До окончания срока Атамбаева
осталось

№25 от 14.07.2016

Накануне на центральных улицах Бишкека появились огромные баннеры. На фото сопоставляются девушки в кыргызской национальной одежде и парандже. «Кайран элим, кайда баратабыз?» («Несчастный мой народ, куда катимся?»),– вопрошает неизвестный автор. Сей посыл в обществе восприняли весьма неоднозначно.

Раскол на почве религиозных тем и светскости государства в КР разгорается не в первый раз. Не так давно в информационном пространстве повздорили депутат парламента Жанар Акаев (СДПК) и бывший муфтий Чубак Жалилов. Сторонники как первого, так и второго (коих оказалось в разы больше) несколько дней буквально воевали на просторах интернета – в соцсетях. До того на два лагеря кыргызстанцы поделились из-за конфликта между активистом Данияром Айтманом и экс-депутатом Турсунбаем Бакир уулу. Вчера нам подкинули новый повод.

Эксперты связали появление баннеров в столице накануне визита в КР канцлера Германии Ангелы Меркель неслучайно. По их мнению, это может сыграть на руку властям, дабы выпросить у гостьи финансовой помощи на борьбу с религиозными радикалами и экстремистами.

В Духовном управлении мусульман Кыргызстана назвали затею провокационной, которая вносит раскол среди народа, и призвали не поддаваться. «Национальная одежда кыргызов соответствует всем религиозным канонам, а национальные ценности совпадают с мусульманскими. ДУМК считает, что баннер, установленный на улицах Бишкека, вносит раскол среди народа. Муфтият просит граждан не поддаваться на провокации и не выходить за рамки приличия», — говорится в официальном сообщении муфтията.

Провокацией назвал баннеры и известный теолог Кадыр Маликов. Он отмечает, что «баннеры, размещенные (возможно с разрешения местных властей) могут очень негативно повлиять на единство общества». «Очень опасная тенденция со специальным заказом расколоть общество. Прошу правоохранительные органы (и особенно ГКНБ) обратить внимание на данные баннеры и их заказчиков! Так как согласно статье 299 Уголовного кодекса КР (О разжигании межрелигиозной межконфессиональной ненависти, оскорбления религиозных чувств и т.д.) такие действия ведут к разжиганию вражды и раскола на своих и чужих в одном государстве. Это очень опасная затея! Незнание специфики Ислама, агрессивность в отношении к религиозным атрибутам и чувствам верующих, может привести к очень плохим последствиям, учитывая ситуацию в мире и в регионе в связи с ростом радикализации. В социальных сетях вновь разгорается ненависть и оскорбления на религиозной основе. Все граждане хотят мира и стабильности в обществе и требуют законного расследования и привлечения к ответственности с прозрачным освещением. И это делается перед приездом канцлера Германии А. Меркель в Бишкек», – отмечает теолог.

С ним, однако, не согласен директор Государственной комиссии по делам религий Орозбек Молдалиев. По его мнению, «ничего провокационного в баннерах нет». «Какая здесь может быть провокация? Там приятной внешности девушки в национальной одежде… Мы должны правильно понять призыв на рекламном щите. Он относится и к тем, кто носит черное одеяние. Одетые в черное люди — это своеобразный вызов обществу. Многие приходят к нам и говорят, чтобы мы запретили такое одеяние. Мы отвечаем, что не можем, так как мы — демократическое государство. То, что граждане обсуждает это, считаю правильным. Кто-то опасается, что общество расколется на части. Но ведь общественное мнение так и рождается — через споры, обсуждения. Оттого что каждый будет по отдельности, закрытым, проблема не решится», – считает чиновник.

С ним солидарен и политолог Токтогул Какчекеев. В интервью журналистам он заявил, что «полностью поддерживает посыл авторов баннеров». «Изображение на плакате не содержит того, что могло бы ущемить кого-либо. Можно верить и быть мусульманином, но за спиной должна оставаться история, культура, ценности и традиции», – считает он.

Кто является автором плаката сейчас пытаются выяснить компетентные органы. В мэрии открестились от билбордов, дескать, городские власти сдают щиты в аренду и за содержание баннеров ответственности не несут, контент, по данным пресс-службы, регулируется законами о рекламе и госязыку. «Рекламный щит сдали в субаренду просветительскому фонду, руководство которого верующее и читает намаз, и считает себя в первую очередь кыргызами и патриотами страны», – уточнили в городском муниципалитете.

По некоторым данным, заказчиками баннеров является Фонд развития духовной культуры «Ыйман», созданный по распоряжению президента страны Алмазбека Атамбаева. Его члены позиционируют себя как мусульмане-патриоты. Когда фонд создавался, в январе 2014 года, пресс-служба главы государства сообщала: «фонд «Ыйман» создан в целях поддержки инициатив, направленных на повышение духовного потенциала и религиозного просвещения граждан, а также оказания содействия государству и гражданскому обществу в укреплении межконфессионального согласия, веротерпимости, выработке эффективных форм и методов противодействия проявлениям религиозного экстремизма».

Баннеры стали ярким примером «укрепления межконфессионального согласия и веротерпимости».

Соб. инф.

Информация о решении «Центерра Голд» приобрести за 1,1 млд долларов  компанию «Томпсон Крик Металз» просочилась  не через наши СМИ. Хотя, как известно, Кыргызстан является равным акционером «Центерра Голд». И в принятии данного решения должен был участвовать. Но, как выяснилось, правительство КР не располагало даже информацией о намерениях «Центерры» и условиях данной сделки.

