До окончания срока Атамбаева
осталось

№5 от 11.02.2016

Весна не за горами, а в Кыргызстане уже жарко. И речь не об аномально теплой зиме, которая только вчера порадовала нас снегом.

Ситуация накаляется, причем складывается ощущение, что делается это намеренно. И складывается ощущение, что «поджигатель» – правительство, верней его глава Темир Сариев. Иначе не объяснишь инициативы кабмина, которые в обществе уже нарекли «антинародными».

С сегодняшнего дня в стране стартует страховая кампания. В обязательном порядке все владельцы жилья должны застраховать свою собственность. Плата за страховку дома/квартиры в городах составит 1,2 тысячи сомов в год, в селе – 600 сомов в год, независимо от площади жилья. Суммы вроде бы и незначительные, но учитывая и без того мизерные пенсии и зарплаты бюджетников, в частности учителей и врачей, а также кризис, который стал более ощутим после вступления КР в ЕАЭС, это существенно ударит по карману каждого второго кыргызстанца. К тому же сомнительное начинание вызывает массу вопросов. Не факт, что страхователи получат деньги, если их жилище пострадает в ЧП.
Ведь закон, при его тщательном изучении, направлен лишь на опустошение кармана налогоплательщика (об этом мы писали в №26 газеты от 3.12.15г. «Страхуй – не страхуй, все равно получишь…»), но никак не защищает его от несчастного случая.

Еще больше недовольства в обществе вызвал закон об ОСАГО (обязательном страховании автогражданской ответственности). Он также вступил в силу с февраля. Но введение штрафов за отсутствие страховки правительство решило отодвинуть. Народ в гневе страшен. А инициатива грозила вылиться в массовые акции протеста. Ведь в отличие от жилья, за машину полагается выплачивать 2,5-3 тысячи в год.

Это не считая дорожного налога и иных выплат. Машина в КР вновь станет роскошью, а не средством передвижения?

По сравнению с этими «обязаловками», введенные в свое время Бакиевыми 60 тыйынов за соединение, кажутся детской шалостью. А ведь это, как говорится в материалах уголовного дела по апрельским событиям, стало одной из причин «революции» 2010 года, когда прежнюю правящую семью выгнали и привели к власти временщиков, в том числе нынешнего главу государства.

Кроме прочего, основным фактором, приведшим к народному восстанию шесть лет назад, называют повышение тарифов на коммуслуги и электроэнергию. На днях в правительстве заговорили об очередном подорожании электроэнергии. Счета за свет и без того вызывают нарекания, неоднократно граждане выявляли в них приписки. А сколько еще не выявили?! К тому же правительство ввело ограничения и постоянно, со ссылкой на некие аварии и сбои энергетики, обесточивают целые районы в городах. Про пригород и говорить не стоит. Жители сельской местности часами сидят без света. Но в Минэнерго клянутся, что никаких веерных отключений не вводили.

На заседании профильного парламентского комитета на прошлой неделе вновь подняли вопрос о ценах за свет. Заместитель министра экономики Нурлан Садыков заявил, что повысить тарифы на электроэнергию придется, если Жогорку Кенеш не спишет налоги ОАО «Электрические станции». Соответствующие поправки он предлагает внести в Налоговый кодекс КР и в дальнейшем также освободить от налогов на «земли, занятые стратегическими объектами, используемыми для выработки или передачи электроэнергии, включая земли, являющиеся зоной затопления их водохранилищами».

«В этот перечень подпадают все семь имеющихся в КР ГЭС, которые занимают на сегодня около 35 тысяч гектаров. Налоги по ним с 2009 года составили почти 6 миллиардов сомов. Так как ОАО «Электрические станции» является заведомо убыточным предприятием, дефицит которого составляет почти 8 миллиардов сомов, выплатить эти 6 миллиардов оно не сможет. А потому эта сумма может быть включена в конечную цену электроэнергии, то есть это ляжет на плечи налогоплательщиков», – грозится чиновник.

Подобные запугивания со стороны правительства не впервой. Так называемые ширшовские схемы все еще действуют и нынешней власти они пришлись весьма по вкусу. Отказываться от них никто не хочет. Воздушные киловатты, мертвые души, приписки – все это на заре правления временщики обещали искоренить. «Никогда цены поднимать нельзя, потому что грех… Народу будем отдавать только дешевую энергию, потому что у нас только народ. Больше того, хотя мы снизили тарифы, но эти компенсации бюджетникам, пенсионерам по 200 сомов мы оставили, потому что для них это деньги», – говорил Алмазбек Атамбаев в 2010 году.

По вкусу пришлись седьмому этажу и методы Жаныша Бакиева. Тот прибегал к самым грязным способам устранять политических оппонентов. Разоблачительные видео об оппозиционерах – стало визитной карточкой тогдашнего главы СГО. Эти методы взяли на вооружение и нынешние власти. На днях в интернете распространили ролик из спальни журналиста Адилета Айтикеева. Таким же способом устранили муфтия Рахматулла Эгембердиева, он был вынужден подать в отставку из-за секс-скандала. Ранее подобные приемы использовали бакиевские: самым громким получился скандал с Омурбеком Текебаевым.

Заигравшись в шпионские игры, власти абсолютно не интересуются жизнью простых людей. А их положение сегодня не из лучших. Многие предприниматели терпят убытки и виной тому не «глобальный кризис», как преподносят кыргызстанцам белодомовские чиновники. В мире кризиса как раз таки нет. Он только на территории Евразийского экономического союза (ЕАЭС), куда нас затянуло нынешнее правительство.

Туже петля затягивается и на «шее» крупнейших рынков в Центральной Азии – «Дордоя» и «Кара-Суу». Ряды пустеют, а торговцы и владельцы контейнеров подыскивают себе новые места работы. Тысячи семей фермеров остались у разбитого корыта, поверив властям, которые до вступления в союз кормили их байками о возможностях сбыта товара на огромной территории ЕАЭС. В итоге Минсельхоз был вынужден признаться, что «фермеры прогорели». «В 2015 году они выращивали картошку на ожиданиях вступления в ЕАЭС и экспорта в страны союза», – сказал министр сельского хозяйства и мелиорации КР Турдуназир Бекбоев. Но ожидания не оправдались.

