До окончания срока Атамбаева
осталось

№9 от 10.03.2016

0 274

Силовики опровергают информацию об усилении мер по предотвращению акций недовольства и беспорядков.

Со следующей недели в ряде регионов планируются митинги и курултаи. В прошлом месяце Казахстан оказал военно-техническую помощь Кыргызстану, в том числе им были переданы свето-шумовые гранаты и дымовые шашки, то есть спецсредства, используемые для разгона демонстрантов. Некоторые сомневаются, что весенние политические акции будут поддержаны.
Стало известно, что из Бишкека в Ош направлены дополнительные силы и спецсредства. Пресс-секретарь УВД Ошской области Жениш Аширбаев опроверг информацию о том, что милиция усиливает меры безопасности в регионе. По его словам, имеющиеся в наличии   спецсредства были заменены по причине истечения сроков их годности:

— Месяц назад мы проводили учения, направленные на недопущение событий, подобные которым происходят в Украине и Сирии. Тогда во время проверки было решено заменить спецсредства, в частности, те же шумовые гранаты. Других приготовлений не было. Информация неверная. Да, мирные митинги проходят. У нас достаточно сил для обеспечения общественного порядка. Спецсредства применяются только в случае крайней необходимости, а мы верим, что наши граждане не пойдут на такое. Мы никогда не применяем силу в отношении мирно митингующих граждан. Такая информация распространяется специально для того, чтобы выставить власть с отрицательной стороны.

Национальное оппозиционное движение планирует провести 14 марта акции в Джалал-Абаде, Таласе и Нарыне. Известно, что 24 марта оппозиционные силы намерены провести народный курултай в Оше.

В Кыргызстане уже проводились курултаи. Две смены власти произошли в результате акций недовольства оппозиционных сил.

Azattyk.org

Президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев на прошлой неделе побывал с официальным визитом в России, где встретился с Владимиром Путиным. Сразу после возвращения главы государства в Бишкек стало известно, что Москва выделит КР $30 млн на строительство социального жилья для военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов КР, а также «на покрытие финансового разрыва в республиканском бюджете».

Известно, что после денонсации соглашения о строительстве Камбар-Аты и Верхненарынского каскада ГЭС, отношения между стратегическими партнерами КР и РФ охладели. На фоне ухудшающейся экономической ситуации после вступления Кыргызстана в ЕАЭС, обострились и антироссийские настроения в кыргызском обществе. Заговорили даже о разрыве отношений.
Подогревалось все упорными слухами о том, что во время предыдущего визита, в декабре 2015 года, Владимир Путин отказался принимать Алмазбека Атамбаева, тем самым, дав понять, что «я обиделась». Чем грозит обида Кремля, КР уже наблюдал – в 2010 году.

Ситуацию подхватили: в соцсетях активно стали распространять ролик о том, что «Атамбаев – агент турецкой разведки». Аналогичные видеосюжеты крутили и перед апрельской «революцией» 2010 года. Началась информационная война? – забеспокоились в КР.

Нынешний визит предполагал расставить точки над i, быть или не быть нам вместе. 2 марта Путин принял Атамбаева. Как позже передавала пресс-служба главы КР, российский президент отметил, что «рад возможности обсудить основные направления дальнейшего взаимодействия». «Нет необходимости говорить о характере наших отношений. Кыргызстан – наш надежный партнер, с которым у нас складываются действительно стратегические отношения. После вступления Кыргызстана в Евразийский экономический союз возможности для сотрудничества увеличиваются. Думаю, это будет отражаться не только на показателях, но и на реальной жизни, на развитии наших экономик, социальной сферы», – цитирует Владимира Путина аппарат президента КР.
«В свою очередь Алмазбек Атамбаев заявил, что рад возможности обсудить актуальные вопросы кыргызско-российского сотрудничества. «Между нашими странами не только крупные торгово-экономические отношения – мы в первую очередь стратегические партнеры», – передает слова главы страны его пресс-служба.

Сразу после визита эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов в интервью кыргызской службе BBC заявил, что «этот визит нужен был и России, и Кыргызстану». «Руководству России он был нужен для того, чтобы каким-то образом сгладить тот негативный шлейф, который остался после денонсации кыргызско-российских соглашений по строительству Камбаратинской ГЭС и Верхненарынского каскада. Известно, что в Кыргызстане это произвело весьма значительный эффект и сильно подорвало авторитет Москвы. Поэтому, конечно, в Москве были заинтересованы в том, чтобы каким-то образом нивелировать информацию, пообещав дальнейшую помощь. Нужно было показать, что Россия относится к Кыргызстану как к своему близкому партнеру, которого не оставит с большим количеством проблем. Кыргызскому руководству может быть еще больше нужно было выяснить отношения с Москвой. Потому что Бишкек по-прежнему рассматривает Кремль, как главного гаранта — геополитического, военного, социального (учитывая огромное количество мигрантов)».