«Письменное сообщение по данному вопросу от компании получено только после принятия решения на заседании совета директоров», — говорится в сообщении правительства.

«Учитывая, что сделка предполагает снижение доли ОАО «Кыргызалтын» в «Центерра Голд Инк.», члены совета директоров от ОАО проголосовали против этого решения. Тем не менее сделку все же одобрили большинством голосов другие члены СД. В настоящее время «Кыргызалтын» проводит финансово-экономический анализ условий предстоящей сделки. Правительство КР, как и ранее, придерживается позиции о нецелесообразности снижения доли участия кыргызской стороны в компании «Центерра Голд Инк.», — отмечают в кабмине.

В настоящее время стороны обмениваются предложениями о проведении в ближайшее время переговоров и консультаций между правительством КР и руководством компании «Центерра Голд Инк.» для рассмотрения ситуации с проектом «Кумтор». Кабмин намерен обсудить все детали предстоящей сделки и степень ее влияния на дальнейшую реализацию проекта «Кумтор» в республике. Но сделка уже совершена, что теперь разводить руками?

З.С.

Текебаевский законопроект о реконструкции центра Бишкека — лобби стройкомпаний или забота об облике столицы?

Около месяца назад на общественное обсуждение вынесен законопроект о реконструкции и развитии исторического центра столицы. Его автор лидер парламентской фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев. За витиеватым названием документа скрывается явное желание социалиста угодить строительным компаниям, отдав им под застройку центр Бишкека.

«Золотой квадрат», так горожане называют часть столицы, ограниченную улицами Суйунбаева – бывш.Карпинская, Линейная, проспектом Жибек-Жолу и бульваром Молодая Гвардия. Тут самые высокие цены на недвижимость и именно тут застройщики жаждут урвать новые участки для возведения высоток. В столице не осталось свободного клочка земли, который застройщики не облюбовали. В интересах стройкомпаний вырубаются деревья, нарушаются красные линии и СНиПы. Но этого им оказалось мало, они хотят снести здания в «золотом квадрате», чтобы застроить уродливыми многоэтажками.

Стоит отметить, что именно в этой части города расположены «здания и сооружения историко-культурного значения, памятники, театры, музеи, библиотеки, государственные и муниципальные органы, объекты стратегического характера, имеющие общенациональную значимость», о чем также упоминается в законопроекте Текебаева. Кроме того, в «золотом квадрате» множество жилых домов. Инициатор предлагает изымать всю недвижимость, возведенную до 1996 года (общая площадь 1,5 тысяч гектаров), оценку произведут риэлтерские компании и независимые оценщики, а стоимость возместят из республиканского или местного бюджета.

После поднявшегося шума в обществе инициатор спешно пытался переписать законопроект, но новый вариант не значительно отличается от старой редакции. В документе не прописан механизм оценки и сроки выплаты компенсации. Уточняется лишь, что будет создана межведомственная комиссия, куда войдут представители риэлтерских компаний и независимые оценщики. Юристы предупреждают, что процесс выплаты компенсации может затянуться на месяцы, а то и годы. «В инициируемом законопроекте нигде не указано, когда будет осуществлена выплата компенсации. Учитывая медлительность государственных органов, особенно в вопросах, касающихся финансов, это может произойти через год, а может и через пять лет. Вопрос о том, кто и когда будет возмещать траты граждан, связанные с ожиданием компенсации, так и остается открытым. Несмотря на то, что в справке-обосновании к законопроекту указано, что действия не приведут к коррупционным последствиям, он содержит в себе достаточно коррупционных рисков, и суды могут быть завалены исками собственников, у которых изымается недвижимость», – комментирует СМИ юрист правовой клиники «Адилет» Бектур Осмонбаев.

Проще говоря, лидер «Ата Мекена» предлагает выкидывать на улицу целые семьи, выплатив им чисто символические суммы. Кто недоволен, может обратиться в суд, говорит Текебаев. Стоит ли напоминать, что суды сегодня стали марионеткой в руках обитателей Белого дома и вряд ли вынесут решение в ущерб кукловодам.

Эксперты утверждают, что отобрать жилье без согласия на то собственников, государство права не имеет. Это гарантирует нам Основной закон страны, в частности статья 12 Конституции КР, где говорится: «Собственность неприкосновенна. Никто не может быть произвольно лишен своего имущества. Изъятие имущества помимо воли собственника допускается только по решению суда». «Эта норма не случайно включена в Конституцию, она является дополнительной гарантией защиты для граждан от незаконного изъятия имущества, – заявил юрист Бектур Осмонбаев. – В данном случае государство должно доказать в независимом суде, что изъятие имущества действительно необходимо для государственных и общественных нужд и другой возможности, кроме как изъять указанное имущество, нет, и только в этом случае возможно изъятие».

Однако автор лоббистского законопроекта уверен в обратном. «Такое право дается Конституцией КР, а также Гражданским, Жилищным и Земельным кодексами. В общественных нуждах собственность может быть изъята в пользу государства, но непременно с одним условием: должно быть предварительное справедливое возмещение стоимости имущества», – заявил на пресс-конференции Текебаев.