«Фермеры плакали, продавая картофель по 5-7 сомов. А министерство сельского хозяйства сообщает, что из-за рентабельности в текущем году площадь посева будет увеличена на 2 тыс. гектаров. На чем строились планы министерства?» – спросили его депутаты. Что ответить, чиновник не нашелся.

Между тем, недовольные действиями властей сельчане выходят на митинги. Вчера акция протеста прошла в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Пять требований выдвинули сельчане правительству, среди которых снижение тарифов на электроэнергию и отмена страховок.

На днях также истекает срок, отведенный правительству нарынчанами. В конце января они тоже вышли на митинг, требуя пересмотреть тарифы на электроэнергию, не отменять доплаты за высокогорье и отменить ОСАГО. Кроме того, они возмущены денонсацией соглашения по строительству Верхненарынского каскада ГЭС. Больше ста человек участвовали в акции протеста на главной площади Нарына. С ними встретились представители местных органов власти и убедили, что все их чаяния будут услышаны в «Белом доме». Нарынчане дали властям срок до 10 февраля для выполнения их требований. Иначе они намерены собраться на новую акцию протеста, где участвовать будут уже несколько тысяч человек.

Аховой остается и ситуация со свободой слова в Кыргызстане. Лояльность СМИ окружение Атамбаева добивается теми же методами, что и прежние власти: одних купили, других задавили многомиллионными исками. «Фильтровать базар» призвал журналистов Алмазбек Атамбаев, однако сам же своему совету не следует. Чиновники его аппарата тоже налево-направо клеймят представителей СМИ «пробакиевскими», «защитниками кримавторитетов». Но доказательств своим словам общественности не предоставляют.

Об ухудшающейся ситуации с правами человека в своем докладе пишет и международная организация Human Rights Watch. «В последнее время усилилось давление на свободу слова, а на некоторых журналистов за критичные статьи о власти налагаются крупные штрафы», – отмечается в документе. В нем также говорится о гонениях на оппозиционных политиков, правозащитников и адвокатов. Но власти упорно закрывают на это глаза. Но сколько не говори «халва», во рту сладко не становится.

На своей итоговой пресс-конференции в декабре 2015 года президент страны Алмазбек Атамбаев на вопрос о надвигающемся кризисе, а также подорожании услуг и введения дополнительных «обязаловок», которые могут повлечь народное недовольство и акции протеста, занервничал и заявил: «Ни ты, ни Бакиевы не дождетесь!»

Весной, как прогнозируют эксперты, кабмин уйдет в отставку. Это, предполагают, в «Белом доме», немного снизит накал страстей. Но сделать из Сариева козла отпущения своих грехов президенту Атамбаеву вряд ли удастся. Переводить стрелки то на ЖК, то на правительство, периодически кивая на прежнюю власть, дескать, это из-за них все проблемы в стране, вряд ли долго удастся.  Очевидно, что нет.

Махинур НИЯЗОВА.

Из парламента страны продолжают вышибать женщин и неплатежеспособных депутатов. «Кошельки» развернули нешуточную битву за мандаты. Сначала два члена фракции «Кыргызстан», на днях еще один, лишились полномочий по решению Центризбиркома, якобы, на основе поданных ими заявлений. Намедни сложила с себя полномочия и член «Бир Бола» Бакыт Есентаева. О причинах «добровольного» ухода она не сообщила. Но ее место уже занял следующих по списку – Бакирдин Субанбеков. Любопытные факты из биографии нового народного избранника напомнил молодой политик Адиль Турдукулов.

«В результате совместного мухлежа ЦИК, Верховного суда и партии «Бир Бол», с выводом из парламентского корпуса депутата, Бакирдин Субанбеков получил мандат, – пишет Турдукулов. – Совсем недавно выходила информация, что Бакирдин Субанбеков, заставляет руководство НПЗ «Джунда» выкупить находящийся рядом «пивной» завод за $10 млн. При этом, он шантажирует судебным решением о нарушении санитарных зон».

Активист отмечает, что Субанбеков был одним из тех, кто подписывал соглашение «антинародного постановления по Кумтору 2003 года». «Только за это его можно привлечь к уголовной ответственности», – подчеркивает Турдукулов.

«Бизнесмен и депутат, занимающийся таким промыслом, вряд ли расскажет подробности убийства Чыныбека Алиева в 2004 году, по которому проходит телохранитель Атамбаева — Эркин Мамбеталиев. Ведь в ту пору Субанбеков занимал пост министра внутренних дел. При нем был также задержан и помещен в СИЗО бывший заместитель руководителя аппарата президента Икрамжан Илмиянов (ныне советник главы государства – прим. Res Publica). В далеком 2004 году Икрамжан был личным водителем бизнесмена Атамбаева. В уголовном деле отмечено, что именно Илмиянов помогал Мамбеталиеву прятать на территории атамбаевского «Форума» автомобиль, из которого стреляли в Алиева», – напоминает Адиль Турдукулов.

Он также приводит отрывок из интервью нынешнего министра внутренних дел Мелиса Турганбаева журналисту Улугбеку Бабакулову:

– Этого я не знаю, — ответил он. – Я же в то время безработным был. Бакиевы меня гоняли за то, что я раскрыл дело с отрезанными пальцами и ухом, подброшенными Медету Садыркулову.

– Говорят, в убийстве Алиева не обошлось без Эркина Мамбеталиева.

– Я ведь не работал по делу Алиева, поэтому, к сожалению, ничего не знаю, а то рассказал бы. Меня же в тот период выгнали с работы, а обратно взяли в 2010 году.

– А кто расследовал дело Алиева? С кем посоветуете поговорить?

– Даже не знаю. Тех, кто занимался раскрытием преступления, уже нет: кого-то сняли с должности, кто-то умер. Никого не осталось.

«Очень сильно недоговаривает Турганбаев. В ту пору новоиспеченный министр сидел на посту заместителя главы ГУВД Бишкека и все прекрасно знает про это дело. Эти половинчатые ответы можно понять, если учесть, что он стал главой МВД, не без участия самого Икрама Илмиянова, замешанного в деле убийства Ч. Алиева», – резюмирует Адиль Турдукулов.