Отчасти с Дубновым согласен и кыргызский эксперт Григорий Михайлов, но считает, что российский политолог слегка преувеличивает «степень величины качелей в отношениях КР и РФ». «Да, отношения между Россией и Кыргызстаном переживают не лучший этап. Собственно, таких не лучших этапов были десятки, но я не вижу в них критических проявлений, чего-то уж очень плохого, означающего полный разрыв. Поскольку идет экономический кризис и у РФ денег становится меньше, как и у самого КР, тут стали меньше зарабатывать, причем помешали не некие внешние факторы, а собственная глупость и нерасторопность чиновников, обострился вопрос финансирования. Когда денег мало, конфликтов, как между государствами, так и внутри, становится больше. Начинаются разборы полетов, как тратятся те деньги, которые раньше никого не интересовали. По сути, идет процесс притирки в новых реалиях, когда приходится экономить и задумываться об эффективности трат», – отмечает Михайлов.

Он подчеркнул, что КР нуждается во внешней помощи, поскольку страна себя полностью не обеспечивает и, при этом, не особо экономит. «Несмотря на заверения о том, что количество чиновников будет уменьшено и затраты на содержание госаппарата срезаны, этого не происходит. А если ты не экономишь, а деньги заканчиваются, надо брать в долг или просить о помощи, чем Кыргызстан и занимается», – говорит Григорий Михайлов.

Такие просьбы, напоминает эксперт, глава государства адресует не только к Москве, а колесит по миру – Китай, США, арабские страны…

Оппозиционный журналист Шаирбек Маматокторов напротив считает, что последний визит «никак не повлияет на уже системное и естественное охлаждение кыргызско-российских отношений». «В ходе встречи и по ее итогам не подписано никаких документов и соглашений. И визит Атамбаева выглядит как «разговор по душам». Это означает лишь одно – Кыргызстан и Россия пришли в тупик в своих экономически-политических отношениях», – считает он.

«Наобещав столько экономических преференций, российская сторона просто их не выполняла. Жить на обещания невозможно и срочные экономические трудности страны заставляют Алмазбека Атамбаева перед народом каким-то образом отчитываться. А ему сказать просто нечего было и он вынужденно пошел на денонсацию соглашений с РФ. Все под давлением общественности, в котором растет протестное настроение. Правительство, по сути, ничего не делает, и не сможет сделать в сложившийся ситуации, поскольку полностью зависит от российской стороны. В самой РФ ныне глубокий экономический и политический кризис. В условиях жесткой экономии и сокращения бюджета Россия просто не состоянии выполнить условия соглашений в гидроэнергетическом секторе и в формировании кыргызско-российского фонда развития», – отмечает Маматокторов.

Он подчеркивает, что «даже те 500 млн долларов, выделенные РКФР, сейчас находятся на счетах российских финансовых структур и скорее всего нам они не светят в обозримом будущем». «А выделенные $30 млн – просто «подачка», это даже оскорбительно для целой страны, пусть и небольшой. Такие моменты и влияют на отношения «стратегических партнеров» крайне негативно. Тем более, мы в преддверие 100-летия массового переселения кыргызов в Китай, в результатеуничтожения мирного населения карательными отрядами российской империи. Недовольство многих кыргызстанцев, которых не устраивает чрезмерная пророссийская политика руководства страны, вполне обоснованно. Понятны и возмущения Атамбаева, который даже в конфликте с Турцией, с которой наша страна в братских отношениях, занял сторону России. Атамбаев считает, что достаточно «послужил» старшему брату и чем мог помог в годы своего правления. И, разумеется, хочет в конце концов выполнения обещаний или их части российской стороной. Атамбаев чувствует, что его геополитические ориентиры себя не оправдали и во внутренней политике он понес ощутимые потери. В таком свете, действия «другой стороны» в лице Америки, обретет форму угрожающего фактора», – считает Шаирбек Маматокторов.
От градуса отношений между КР и РФ зависит насколько жаркой будет весна в нашей стране. Эксперты, считают, что очередного госпереворота экономика не выдержит. Не нужно это обострение и России. Получается, оттепель выгодна всем. Не обманчива ли она?

Махинур НИЯЗОВА.

— Даже ленивый у нас говорит о судебной реформе. Вот и Атамбаев заявил, что она провалена. Что под этим подразумевается?

— Печальны признания главы государства. Если вы помните, судебная реформа была его главным предвыборным “коньком” и самым громким обещанием после избрания. Исходя из этого, если судебная реформа провалена, значит надо делать соответствующие выводы о том насколько оправдались надежды избирателей.  Лично я считаю, что судебная реформа и не начиналась. Основным показателем эффективности проводимых реформ является уровень доверия населения к судам. К примеру, по результатам последних социологических исследований в Грузии он составляет 66%, а буквально лет пять назад был не более 5%. У нас этот уровень был и остается катастрофически низким. Если главной целью тех, кто хочет реформировать систему является подконтрольность и манипулируемость судей, о какой реформе вообще может идти речь?!

— Все ли проблемы в отборе судей, на что все время это списывают?