Инициатива социалиста не могла не вызвать бурные обсуждения в обществе. Часть граждан поддержала идею, но с условием, что им возместят не только стоимость жилья, но и расходы на переезд и другие возможные неудобства. Однако большинство все же выступило против законопроекта. «Мы не желаем срываться с насиженных мест и обменивать свои квартиры в центре города на мазанки в новостройках. Риелторы и оценщики всегда занижают стоимость недвижимости и денег, если их вообще удастся у государства выпросить, и этого едва ли хватит на домик в жилмассиве – заявила на митинге против инициативы жительница Бишкека Любовь Жукова.

«Нам дадут три копейки и отберут жилье, чтобы построить объекты для государственных нужд. Нам показали засекреченный Генеральный план, который в красных точках. Они будут строить в любом месте, начнут отбирать придомовые территории. Людей смогут выгонять из квартир, объясняя, что недвижимость нужна для государственных нужд. Простым людям скоро запретят ходить по центру, дабы не мешать чиновникам», – также заявила на пресс-конференции член инициативной группы Мария Абакирова.

Они уверены, что налицо сговор стройкомпаний с авторами законопроекта и лоббистами в Жогорку Кенеше.

Текебаев же пытается убедить общественность, что его законопроект нужен и отказываться от инициативы не намерен. «Многие люди выступают против не потому что закон не отвечает интересам горожан или направлен против их права собственности, просто они введены в заблуждение. Я провел встречи с активистами, жителями, представителями малого и среднего бизнеса и объяснил им концепцию законопроекта. Они успокоились. После этих обсуждений законопроект доработан. Многие сомнения и тревоги граждан теперь покинут», – заявил он на созванной на днях пресс-конференции.

Однако, как утверждают члены инициативной группы, выступающие против текебаевского законопроекта: лидер «Ата Мекена» нагло врет. «Несколько дней назад Омурбек Текебаев пригласил нас на заседание фракции «Ата Мекен». Он нам объяснил, что через суд у нас все равно могут изъять землю, и выплатив компенсацию, снести жилье. Он назвал нас провокаторами», – сообщил член инициативной группы Юрий Андреев.

Законопроект Омурбека Текебаева уже нашел поддержку в мэрии и столичного городского кенеша. Лоббистов у строительных компаний и в БГК немало. Перед уходом (осенью в Бишкеке состоятся выборы в столичный парламент) решили протащить законопроект в интересах застройщиков? Или это такой отвлекающий маневр от грядущих политсобытий? Эксперты предрекают, что уже этой осенью власти в очередной раз перепишут Конституцию КР. Под предлогом внесения изменений, якобы необходимых для кардинальных реформ судебной ветви власти и правоохранительных органов, преобразованиям подвергнется вся система госуправления.

Против лоббистского законопроекта жители уже собрали более 7 тысяч подписей. По закону требуется 10 тысяч. Теперь же бишкекчане открыли сбор подписей для отзыва депутатского мандата Омурбека Текебаева. Штаб инициативной группы находится в здании на пересечении бульвара Эркиндик и улицы Фрунзе, в офисе Фонда имени Абсамата Масалиева.

Махинур Ниязова.

Слово адвоката Нурбека Токтакунова

В ноябре 2012 года Аскаров обратился в Комитет ООН по правам человека (далее по тексту КПЧ) в соответствии с Факультативным протоколом к Международному пакту о гражданских и политических правах (далее по тексту МПГПП) с сообщением о нарушениях статей 7, 9, 10, 14, 19 МПГПП в ходе следствия и судебного разбирательства по его делу.

peresmotr-dela-askarova-02

Обращение в КПЧ ООН, это не обращение в некую судебную инстанцию высшую над высшими судебными инстанциями государств-участников. В КПЧ ООН не обращаются с просьбой рассмотреть дело по существу и проверить правильность применения национального права, правильность квалификации деяний и справедливости приговора. В КПЧ ООН обращаются о нарушениях прав человека, предусмотренных МПГПП.

21 апреля 2012 года КПЧ, рассмотрев сообщение Аскарова, принял решение № 2231/201221 от 21 апреля 2016 года. КПЧ установил, что в отношении г-на Аскарова Кыргызская Республика нарушила следующие статьи МПГПП:

— статью 7 (пытки);
— статью 7 в сочетании с пунктом 3 статьи 2 (неспособность властей провести быстрое и эффективное расследование по факту пыток);
— пункт 1 статьи 9 (произвольное задержание);
— пункт 1 статьи 10 (негуманные условия содержания в местах лишения свободы);
— пункт 3 (b) статьи 14 (недостаточное время и возможности для подготовки защиты, препятствия в контактах с выбранным защитником);
— пункт 3 (е) статьи 14 (не допрошены свидетели защиты).

КПЧ пришел к выводу, что Кыргызстан должен полностью восстановить нарушенные права Аскарова, что включает в себя его немедленное освобождение, отмену приговора, при необходимости, проведение нового судебного процесса, основанного на принципах справедливого судебного разбирательства и выплату компенсации. На Кыргызскую Республику также возлагается обязанность принять меры для предупреждения подобных нарушений в будущем.

В соответствии со вторым предложением части 2 статьи 41 Конституции КР «В случае признания указанными органами (международными органами по правам человека) нарушения прав и свобод человека, КР принимает меры по их восстановлению и/или возмещению вреда».
Здесь нужно сказать о юридической силе решений КПЧ ООН. В юридическом сообществе КР бытует мнение, что решения КПЧ необязательны для исполнения. Это глубокое заблуждение, которое постепенно, чем дальше, тем быстрее будет превращать нашу страну в страну изгоя.
Участие Кыргызской Республики в МПГПП подразумевает обязательство нашей страны уважать и обеспечивать права человека. Соблюдение обязательства «уважать и обеспечивать права человека» отслеживается КПЧ не по декларациям и формальным заверениям, а прежде всего, по фактам исполнения или неисполнения соображений КПЧ о необходимости восстановления нарушенных прав конкретного человека.

