До окончания срока Атамбаева
осталось

№7 от 25.02.2016

0 236

«Мелис Токтомамбетович (министр внутренних дел — прим. ред. ), я на 99 процентов уверен, что заказчиком моего убийства были вы. У меня есть информация, которой вы боитесь. Если что-то случится со мной, моей семьей, моими соратниками Максатом Мамыткановым и Акылбеком Апаитовым, стенограмма нашего разговора будет выложена в Youtube. Это наша страховка. Если эта информация будет опубликована, возникнет международный скандал. Я приносил вам очень серьезные материалы международного формата. Но вы не захотели меня слушать. Потому что вы боитесь этой информации».

В Бишкеке прошел национальный круглый стол: «Право на свободу объединений: последние тенденции и перспективы развития гражданского общества». Правозащитное движение «Бир Дуйно» презентовало отчет о результатах своего исследования.

На круглом столе, по словам Толокан Исмаиловой, присутствовали люди, которые знают, что такое свобода. Но когда мы говорим о правах на свободу объединений, мирных собраний, свободу слова, свободу вероисповедания, все должны понимать, что это право на свободу собираться, говорить, верить. И то, что никто не имеет права вмешиваться в мою свободу, — сказал известный казахский правозащитник Евгений Жовтис, специально прибывший в Бишкек для того, чтобы открыть работу круглого стола. «Кыргызское законодательство значительно продвинутое, чем казахское, но даже хороших норм недостаточно, если государство это законодательство интерпретирует в свою пользу», отметил правозащитник. Именно правоприменительная практика норм права стала лейтмотивом выступлений участников
круглого стола.

К этой беде прибавились еще и разного рода экспертизы, как например, религиоведческая экспертиза на предмет экстремизма.

Что касается свободы слова, все факты нарушений и ограничений, которые мы испытывали на себе, журналисты нового поколения, видимо, осознав, что они могут быть биты, арестованы или судимы, в какой-то степени стали использовать самоцензуру и многое не стало высказываться открыто и безапелляционно, как делали это мы в свое время, набив себе энное количество шишек. Наверное, сработал инстинкт самосохранения, но хорошо это или плохо?  Плохо, потому что мы загоняем проблему вглубь. Сегодня мы стоим на том этапе, когда ситуация может взорваться, как это бывает, когда пережимают пружину, поэтому очень важно поднимать тему свободы слова, чтобы не повторились события 2005 года в меньшей степени и 2010-го в большей степени.
Вопиющий последний факт нападения на журналиста, редактора газеты «Деньги и власть» Турата Акимова должен нас объединить. Фактов преследования журналистов накопилось очень много и Res Publica они них все время пишет, но это не становится общественной повесткой дня, то есть нет серьезной адекватной реакции со стороны и правозащитников, и журналистских объединений, которые должны были бы выражать солидарность, нет и реакции со стороны международных организаций.

Повестка дня прошедшего круглого стола обозначена, как право на свободу объединений, но я хочу отметить, что если нам не дают говорить, то тем более не дадут собираться, объединяться. Одно исходит из другого, поэтому мы взываем к новому поколению не просто просвещаться с точки зрения законов, но понимать и то, что, к сожалению, государственная машина так устроена, что всегда будет ограничивать наши права и свободы.

Замира Сыдыкова.

«Только представьте, если бы деревья раздавали wi-fi сигнал. Мы бы сажали так много деревьев, что, наверное, спасли бы планету. Жаль, они производят лишь кислород, которым мы дышим».

«Лакомый кусок» ботанический сад не дает покоя чиновникам самого высокого ранга. Складывается ощущение, что те спят и видят, как бы оттяпать себе участок в этом зеленом раю. «Легкие» Бишкека, благодаря которым, возможно, мы еще не задохнулись в смоге, плотно окутавшем столицу. Кто положил глаз на ботсад и почему ему упорно наносится непоправимый урон?

В Бишкеке почти не осталось парковых зон, где чиновники не урвали бы себе земли для строительства жилья. Правозащитники устали бить тревогу, а «самые честные» суды Кыргызстана раз за разом принимают сторону застройщиков. Каждый очередной мэр клянется не разбазаривать участки в парках, но после его ухода выясняется, что он-таки свое обещание нарушил. И не единожды.

Скандалы вокруг Ботанического сада имени Э.Гареева при Национальной академии наук возникают с завидным постоянством. Несколько лет назад горожане еле отбили сад от попыток построить тут бактериологическую лабораторию. Периодически на территории сада вспыхивают пожары, которые, по мнению активистов, больше похожи на намеренный поджог. В 2013 и 2014 годах они нанесли значительный урон ботсаду, тогда выгорели коллекции барбариса, кизильника, спиреи и можжевельника. По факту пожаров провели прокурорскую проверку и по иску Госэкотехинспекции дело передано в Межрайонный суд. Но рассмотрение затянули, в первую очередь, проигнорировали разбирательство представители ботанического сада. Они не являлись на заседания, в результате дело спустили на тормозах.