— Отбор судей является одним из главных условий успешности реформы. Да, мы видим, что идет процесс обновления судебной  системы новыми кадрами. Но при нынешних критериях и процедурах отбора, слабой профессиональной подготовленности новых кадров, эффективность правосудия остается под большим вопросом. Также немаловажно, дадут ли новым судьям возможность быть независимыми, не станут ли они “своими”? В вопросе доверия к судам имеет существенное значение фактор доверия населения к отбирающему их органу. Судей должны отбирать люди, имеющие высокий профессиональный авторитет и общественное признание. Увы, большинство членов Совета по отбору судей неизвестны ни в профессиональной, ни в общественной среде.

— Одним из вопросов конституционной реформы касался создания пленума Верховного суда. Что вы думаете о целесообразности этой надстройки?

— Пленум Верховного суда предусмотрен самой Конституцией. Он существует и можно наблюдать некоторую его активность в последнее время. Это очень важный и нужный орган. Приведу вам пример. 13 февраля 2015 года состоялся пленум ВС КР “О судебной практике по разрешению споров о защите чести, достоинства и деловой репутации”. В пункте 21 постановления пленума судам предписывается обратить внимание на особенности рассмотрения подобных споров с участием публичных лиц.  Приведу буквально: “Дела о защите чести, достоинства или деловой репутации публичных фигур имеют свои особенности.

Публичными фигурами являются лица, которые занимают государственные должности и/или пользуются государственными ресурсами, а также все те, кто играет значительную роль в общественной жизни (в политике, экономике, искусстве, социальной сфере, спорте или в любой другой отрасли).

В соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ.

Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Публичные лица открыты для освещения их слов и поступков.

Вместе с тем, необходимо различать конструктивную критику от необоснованного “шельмования”, “очернения” какого-либо лица, преследующих цель унизить его достоинство, запятнать его репутацию, дискредитировать.”

Как видите, мнение пленума однозначно. Публичные лица должны быть терпимы к критике в СМИ в силу своего особого статуса.

Судьи обязаны руководствоваться разъяснениями пленума, вытекающими из обобщения судебной практики с тем, чтобы законы применялись единообразно, чтобы для судей закон не был “дышлом” (куда повернул, туда и вышло).

— Конституционная палата нам нужна, если все равно Конституция нарушается сплошь и рядом?

— Нам нужна независимая, честная, компетентная Конституционная палата. В противном случае от нее будет больше вреда, чем пользы. И мы это уже проходили.

— Расскажите немного о себе. Мы узнали о вас не так давно, но вы завоевали общественное уважение за мужество признать биометрию неконституционным нововведением в избирательный процесс. Остались без работы. Что испытывали тогда и как сложилось все теперь — работаете?

— Хочу вас поправить, мужество заключалось в открытом обращении к общественности о явном, наглом вмешательстве администрации президента в осуществление конституционного правосудия. Возможно, это был беспрецедентный поступок. К сожалению, он имел последствия только лично в отношении меня. В Конституционной палате “воз и ныне там”. На каком основании и зачем там присутствует на постоянной основе представитель президента?  Надеюсь когда-нибудь получить ответ на этот вопрос.

К счастью, на КП свет клином не сошелся. Я вернулась к преподавательской деятельности. Работаю над докторской диссертацией, занимаюсь общественной деятельностью. Мы с коллегами создали общественное объединение “Школа права”, планируем широкую просветительскую
деятельность.

— Я случайно узнала, что вы писали диссертацию и у вас там есть глава, которая посвящается земельному вопросу в событиях  1916 года. Расскажите немного как этот вопрос изучался вами?

— Да, в 2009 году я защитила диссертацию на тему обычного права кыргызов. Изучая вопросы собственности кыргызов на землю и скот в конце 19 и начале 20 веков наткнулась на очень интересные материалы, которые не позволили мне обойти стороной тему восстания 1916 года. В силу обширности вопроса, могу привести только некоторые моменты из своего исследования. Теряя свои традиционные места для зимнего выпаса скота из-за принудительного изъятия земель, кыргызы вынужденно переходили на оседлость. О крайней степени отчаяния кыргызов в тот период колонизации  говорит тот факт, что в 1907 году в Чуйской долине было подано прошение от 4222 скотоводов-кыргызов о переводе на оседлое положение. Это обещало им привилегии, закрепленные за казаками.

— Вы очень активны в социальных сетях. На прошлой неделе вы заявили о создании группы “Национальный вопрос”. Что вы намерены обсуждать на этой площадке?

— Да, такая группа есть, и есть надежда, что это будет площадка для новых идей и замыслов, направленных на позитивные перемены.

Беседовала Замира СЫДЫКОВА.

Как показали результаты выборов в парламент осенью 2015 года, электорат был введен в заблуждение снова — политтехнологами и кандидатами. Предвыборная платформа большинства партий, прошедших в парламент, была не о проблемах и их решениях. А как обычно, вышли на эмоциях, обещаниях и личностях с деньгами. Чтобы не повторить ситуацию, обществу важно сейчас уже задавать концептуальные вопросы, каким способом будущий президент намерен решать проблемы в стране?