Стоит ли удивляться, что парламент стал ручной марионеткой в руках обитателей седьмого этажа Белого дома. За каждым тянется не одна «веревочка», за которую в любой момент могут дернуть.

Махинур НИЯЗОВА.

— Вы провели очередной ежегодный фестиваль документального кино «Бир Дуйно – Fest 2015» в защиту прав человека. Он был посвящен на этот раз правам женщин и детей. Каковы итоги и ваши впечатления?

— Он прошел с большим успехом. И мне было очень приятно видеть нашу творческую интеллигенцию, писателей, художников, кинематографистов, участвовавших и оказавших моральную поддержку на его официальном открытии. Это был не просто просмотр фильмов, но и широкая дискуссия. Особенный интерес вызвал фильм о подростке с ограниченными возможностями, который живет в Кочкорке и нуждается в помощи местной власти. Я очень уважаю Улана Эгизбаева, талантливого журналиста «Азаттык», который использовал в своей работе инновационные подходы. Фильм показал всю боль героя и в то же время жестокость существующей системы в отношении людей с ограниченными возможностями. Это дети, очень талантливые, которые могут изменить не только свою личную жизнь, но и общества.
Весь зал смотрел фильм об этом мальчике и поражался, что здоровые наши ребята не наделены таким духом, как Кыял. Вот эта гражданская мотивация, гражданское вдохновение и оно в Кыргызстане есть! Сразу вспомнились 90-е годы, когда начинался этот подъем, и он продолжается. Обидно только, что в последние годы он снизился, отразившись как на более старшем поколении, так и на молодежи, некой апатией, потому что мы не видим смены элиты. Одна и та же советско-партийная номенклатура все приходит и приходит к власти и нет людей, которые были бы наделены новыми идеями, привержены ценностям предков. Нет таких во власти, а если они и приходят, то их быстро съедает эта система – они становятся или частью этой коррумпированной системы, или частью оппозиции. А в большинстве своем они просто уезжают из Кыргызстана. Это очень печально.

А фестиваль дает платформу, когда и чиновники, и молодые люди могут говорить о том, что их волнует. Такая уникальность у фестиваля. И люди получают возможность не сидеть у себя по домам и в регионах, а быть вместе и говорить о насущных проблемах, объединяясь вокруг общих социально — значимых проблем общества. Это уникальная гражданская платформа. И она есть в Кыргызстане с сентября 2007 года.

— Будет продолжение этим дискуссиям? В каком формате?

— Уже начинается подготовка к региональным фестивалям. И это будет совсем другой формат, там заняты местные лидеры, мы лишь консультируем их, содействуем их инициативам. Фестиваль пройдет на Иссык-Куле в селе Темировка. Это очень большое село, где очень много проблем. Есть дети, которые не ходят в школу. Этот проект называется «Забытые села». И важно, что фестиваль будет проходить там, потому что туда пригласят всех ключевых людей – районо, социальных экспертов. Фестиваль также пройдет в Оше и Джалал-абаде, в Кемине, в Таласе, т.е. во всех 7-ми областях и этот будет такой национальный форум, где граждане скажут, что мы независимы, а власть, она вторична, поэтому должна быть подконтрольна, прозрачна. Если этого не будет, то коррумпированная система будет съедать не только общество, но будет пожирать и самих себя.

Сегодня, говоря о бюджете страны, мы видим, что находимся уже почти  в дефолте. 60 процентов госдолга к ВВП может привести к необратимым процессам. С Министерством финансов мы готовим очень сильный форум граждан по внешней помощи, где мы будем спрашивать правительство, как они могли довести до этого. Это и такие инициативы власти, как страховка жилья, авто, когда это моя личная жизнь. И мы будем говорить, чтобы нас оставили в покое, чтобы у граждан был выбор. Такие зловещие инициативы должны прекратиться.

— Но вы же сами говорите об апатии в обществе? На кого вы опираетесь в регионах? Есть активисты?

— Конечно. К примеру, мы сейчас проводим региональные круглые столы о свободе ассоциаций и мирных собраний. В Оше прошла большая дискуссия, почему свобода слова остается под давлением таких статей Уголовного кодекса, как клевета, оскорбление. Ведь это Кыргызстан и здесь две революции произошли только потому, что два предыдущих режима ограничивали свободу слова. Я недавно вспоминала как мы бегали по всем новостройкам, по всему Бишкеку и показывали фото твоих детей и люди шли протестовать, оставляя свои проблемы. И этот дух живет до сих пор. Именно через свободу слова всегда отнимались все остальные гражданские права и свободы. И это сейчас выглядит как повторение. Этого нельзя допустить. Сколько людей погибло за свободу, а право на жизнь бесценно, власть должна помнить об этом. Поэтому избирательный подход не допустим в Кыргызстане.
Свобода слова, свобода ассоциаций включает также свободу доступа к финансированию. Кыргызстан является членом ООН и ОБСЕ, откуда финансируются, как проекты правительства, так и граждан. И когда говорят, что НПО получают деньги от иностранных доноров, а значит являются иностранными агентами – это  «политическая коррупция, включающая ложные обвинения и клевету против своих граждан, также избирателей», политика двойных стандартов. Мы же видим, что многие политики КР, кыргызское правительство получают деньги от Кремля, от международных финансовых институтов на реформы, которые часто просто проваливаются, а внешний долг остается на шее каждого гражданина страны.

Политические партии во время выборов финансируются комбайнами и тракторами. Мы тоже хотим знать, что это за деньги. Если политики показывают методы политической коррупции, борьбы кошельков, а не идей и программ развития, то что можно ожидать от людей?!
Наступило стратегическое и ответственное время для власти и граждан.
Как произойдет смена власти, чем запомнится нынешнее правление – вот над чем должны задуматься высшее руководство страны…, особенно фракции ЖК КР!

Это очень ответственное время и для нас, простых граждан, отслеживать политические процессы, чтобы на местных выборах и на президентских выбрать достойных людей. Это очень важное время для мобилизации всего гражданского общества для того чтобы не потерять демократические завоевания и содействовать мирной трансформации элиты без дискриминации и насилия.

