказывается о деятельности некоего Кулманова, казаха, окончившего университет и бывшего членом 1-й и 2-й Императорской Дум от фракции мусульман.  Кулманов по сообщениям собрал большую сумму денег  от казахов и поехал в Петроград, чтобы ходатайствовать об отмене призыва казахов в качестве рабочих. Он возлагал надежды на мусульманскую фракцию 4-й Думы. 25 июля Соколовский сообщает и о другой делегации из 3-х человек-казахов, которая отправилась в Петроград, чтобы ходатайствовать об отмене указа о призыве казахов. Все трое были какое-то время чиновниками и уволены со своих занимаемых должностей по неизвестным причинам.

2. Восстание в степных областях

При обнародовании Указа о призыве инородцев на военные работы, многие казахи, нанятые другими богатыми казахами и русскими, русскими и нерусскими торговцами, казаками и казачьей армией, побросали свои работы и стали возвращаться в свои аулы, сея там панику.  Те казахи, которые не были наемно рабочими, тоже возвращались в свои аулы. Молодежь призывного возраста стала продавать свое имущество, пригоняла лучших лошадей или просто угоняла от соседей. Стали формироваться группы из 50, 100, а  то и 1000 человек, вооруженных палками, косами, конными граблями, и в редких случаях, охотничьими ружьями. Эти молодые люди объезжали аулы и собирали своих сверстников с целью оказания сопротивления властям. Сено оставалось нескошенным, а там, где оно было скошено, оно оставалось прогнивать на земле. Зерно также осталось не собрано. Одним словом, кипеж и суматоха охватила всю степь.

Бесчинства этих групп были направлены против своих собственных местных чиновников, в особенности тех аксакалов, волостных управителей и писарей, которые составляли списки.  В некоторых случаях, они довольствовались лишь изъятием списков,  в других, они убивали чиновников. Столкновения происходили между коренными жителями и русскими обычно в связи с действиями уездных глав защитить местных чиновников и обеспечить сохранность списков с помощью казачьих отрядов.

Беспорядки среди казахов  происходили примерно в одно и то же время, что и среди сартов. Так, 8 июля волостной управитель был убит казахами в Уральском уезде, после чего последовали столкновения между казахами и казаками в Льбищенском уезде. Другие вспышки беспорядков зарегистрированы в Петропавловском и Тургайском уездах. К середине июля беспорядки регистрируются не только в Тургайской, но и в Акмолинской области. Конец июля стал свидетелем мощного движения в районе Баян-аул. Сопротивление вылилось в убийства коренных чиновников, поджог их канцелярии, грабеж почтовых отделений, стычки с армейскими подразделениями и казачьими отрядами. Есть сведения, что были случаи захвата русских женщин в (степных) областях, с них срывали одежду, а затем отправляли их идти голыми домой.