Глаз на зеленый рай положила и строительная компания. «Бишкеккурулуш» не первый год пытается завладеть частью участка ботанического сада – свыше 40 соток земли в столичном микрорайоне «Улан», принадлежащие ботсаду и именуемые ими, как «механический двор». Вопрос обсуждался на уровне правительства и премьер-министр Темир Сариев заявлял, что решит его. В обмен на ремонт одной из оранжерей. В августе при правительстве и по распоряжению главы кабмина создана рабочая группа, которая должна решить передавать «Бишкеккурулушу» «производственно-строительная фирма «Бишкеккурулуш» механического двора с земельным участком» или нет. Вопрос так и завис в воздухе. Опять же не без участия неправительственного сектора и общественности удалось этой сделки избежать.

В последнее время вокруг ботанического сада вновь закружили стервятники. На этот раз в их роли выступает не какая-нибудь коммерческая организация, а госструктура – Государственное агентство охраны окружающей среды и лесного хозяйства. Вопрос о передаче ботсада встал еще в апреле 2015 года. К первому вице-премьер-министру Аалы Карашеву тогда обратился директор ГАООСЛХ Сабир Атаджанов и тот дал добро. Госагентство пытается прибрать не только ботанический сад, но и институты леса и ореховодства и плодовых культур, которые, аргументируют в ГАООСЛХ, «по профилю занимаются вопросами охраны окружающей среды, экологии, природных ресурсов и лесами КР».

pismo-v-pravitelstvo_01

pismo-v-pravitelstvo_02

Инициатива правительства вызвала шквал критики со стороны общественности. Против выступает и нынешнее руководство сада, а также НАН КР.

Сегодня ботаническим садом заведует и.о. директора Туратбек Мусуралиев. Фактически же, как утверждают сотрудники, управляет всеми процессами главный бухгалтер Жылдыз Урумкулова. Именно они на протяжении нескольких лет планомерно довели состояние ботсада до крайне критического, нанося непоправимый серьезный ущерб и грубейшим образом нарушая законодательство.

Известно, что ботанические сады относятся к особо охраняемым территориям. Но, несмотря на это, в 2013 году по указанию и.о. директора в бишкекском ботсаду проведена массовая вырубка древесных массивов, тогда уничтожено 70% коллекции дубов (здоровых и живых деревьев!) и выпилено 50% лиственницы.

В августе 2014 года директор и главбух сдали в аренду песчаный карьер на территории ботанического сада. «Арендаторы ежедневно в течение восьми месяцев завозили и ссыпали на территорию сада отходы производства завода железобетонных изделий – песчаную пыль, используемую для производства шпатлевки. Еженедельно на территорию ботанического сада заезжало около 50 большегрузных машин. В результате разбито и серьезно нарушено дорожное покрытие сада, предназначенное для пешеходных прогулок. Деятельность арендаторов привела к серьезному пылевому загрязнению не только сада, но и близлежащих 6-го, 7-го и 12-го микрорайонов. В апреле 2015 года жители 6 микрорайона обратились в СМИ, которые провели свое расследование этого вопроса и осветили этот инцидент на телевидении и в прессе. Была привлечена экологическая инспекция. В мае 2015 года арендаторы прекратили свою деятельность. Стоит сказать, что за время аренды территории в кассу ботанического сада не поступало ни тыйына», – заявляют активисты.

Сегодня часть территории ботсада (участок площадью 2 гектара на территории питомника) сдан в аренду корейским предпринимателям для выращивания сорго (веников) и фасоли. В результате перепашки земли и повышенной нагрузки сельскохозяйственных культур теряется ее продуктивность и портится структура почвы. Стоит ли говорить, что это наносит непоправимый урон деревьям сада.

Руководство ботсада деньги делает не только на аренде земли, но и помещений. Больше года сдана в пользование Общественному фонду «Ботанический сад» часть административного здания – биохимической лаборатории. Естественно, не безвозмездно. Под вывеской ОФ на самом деле скрывается коммерческая организация, которая занимается перепродажей автомобилей. «Несмотря на наличие других пустующих помещений, в аренду было сдано помещение, являющееся действующей биохимической лабораторией. В нем полностью выломали и демонтировали все биохимическое оборудование, которое уже восстановлению не подлежит. Сейчас оно складировано в подвале», – говорят активисты.

Неравнодушные граждане всячески помогают восстановить «пошатнувшееся здоровье» бишкекских «легких», благодаря которым мы дышим более-менее свежим воздухом. Но усилия активистов рубятся на корню руководством ботсада. Один из примеров: в мае 2015 года к юбилею Победы личный состав Генерального штаба посадил саженцы березы, 50% которых погибли. Причина – некачественный полив. А летом директор ботсада дал разрешение использовать эту территорию под огород, там теперь посажены помидоры. Не намерено ли загубили молодые саженца березы, ради чьей-то прибыли?