— А тут еще заявлена конституционная реформа. И возможно, что народу не дадут права выбора. Все будет решаться в стенах парламента, который состоит из партий, купивших голоса избирателей.  

— Это очень трагично для Кыргызстана. Мы помним, как осуществлялась последняя конституционная реформа.  Это была такая тайная игра, когда один человек решал, кто будет работать над этой конституционной реформой. Нас не допустили до обсуждения. И обязательство принятое, что они не будут менять Конституцию до 2020 года, тоже была игра. Им надо было легализовать себя во власти, поэтому из Конституции и получился такой винегрет, что они его сами не могут никак переварить.

Неизвестно кто несет ответственность  за три ветви власти. Как распределена сила  и независимость ветвей власти друг от друга, где баланс? Где судебная независмость?
Поэтому мы сегодня имеем безответственное правительство, безответственный парламент. Я помню, когда мы разбирали дело «Вечернего Бишкека», я говорила тогда еще депутату Равшану Джеенбекову, что вы сами плохо работаете, ведь полномочия все у вас, что вы киваете на президента? Или те, кто бегает все время в Белый дом и договаривается о чем-то, все согласовывает. То есть знают ли политики инструменты принятия решений в формате добросовестного управления?

Вот это и есть самое страшное, что есть в Кыргызстане. А люди ведь живут и на что-то надеются.

Судьба наших мигрантов в России, которую вот-вот накроет ужасающий своими масштабами кризис – вот наши реалии. Им надо возвращаться, а здесь их тоже ничего не ждет. Правительство должно срочно принимать антикризисные меры, чтобы быть понятным, адекватным, перейти на другой уровень управления. Но этого не происходит. И мы все – и власть, и гражданский сектор стоим перед пропастью – быть или не быть. С нашим бюджетом, с нашими потребностями, с общим кризисом.

Но мы не сломлены. Сейчас идем в регионы, чтобы работать с людьми. Меня вообще поражает, когда нпошки сидят в офисах и что-то пишут-пишут. Мы вот уже 10 лет работаем с тюрьмами. Мы работаем на уровне местных СМИ, проводим дискуссии на разные темы, а уже потом придем в Бишкек на национальное радио и телевидение. Но меня очень мучает то, что мы увидели во время фестиваля, когда КТРК потребовали огромные деньги для освещения нашей работы. Хотя это ведь социальные программы. Поэтому в повестку дискуссии видимо придется поставить и вопрос о статусе общественного телевидения, значимости социальных и правозащитных программ для повышения правового образования в стране.

Вдумайтесь, мы на 120-м месте по уровню жизни в отчете ООН  по УЧР по итогам 2015 года. А это и высокая  материнская смертность, и плохое образование. Сегодня улица контролирует школы. Как быть с образованием, когда маргинальное население растет астрономически? И третье – доступ к базовым ресурсам, таким как свет, горячая вода, а в селах даже чистой воды нет. Это те проблемы, которые должны ставить граждане.

— Граждане уже задают вопросы, уже выходят в регионах с требованиями. Насколько социальное негодование находится на пике?

— Мы против  насильственных акций, потому что все отражается на простых людях. К сожалению., сегодня как на Кубе две, три системы. Одна для элиты, абсолютно не понимающей что творится на улице, вторая — неадекватные программы правительства, которые пишутся на русском языке, а кыргызы в областях уже не понимают на русском языке, да и мало чиновников на местах, кто может внятно рассказать, чего хочет национальное правительство и программы реформ и откуда брать деньги на их реализацию?
В связи с ростом цен, и т.д. это неадекватные действия, когда мэрия говорит об одном, а районы их не понимают, а в новостройках тем более. Я видела эту систему на Кубе, когда простые люди живут своей жизнью и не видят тех благ, которыми пользуются чиновники или бизнесмены. А криминальная статистика полна фактов ежедневного насилия над  детьми, суицидами от нищеты, невозможности выплатить проценты по кредитам.
Параллельные системы, как параллельные миры.

С этим ЕАЭСом  власть показала, как она работает без участия людей, своих избирателей, потому что нам рисовали совсем другую картинку: столько пройдет газа, столько будет света — вплоть до горных сел, и люди верили, что русские нам помогут, а сейчас получилось так, что Атамбаев и вовсе подписал денонсацию соглашения с Россией. Разве можно так играть судьбами людей? Ну хорошо, так получилось, но нужно же внятно рассказать какие альтернативы есть у правительства. А тем временем Минфин читает атикоррупционные лекции для членов общественного совета – какой-то бред сумасшедшего.  То есть у нас даже нет национального плана действий по коррупции. В июне 2012 года мы предлагали национальный план действий, но нас не слышали. Поэтому, когда теперь говорят, что надо заниматься информационной политикой, то я боюсь этого. Так мы выявили, что с кыргызскоязычными СМИ еще надо работать по правам человека, потому что от некоторых публикаций идет дискриминация ценностей, насилие. Русскоязычные СМИ – они подвержены идеям Кремля и всячески дискредитируют правозащитников, гражданских активистов. Мне стыдно было смотреть на youtube защиту диссертации Бермет Акаевой о гражданском обществе в России. Это же был план действий по подавлению НПО-сектора, и русские взяли это на вооружение. С ее стороны это была месть за своего отца.

— Какова ситуация на юге? Каковы отголоски июньских событий 2010 года?

— Если было бы хоть одно справедливое решение по событиям на юге вынесено, я бы сказала что у нас произошла судебная реформа. Но на сегодняшний день ни одно дело не закончено. Люди не видят справедливости и уезжают. А ведь это огромный ресурс. Кыргызстан был богат людьми разных национальностей, что и обогащало кыргызов.
А еще и страшная исламизация. Все об этом говорят. Вы посмотрите на количество мечетей. Их разве простые люди строили? Их строили чиновники. И та мечеть внутри парламента, вы поинтересуйтесь на чьи деньги она строилась. Есть статья 299 УК, когда нашу организацию обвинили в экстремизме. Вы, сажая верующих, нагнетаете обстановку, сказал Камалов и его тут же посадили. Он в тюрьме находится. Нет ни одного грамотного эксперта по исламскому экстремизму и люди сидят в тюрьмах ни за что. К людям лезут в частную жизнь. Это борьба с экстремизмом?!