Юридическая сила национального законодательства обеспечивается аппаратом насилия государства. Но на мировом уровне нет и не нужны международные армии или мировая полиция. Международное право обеспечивается силами и факторами другого характера. Если наше государство начнет дискуссии относительно правильности или неправильности решения КПЧ, а потом не исполнит его, значит, что к нашему государству будут относиться, как к несерьезному, ненадежному партнеру, который не выполняет договоренности. Нельзя без конца одной рукой попустительствовать нарушениям прав человека, а другой рукой выпрашивать у международного сообщества кредиты, гранты, преференции и послабления. Когда-нибудь геополитическая ситуация сложится такая, что, когда парочка ведущих держав соберется и скажет, а давай-ка прищучим Кыргызстан – они же не отвечают за договоренности, — никакие наши союзники не смогут нам ничем помочь, потому что им придется признать, что да, КР — ненадежный партнер. Другое дело если мы продемонстрируем, что исполняем международные договоренности, тогда это будет нашим серьезным козырем в международных делах нашей страны.

Договор по МПГПП подразумевает исполнение государством-участником соображений КПЧ без дискуссий по поводу доказанности или недоказанности вины жертвы нарушений прав человека, или вне зависимости от таких дискуссий. Специфика правового подхода КПЧ складывается из признания того, что природа факта в уголовном правосудии неотделима от обеспечения прав, свобод и процессуальных гарантий обвиняемого, подсудимого и его защиты. Поэтому КПЧ даже не рассматривает вопроса доказанности или недоказанности вины, а концентрируется только на вопросах обеспечения прав и свобод, гарантированных МПГПП.

Смысл в том, что вначале нарушения процедуры происходят для того, чтобы изобличить хитроумного и опасного преступника. Когда судебная система привыкает к этому, нарушения процедур происходят для того, чтобы «заткнуть дыры», поставить галочки, отрапортовать о раскрываемости и продемонстрировать силу правоохранительной системы и вообще власти. Когда система привыкает и к этому, правоохранительная система уже смело берется за использование своей власти для уничтожения инакомыслия и просто для обогащения. Это процесс, который происходит в любом человеческом обществе, в котором с самого начала не поставлены заслоны против нарушения процедур, прав человека, стандартов сыска, следствия и судебного разбирательства. Именно поэтому после ужасов Второй мировой войны ООН пришел к выводу о необходимости заключить такие договоренности. Стороны, мировые лидеры, даже мировые олигархи согласились с тем, что лучше пусть 10 виновных останутся безнаказанными, чем хоть один невинный будет несправедливо осужден.

Поэтому обращаясь к государству в вашем лице, в лице судей: даже если вы уверены в его виновности, за его оправдание и освобождение ответственны оперативники, которые не умеют добывать доказательства своим профессионализмом и умом, следователи и прокуроры, которые попустительствуют нарушению процедур.

В данном случае КПЧ пришел к выводу, что восстановление нарушенных прав Аскарова подразумевает, прежде всего, немедленное освобождение Аскарова, отмену приговора, а рекомендация пересмотреть дело дается с оговоркой «при необходимости». Однако, с учетом конкретных обстоятельств дела, для исполнения решения КПЧ ООН о восстановлении нарушенных прав, необходимости в пересмотре дела по существу нет.

Обвинительный приговор суда явился результатом нарушений, установленных КПЧ. Подчеркивая необходимость немедленного освобождения Аскарова и отмену приговора в качестве средств восстановления нарушенных прав прежде какого-либо пересмотра дела, КПЧ подразумевает неустранимость существенной части негативных последствий нарушения прав Аскарова, в силу объективной невозможности повернуть время обратно. Так, обеспечение беспрепятственного доступа к защитнику, создание полноценных и безопасных условий для защиты во время следствия и судебного разбирательства по делу, могло бы дать результаты в пользу защиты, которые в настоящих условиях уже достигнуть невозможно. Бесчеловечные условия содержания и пытки удерживали Аскарова и его защиту от полной реализации всех правовых возможностей защиты в обстоятельствах того времени, а в настоящее время их реализация бессмысленна.
Каждый день, проведенный Аскаровым в заключении после вынесения решения КПЧ, является произвольным лишением свободы и может привести к новым нарушениям его прав, что будет в обязательном порядке констатироваться КПЧ при последующем отслеживании исполнения решения.

Уважаемый суд, перед вами стоит тяжелая, но важнейшая на сегодняшний день задача. Если вы своим решением исполните решение КПЧ ООН, это будет серьезным и ярким сигналом ко всей правоохранительной системе страны – нельзя пытать, нельзя нарушать процессуальные нормы, нельзя нарушать права человека в ходе следствия и судебного разбирательства. Это существенно сдвинет вперед судебную реформу в нашей стране, которая на сегодняшний день завязла, это будет половиной всей судебной реформы. Если вы примете решение, которое по факту будет неисполнением решения КПЧ ООН, это будет таким же ярким сигналом всей правоохранительной системе, что никакой КПЧ нам не указ, и можно и дальше пытать и нарушать процедуры, права человека, и тогда нам можно распрощаться с идеей судебной реформы.

peresmotr-dela-askarova-03

На основании изложенного, прошу отменить постановление ВС от 20 декабря 2010 года в отношении Аскарова А., прекратить дело в его отношении в соответствии с пунктом 2 статьи 389 УПК КР и незамедлительно освободить его.