Нелишне будет напомнить и о еще одном случае. В ноябре 2014 года представители Корейского агентства международного сотрудничества (KOICA) инициировали проект по восстановлению партерной части сада (перед административным зданием). Совместно с сотрудниками сада они разработали дендроплан участка из видов и сортов, посадили молодые деревья (к слову, купленные КОICA у руководства ботсада). Проект удачно стартовал, как вдруг и.о.директора требует перепахать все трактором. Сегодня участок находится в запустении.

Стоит ли удивляться, что при таком подходе к работе у коллектива напрочь отбито желание работать. Морально-психологический климат в коллективе тяжелый, сотрудники находятся под давлением руководства. «К тому же, оборудование и научная часть ботанического сада крайне устарела, труды, которые проводятся на сегодняшний день, не имеют научной новизны и ценности. Сотрудники неоднократно поднимали вопрос о пересмотре научных планов и тем работ, но все инициативы не находят поддержки», – говорят активисты.

На открытое противостояние с директором работники ботсада не решаются. Но правозащитникам жаловались, что находятся в зависимости от них. Главный бухгалтер, говорят они, самовольно урезает размеры заработной платы сотрудникам. За все время работы Урумкуловой вынужденно уволились «по собственному желанию» один кандидат биологических наук, один доктор биологических наук, четыре материально-ответственных бухгалтера и четыре секретаря приемной. Это не считая уволенных технических сотрудников – охранников, рабочих и прочих. Их точное число неизвестно.

В правительстве в последнее время заинтересовались ботсадом. В кабмине даже обещают выделить 3 миллиона сомов для развития ботсада. Но что эти деньги? Мизер, по сравнению с тем, что реально требуется. На ремонт одной только оранжереи нужно около 18 миллионов сомов. Не так давно премьер-министр посетовал, что детям некуда сходить в Бишкеке и призвал устраивать походы в ботанический сад. Инициатива хорошая, кто бы спорил, но чтобы показывать школьникам оранжереи их нужно привести в подобающий вид. «Посмотрите, в каком состоянии находится Ботанический сад. Он занимает огромную площадь в центре города, но горожане не имеют туда доступа. Поставили забор, но научные исследования не ведутся. Поэтому в ближайшее время мы проведем специальное выездное заседание с представителями Академии наук и мэрии. Надо принимать кардинальное решение и радикально менять ситуацию», – что конкретно имел в виду глава кабмина, осталось загадкой.

Активисты утверждают, что несмотря на упадок ботанического сада, он имеет большой потенциал для развития. Это крупнейший в Центральной Азии ботсад, в нем пока сохранился состав научных работников, преданных своему делу. «Имеющаяся компетентность сотрудников, материально-техническая база, потенциал территории достаточны для того, чтобы сделать Ботанический сад имени Гареева уникальным на мировой арене, призванным стать местом сохранения и возрождения горно-азиатской флоры», – говорят активисты. Но очевидно, бишкекский ботсад нуждается в честном и эффективном управлении, грамотном руководителе, способном объединить коллектив и восстановить территорию, а не разбазаривать участки в ущерб растениям сада и экологии в целом.

Махинур  Ниязова.

Президент государства Атамбаев на сессии Жогорку Кенеша VI-го созыва резонно подчеркнул, что препятствие деятельности предпринимателям это антинародное действие, направленное против национальной безопасности страны.
К примеру, вот уже в течение 18 лет не исполняется решение Арбитражного суда г. Бишкек от 24 сентября 1997 года, вступившее в законную силу в том же году. И это происходит благодаря некоторым судьям, а именно Акназаровой, Ажибраимовой, Оморовой (старшей), Базаркулову, Рыбалкиной, Акматову, Мухамеджанову. Противореча своему же решению по экономическому делу № Б-137/5, они хотят дать ему задний ход. 18-летнее неисполнение судебного решения, в данном случае, думаю, можно внести в книгу Гиннеса.
У меня невольно возникает вопрос, а стоило ли мне обращаться в суд для решения хозяйственного спора в поисках справедливости? Ведь прошла уже целая жизнь.
Судья Верховного суда Мухамеджанов умудрился скрыть от председателя судебной коллегии по административным и экономическим делам Верховного суда Базаралиевой тот юридический факт, что его определение по экономическому делу № Б-137/5 было отменено как незаконное. Таким образом, судья Мухамеджанов не имел ни морального, ни юридического права участвовать в рассмотрении данного дела, тем более в качестве докладчика. Здесь налицо заинтересованность судьи Мухамеджанова.
Также печален тот факт, что председатель судебной коллегии Базаралиева и судья Акматов вместо того, чтобы призвать к ответственности судью Мухамеджанова, пошли на его поводу и пытаются любыми путями не допустить взыскателя к участию в судебном заседании. Тем более, когда рассматривается надзорная жалоба взыскателя. Получается абсурд, а был ли взыскатель вообще? Нет человека — нет проблемы?
Атамбаев, видимо, имел ввиду именно такие случаи, когда говорил, что судьи сами себя экзаменуют, отбирают, по нынешней Конституции Кыргызской Республики. Что будет, если таможенники и налоговики начнут сами себя проверять, он имел ввиду работу Совета судей. Вот они и покрывают друг друга.