— Бизнесмены вовлечены в деятельность гражданского общества? Они вообще начали понимать, что бизнес их будет развиваться только при соблюдении властью прав человека, в их случае, прав на частую собственность?

— Есть небольшие группы, которые занимаются лидерством, но они должны понять, что демократия – это, прежде всего, гражданское участие в процессе принятия решений, свободная экономика и наоборот, — как сообщающиеся сосуды. А сегодня они сами под давлением. Семейные, клановые бизнесы растут, или как у партии «Кыргызстан». Лидер партии не пришел на заседание ЦИК, чтобы убедиться, что эти женщины-депутаты действительно писали заявления или нет. А ему не надо. Идет просто рейдерский захват мест в парламенте.

Партии просто покупали себе места в парламенте и нет адекватного ответа на вопросы. А ведь партии должны были быть мозговыми танками, они должны были работать с людьми. Сейчас роль политических партий должна была бы быть очень яркой, насыщенной, а они до сих пор занимаются подсчетом своих денег, сколько смогли вернуть истраченного на избирательную кампанию. Это называется политической коррупцией, поэтому у нас почти
дефолт.

— Что же делать?

— Менять политическую элиту, реформируя изнутри политичесие партии, выбирая самые лучшие программы партий через выборы всех уровней.  А для этого надо работать с людьми.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

Мэр Бишкека Кубанычбек Кулматов подал в отставку. Все два года его сопровождали картины сваленного то тут — то там мусора. Переполненные баки по всему городу стали его визитной карточкой. Он так и не решил проблему муниципального предприятия «Тазалык». И когда теперь пресс-служба мэрии говорит о том, что Кулматов проводил в мэрии системные реформы, которые проявятся позже, то хочется только поаплодировать коллегам, которые нашли такие слова, от которых Кулматову должно бы приятнее уходить. У нас народ сердобольный. Как кого-то «уйдут», так начинают жалеть, вспоминать какие-то хорошие моменты. Вот что пишет пресса о Кулматове.

«Ушел» или «Ушли»?

Кубанычбек Кулматов стал мэром города Бишкек в январе 2014 года. На фоне прежнего мэра Исы Омуркулова, не обласканного горожанами, Кулматов, учитывая его успешный, по мнению наблюдателей, менеджерский опыт в Таможенной службе, смотрелся выгодно и перспективно. Его имя политологи даже указывали в своих прогнозах о будущем президенте. Однако, по оценкам многих, больших надежд на посту мэра он не оправдал.

За время работы мэр не раз подвергался жесткой критике как стороны общественности и СМИ, так и со стороны главы правительства Темира Сариева. Высказывал недовольство работой Кулматова и президент Алмазбек Атамбаев.

Бывшего градоначальника упрекали в неспособности решить проблему с мусором в Бишкеке и отсутствии с его стороны действенных мер по решению этого зловонного вопроса. В ответ Кулматов выставлял виновником ситуации «Тазалык» и интриги вокруг него. Ходили слухи, что мэра «уберут» летом 2015 года, но якобы было решено сделать это после парламентских выборов, «когда все стихнет».

Однако с осени 2015 года Кубанычбеку Кулматову, казалось, стало удаваться решать проблему с ТБО. Для наведения порядка теперь уже экс-мэр привлек частные компании. Это стали признавать и жители районов, утопавших совсем недавно в мусоре и задыхавшиеся от неприятного запаха отходов.

Видимо, мэр решил уйти или его «ушли» с имиджем человека, которому удалось в какой-то мере «разрулить» проблему с мусором.

На другие упреки о неэффективной работе мэр сообщал, что пытается решать накопившиеся за много лет проблемы в мэрии системно. Прежняя система, как утверждал он, была построена на коррупции.

Аналитик Марс Сариев в комментариях агентству АКИpress выразил мнение, что отставка Кулматова — это политическое решение и на пост мэра Бишкека у Белого дома свои планы.
«Последние месяцы работы Кубанычбека Кулматова на посту мэра были эффективны. Я думаю, что он себя хорошо себя показал. Самые большие нарекания были по санитарному состоянию города, уборке мусора. Но с его стороны были приняты правильные решения с организаторской точки зрения и город стал потихоньку обретать эффективного менеджера. Ему, конечно, потребовалось время на раскачку», — оценивает работу Кулматова эксперт.
Как считает он, отставка Кулматова – политическое решение, а не его личное. «Потому что, в принципе, он уже начал справляться с работой. Но приближается весна, очень серьезная ситуация, при которой возможны социальные эксцессы и процессы. И, видимо, у Белого дома есть свои мысли о фигуре, который должен возглавлять столицу в это непростое время», — говорит Марс Сариев.

Отвечая на вопрос о кандидатуре на нового мэра, эксперт отметил, что, скорее всего, власти будут «двигать на этот пост того, кто сможет решительно навести порядок в городе, особенно в преддверии протестных выступлений, которые возможны из новостроек».

«В мэры, возможно, будут предложены такие менеджеры как нынешний премьер-министр Темир Сариев. Конечно, это экзотическая версия. Но будут предложены кандидаты, на которых будет возложена роль твердого кризисного менеджера», — считает аналитик. Относительно дальнейшей карьеры Кулматова Марс Сариев предполагает, что он будет находиться в резерве пока ему не определят другое место. Однако для него эта отставка является не лучшим пунктом в резюме, заключил политолог.

Калича Умуралиева, глава общественного фонда «Наше право»:
— Я рада отставке Кулматова, потому что такой пост не должен занимать человек, заявляющий, что права человека для него на последнем месте. Для любого госслужащего права человека должны быть на первом месте. Если чиновник или градоначальник не понимает, что каждый горожанин имеет права, то в отставку ему и дорога. Единственное, чтобы следующий мэр не оказался хуже.

Хорошо, если мэра выбирало бы население города, чтобы он отчитывался перед горожанами за свою работу. Во что превратили прекрасный по архитектуре Фрунзе? В непонятную смесь бульдога с носорогом. Никакой архитектурной целостности, которая была в старом Фрунзе. Увы, Кулматов ничего не сделал за два года.