Решение Верховного суда КР

Верховным судом КР принято решение об отмене судебного акта ВС КР в части приговора суда второй инстанции по делу Аскарова и передаче его для производства нового судебного разбирательства. Указанное решение не является окончательным, оно обусловлено тем, что это процессуальная мера, которая направлена на дачу судом в последующем оценки всем обстоятельствам дела с учетом решения Комитета ООН.

Одним из оснований для принятия такого решения послужило то, что в соответствии со статьей 41 Конституции КР каждый имеет право в соответствии с международными договорами обращаться в международные органы по правам человека за защитой нарушенных прав и свобод.

Верховный суд КР сообщает, что обоснованность заключения Комитета ООН по Азимжану Аскарову исследует Чуйский областной суд в новом судебном разбирательстве, как того требует Конституция.

Правозащитное Движение «Бир Дуйно Кыргызстан» не согласно

12 июля 2016 года Определением Верховного суда дело направлено на повторное рассмотрение в Чуйский областной суд, отменив приговор Джалала-абадского суда от 10.11.2010 года, отменив Постановление Верховного суда КР от 20.12.2011 года.  Жертва пыток и несправедливости Азимжан Аскаров не освобожден из мест лишения свободы.

ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» разочаровано принятым решением Верховного суда и заявляет, что  “государство не исполнило принятое на себя обязательство в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола Международного пакта о гражданских и политических правах, а также требования части 2 статьи 41 Конституции Кыргызской Республики, которым определено, что в случае признания нарушения прав и свобод человека международными органами,  Кыргызская Республика принимает меры по их восстановлению”.

Верховный Суд КР поставил под сомнение правомерность Решения Комитета ООН по Правам Человека, которым было констатировано наличие в судебном приговоре по делу Азимжана Аскарова нарушений Международного Пакта о гражданских и политических правах, тем самым проявив неуважение общепризнанным принципам международного права.

Судебный процесс, несмотря на возражения адвокатов, не рассматривал новые обстоятельства отмеченные Комитетом, исследовалась фабула уголовного дела с нарушением требований статьи 389 УПК Кыргызской Республики,  которым установлено, что   определение суда вносится с рассмотрением новых обстоятельств.

Прокуроры в суде, комментируя приговор, отметили, что на ранее проходивших процессах был обеспечен правопорядок, и они проходили в рамках требований УПК Кыргызской Республики. Однако присутствующие в зале Верховного суда 12 июля 2016г., еще раз убедились, что судебный процесс прошел аналогично тому, как они проходили в судах первой и второй инстанций Джалал-Абадской области, с грубейшими нарушениями процессуальных норм.

В адрес адвокатов Аскарова, общественного защитника Толекан Исмаиловой и правозащитницы Азизы Абдирасуловой, исходили постоянные угрозы жизни им, и их родственникам.
ПД «Бир Дуйно Кыргызстана» призывает государственные органы  выполнить Соображения, принятые  Комитетом ООН по Правам Человека по делу Азимжана Аскарова, освободить правозащитника Азимжана Аскарова, подтвердить эффективность заявленных властями и Президентом КР А.Атамбаевым реформы судебной системы, а также обеспечить соблюдение процессуальных требований судопроизводства ведения судебных процессов, что позволит заложить доверие граждан  на построение свободного и демократического государства, основанного на уважении и защиты прав человека.

 

Татьяна Черновил: То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, – попытка произвести впечатление на международных наблюдателей

«То, что происходило сегодня в зале Верховного суда, — попытка произвести впечатление на международных наблюдателей», — заявила ИА «24.kg»Татьяна Черновил, советник международной организации Amnesty International по Центральной Азии.

Так она прокомментировала поведение родственников погибшего в июне 2010 года начальника Базар-Коргонского РОВД, в убийстве которого обвиняют пожизненно осужденного правозащитника Азимжана Аскарова. Сегодня Верховный суд КР направил уголовное дело в отношении Аскарова на пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам в Чуйский областной суд.

Отметим, представители потерпевшей стороны возмущены решением ВС КР и после его оглашения устроили в зале суда скандал, набросившись с оскорблениями и проклятиями на адвокатов Аскарова и представителей международных и отечественных правозащитных организаций.

Татьяна Черновил отметила, что это демонстрация того, что эмоции настолько накалены и носят такой масштаб, что если бы суд исполнил в полной мере решение Комитета ООН по правам человека, то это спровоцировало бы нечто, что может нанести ущерб национальной безопасности. «Но государство должно быть в силах обеспечить закон. Если компетентный орган ООН выявляет нарушения прав человека, добровольным участником которого является Кыргызстан, то в этом случае следует принять меры по исполнению данного решения. В противном случае это противоречит международным обязательствам страны и Основному закону», — сказала Татьяна Черновил и добавила, что Верховный суд Кыргызстана не выполнил основную рекомендацию комитета ООН по правам человек по делу Азимжана Аскарова. То есть не отменил приговор и не освободил правозащитника.

Послесловие правозащитницы Азизы Абдрасуловой

Все думаю о судебном процессе. Не знаю, кто был разработчиком стратегии этого процесса, но, я уверена, что он оказал медвежью услугу для Кыргызстана.