Сайнидин Султанидинов,
взыскатель.

0 293

Сюжетная линия 2016 года для Кыргызстана является продолжением событий прошедшего года, стыковкой с ожидаемыми событиями следующего года, ну и, конечно, есть ряд событий, которыми этот год будет наполнен и без привязки к прошлому или будущему. Среди множества вызовов наступившего года, основные из них будут связаны с управлением нарастающего экономического кризиса, пост— и предвыборным урегулированием композиций политических группировок, притиркой к переменчивой геополитической ситуации и меняющимся социально-культурным ландшафтом страны.

Преодолеть кризис

Экономический кризис будет, как минимум, продолжаться, если не усиливаться в 2016 г. Правительство все больше испытывает трудности с выполнением социальных обязательств и прошлый год завершился с тяжелыми последствиями для бюджета и дефицитом в 25 млрд. сомов. К этому добавилось и то, что переводы трудовых мигрантов сократились на 25-30% по сравнению с предыдущим годом (2,2 млрд. долл. США в 2014 г.). Удерживать инфляцию также будет нелегко (за 2015 год доллар вырос почти на 25% в отношении сома — с 59 до 76 сомов за доллар). И это несмотря на интервенции Нацбанка – 250 млн. долларов США в течение 2015 г. Заемщики банков, люди получающие з/п в сомах и импортеры страдают от этого в первую очередь.
Хотя есть и некоторые положительные моменты прошлого года – завершение конкурса на разработку Джеруя (2-го по величине золоторудного проекта), а также конкурсов на разработку месторождений Терек, Тереккан и Перевальное в Чаткальском районе Джалал-Абадской области, запуск рудников «Талды-Булак Левобережный» и «Бозымчак». Но все это блекнет на фоне проблем с крупнейшим месторождением Кумтор, переговоры по которому были провалены в 2015 г. Правительство готовит новый вариант реструктуризации, а Центерра делает эмиссию акций, что сокращает долю КР и вызывает новые споры. Крупнейший источник пополнения бюджета и экспорта переживает проблемы, которые все еще предстоит решать в 2016 г.
Правительство с одной стороны пытается реагировать на выпадающий бюджет, в том числе и внедряя непопулярные меры, но также вынуждено и учитывать настроение населения, которое иногда выражается в протестной форме (каким был митинг 26 января в г. Нарын по снижению тарифов на электроэнергию). В последние месяцы правительство пыталось ввести ряд нормативных актов, которые имели в т.ч. и фискальную составляющую, однако по ходу процесса пересматривали свое решение относительно процесса их внедрения ввиду опасения недовольства населения — введение обязательного автогражданского страхования, сроки штрафования которого были отодвинуты, и государственных гарантий компенсации жителям высокогорья, законопроект по которому был отправлен правительством на доработку. В 2016 году поиск источников пополнения бюджета будет спотыкаться об ожидания роста социального
протеста.

Выборы политиков и политика выборов

Вызовы политические связаны с циклом парламентских (2015), местных (2016) и президентских (2017) выборов. Пока новоизбранные депутаты притираются друг к другу в стенах парламента, не остывшие еще предвыборные механизмы мобилизации голосов нацеливают на предстоящие местные выборы. И это будет происходить на фоне нарастающей президентской гонки, основные участники которой определятся в этом году. Хотя разговоры о конституционной реформе с переходом к парламентаризму понижают ценность должности президента, но пока они воспринимаются, как самые важные во всем выборном цикле и в него будут так или иначе вовлечены группировки, сформировавшиеся около парламентских выборов. Пока чтобы быть публичным политиком, реально претендующим на высшую должность в стране, надо быть частью или парламента, или правительства.
Ожидаемая повышенная конкуренция за президентский пост обострит полемику вокруг достижений и неудач в управлении страной, приписывая последнее кандидатам от действующей власти. Решение вопросов, связанных с растущим экономическим кризисом, выгоды и потери от вступления в ЕАЭС, участие и неучастие в реформах, и многое другое будет использоваться оппонентами в предвыборной гонке, неформальная часть которой начнется в этом году.
Для действующего президента вопрос с выдвижением и поддержкой преемника будет сложной задачей, поскольку прошедшие выборы в парламент показали фрагментацию политических ресурсов, консолидировать которые будет непросто для поддержки основных кандидатов. Нужно бросить на поддержку все возможные ресурсы и в то же время заниматься подведением итогов своего правления и доделкой когда-то начатого (борьба с коррупцией, судебная реформа, административно-территориальная реформа?).
Однако вопрос о президентских выборах может быть закрыт в наступающем году, если активизирующийся вопрос о конституционной реформе, сдвинется в сторону скорейшего внедрения парламентской формы правления – т.е. с принятием новой конституции не будет необходимости организовывать народные выборы президента в 2017 г.
О необходимости конституционной реформы в последнее время все чаще говорят, в т.ч. и президент на своей пресс-конференции по итогам прошедшего года. Инициатива по реформе во многом будет зависеть от позиции президента, поскольку он будет публично поддерживать формально кем-то инициированные изменения и это, по всей видимости, потребует проведения референдума и, возможно, публичного обсуждения реформы в формате конституционного совещания (что практиковалось во многих подобных случаях в прошлом). Эти две технические задачи немного снижают вероятность проведения реформы. Хотя логистическую (именно это является большей проблемой, чем другие вопросы) задачу референдума можно решить, совместив его с выборами – вероятнее президентскими в 2017, нежели местными в 2016. Возможно, логистическая задача может быть решена за счет политической – в случае выбора парламентской формы правления нет большого смысла избирать президента в 2017 г., разве что выборы президента парламентом по новой конституции будут отложены до 2023, т.е. до окончания полномочий нового президента. В этом случае, однако, нужно прорабатывать множество временных положений, что усложняет задачу ясности конституционной реформы. Или же возможен сценарий досрочных выборов ЖК по новой конституции, что, конечно, будет противоречить интересам многих из числа нынешних депутатов.
В любом случае вопрос о конституционной реформе должен логически решиться к середине этого года – произойдет ли она до президентских выборов, или же будет отложена. Интересы тех, кто нацелился на президентский пост, также завязаны на интересы в конституционной стабильности в краткосрочной перспективе. Поскольку вариант президентской формы правления, продвигаемый одним из вероятных кандидатов на выборы 2017 г. не гарантированно проходной, то в интересах основных участников  оставить пока все так, как есть.