Айбек Баратов, общественный активист:
— Очень жаль, что Кубанычбек Кулматов уходит. Кто бы и как ни ругал его, он является профессионалом и много делал для города. Просто методы Кулматова были не самыми популярными и не признавались большинством горожан. Были достигнуты неоспоримые результаты, например, решена часть проблемы с освещением, дорогами и мусором.
Знаю, что и в мэрии, и со стороны горожан, не понимающих специфику работы муниципалитета, было сильное противостояние Кулматову. Видимо, все это в совокупности оказало на него давление, которого он не выдержал.

Следующий градоначальник должен быть сильнее, но, скорее всего, придет такой же, как все остальные, который будет плыть по течению. Кулматов же плыл против и старался что-то делать для Бишкека.

Он был менеджером и занимался именно оптимизацией деятельности. Его ругали за внедрение новых механизмов работы и организацию мероприятий, но люди этого не понимали и требовали только чистоты в городе. Неправильно, что Кулматов ушел, надо было дать ему возможность для завершения начатого.

Игорь Шестаков, политический обозреватель:
— Кулматов не оправдал ожиданий, потому что после ухода Исы Омуркулова население ждало кардинального изменения работы мэрии. Но каждый управленец имеет свой уровень компетентности и сейчас понятно, что работа градоначальника оказалась не по плечу Кулматову.

Можно привести объяснения. Первое — ранее он работал в Гостаможне, где система управления военизирована: начальник отдает приказ, а подчиненный
выполняет.

Собственно говоря, в мэрии этого сделать не удалось. Кулматов не учел опыт Наримана Тюлеева, который пришел в мэрию сразу со своей командой вместо работавшего тогда менеджмента. Кулматов же пришел сначала без команды, и было ощущение, что топ-менеджеры муниципалитета не приняли его, поэтому сразу начались проблемы.
Когда Кулматов хотел что-то сделать, это не получалось, поскольку он не имел никаких рычагов. Да, позже он привел новых людей в свою команду, но они больше приходились единомышленниками, а не кризис-менеджерами.

После Исы Омуркулова столице нужен был кризис-менеджер, которым Кулматов, увы, не был. Боюсь, что работа в Бишкеке может негативно отразиться на его карьере. Пока же нужно искать столице эффективного кризис-менеджера, но никак не члена партии.

Султан Алиев, менеджер фирмы:
— Наверное, действительно пора уйти Кулматову. Особых успехов в его работе не заметил, хотя следует признать, что некоторые дороги стали лучше и были отремонтированы. В других направлениях ничего не сделано. Проблема мусора была сильно запущена, хоть она и сейчас медленно решается, но этого мало.
Проблемы с освещением тоже никуда не делись, уборка улиц страдает. В общем, будем ждать нового мэра и надеяться, что он сможет хотя бы немного улучшить облик города. Кулматову же можно сказать спасибо за некоторые дороги и отсутствие громких скандалов, в отличие от того, как это было с Исой Омуркуловым.

По материалам СМИ.

0 260

Кыргызстан все больше погружается в пучину средневекового мракобесия. Древний народ может стать разменной монетой в амбициозных играх исламских экстремистов. Под эгидой “помощи” и “оказания содействия религиозному образованию” Королевство Саудовской Аравии лоббирует идею создания в Бишкеке Центра Исламских исследований, что может грозить Кыргызстану превращением в рассадник экстремизма для всего постсоветского пространства.

Сегодня Кыргызстан — одна из самых “опасных”, с точки зрения распространения идей исламского радикализма и экстремизма, стран на пространстве СНГ. Здесь до сих пор открыто действует, более того, поддерживается властями, запрещенная в соседних государствах организация “Таблиги Джамаат”. Духовное управление мусульман Кыргызстана отправляет в зарубежные университеты таблигов огромное количество собственных граждан, включая детей. Возвращаясь на родину, они активно проповедуют идеи радикального очищения общества от неверных, а заодно несут эти же идеи в соседние государства. Там то таблигов массово арестовывают и сажают в тюрьмы. А Бишкек отправляет в Пакистан и Бангладеш новые партии юношей на “стажировки” в университетах “Таблиги Джамаат”. Многие из них, впоследствии, выезжают в Сирию для участия в военных действиях на стороне так называемого “Исламского государства”.

Сегодня тот самый “чистый ислам”, который активно пропагандируют, в том числе и таблиги, называют салафизмом — этакая форма внемазхабного ислама, призывающая отказаться от всего наносного, пришедшего после времени Мухаммеда. Отсюда и женщины в хиджабах, мужчины в коротких штанишках и другие, чуждые для нашей культуры продукты. Но главное — призывы жить исключительно по законам шариата. Причем жить не отдельным верующим, а целой стране и даже региону. То есть, происходит переход идей “чистого ислама” в политику. Собственно, политизация таких идей сегодня наглядно видна на территории Ближнего Востока, где религиозные лозунги активно используются террористами разных мастей, в том числе головорезами Исламского государства. Впрочем, кроме таблигов подобные идеи распространяют и другие вполне легально действующие в Кыргызстане исламистские группы («Жаннат ошыклары», нурджисты, сулеймания, ахмадия и др.). И большинство из них не только спонсируются извне (в том числе через различные благотворительные фонды и “пожертвования”), но и управляются, чаще всего, из-за пределов страны.

Пока это происходит в значительной степени разрозненно. Но, вполне возможно, в ближайшее время управление такими группами обретет единоначалие. Дело в том, что в Кыргызстане активно лоббируется идея создания на территории страны первого в Центральной Азии Центра Исламских исследований. Главным спонсором намерено стать Королевство Саудовской Аравии. Как известно, официальной идеологией КСА является ваххабизм. А салафизм — это некая современная форма ваххабизма. (Ваххабисты придерживаются точки зрения, что настоящий ислам практиковался только первыми тремя поколениями последователей пророка Мухаммеда, протестуя против всех последующих инноваций, считая их привнесенной извне бида — заблуждениями). И вполне логично, что во всех организациях, которые строятся и функционируют на деньги КСА именно исламский фундаментализм — ваххабизм (или его местная, центральноазиатская разновидность — салафизм) — является основой для изучения и продвижения.