Во-первых, суд не должен был рассматривать дело по существу, а рассматривать только по каждому пункту решения КПЧ ООН. Во-вторых, не было необходимости в участии потерпевших по делу. Не надо было смешивать все одну кучу.

Было хорошо, что на суде присутствовали многочисленные представители международных организаций и дипломатического корпуса. Ранее многие из них не понимали, что судебные процессы иногда сопровождаются скандалами, избиениями адвокатов и подсудимых, оскорблениями сторон процесса. Теперь международные наблюдатели убедились, что это так. Оказывается, участники могут за просто оскорблять, угрожать убийством и нападать на адвокатов, или даже их избить, как в зале суда, так и вне. При этом, сотрудники милиции не осмелятся остановить своих «любимчиков» и применить в отношении них законные меры, суды не пытаются соблюдать минимальные процедуры судебного процесса, прокуроры не делают какие-либо предупреждений по фактам угрозы, а спецслужба делает вид, что ничего не слышит и ничего не видит.

Все участники процесса и наблюдатели стали свидетелями, как всего две участницы могут превратить судебный процесс в кошмар. Наверное, можно представить, когда в зале суда не две участницы, которые кричат, орут, а их 50-60.

Дело в том, что все судебные процессы в Ноокене, Джалал-Абаде проходили именно с участием 50-60 участниц, которые, как сегодня подтвердила одна из них, с собой приносили и бензин, и палки и камни в зал суда и нападали и на подсудимых, и на адвокатов.

Спасибо этим двум участницам сегодняшнего процесса, которые очень хорошо смогли показать международному сообществу отрывок из той действительности шестилетней давности.

Пожалуй, самый крупный китайский бизнес, а не грантовый или кредитный проект — НПЗ “Джунда” должен был со слов бывшего премьер-министра Дж. Оторбаева перерабатывать до 3 млн тонн/год нефти.

«Это огромный объем для Кыргызстана, ведь для внутреннего потребления нам нужен 1 млн тонн, остальное мы сможем экспортировать», говорил тогдашний глава нн сырья. Меньше в 20 раз от обещаний. правительства. В итоге в 2015 году было переработано и реализовано 143,8 тыс. тонн, а в 2016-м — 99,4 тыс.

На тот момент Вице-премьер Сарпашев тоже не отставал в своих мечтаниях. По его словам, уже в 2013 г. объект должен был приносить не менее 5 млрд сомов в виде налогов в год. В итоге, с 2009 года в бюджет поступило налогов всего 3,5 млрд сомов. Полмиллиарда в год получается. Тоже в 20 раз меньше заявленной суммы.

А ведь Сарпашев и Ж.Оторбаев видели НПЗ в качестве основного возместителя доходов от вывода ЦТП Манас. Хотя не понятно, как это могло произойти, учитывая, что от ЦТП Кыргызстан получал до 200 млн. $ в год.

Потом появился еще один фокусник по имени Диль, который предложил провести переговоры с такими компаниями, как «Роснефть» и «Газпром» по закупке сырья. В результате российские нефтяные гиганты не стали покупать у китайцев нефть. До сих пор почти вся продукция реализуется внутри кыргызского рынка.

Даже президент Атамбаев, который «никому не собирался идти на поклон», просил Назарбаева о поставках 100 тыс. тонн сырой нефти для этой китайской компании. Ничего в результате тоже не вышло.

А местные жители продолжают бороться с китайцами за экологию.

Адиль Турдукулов.

В Академии государственного управления при Президенте Кыргызской Республики состоялась публичная лекция президента Корейского центра «Сэмаыль ундон» г-на Со Джин Квана.

Ректор Насыров, представляя высокого гостя присутствующим, отметил, что «Сэмаыль ундон» имеет схожие черты с кыргызской традицией Ашара и южнокорейский опыт будет интересен для кыргызстанцев.

80 жителей кыргызского села уже съездили в Южную Корею, чтобы ознакомиться с опытом. Приезд южнокорейской делегации явился ответным визитом, а для г-на Со Джин Квана первым зарубежным после избрания его президентом «Сэмаыль ундон».

Касаясь Движения за новую деревню, его президент отметил, что «Сэмаыль ундон» означает реформу сознания, а именно несогласие с существующим порядком вещей. Девиз Движения: «Получится, если захотеть. Мы сможем».

В 50-70-х гг. прошлого века Корея была очень бедной страной, и единственным путем преодоления была индустриализация. Второй проблемой явилось отсутствие ресурсов. Необходимо было импортировать ресурсы, затем производить и далее уже экспортировать готовую продукцию. Увеличивался разрыв между селом и городом в уровне благосостояния. У государства не было средств. Четвертая часть госбюджета зависела от внешней помощи. «Мы понимали, что государство, рассчитывающее на чужую помощь, никогда не сможет стать самостоятельным. И в таких условиях зародилось Движение За новую деревню», — рассказал г-н Со Джин Кван. Правительство разработало план, в котором главная роль отводилась самим жителям деревни. Но селяне в то время были ленивые и рассчитывали на государство. Необходимо было поменять сознание людей, чтобы жители понимали, если они будут активно работать, то будет развиваться вся деревня и, следовательно, государство.

Появились основные принципы Движения «Сэмаыль ундон»: трудолюбие, самопомощь и сотрудничество. Новое село началось с реформы сознания. Постепенно доходы селян стали превосходить доходы горожан. Это Движение впоследствии перешло в города: на фабрики и заводы. «Сэмаыль ундон» изменило жизнь корейцев. «Южная Корея из страны, зависящей от внешней помощи превратилась в страну-донора», — добавил г-н Со Джин Кван.