Время временщиков уже прошло, пришло время выбирать прагматично. И в зависимости от того, что будут обещать, будет видно, кто и как будет управлять страной следующие шесть лет.
Следующий президент будет разбираться с вопросами, о последствиях которых пока никто не знает. Поэтому для граждан Кыргызской Республики наступает ответственный период, когда выбор населения уже должен отойти от предыдущих причин голосования за того или иного кандидата, основанных на землячестве, популистских обещаниях, анти-западной или пророссийской риторики, синофобии, пустых обещаний и националистических слоганов и т. д. При решении за кого голосовать основным критерием должно быть наличие у кандидата идеи долгосрочного развития страны и приверженности к определенным ценностям.

В потоке политики, которая у нас основана на личностях, граждане склонны забывать почему они отдавали голоса за того или иного кандидата. В итоге победитель, как обычно, делает то, что хочет и, как правило, принимает решения, которые являются полной противоположностью его предвыборных обещаний. Для нас важно создать культуру, когда политики умели и брали бы ответственность перед гражданами за исполнение своих предвыборных платформ. В этом контексте следующие критерии должны быть индикаторами для электората оценки того или иного кандидата. Прежде чем голосовать за кандидата, изучите репутацию. Репутация — очень важный индикатор будущих действий кандидата. Если кандидат когда-либо был замешан в коррупционных или иных нелегальных делах, то будьте уверены — это будет продолжаться и впредь.

Прислушайтесь к тому, что кандидаты намерены делать, чтобы решить следующие проблемы, которые стоят перед страной. В частности, какой у него/нее план по предотвращению импорта радикализма из волатильных стран Ближнего Востока? Что он/она будет делать, чтобы ситуация в Афганистане, проекция ИГИЛ и иных групп не стала реальностью у нас в стране? Как он/она будет выходить из экономической депрессии, вызванной с вступлением в ЕАЭС, в свете западных санкций против России и ее влияния на нас? Проблемы водно-энергетического комплекса страны, делимитация и демаркация границ и наше пребывание в Евразийском экономическом союзе. И самое главное, есть ли у кандидата в следующие президенты видение развития страны? Какое общество, какую экономику, какие реформы он/она будет проводить?

Кем бы ни был следующий президент, нам, гражданам Кыргызской Республики, важно требовать в предвыборной гонке от кандидатов придерживаться программной дискуссии и предлагать на суд электорату план решения проблем, а не как обычно переходить на любимую тему обсуждения себя и обливанию грязью оппонентов. Иначе, все превратится в цирк, как это было на парламентских выборах 2015 года.

Почему это важно? Когда есть программа, это позволит аналитикам и гражданам подсчитать, действительно ли то, что говорит кандидат, выполнимо, или это просто демагогия власть ищущего? Все индустриальные демократии этим пользуются во время предвыборных гонок, всегда объявляют программу кандидата и стараются в случае избрания следовать им. Например, в Японии немало примеров того, когда избранные премьер–министры, как это было с бывшим Нодой от Демократический партии, который пришел к власти в 2011 году с обещанием вывести американскую базу на острове Окинава, вынуждены подать в отставку потому, что не смогли выполнить обещание. В результате и партия Ноды проиграла выборы в 2012 году.

Или же возьмите Соединенные Штаты в последние 8 лет, президент Обама, несмотря на критику и полностью подконтрольный оппозиции Сенат, до сих пор пытается исполнить один из пунктов своей предвыборной программы — закрытие тюрьмы Гуантанамо. Недавние результаты выборов в парламент Великобритании 2015 года — тоже интересный пример. Несмотря на прогнозы, правящая консервативная партия получила лишь на 6% больше голосов, чем Рабочая — из-за того, что обещания о бюджетной оптимизации она не выполнила.

Чтобы построить правовое, эффективное государство необходимо переходить на измеряемые подходы. Ведь когда вещь измерима, мы, электорат, будем знать, где, что нам обещали, а что в действительности получили. При этом ни в коем случае я не принижаю роль ораторства и навык убеждения людей. Но хотелось бы, чтобы все-таки следующий президент предлагал реальную программу развития страны.

Даниель Кадырбеков, выпускник университета Кобе (Япония)

0 350

На прошлой неделе президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев посетил Москву с рабочим визитом, где после встречи с президентом России Владимиром Путиным, была встреча с рядом российских СМИ. Впечатлениями от встречи поделился российский эксперт Аркадий Дубнов в интервью кыргызской службе Би-би-си.

— В ходе поездки Атамбаева в Москву не были подписаны важные договоры. В чем, на ваш взгляд, состояла тогда цель визита?

— Для меня это тоже интересный вопрос. Потому что визит, несмотря на то, что был подготовлен, прежде всего, российской стороной, не закончился формальными подписанными соглашениями. Либо гарантиями, либо обещаниями. У меня сложилось впечатление, что этот визит нужен был России и Кыргызстану. Руководству России он был нужен для того, чтобы каким-то образом сгладить тот негативный шлейф, который остался после денонсации кыргызско-российских соглашений по строительству Камбаратинской ГЭС и Верхненарынского каскада. Известно, что в Кыргызстане это произвело весьма значительный эффект и сильно подорвало авторитет Москвы. Поэтому, конечно, в Москве были заинтересованы в том, чтобы каким-то образом нивелировать это, чтобы пообещать дальнейшую помощь и показать, что Россия относится к Кыргызстану, как к своему близкому партнеру и не оставить его с большим количеством проблем.