Ярчайшим примером качества подобных “исследований”, а главное, их последствий, может служить аналогичный центр, запущенный Саудовской Аравией совместно с Катаром на Северном Кавказе РФ. Открытый как центр “возвращения” ислама в общество, он буквально за пару лет превратился в диверсионно-террористический центр, поставлявший боевиков на фронт кавказской войны, а также готовивший смертников для совершений терактов на территории всей России. Финансировался этот “Центр” из бюджета КСА. Из Саудовской Аравии же присылались и “инструкторы”. Отголоски “исламских исследований” до сих пор время от времени сотрясают Северный Кавказ — многие из уничтоженных в последние месяцы террористов на территории Дагестана — выходцы этого Центра. Не исключено, что и бишкекский Центр Исламских исследований, который так хочет построить Саудовская Аравия, станет аналогом кавказского. Скорее всего именно так и произойдет, если Центр будет функционировать в формате религиозного учреждения. Дело в том, что сегодня основная масса последователей нетрадиционного для страны ислама — молодые люди и представители социально уязвимых слоев населения. К сожалению, для этого в Кыргызстане, где подавляющая часть населения живет на 5 долларов в день, почва более чем благоприятная. Сначала они приходят в религию за успокоением, а затем, незаметно для самих себя, оказываются в рядах сторонников радикальных течений. Работа ЦИИ будет построена по общеизвестному принципу: “У нас лучше, чем у других”. И дело будет не только в “лучше” обучении, но в “лучше” социальных условиях: лучше классы, лучше еда, лучше — страны, куда лучших из лучших учеников будут отправлять на “повышение квалификации”. Вполне естественно, что кыргызская молодежь выберет “лучший путь”. Который впоследствии, может привести ее в вооруженные банды. И все это будет вполне легально. И даже при поддержке официальных светских властей.А чуть позже подобные талибы — “эмиссары” ЦИИ отправятся пропагандировать идеи “разумного и вечного” под ваххабитским соусом в соседние государства. Где, естественно, аналогичные обещания сытой жизни также могут привлечь в их ряды представителей традиционного ислама. Более того, возникает угроза откровенного столкновения представителей различных религиозных конфессий. Пример перетекания мирного сосуществования представителей различных религий мы уже видим на территории Сирии, Ирака и Йемена.

Вопрос один — нужно ли Кыргызстану идти на поводу у саудитов и становиться новой столицей террористов? Ведь известно, что все самые радикальные исламистские движения и организации в последние полтора века — родом именно оттуда. Чего только стоит “Аль Кайда”. И при этом КСА юридически не имеет к подобным экстремистам никакого отношения. Королевство всегда использует чужую заинтересованность в деньгах для достижения собственных геополитических интересов. Как и происходит с Бишкеком. Чрезмерная либерализация функционирования нетрадиционных для региона религиозных течений, а главное — их полная бесконтрольность со стороны официальных властей, превращает Кыргызстан в плацдарм для рассады терроризма и экстремизма в Центральной Азии. Это автоматически делает страну изгоем: инвесторы будут опасаться вкладывать средства в кыргызстанские проекты из-за угрозы нестабильности. Под угрозой окажется интеграция Кыргызстана в ЕАЭС. Что еще больше ударит по безопасности государства: политической, экономической, гуманитарной.

Дархан Бектенов.

(Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-4 за 2016 год).

Обеспеченные слои общества приветствовали объявление высочайшего повеления с подобострастной льстивостью. Делегации из “влиятельных лиц” встречались с российскими чиновниками и заверяли их в своей полной лояльности к правительству, обещали выполнение Указа, давали обеты, и  торжественно обещали выполнение патриотических услуг. Подобные услужливые демонстрации происходили особенно после возникновения беспорядков. Так, 11 июля, на следующий день после волнений в старом Ташкенте группа местных чиновников и  влиятельных лиц предстала перед генерал-губернатором и заверила его в своем «полном подчинении [российской власти]».

Никто из этих делегаций не выказывал когда-либо действительных протестов властям, в лучшем случае они просили отсрочки выполнения Указа. При отказе таковой и когда им говорили, что указ должен быть выполнен, они безропотно принимали этот ответ. Приносили клятвы в их полной лояльности, произносились молитвы и здравицы за царя, и спеты патриотические гимны.

12 июля влиятельные лица города Наманган на встрече поклялись “в их честном и искреннем желании победы русского оружия”. 22 июля политический агент в Бухаре телеграфировал генерал-губернатору: «Сегодня предо мной предстали 20 влиятельнейших торговцев и, проявляя чувство подлинной преданности и любви к России, они выразили свое крайнее неудовольствие по поводу действий мятежников – самаркандцев» (имеется ввиду Джизакское восстание). Подобные проявления лояльности к России и недовольство теми, кто выступал против Указа высказывались на собраниях в Чимкенте, Оше, Верном, Пскенте, Маргилане, Коканде и других городах. Губернатор Куропаткин во время своего турне по Туркестану  записал в своем дневнике о многих проявлениях лояльности к администрации. Таким образом, зажиточные элементы, в целом, играли ту же роль, какую они сыграли при Андижанском восстании 1898 года.

Большой класс богатых ростовщиков  был недоволен Указом, и они ходатайствовали о замене призыва рабочих подушным налогом.  В случае удовлетворения их прошения, они бы могли извлечь пользу тремя способами: (1) они бы смогли себя уберечь от призыва в армию в качестве разнорабочих; (2) они бы держали под каблуком многочисленных должников крестьян, и (3) вследствие нужды бедных в деньгах для того, чтобы уплатить налог, открывались бы новые горизонты для их денежно-кредитной деятельности. Хотя трудовой налог не был заменен денежным, в конце июля российское правительство в попытке заручиться поддержкой среди состоятельных членов общества издало Указ, позволяющий всем призванным на военную службу нанимать кого-либо вместо себя.