В заключение, президент корейского центра, рекомендовал возродить Кыргызстану традицию Ашара и следовать трем принципам «Сэмаыль ундон». Он также отметил, что будет рад поделиться корейским опытом и выразил готовность к дальнейшему сотрудничеству.

Толкун Сагынова.

Продолжение. Начало в №№17-24.

В августе 1940 года я взял отпуск в райкоме комсомола и уехал на летнее пастбище к Турдукан эже. Ее муж пас коней, я ему помогал. Привязывал жеребят, пил кумыс, гулял по горам —  так проходили мои дни. По дороге к пастбищу приходилось видеть реки Жылуу-Суу, Балгарт, воды которых вливаются в реку Нарын, а их истоки начинаются в нашем Тонском районе. Я услышал, что на Жылуу-Суу поэт Жоомарт привез своего друга писателя на лечение. Было известно, что Тенти, дочь Жунушбай агая из нашего села, вышла замуж за Жоомарта.  Вместе с Тенти я учился в одном классе. Она одевалась в мальчуковую одежду, играла с нами в альчики и всех обыгрывала. Тенти была очень красивая и ловкая девушка. А теперь мы узнали, что наша красивая девушка замужем и что она недавно родила. Когда я ехал по дороге и вез кумыс в предгорье, попросил отлить один бурдюк кумыса и отдал его человеку, который ехал в Жылуу-Суу. Попросил передать этот напиток Жоомарту агаю.  В селе Кун-Чыгыш в газете «Кызыл Кыргызстан» я прочитал стихотворение Жоомарта агая под названием «Крылышко беркута». В этом стихотворении были такие строки: «Когда-то давным-давно эти крылья летали в небесах. А вот теперь одно разлучилось со своими сверстниками, с которыми поднималось в небо, лежишь ты, бедное крылышко, на земле и высыхаешь» Вот такие печальные строки про крылья беркута были в этом стихотворении.  Позже, когда по воле судьбы я остался один и попал в плен к немцам, я вспомнил эти стихи Жоомарта агая. В то время я сравнил себя с крылышком беркута, которое с высокого неба упало на землю и осталось совсем одно.

В том году меня призвали в армию. Был сентябрь. Для отправки молодых призывников специально пригоняли трехтонные машины, куда сажали будущих красноармейцев после прохождения военной комиссии и везли их на станцию в Тон. Собрался народ. Это было самым обычным событием —  призывников отправляли в армию. Тогда у нас и в мыслях не было страха по поводу того, что начнется война. Несмотря на это, наши односельчане загородили дорогу машине, на которой мы ехали, и долго нас не пускали. Я хочу выделить один момент и рассказать о нем особо. Есть у меня земляк Салиев Азиз. Так вот он, когда я остался за границей, написал про меня очень плохую статью, что, мол, я уезжал в армию как будто бы с радостью и по собственной воле. Для меня в то время действительно было радостью уехать в армию. Войны нет, отслужить тихо-мирно и возвратиться в родные места было моим долгом.  В тот год в село возвращались солдаты, чей призыв пришелся на 1938 год.  А этот Салиев сам тоже участвовал в войне и лишился глаз. Я очень обижен на него за то, что он написал про меня лживую статью. Его отец был, кажется, учителем начальных классов, я сейчас точно не помню.

Воинский долг отправил меня в далекий путь

На пароходе «Киров» мы приплыли в Рыбачье (теперь Балыкчи). А как из Рыбачье ехали во Фрунзе, совсем забыл. По-моему, нас посадили в грузовые машины. Помню, что, когда мы проезжали через Боомское ущелье, по дороге мы были все окутаны пылью и грязью. По приезде в Бишкек нас начали распределять, кто в какой воинской части будет служить, проверять наше здоровье и объединять по возрасту. Когда я проходил комиссию, мне сказали, что я буду служить в пехотной части. В Бишкек приезжали призывники и из других областей и районов Кыргызстана. Мои друзья, которые учились в Каракольском педагогическом техникуме, не смогли попрощаться с близкими.

Я услышал, как их родители говорили моему отцу: «Кожомберди, ты счастливый, получил благословление сыну у народа и провожаешь его из своего дома. А наши дети уходят в армию из других городов и из других мест, не попрощавшись и не увидевшись с родителями». Когда мы приехали во Фрунзе, узнали, что есть такой генерал, который лишь немного выше среднего роста — генерал Панфилов, военный комиссар Кыргызстана. Мы сели в поезд на станции Пишпек. В каждый вагон погрузили по 20-30 человек. Самого шустрого призывника, который умел говорить, назначали ответственным человеком за вагон. И меня назначили старшиной одного вагона. Нас привезли в город Воронеж, выгрузили с поезда и отправили пешком. В какой-то столовой нас накормили. По дороге на каждой станции мы получали военный паек и горячую воду. Наш эшелон добрался до Литвы за 17 дней. В Каунасе нас разделили на воинские части, переодели в военную форму. Здесь ребят с высшим образованием определили в одну роту. Это были будущие командиры запаса. Я себя внес в список тех, у кого, как и у меня, было образование восемь классов. Меня зачислили курсантом в полк, в котором готовили младших командиров, с этого началась моя воинская служба. Летом перед отъездом в армию я вступил в ряды коммунистической партии. Рекомендательное письмо мне дал в то время второй секретарь райкома Турсунов агай. А вторую рекомендацию дал еще кто-то, я уже не помню. В то время для вступления в партию тебе нужно было получить две рекомендации от людей, у которых был десятилетний стаж членства в рядах коммунистической партии. В армии нас звали «националами», а русские нас звали «азиатами».