В неясных водах геополитики

В ушедшем году произошли две денонсации договоров со странами, которые воспринимаются как основные конкуренты (не считая Китая) за влияние в регионе и в нашей стране. В этом году, скорее всего, сложности с экономикой у основных партнеров по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) будут нарастать.
Несмотря на вступление Кыргызстана в ЕАЭС многие из ожиданий не оправдались. Объем товарооборота в 2015 году между Кыргызстаном и Казахстаном сократился вдвое (к примеру, объем экспорта Кыргызстана упал с 340 млн. долларов США до 150). Также сократились объемы торговли с Россией. Стоит отметить, что сокращение торговли коснулось не только стран членов ЕАЭС – объем торговли с Китаем упал на 19%. Кыргызстан денонсировал соглашение с Россией о строительстве Камбаратинской ГЭС-1 и Верхненарынского каскада ГЭС. Это решение, конечно, не перечеркивает сложившиеся отношения между руководством двух стран, но подталкивает Кыргызстан к диверсификации отношений с разными партнерами. Эпопея с вложенными 37 млн долл. США будет касаться не только внутриполитических разборок в стране, но и будет сопровождаться отсылками к партнеру по проекту.
Необходимость лавировать между Кремлем, общими процессами внутри союза и ожиданиями внутри страны, поставят руководство Кыргызстана в довольно трудное положение. Ситуация с ГЭС поставила Россию в неловкое положение, и хотя высказался на тему денонсации только пресс-секретарь российского президента, тем не менее ясность двусторонних отношений в рамках интеграционного проекта в какой-то степени омрачена. Видимо в связи с этим возникло предложение о предоставлении двум российским телеканалам (ОРТ и РТР Планета) особого статуса на территории Кыргызстана, которое было внесено Министерством культуры, информации и туризма. Недавно начала разворачиваться драма последствий репортажа российского ТВ о продаже детей (со слов сотрудников российского посольства), в результате которой МИД КР отправил ноту в российское посольство. Скажутся ли подобные случаи на перспективы придания особого статуса телеканалам пока не ясно, но еще предстоит увидеть тестирование общественного мнения на этот счет.
В ближайшее время будет, по всей видимости, актуализироваться вопрос об использовании средств кыргызско-российского фонда (в 2015 поступило 250 млн долл. США). Осенью 2015 г. в фонд поступило 114 заявок на общую сумму 940 млн долл. США и к декабрю было профинансировано 63 проекта на 9,2 млн долл. Согласно мнению экспертов, дизайн работы фонда благоприятен для крупного, но не для малого и среднего бизнеса. И есть потенциальные риски того, что условиям фонда будет больше соответствовать российский бизнес и деньги, в основном, вернутся в Россию. В этом отношении есть риск того, что в общем экономическом пространстве ЕАЭС Кыргызстан может все больше играть периферийную роль за счет ослабления его бизнес структур.
В целом, то, что будет происходить в этом году с Россией, так или иначе, коснется Кыргызстана, что будет стресс-тестом для привычных двусторонних отношений, сложившихся в последние годы.  Формула сближения Кыргызстана и России, в т.ч. и в рамках ЕАЭС, обуславливалась ресурсной поддержкой в обмен на лояльность. С ресурсной поддержкой будут сложности (хотя, путем хоть какой-то активизации работы кыргызско-российского фонда развития будут это компенсировать), но остается открытым вопрос о границах лояльности, и кто и как ее понимает. Будет ли новое соглашение с США взамен денонсированного, или же попытки активно использовать механизм ВСП+ в торговых отношениях с Европой, или какие-либо другие подобные действия восприниматься как «нож в спину», зависит от сбалансированной внешней политики Кыргызстана, которая должна будет учитывать особые интересы все еще основного стратегического партнера.
Предстоящие выборы актуализируют многие вопросы, в т.ч. и внешнеполитические вопросы. Указ президента (конец 2014 г.) о вхождении в ЕАЭС содержал прогнозные нормы, которые фактически не были выполнены, что может стать объектом критики президента и возможного кандидата с его стороны. Уходящие президенты становятся «хромыми утками», и в оставшиеся полтора года персональный взгляд президента на отношения с некоторыми странами может постепенно перестать быть доминирующим концептом внешней политики.

