До окончания срока Атамбаева
осталось

№26 от 21.07.2016

0 226

Раз в год, летом, высокопоставленные чиновники Кыргызстана становятся самыми бедными гражданами страны. Нет у них ни миллионов в сейфах, ни дорогостоящих машин, ни шикарных квартир и особняков, дачных домиков и земельных участков. Имущество буквально испаряется на глазах, а на бумаге остаются только скромные двушки и трешки в совсем не элитных районах столицы да старенькие автомобили. Объяснение сему фантастическому процессу, превращающему «принцев» в нищих, а князей в грязь, – декларационная кампания в стране.

В Кыргызстане, пожалуй, нет ни одного госслужащего, честно отражающего в декларации все, чем владеет и сколько заработал. Из года в год власть предержащие откровенно врут не только Госкадровой службе, а всему народу КР. 2016-й не стал исключением.

Первые пошли

На своем официальном сайте ГКС КР на прошлой неделе начал публиковать сводные сведения о доходах, расходах и имуществе за 2015 год. Руководители страны и депутаты, а также чиновники, занимающие политические должности, отчитывались, кто и сколько заработал за прошлый год. Большинство из них, если верить декларациям, живут на одну зарплату.

Один из самых богатых людей в стране (по его собственному признанию) президент КР Алмазбек Атамбаев заработал в 2015 году 1 млн 298 тыс. 448 сомов, а потратил 34 млн (как указано, из собственных накоплений). У него нет ни квартиры, ни машины. Зато он владеет строением (площадь — 116,34 кв.м.) с земельным участком в 2,7 га, а также «многолетними насаждениями, общая площадь которых 6,4 га. Все это недвижимое имущество передано в доверительное управление.

Близкий родственник главы государства (кто именно — не указано) заработал в 2015 году по месту основной работы 182 тыс. 588 сомов, а также $112 тыс. 273 – проценты от начисленных вкладов. Родня президента имеет парковочное место 15,7 кв.м. и две квартиры, их площадь 133,3 и 51,3 кв.м., а также 86,28% акций предприятия.

Бывший премьер-министр Темир Сариев заработал в прошлом году чуть больше «первого» — 1 млн 585 тыс. 195 сомов. О своих расходах экс-глава кабмина предпочел скромно умолчать. В собственности у него есть дом в 264 кв.м и… всё. У его родственников – большая квартира (110,8 кв.м) и дом (103 кв.м).

Нынешний глава правительства и бывший председатель Госкадровой службы Сооронбай Жээнбеков побогаче будет. Несмотря на скромный заработок – всего 476 тыс. 920 сомов за весь 2015 год, он владеет весьма внушительным списком имущества. Это: дом в 160 кв.м., сарай – 120 кв.м., дачный дом – 60 кв.м., еще один дом с хозпостройками (площадь не указана), больше шести земельных участков, часть из которых сельскохозяйственного назначения, их общая площадь – 49,17 га. У него также есть «многолетние насаждения», их площадь, как указано в декларации, 1700 и 4000 соток, торговый павильон и трактор МТЗ-80. Родные Жээнбекова имеют в собственности два пастбища 16,60 и 50 га, квартиру 64 кв.м. и земельный участок сельхозназначения – 10 га. У них также есть автомобиль «Лексус», а заработала родня премьера 3 млн 600 тыс. сомов.

Младший брат главы кабмина и бывший спикер парламента Асылбек Жээнбеков, судя по его декларации, тоже не беден. В 2015 году он заработал 2 млн 158 тыс. 312 сомов. Кроме того, у него есть дом, два здания (сооружения), одно незаконченное строение и два земельных участка. Площади он не указал. В графе «имущество, переданное в доверительное управление» Жээнбеков-младший указал два ОсОО и одно АО. Его родные также имеют в собственности дом, здание и земельный участок.

Председатель Верховного суда Айнаш Токбаева заработала в прошлом году 896 тыс. 436 сомов, она владеет земельным участком в 750 кв.м и автомобилем «Хонда Стрим». На ее родственников оформлена квартира в 64 кв.м. и еще одна «Хонда».

Глава Конституционной палаты ВС КР Мукамбет Касымалиев отразил в декларации основной доход в сумме 4 млн 931 тыс. 91 сом. Он является собственником квартиры в 74 кв.м. и гаража, а также легкового автомобиля JIMPEROV.

Кто в ЖК всех богаче

Спикер парламента Чыныбай Турсунбеков заработал 889 тыс. 685 сомов 93 тыйына. Из имущества он указал шесть квартир (площадью от 35 до 214 кв.м), четыре гаража, нежилое помещение и земельный участок (0,2 га). Кроме того, он передал в доверительное управление доли в двух ОсОО (45% и 80%) и акции в трех ОАО (92, 81, 16 процентов, соответственно). У него в собственности есть микроавтобус «Мерседес Бенц». Родственники декларанта также не бедствуют. Они суммарно заработали в прошлом году 100 млн 902 тыс. 737 сомов. Имеют в собственности четыре дома (81-374 кв.м.), пять квартир (33-316 кв.м.), два нежилых помещения, четыре земельных участка (общая площадь 0,723 га) и незавершенный объект (338 кв.м.), а также два автомобиля – «Лексус-570» и «Мерседес МЕ».