Кыргызскому руководству, может быть, еще больше нужно было выяснить свои отношения с Москвой, потому что Бишкек по-прежнему рассматривает Москву в качестве главного гаранта геополитического, военного и, я бы сказал, социального партнера, учитывая огромное количество мигрантов. Поэтому, отчасти, результат должен был сказаться на том, что президент Атамбаев, известный своей эмоциональностью, откровенностью и, пожалуй, иногда политически некорректными высказываниями, довел до сведения Путина тот массив отрицательных эмоций, который царит среди кыргызской элиты и простых людей. Из того, что я слышал от самого Атамбаева на встрече после его рандеву с Путиным, мне показалось, что Москве стало больше понятно, что происходит в Кыргызстане после событий прошлого года.

— Во время встречи оба президента, особенно Атамбаев, несколько раз подчеркнули, что обе страны являются стратегическими партнерами. После этой встречи получилось как-то сгладить отношения между двумя странами? Можно ли предположить, что отношения продолжатся, как и прежде?

— Нам трудно сказать, что те отношения «как прежде» были так хороши. Поэтому, если они продолжатся как прежде, то, по выражению Атамбаева, будет продолжаться ситуация, в которой все обещания, которая дает Россия Кыргызстану, по-прежнему не будут выполняться. Те гарантии, которые дают российские министры, либо инвесторы, срываются и, по словам Атамбаева, это все делается за спиной Путина, и он ничего не знает. Его обманывают. Коррупция в России зашкаливает, и даже больше, чем в Кыргызстане. И если будет, как вы говорите, «как раньше», ничего хорошего с точки зрения кыргызского руководства быть не может в кыргызско-российских отношениях. Ну, подумайте, перед тем как вступить в Евразийский союз, Кыргызстан сам заявил, с одной стороны, что присоединится к союзу, а, с другой стороны, заявил о своих проблемах, которые возникнут после вступления: закрытие огромных оптовых рынков, потери чуть ли не сотен тысяч рабочих мест. А Россия пошла на беспрецедентный шаг, объявив о создании Кыргызско-российского фонда, который должен был нивелировать эти последствия для Кыргызстана. И что получилось? Из $500 млн. чуть ли не 90% денег были заморожены российским министерством финансов на счетах российских банков, в первую очередь, Внешэкономбанка. Это, видимо, привело Бишкек в замешательство.

— Как вы думаете, это недоверие в отношении к Кыргызстану?

— Я думаю, когда принимали такого рода решения о вкладывании денег в ценные бумаги и облигации Внешэкономбанка, то о Кыргызстане думали меньше всего. Думали о проблемах российского экономического кризиса. И решали абсолютно свои вопросы, которые вряд ли были направлены именно против Кыргызстана, но так вышло. И в этом смысле Атамбаев имел все основания быть недовольным, если не сказать больше, политикой российских чиновников. Конкретных персон, например, министра финансов Силуанова. И Атамбаев обращался с упреком к Путину, что, когда «мы с вами заключали соглашение о строительстве ГЭС, вы не предупредили, что на самом деле не собирались ничего строить, мол, мы бы нашли других инвесторов, а то мы потеряли время».

Понимаете, вот этот осадок, как в том анекдоте, остался. И как он будет исправляться, я надеюсь, все-таки что-то произойдет. И ведь есть другие факторы в российско-кыргызских отношениях, которые в ближайшее время могут осложнить их. Речь идет о близящемся юбилее восстания 1916 года против Царского правительства. И Атамбаев очень озабочен тем, что национал-патриоты в Кыргызстане готовы раскрутить этот юбилей во вред российско-кыргызским отношениям и выступить против России. И поэтому он был очень заинтересован и просил Путина и передал ему ряд документов с просьбой совместно и трезво, исторически выдержанно подойти к этому юбилею, чтобы продемонстрировать, что это было, да, несчастье как Москвы, так и ее дальней окраины в Средней Азии. И я видел очень искреннюю озабоченность Атамбаева. Он очень не хочет тяжелых последствий, которые может принести неадекватное отношение российских элит к этому юбилею.

— Как вы думаете, как могут эти патриотические лозунги, которые звучат в Кыргызстане по отношению к Уркун, к этому восстанию, восприниматься со стороны России?

— Понимаете, в чем дело. В России вообще ничего не знают про это несчастие столетней давности в Кыргызстане. Дело в том, что даже на встрече Атамбаева с российскими журналистами, я боюсь, мало кто знал, о чем идет речь. А если называть вещи своими именами — никто не знал про эту горестную историю. Точно также в российском интеллектуальном, политическом пространстве нет ничего, что вызывало бы сегодня доверие к возможным оценкам этого несчастья. Меньше всего в России думают о том, как на окраинах царской российской империи относились к различным аспектам политики, особенно в такие трагические времена, как Первая мировая война. Поэтому я боюсь, что первая реакция в российской прессе, общественной атмосфере будет не то что обида, а раздражение, и будут говорить, что за этим стоят какие-то забугорные вражеские силы и деньги. Кто-то провоцирует, кто-то хочет вызвать революцию, и все это направлено против России. И все из-за того, что люди не понимают, не знают об этом. Вот в этом есть серьезная опасность.