Культурная тектоника

Экономические кризисы и политические изменения сравнительно скоротечны, а изменения культурного характера носят тектонический характер – они могут медленно меняться в определенную сторону, но могут вызывать и резкие потрясения. В 2016 году больших потрясений возможно, к счастью, и не предвидится, но обострение экономической ситуации и актуализация политиками всего, что может добавить им популярности, может особенно ярко выпятить некоторые из этих изменений.
В первую очередь это 100-летний юбилей событий 1916 г., который будет отмечаться как официально так и не официально. Официальная политика формирования исторической памяти в этом году будет возможно не всегда стыковаться с отношением к памяти, продвигаемым различными гражданскими группами.  Задача властных органов, выстраивающих нелегкие двусторонние отношения со стратегическим партнером, будет в том, чтобы формирование национальной памяти содействовало становлению здорового гражданского национализма. Явных аналогий между жизнью в составе империи прошлого и нынешним пост-колониальным местом Кыргызстана вроде нет, но полностью аллюзий не избежать.
В то же время идет постепенный культурный сдвиг в сторону нарастания консервативного движения, имеющий этнонационалистическую и радикально религиозную основу (в 2013 г. на вопрос Ассоциации центров гражданского общества о приемлемости норм шариата в нашем законодательстве, четверть опрошенных лидеров общественных организаций ответила положительно). Пока деятельность движения носит достаточно маргинальный характер («Кырк Чоро», «Калыс», группы «патриотов» в среде мигрантов и т.д.), но постепенно оно проникает в политическую жизнь страны (борьба с брошюрами о половом воспитании, различного рода активность вокруг законопроекта о т.н. «гей пропаганде» и т.д.). Это происходит, как в силу внутренних причин, так и тренда задаваемого на постсоветском пространстве российским законотворческим процессом и российскими федеральными телеканалами.
Скорее всего, 2016 г. не явит ничего ярко нового в этом медленно нарастающем процессе, кроме обсуждения окончательного решения относительно двух законопроектов (о «гей пропаганде» и «иностранных агентах»), которые формируют на данный момент политический фон для общественного обустройства страны. Выбор политический во время возможной конституционной реформы или во время старта президентской гонки может в 2016 году чувствоваться острее, чем общественный выбор, один из вариантов которого задается этими законопроектами. Однако этот выбор, который будет сделан не только законодателями, в значительной мере определит вектор развития общества на ближайшее будущее.

Форматы сюжета 2016 г.

Вряд ли стоит ожидать драматургического поворота сюжетной линии этого года, хотя и экономический кризис, предстоящие выборы, нерешенность многих вопросов реформ на этапе смены власти, добавляют остроты привычно текущим процессам.
Что постепенно и явственнее проявляется – это более активное участие граждан, которые из обычного зрителя становятся соучастниками всего процесса и формируют его фабулу. Это соучастие уже было заметно на выборах 2015 г., когда подкуп голосов стал доминантным способом для партий добиться успеха. Это участие видно на примере того как правительство вынужденно, но все же неохотно (опасаясь протестов) старается подобраться к непопулярным мерам пополнения бюджета. Все это говорит о том, что граждане становятся важными и неотъемлемыми элементами различного рода действий. Апелляция к гражданам будет усиливаться в 2016 (для объяснения почему не получается справиться с экономическим кризисом, почему надо выбрать ту или иную партию, почему нет услуг без биометрии и т.д.) и способность стать полноценными гражданами, будет заключаться в переходе от объектной роли в сюжете к
субъектной.
Это подразумевает способность граждан требовать от правительства снижения зависимости от внешних факторов, и выстраивания развития страны на основе собственных ресурсов (без упоминания руководством страны того, что пока кризис у соседей, то и у нас будет все плохо). Этот вызов примут не многие, но те, кто смогут из категории населения перейти в категорию граждан, также встретятся и с другим вызовом – способностью не только эффективно апеллировать к нуждам и желаниям сограждан, которые надо продвигать в этот нелегкий год в отношениях с государством, но и слушать своих оппонентов и пытаться находить согласие друг с другом.
В целом, вызов этого года как политической элите в общем, так и конкретно руководству страны, заключается в формировании национальных интересов. Если в зоне kg начать гуглить слова «национальные интересы», то они чаще всего выходят в сочетании со словами «России» и «США», но не «Кыргызстана». Это отражает нашу далеко не виртуальную реальность того, что развитие страны определяется тем, что происходит вовне, а не внутри нее. Вызовы стране в этом году острее, чем когда либо ставят вопрос о необходимости не только поиска, но акцентировании внутренних, а не только внешних, ресурсов и возможностей.
Если у граждан и у политической элиты получится справиться со своими собственными вызовами, то сюжетная линия наступившего года будет опираться не только на прошлое, в котором мы чаще видим неудачи и провалы, чем достижения, и не только на будущее, которое чаще воспринимается как несущее больше угроз, чем возможностей, но и на видение себя, как вполне самодостаточной страны.