Литовское население встретило нас не очень приветливо. Для такой холодной встречи была своя причина. Советский Союз ввел свои войска, ссылаясь на то, что литовский парламент сам сделал такое предложение. СССР присоединил к себе Латвию, Литву, Эстонию — страны на восточном берегу Балтийского моря. Вот в эту страну я и прибыл, как захватчик. В тот год зима была суровая. Я позже слышал жалобы литовцев, что Советский Союз привез в Литву не только своих солдат, но и свои холода. Несмотря на сорокаградусный мороз, нас гоняли на тактические занятия. Когда они проходили в селах, где жило местное население, я интересовался жизнью и бытом крестьян Литвы, поэтому заходил в некоторые дома. Заходишь к ним, в комнатах чисто, тепло и уютно, везде стоят кровати, занавески на окнах открыты, в доме тепло и такая благодать, что мне казалось, жизнь у них счастливая. Когда на улице 40-градусный мороз, и ты после занятий заходишь домой к литовским крестьянам, такое чувство, будто попал в рай. Они не умели говорить по-русски, поэтому мы объяснялись жестами. Когда я приходил, они мне говорили: «Ты не русский тоже, как и мы, другой нации». Жалели меня и давали мне кушать. После занятий я думал, почему Советский Союз нас обманывал, почему нам говорили, что в капиталистических странах много крестьян умирают от голода. В те морозные дни нас назначали патрулировать. Однажды мы услышали, что в другом полку командиров, которые отпрашивались в увольнение, литовские девушки приводили их на берег Немана и топили в реке, а потом тела этих командиров всплывали ниже по течению.  Я тогда думал: «Что это за подлость, мы им дали свободу, делаем только добрые дела, а они так поступают с советскими офицерами».

В те года был такой журнал под названием «У них и у нас». В этом журнале нашу жизнь хвалили, а жизнь этой страны порочили. Хотя я и был гражданином советской страны, я уже в те годы понимал, что нас обманывают.

Я знал, что имя Касыма Тыныстанова очерняли, называли его феодалом, националистом, капиталистом. И всегда думал, что никто не имеет права очернять имена кыргызов, которые, как Касым Тыныстанов, в свое время поняли, что их обманывают и вовремя получили образование. Аалы Токомбаев на каждом собрании очернял имена видных людей нашей республики в 1935 – 1936 годах.  А сейчас я расскажу о том, что произошло со мной в Литве. Было собрание партийного комитета, на нем обсуждали коммуниста Кожомбердиева, то есть меня, за то,  что я интересуюсь жизнью и бытом литовского народа и захожу домой к местным жителям.  О том, что увижу, об их быте рассказываю потом своим сослуживцам. По этой причине меня исключили из рядов коммунистической партии. Моя партийная жизнь длилась недолго, стаж в партии был меньше года. Свой воинский долг я выполнял с честью. Со мной служили ребята, которые, чтобы не выходить на тактические занятия, предпринимали разные уловки. Они специально поднимали температуру тела и сообщали ложную информацию о своем здоровье. Я не мог этого делать. Я дал клятву, что честно выполню свой воинский долг, и я его выполнял.

Через полгода нас отправили в весенние лагеря. Ежедневно на занятиях нас обучали правильным приемам стрельбы, обороны, учили оберегать себя. На учениях стреляли из оружия и пушек, но погибших не было. Волей неволей приходили мысли, что если война будет такой, то не будет никакой опасности, и не столь уж она страшная. Однажды объявили тревогу, якобы началась война. На границе находилась рота солдат, которая рыла окопы. До нашей роты очередь пока не дошла, поэтому мы там еще не были. Мы ожидали, когда подойдет наша очередь, мы пойдем рыть окопы, и обозначим линию границы.

Кровавая война

Затем наступили июньские события 1941 года. Мы стали давать отпор немцам. Вражеские танки проходили через мост на реке Неман. Нас, солдат, сосредоточили на поле и дали приказ стрелять.  Враг наступал. Тогда погиб на поле битвы наш старший сержант по фамилии Белов. Командиром взвода был лейтенант Зубков, он дал мне приказ: «Доберись до Белова ползком и принеси его комсомольский билет!». Я был недалеко от места, где лежал Белов.  Смотрю, он умер и лежит в луже крови. Тогда-то я понял, что до этого наша подготовка к войне была обманом. Вот теперь, думал я, видя первого убитого человека, началась настоящая война. У солдата было два адреса: один адрес дома, второй адрес его воинской части. Мне приказали, чтобы я взял эти два адреса у Белова. Я дополз до него, взял комсомольский билет старшего сержанта и его адреса. Немцы не переставая стреляли в нашу сторону. Я сверху на себя положил тело Белова, и когда полз назад, прикрывался им от выстрелов. Немецкие пули свистели прямо рядом со мной. Бог меня спас тогда от них.  Не знаю, сколько времени я полз, может быть, долго, а может быть, недолго, одним словом, мне казалось, что я полз очень далеко. Смотрю, от нашего взвода уже никого не осталось. Я тогда тихо пополз назад, вылез из ямы и побежал в открытое поле.

(Продолжение следует).