— В ходе разногласий между Турцией и Россией, Атамбаев, в отличие от других лидеров Центральной Азии, открыто поддержал Россию и даже подчеркнул, что Турция поступила неправильно. Насколько будет еще цениться такая преданность кыргызского лидера?

— Знаете, мне трудно сказать, как это ценится со стороны российской власти. Все, мне кажется, там оценивается достаточно утилитарно. Однако, надо отдать Атамбаеву должное. После некоторой паузы президент лично высказал отношение к этому трагическому инциденту со сбитым российским бомбардировщиком и сказал, что это была ошибка, но при этом он подчеркнул, что ни в коем случае нельзя углублять этот кризис. Он пытался все время показать, что это некий единичный инцидент, и он не должен отразиться на антитюркской кампании, которая повредит и соседям России. И он откровенно осуждал российскую внешнюю политику, потому что она окружила себя врагами.

Он, например, рассказывал нам о том, как Крым взяли, из-за этого испортили надолго отношения с Украиной. Это, на мой взгляд, очень трезвая оценка, и я удивляюсь, что это высказал один из лидеров стран СНГ. Потому что многие боятся говорить об этом. Я не могу не отдать должное Алмазбеку Атамбаеву. Поэтому я говорю, что он старается быть объективным. Я даже его спросил: «Вы так выступаете, потому что вам нечего терять? Вы же не идете на следующий срок. Вам не нужна поддержка Москвы?». Но и тут он четко высказался на эту тему: «А я вообще считаю принципиальным, что мы в Кыргызстане должны создать прецедент, который запретит преемничество. Вот у вас в России Ельцин назначил преемника и так вот пошли, и как у вас будет дальше? У нас такого не будет. И мы будем принципиально проводить такую политику. У меня не будет преемника. И для этого мы будем прилагать все усилия. И не будет никаких изменений Конституции, которые позволят идти на второй срок или увеличить президентский срок. Другое дело, там надо какие-то поправки внести, чтобы перераспределить полномочия премьер-министру». Я вам скажу, что если все, что он говорил, ссылаясь на свои оценки (будет сделано), то это выдающийся прецедент.

— США недавно объявило, что они выделяют средства для продвижения демократизации в постсоветских странах и, в частности, в Кыргызстане. И недавно посол США тоже сказала, что готовится новое соглашение о двустороннем сотрудничестве. Как вы думаете, как будет развиваться отношение Кыргызстана с Западом?

— Я думаю, что каких-то близких, теплых отношений Кыргызстана с США вряд ли можно ожидать, поскольку, как в том анекдоте, осадок остается. В Кыргызстане и, лично Атамбаев, тяжело переживают демарш США в связи с награждением Азимжана Аскарова. Но так или иначе, конечно, более позитивного направления следует ожидать между Кыргызстаном и США. Будет новое соглашение, но, тем не менее, я так понимаю, что Бишкек постарается прописать в этом соглашении гарантии того, что руководству Кыргызстана не будет ничего навязываться во вред интересам России и Кыргызстана.

Марш стартовал от здания Жогорку Кенеша и завершился у памятника Борцам революции — Уркуи Салиевой на пересечении улиц Чуй и Тыныстанова. Марш был нацелен на привлечение внимания общественности к положению женщин в Кыргызстане.

Марш даст запуск серии мероприятий, которые пройдут в течение всего марта по всем регионам республики. Члены национального движения сообща против насилия в отношении женщин и девочек, куда входят 38 активистских организаций, будут информировать общество о правах женщин и путях преодоления гендерных стереотипов, дискриминации, насилия в отношении женщин и девочек. Ввиду предстоящих выборов в местные кенеши, будут проведены дискуссии о важности участия женщин в политике, а также на уровне принятия решений. Кроме того, будет освещаться каждодневная активистская работа женских и феминистских организаций и групп на местах.

По данным организаторов, согласно законодательству о выборах, в списках кандидатов от политических партий должно быть не более 70% кандидатов одного пола, при этом разница очередности в списках кандидатов женщин и мужчин, выдвинутых от политических партий, не должна превышать трех позиций. Иными словами, каждый четвертый кандидат должен быть представителем противоположного пола. Однако, данные квоты не обеспечивают минимального представительства (не менее 30%) женщин в составе депутатов парламента: в 2007 году количество женщин-депутатов составляло 25,5% от общего числа народных избранников, в 2010 году 22,3%, а в 2015 году 19%. Согласно приведенным данным, можно сделать вывод, что существующая система квотирования только на этапе формирования списков кандидатов после выборов не соблюдается, а число женщин в парламенте постоянно уменьшается. Такую же тенденцию можно наблюдать с выборами в местные кенеши: в 2008 году женщин-депутатов насчитывалось 14%, четырьмя годами позже 13,4%. Весной и осенью 2016 года ожидаются очередные выборы в местные советы, которые покажут общую тенденцию реализации конституционных гарантий обеспечения равных прав и равных возможностей их реализации для женщин и мужчин на местном уровне.