Медет Тюлегенов,
руководитель департамента
«Международная и сравнительная
политика» в АУЦА

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-6 за 2016 год.

С первых дней войны царское правительство охотно отправляло в большом количестве военнопленных в Туркестан, откуда побег был бы намного сложнее. К 1917 году число заключенных в Туркестане возросло до 190 000 человек, большинство из которых были захвачены в ходе боевых действий возле крепости Перемышль в Польше.  В их числе было много «гражданских заключенных», т.е. гражданских лиц, проживавших в захваченных областях, для предотвращения передачи ими ценной информации  о передвижениях российских войск. Можно предположить, что местные повстанцы-туземцы могли попытаться связаться с ними, чтобы они приняли участие в восстании, поскольку они были не только гражданами стран, находящимися в противостоянии с царским правительством, но и сильно пострадавшими во многих российских  лагерях. Страшные эпидемии, особенно сыпной тиф, унесли множество жизней. Несмотря на эти благоприятные условия для того, чтобы заручиться поддержкой военнопленных, те, по-видимому, не сыграли никакой роли вообще, хотя возможно и были единичные случаи их участия. Упоминается один единственный случай о мусульманине в официальных документах, которого удерживали в тюрьме, предлагавшего австро-венгерским военнопленным в лагере Саперный под Ташкентом принять участие в восстании. Таким образом, военнопленные, по всей видимости, не имели никакого влияния на  восстание, хотя немецкий военный атташе в Тегеране граф Каниц использовал сбежавших немецких и австрийских пленных для того, чтобы спровоцировать мятеж против союзников в северной Персии.

C. Меры, принятые для обеспечения мира в будущем

1. Военные меры

Куропаткин принял ряд военных мер для предотвращения какого-либо проявления сопротивления со стороны местного населения. Вблизи всех железных дорог, в городах и некоторых поселениях были расставлены охранники. В области Гюргена на туркменской территории и в Семиречье, куда сложно было быстро доставить подкрепление, были дислоцированы достаточные силы для отражения, главным образом, любых вспышек беспорядков.
Были приняты меры и для экономического ослабления подавленных повстанцев. Так, на туркменской территории Куропаткин приказал генералу Мадритову отобрать у повстанцев всех лошадей, половину всего рогатого скота и кибиток (кочевых палаток). Под конец он захватил в итоге 3 200 винтовок, 780 лошадей, 4 800 верблюдов, 175 000 овец, 2 500 крупного рогатого скота и 500 юрт. Подобные поборы были проделаны и в отношении повстанцев Семиречья.
Из-за волнений в Хивинском ханстве было решено усилить там российское правление. С этой целью Куропаткин заключил договор с Хивинским ханством, в результате которого в Хиве были размещены военная агентура и персонал.
Куропаткин положил конец двойному гражданству и месту жительства туркменов-иомудов обитавших вдоль персидской границы простым способом – захватом территории их обитания в Персии, куда ежегодно мигрировали иомуды. Русские заняли ряд опорных пунктов, в том числе Гумбет-хауз и Ак-Кала на реке Гюрген, в то время как в некоторых проходах были установлены посты. Таким образом, российские войска действовали не только на большей части провинции Астрабад при подавлении восстания, но и после того, как оно было подавлено. Куропаткин рекомендовал, чтобы эта территория была официально присоединена к России с согласия Великобритании.
Относительно мер, принятых против киргизов и казахов Семиречья, Куропаткин писал следующее: «Я пришел к выводу, что необходимо по мере возможности отделить эти национальности [от русских] на длительный период времени». С этой целью 16 октября 1916 года он созвал собрание в г. Верный, на котором было принято решение создать территорию для пользования исключительно русскими в районе долины реки Чу и вокруг озера Иссык-Куль. В этот новый уезд вошли бы территории Пржевальского уезда и части Джаркенстского и Пишпекского уездов. Повстанцам из этих областей, бежавшим в Китай, не разрешалось вернуться на свои прежние земли, но их должны были  расселить в новом  только киргизском уезде в Нарынской области. Кроме того, следовало насильственно изгнать 200 000 киргизов, проживавших в районе будущего исключительно русского уезда. Расчищенные земли должны были быть отданы русским переселенцам, из которых должны были быть сформированы пять казачьих станиц.  Весь проект должен был быть завершен в кратчайшие сроки — к марту 1917 года. В результате такого «обмена» выиграли бы только русские, оккупировавшие бы все богатые долины вокруг Иссык-Куля, а киргизы были бы вытеснены в бесплодные горы Нарынского уезда.
По примеру подавления Андижанского восстания 1898 года, Куропаткин следовал принципу, изложенному в то время – все земли, «где пролита русская кровь» должны быть конфискованы российским правительством. Этому принципу последовали в двух местах: (1) в Пржевальском, Джаркентском и Пишпекском уездах; (2) в Джизакском уезде.  О том, как выполнялась данная политика в первом случае, уже речь шла. В Джизакском уезде были изъяты 2000 десятин земли, 800 десятин были в районе между новым и старым Джизаком, где был убит полковник Рукин местной толпой, остальные в других местах, где были убиты около 73 русских. Было провозглашено, что в случае новых нарушений в дополнение к наказанию виновных, будут изыматься еще больше земли там, где убивают русских. Куропаткин придерживался того мнения, что это будет оказывать отрезвляющее действие на туземцев и колеблющихся.
Следует напомнить, что после Андижанского восстания 1898 года на жителей Ферганской области был наложен всеобщий сбор или штраф в 300 000 рублей. Куропаткин решил повторить эту систему коллективной ответственности и начал планировать детали будущего штрафа. Оценка размера этого штрафа была предотвращена только начавшейся Февральской революцией и свержением царского правительства.
Наконец, Куропаткин приступил к наказанию тех, кто принимал непосредственное участие в восстании. Масса людей предстала перед судом на основании непроверенных доносов, большинство обвиняемых не признавали своей вины. Обвинения были общего характера, не только в силу того, что было трудно проверить точность утверждений относительно действий обвиняемых, но и тем, что обвиняемые, помимо отрицания своей вины, утверждали, что они были мучениками, пострадавшими за правое дело.
Генерал-губернатор смягчил многочисленные смертные приговоры и длительные тюремные заключения, предположительно по приказу из центра. Во многих случаях смертные приговоры были заменены каторжными работами от 4 до 10 лет с соответствующим смягчением приговоров для многих, у кого были меньшие сроки. К 1 февраля 1917 года к смертной казни были приговорены 347 человек, в итоге казнены были только 51.  Было много ходатайств о помиловании. Пятьсот пять человек были приговорены либо к тюремному заключению, либо к ссылке.