Неприкрытая поддержка состоятельных туземцев царского Указа вела к отчуждению их от простого народа. Это отмечалось самой российской администрацией. 22 июля глава Андижанского уезда сообщил губернатору Ферганской области: «Влиятельные туземцы, которые пользовались ранее большим влиянием среди народа, потеряли свое влияние в такой степени, что они даже боятся открыто говорить с ними на предмет воинской повинности в качестве рабочих».

Духовенство представляло значительную часть обеспеченных слоев населения. Чем объясняется их активное участие в восстании, в частности, в Джизакском восстании? Одной из составляющих причин был страх потерять свое влияние на массы. Уже упоминалось об отчуждении значительной части молодежи от религии под влиянием неких проявлений российской цивилизации. По-видимому, духовенству представлялось, что если теперь не нанести удар за возврат строгой морали и чистоту веры, другого такого шанса может не представиться. К тому же, у духовенства была преувеличенная убежденность в своей значимости для своих последователей. И наконец,их ярый фанатизм.

Не следует, однако, недооценивать религиозного влияния  на восстание. Если одни муллы и другие духовные лица были замешаны в том, чтобы повести народ к восстанию, то мы обнаруживаем и других священнослужителей, которые свое влияние и власть использовали для службы российскому правительству, о деятельности некоторых из них уже упоминалось. Муллы и другие священнослужители были хорошо представлены в тех делегациях, которые заявляли о своей преданности российскому правительству, которое, осознав полезность мулл и других, даже давало им взятки, чтобы заручиться их поддержкой.  Так, в одной секретной телеграмме говорится следующее: «Генерал-губернатор полностью поддерживает идею использования Ишана-Шаха, чтобы он обратился к массам своих последователей в Фергане и других областях края. До сведения Ишана можно довести, что его лояльное отношение к интересам нашего правительства не останется незамеченным».

Управление охраны было столь занято в преддверии восстания слежкой за джадидами и пан-исламистами, что восстание застало правительство врасплох. По словам Галузо: «У Охраны на события 1916 года были те же взгляды, которые у них имелись в конце  XIX-го века. Правительству казалось, что движение всегда должно проявляться с теми же признаками, при которых  объявлялся газават в Кокандском ханстве – «вырубить неверных». Восстание застало как джадидов, так и пан-исламистов врасплох и они в нем не участвовали, хотя те классы, которые они представляли все же принимали участие.  Озабоченность подробностями Андижанского восстания 1898 года агентов Управления охраны усыпила их бдительность по работе с новыми силами.

2. Бедные слои населения

В то время, как участие в восстании среди обеспеченных классов туземцев было разнородно, относительно бедных слоев населения можно сказать, что везде они участвовали в качестве повстанцев. Именно на них острее всего сказывались захват земель, экономическое рабство, взяточничество чиновников. Именно их действиями, при поддержке лиц, которые стояли между ними и обеспеченными слоями, противостояние обрело мощь и  масштабность. На кого были нацелены их удары? Нижеследующая таблица , составленная П. Галузо, дает представление.

Лица убитые повстанцами

Области                     Управленцы из         Российские        Русские колонисты,
числа туземцев        управленцы        казаки, буржуазия

Семиреченская                   2                               14                          2094
Сыр-Дарьинская                 7                                3                            45
Самаркандская                  12                               3                            83
Ферганская                         34                               1
Закаспийская                      —                                3                            данных нет
Итого                                    55                               24                         2,222

Таким образом, видно, что главный удар кочевников против чиновничества пришелся на русских чиновников, почти не тронув из числа местных , противоположное можно сказать об оседлом населении трех основных областей. В Ферганской, наиболее экономически развитой области, было убито наибольшее число местных чиновников и наименьшее количество русских. В отсталой Семиреченской области наибольшее число убитых русских  чиновников, местных чиновников почти и не убивали. В оседлых районах ближе и более доступны к людям были свои же местные чиновники, представлявшие для них эксплуататоров, на которых и отразились непосредственно их требования.

Таблица также отражает, что русские колонисты более всего пострадали там, где они активнее всего соперничали с туземцами за земли. Это в Семиреченской области и в гораздо меньшей степени в Самаркандской и Сыр-Дарьинской областях.

Следует замолвить об общем участии женщин в толпе во время выступлений. В стране, где мужчина является определенно хозяином в доме, ясно, что женщины присутствовали в толпе только с разрешения своих мужчин.

Наличие многих женщин в толпе было гарантией того, что российские чиновники будут более расположены к разговору и менее склонны к бесцеремонной отдаче приказа войскам разогнать толпу силой.

Также, как и при Андижанском восстании, у бедноты не было выработано собственного руководства, и они были вынуждены следовать за лидерами, которые пришли из других классов. Их требования были все еще слабо сформулированы и направлены непосредственно против угнетавшего их бремени – наряда к отбыванию воинской повинности в качестве рабочих – хотя их скрытое недовольство и негодование вылилось в такие деяния, как убийство русских железнодорожников.

Б. К вопросу об иностранном влиянии

Вспышка беспорядков и восстание в российской Средней Азии, казалось, предоставили отличную возможность для врагов России. Успешное развитие революции здесь отвлекло бы столь необходимые войска с Восточного фронта, и вполне вероятно, стал бы огневой цепью, которая бы изменила весь ход войны. Как реагировали на  подобную возможность Турция, Афганистан (который был на грани объявления войны против Великобритании), а также Австрия, Германия и Болгария?

Из приведенных уже ранее отчетов агентов Управления охраны с самого начала Первой Мировой войны до кануна восстания следовало, что в Туркестане весьма активно работали агенты Турции, Германии и других стран. Аналогичные отчеты продолжались в течение всего восстания, в то же время в документах говорилось о слухах о деятельности вражеских агентов. Генерал Фольбаум, сообщая  в качестве одной из причин  восстания, возлагает частично ответственность на «пропаганду, проникающую из соседнего Китая (Кульджи и Кашгара), распространяемую немецкими агентами среди китайцев и дунган, прибывающими в больших количествах в Каркыру и Пржевальск. Есть свидетельства об участии в волнениях в Семиречье  Ко Лао Хуэй  от китайской анархистской партии, имевшего связи с агентами
Германии».

(Продолжение следует).