По данным Национального статистического Комитета, женщины тратят на ведение домашнего хозяйства в три раза больше времени, чем мужчины (17,4 и 5,7 часов соответственно). Неравномерно высокие нагрузки женщин по сравнению с мужчинами по ведению домашнего хозяйства, заботе о детях и пожилых обусловлены значительным влиянием традиционных гендерных стереотипов. Результаты различных исследований и оценок показывают, что представления о женских ролях, связанные с выполнением ими репродуктивных функций являются доминирующими.

Согласно оценке медико-демографического исследования, проведенного в Кыргызстане в 2012 году (МДИК), женщины являются главами домохозяйств только в 27% домохозяйств.
В 2014 году коэффициент рождаемости у женщин Кыргызстана в возрасте 15-19 лет составил 43. Это второй по величине показатель после Азербайджана (53 родившихся на 100 женщин в возрасте 15-19 лет) среди 8 стран СНГ. В других странах СНГ этот показатель ниже: в Казахстане – 35, Молдове и Украине – по 27, России – 26, Армении – 23, Беларуси – 21. В 2014 году средний возраст матери при рождении первого ребенка составил 23 года. Женщины в Кыргызстане начинают рожать в более раннем возрасте по сравнению с другими странами СНГ, где средний возраст матери при рождении первого ребенка составляет от 25 лет (в Азербайджане) до 28 лет (в Беларуси и России). Кыргызстан заметно опережает страны СНГ по числу родившихся на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет.

Следует отметить, что проблема насилия в семье изучалась в рамках проведенного в 2012 году медико-демографического исследования в Кыргызстане (МДИК). Его результаты показывают, что 23% всех женщин в возрасте 15-49 лет пережили физическое насилие, по крайней мере два раза с 15-летнего возраста, а 13% – в течение последних 12 месяцев. Среди когда-либо состоявших в браке женщин, переживших физическое или сексуальное насилие, причиненное мужем, более половины – 56% указали, что получили физические травмы. И только две из пяти женщин обратились за помощью после того, как они пережили физическое или сексуальное насилие.
Мероприятия проходят в рамках национальной кампании «Месяц женской истории и активизма за равные права и возможности» при поддержке ПРООН, ООН Женщины, Фонда Миростроительства ООН, ЮНИСЕФ, посольства Великобритании в Кыргызской Республике, Азиатского банка развития, Фонд Ф. Эберта, Mama Cash, Feminist review/trust.

АКИpress.

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-8 за 2016 год.

Д. ОТПРАВКА РАБОЧИХ НА ФРОНТ

Первая отправка рабочих на фронт произошла в трех основных областях Туркестана после подавления восстания в конце июля. Приличную долю из этих работников составляли «добровольцы», часто упоминаемые в официальных отчетах и в газетах в то время. На самом деле это были работники, которые были наняты другими вместо себя.

Российские чиновники организовывали показную лояльность или демонстрации этих «добровольцев», в то время как карательные подразделения продолжали выполнять свою задачу. О типичной такой демонстрации сообщил начальник Наманганского гарнизона 25 июля: «Там собралось около 1 000 местных добровольцев, зарегистрированных для работ, и неся перед собой портрет государя императора, они пошли по городу на патриотические демонстрации в сопровождении известных местных жителей и толпы народа под пение патриотических песен и выкриков «Ура» в честь государя императора и разгрома противника.

Они подошли  к моему дому и попросили, чтобы я вышел и предложил тост за здоровье государя. Затем последовало громкое «Ура». Картина была внушительной, собравшиеся умоляли меня, чтобы я не сомневался, что они идут с радостью на работу по Указу императора. Они говорили о своей верности государю, уверяя меня, что они примут все меры, чтобы полностью выполнять его Указ”. Таким образом, этих рабочих использовали не только для того, чтобы они отслужили за место хорошо обеспеченных членов коренного населения, но и для того, чтобы они участвовали в демонстрациях инспирированных российскими властями для того, чтобы подхлестнуть энтузиазм среди коренного населения по поводу царского Указа».

Отправка рабочих продолжалась в течение последующих месяцев, хотя по стране во многих местах  все еще вспыхивали восстания. 11 октября Куропаткин отмечает в своем дневнике, что уже доставлено 16 поездов с рабочими и два железнодорожных состава с охранниками из числа туркмен. В конце октября началась отправка рабочих из Семиречья.