Именно при таких обстоятельствах проходила неофициальная встреча уроженцев из Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей 7 августа 1916 года в Тургае с разрешения губернатора Тургайской области. Губернатор открыл собрание с речью, в которой он объяснил суть высочайшего повеления от 25 июня и попросил присутствующих помочь ему в работе по мирному призыву  казахов и киргизов на работы. Предложив собравшимся избрать председательствующего собранием, губернатор покинул зал. Собрание выбрало председательствующим А.Букейханова, а секретарями М.Дж.Дулатова и О.Алмасова.
Рассмотрев обстоятельства, при которых проходила мобилизация и их последствия, собрание рекомендовало, чтобы мобилизация проходила на основе: 1) надлежащей подготовки населения; 2) частичной мобилизации в ходе более или менее продолжительного периода времени, исходя из нужд; 3)применения необходимых льгот в интересах отдельных домохозяйств казахов; 4) участия представителей от населения с тем, чтобы призыв от казахского населения проходил более гладко. При выработке этих рекомендаций собрание призвало к отсрочке призыва рабочих до 1 января 1917 года (для южных областей – до 15 марта 1917 года);  первоначально призвать одну треть в возрастной группе от 19 до 31 лет, предпочтительно более молодых, поскольку среди них более всего было не обзаведенных семьей молодых людей; разрешить лицам появляться на работе либо по месту регистрации работы, либо по месту жительства; оставить в каждой семье, по крайней мере, одного рабочего; оставить по мере возможности призывников работать на нужды обороны по месту жительства (вместо отправки в места боевых действий); предоставить призывникам право замены себя кем-либо; предоставить одного муллу для каждого аульного сообщества; предоставить учителя на каждые 50 кибиток для обучения детей; освободить от обязанностей мусульманских учителей в городских медресе; старые списки, составленные наскоро и неверно, заменить новыми, составленными комитетом из представителей, выбранных по одному на каждые 10 домохозяйств. Затем должны были быть составлены новые списки в присутствии аульного собрания; по 2 представителя от каждой волости должны представлять коренных жителей с правом голоса; приостановить выбор тех чиновников, которые злоупотребляли своим положением, до окончания мобилизации рабочих; рабочие будут наделены правом создания артели или кооператива из 30 человек, у каждой артели будет по одному переводчику и у каждой 10-й артели по одному мулла; больным рабочим будут предоставлены медучреждения на тех же основаниях, что и русским, раненым на фронте; рабочие киргизы и казахи должны участвовать в городских и земских учреждениях; рабочим необходимо предоставлять пустые вагоны для отправки продовольствия и одежды;  и, наконец, в случае необходимости, предоставлять рабочим отпуска. Последний пункт, чтобы он возымел действие, было предложено ходатайствовать перед правительством.

Удовлетворило ли правительство что-либо из вышеприведенных требований, неизвестно. Однако они приведены полностью, без сокращений, для того, чтобы показать, насколько определенная часть населения хотела помочь правительству в выполнении Указа о призыве рабочих.  Положения, касающиеся замены рабочих и освобождения (от должности) религиозных учителей свидетельствуют о классовых интересах присутствовавших на собрании людей.

(Продолжение следует).

В рамках международной кампании «16 дней активизма против гендерного насилия» и кампании Генерального Секретаря ООН «СООБЩА покончим с насилием над женщинами», Посольство Швейцарии в КР в сотрудничестве с Интерньюс Нетворк в Кыргызстане проводят конкурс среди журналистов на тему гендерного насилия.

Конкурс будет проходить по пяти категориям: телевидение, радио, печатные издания, интернет издания/блоги и мультимедиа. За первое место в каждой категории победитель получит приз в размере, эквивалентном 35000 сом, за второе место — в размере, эквивалентном 25000 сом, и за третье место — в размере, эквивалентном 15000 сом. Все призы будут вручены Послом Швейцарии в КР, Ренэ Холенштайном, на церемонии награждения в Бишкеке.

Сюжеты и статьи могут затрагивать все аспекты и виды гендерного насилия и должны вносить вклад в повышение осведомленности и понимания общественности о проблемах гендерного насилия. Каждый сюжет или статья должны быть выполнены профессионально, соблюдая международные стандарты журналистики и демонстрируя глубокое понимание того, каким образом освещать проблемы гендерного насилия. Посольство Швейцарии в КР оставляет за собой право не вручать призы, если сюжеты/статьи, участвующие в конкурсе, не будут соответствовать стандартам качества.

Все статьи/сюжеты должны быть на русском, кыргызском или английском языках и должны быть опубликованы между 25 ноября 2015 и 10 декабря 2015.

Срок подачи заявлений на участие в конкурсе 11 декабря 2015 года. Один журналист может предоставить до 5 статей/сюжетов для участия в конкурсе.

Для участия в конкурсе нужно принести статьи/сюжеты на электронном носителе с указанием имени, издания, даты публикации/трансляции и контактных данных заявителя (телефон, электронный адрес) по адресу г. Бишкек, Эркиндик 21, 11 этаж, Посольство Швейцарии в КР с пометкой “Конкурс для журналистов”.

Чтобы получить дополнительную информацию, позвоните в Посольство по тел. (0312) 301036 (добавочный номер 845382)