2. Административные меры

Куропаткин нашел, что одним из основных недостатков системы государственного управления было крайне низкое содержание российских чиновников, что вело к совершенно несоответствующему управлению покоренных народов. Глава уезда с помощью 2-3 приставов или начальников полиции не мог соответствующим образом справиться со всеми проблемами управления, с которыми он сталкивался. В некоторых из уездов с оседлым населением людей было полтора миллиона человек. В целях лучшего надзора туземцев Куропаткин добавил пятнадцать административных сотрудников полиции на временной основе. Возросшие издержки на содержание этих офицеров покрывались за счет поступления от продажи скота, изъятого от кочевников. С утверждением этих офисов (отделений) в рамках регулярной административной системы, расходы должны были покрываться за счет обычных фондов.
Куропаткин резко критиковал злоупотребления в области аграрного законодательства. Он выявил, что продажи земель проводились с явным нарушением закона, в котором предписывалось, что 6 танапов земли должны оставаться у каждого владельца земельного участка с тем, чтобы он не мог быть полностью лишен своей земли в случае, если он окажется в безнадежной задолженности. Были также приняты меры к тому, чтобы провести в жизнь этот закон, а также к тому, чтобы определить права кочевников на землю, оставленную им для пользования, их права на получение топлива из лесов и на защиту их от посягательств Лесного Управления.
В Мервском уезде Куропаткин выявил большие злоупотребления со стороны агентов Охраны [тайной полиции]. Этих агентов небрежно вербовали даже из числа неграмотных туркменов, и с 1912 года они отличились своей бездарностью и, в ряде случаев, преступной деятельностью. Агенты сводили счеты со своими врагами, держа их в заключении на основании политической неблагонадёжности, требуя взяток, чтобы не привести свои угрозы в жизнь.  Куропаткин обнаружил много обоснованных жалоб против этих агентов и освободил много людей, помещенных в тюрьму, в то же время, заключив в тюрьму 8 агентов из Службы Охраны.
Куропаткин стремился исправить допущенную ошибку, вызванную недостаточной разъяснительной работой по поводу сущности высочайшего повеления. В своей поездке по всем областям генерал-губернаторства Куропаткин обращался на многих собраниях к местным высокопоставленным лицам и рассказывал им об обстоятельствах и цели Указа.
Понимая серьезность продовольственной проблемы, вызванной засухой и волнениями, генерал Куропаткин принял меры по доставке зерна из России и Сибири по ценам в пределах покупательской способности бедных слоев населения.

(Продолжение следует).