Информации относительно условий и оснащения рабочих во время их пребывания в чуждой им стране мало. В Аулие-Атинском уезде, согласно отчету главы уезда полковника Каскальского Куропаткину, расходы покрывались за счет огромных сборов (или налогов) с населения уезда. При том, что ранее различные налоги на 50 000 кибиток уезда составляли 18 рублей с кибитки в год, с введением особого налога в пользу 12 000 рабочих отправленных уездом, сумма возросла до 100 рублей с кибитки, т.е. 5 млн. рублей взыскивалось со всего уезда. Сто с лишним рублей шло на предоставление одежды  каждому рабочему, рабочие сами также получали по 300-400 рублей.
По состоянию на 1 февраля 1917 года было отправлено сто десять тысяч рабочих. Из них 4 163 человек отправлены из Семипалатинска в Омск, 4 373 человек по среднеазиатской железной дороге в Красноводск и далее в Баку, в то время как основная масса отправлена из Ташкента по железной дороге в Оренбург. Отправку рабочих приостановили на время в феврале из-за сильных морозов, в то же время Февральская революция в конце месяца положила конец отправке рабочих. 12 марта командующий войсками Туркестана приказал, чтобы отправка рабочих была остановлена до тех пор, пока не поступят дальнейшие распоряжения. Вскоре после этого Временное правительство в Петрограде аннулировало высочайшее повеление. К середине 1917 года мобилизованные рабочие возвратились домой.

Часть призванных рабочих оставалась в среднеазиатском крае. Распоряжением из Петрограда 10 000 рабочих были назначены для работ на железной дороге Туркестана и на оборонных работах. В Семипалатинске оставили 2 000 рабочих, не считая тех, кто уже был освобожден от набора в силу того, что они работали для нужд обороны, сельского хозяйства и т.д. Рабочих также нанимали для строительства Мурманской железной дороги.

Отправленным в Россию рабочим надлежало работать не только в тылу, но и в промышленных районах центральной России, Украины и т.д. В первые месяцы 1917 года появились значительные группы рабочих в Москве, Петрограде, Одессе, Нижнем-Новгороде, Кракове и на железных дорогах.

У рабочих, оказавшихся в России, были самые неблагоприятные условия. Они жили либо в бараках, либо под открытым небом, при том, что их еда и одежда были также неудовлетворительны. На фронте их отправляли работать в опасные сектора, а на заводах на самые черные и изнурительные работы. Их зарплата была самой низкой – от 1 до 10 рублей в месяц. Из-за отсутствия хорошей одежды и казарм они стали жертвой многих болезней. Те, кто вернулся в свои дома вследствие болезни, могли мало что хорошего сказать о своем опыте. Один русский чиновник в Коканде написал в своем официальном отчете в марте 1917 года: «…они [рабочие] описывают населению все, что они увидели в довольно темных тонах. В основном они выражают недовольство едой, а также они непривычны к холодному климату европейской части России».

Подробно описываются условия среди одной группы туземцев одним офицером для осуществления проверки азиатской частью Генерального штаба. Эта группа рабочих располагалась на станции «Сортировочная» под Петроградом и осуществляла работы под руководством автотранспортного подразделения армии. 2-й лейтенант Матвеев, который проводил инспекцию 23 марта 1917 года, указал численность рабочих в количестве 1 300 человек. Он обнаружил, что большая часть рабочих проживала в земляных бараках, плохо подходящих для целей проживания, особенно для туземцев, привыкших к южному климату. Остальная часть рабочих, в количестве около 200 человек, жила в железнодорожных спальных вагонах. Матвеев характеризует условия, которые он увидел в бараках, следующим образом:

«Сырость, запахи, исходящие от потной одежды и обуви, а также большое количество людей, живущих в бараках, делали воздух невыносимым. Кроме того, там были обнаружены больные люди, из которых многим не хватало сил подняться. Присутствие этих больных объясняется, по словам одного из присутствовавших там, нехваткой коек в больнице, а также большим количеством больных людей».

Матвеев далее продолжает описывать условия, при которых жили рабочие, распределенные в спальные вагоны:

«Условия рабочих, проживающих в спальных вагонах с самого их приезда и на протяжении всех пяти суровых зимних месяцев, были еще хуже.
Администрация, жалуется Матвеев, не сделала ничего при том, что можно было значительно улучшить эти условия даже при ограниченном расходовании средств. И в отношении питания условия были в равной степени неудовлетворительны. «Изнуренные от болезней, большинство рабочих свидетельствует о совершенной недостаточности их питания».

Условия труда были не лучше. Рабочий день начинался в 7 часов утра и продолжался до 6 часов вечера, но поскольку рабочим приходилось добираться в течение одного и полтора часа до места работы, они были вынуждены вставать в 5 — 6 часов утра. Они работали семь дней в неделю, и, сообщает в своем отчете Матвеев, у них было только два выходных за пять месяцев.
По прибытию в лагерь рабочим выдали от 12 до 15 коротких меховых накидок на сотню (сто человек), от 12 до 15 валенок и 50 перчаток на сотню и всем выдали по паре белья. Матвеев увидел рабочих, сильно нуждающихся в обуви, товаре, давно бывшем в дефиците.
Что касается оплаты труда, то туземцы выражали недоумение, так как  некоторым выдавали больше, а другим меньше. Так как большинство рабочих были неграмотными, у них не было возможности проверить ставки заработной платы.

(Продолжение следует).