Из шести лидеров парламентских фракций самый состоятельный – лидер «Республики – Ата-Журт» Омурбек Бабанов. «Наследник» указал в декларации, что имеет 10 млн 902 тыс. 793 сома и дом, площадью 324 кв.м. У его «близкого родственника» заработок 73 млн 756 тыс. 202 сома, из недвижимого имущества он указал квартиру в 91,7 кв.м. и два автомобиля «Тойота Ленд Крузер Прадо» и «Тойота Ленд Крузер 200», оба 2012 года выпуска.

На втором месте – глава фракции «Кыргызстан» Канат Исаев. Он заработал 5 млн 311 тыс. 423 сома, из которых 3 млн потратил. У него есть дом в 250 кв.м., земельный участок сельхозназначения – 4,5 га, и три автомобиля две «Тойоты» и «Хонда». На его родственников оформлены две кошары, земельный участок, дом и машина «Лексус». Глава федерации кок-бору известный своим недешевым увлечением – разведением ценных пород лошадей Исаев, однако, ни указал ни одного дорогостоящего скакуна в декларации.

В пять раз меньше «кыргызстанца» заработал в 2015 году лидер СДПК Иса Омуркулов – 1 млн 42 тыс. 460 сомов. У него в собственности есть кошара и несколько земельный участков м наделов общей площадью 24,61 га. Квартира, два дома, два автомобиля (грузовой и легковой), нежилые помещения и еще один земельный надел оформлены на близкого родственника лидера социал-демократов.

Социалист Омурбек Текебаев в прошлом году заработал 1 млн 66 тыс. 416 сомов. Не оформлено на него ни квартир, ни домов, ни машин. Зато на его родню оформлено: МикроГЭС, четыре земельных участка (общая площадь 36 соток), две квартиры, нежилой дом, кафе, автомобиль «Тойота РАФ4», парковочное место 16,9 кв.м. Родственники заработали 3 млн 477 тыс. 848 сомов.
«Онугууист» Бакыт Торобаев заработал всего 737 тыс. 887 сомов. В СМИ и обществе лидера «Прогресса» называют «мукомольным королем», дескать, он владеет мельничным предприятием. Но в декларации депутата ни одного завода по выработке муки не указано. Не отражено это и в данных родственников парламентария. Выходит, врут СМИ? Или сам Торобаев недоговаривает?
Самый бедный из лидеров фракций, если верить декларации, лидер «Бир Бола» Алтынбек Сулайманов. Он заработал 889 тыс. 599 сомов, у него есть 15 соток земельного участка. У его родственников в собственности есть довольно просторная квартира (217,6 кв.м.), дом (924,3 кв.м.) и земельный участок (1321 кв.м.).

Среди прочих «состоятельными кротами» в ЖК можно назвать бывшего главу таможни в аэропорту «Манас» Нурлана Макеева, супругу экс-премьера Данияра Усенова – Динару Исаеву, бывшего председателя Кара-Балтинского горкенеша и главу местного спиртового завода Айтмамата Назарова.

Однако признаться в своих богатствах эти нардепы не захотели. «Золотой» член фракции «Кыргызстан» Макеев, который во время предвыборки был одним из главных спонсоров партии наравне с владельцем холдинга «АЮ» Шаршенбеком Абдыкеримовым, указал лишь официальную зарплату — 117 тыс. 954 сомов, многолетние насаждения – 274,3 га и крестьянское хозяйство – 100 кв.м.

Честно (или частично честно) признался в своих богатствах бывший председатель Бишкекского горкенеша, а ныне член фракции СДПК Марат Аманкулов. Он имеет в собственности 14(!) домов и еще два оформлены на его родственников. Каждый из особняков площадью от 300 кв.м. до нескольких гектаров. Самое большое строение имеет площадь 17 тыс. 130 кв.м. Кроме того, он владеет 4 автомобилями – «Даймлер Крайслер», «Фольксваген Пассат», «Мерседес Бенц-208» и «Мерседес Бенц-500». Еще столько же машин оформлено на родственников – «Хонда Цивик», «Мерседес Гелендваген», «Мерседес S-500» и «Тойота Ленд Крузер-200».

В отличие от коллеги по фракции Искендер Матраимов указал лишь официальную зарплату депутата – 367 тыс. 315 сомов. Нет у «бедного» депутата ни дома, ни машины, ни миллионов…

«Церковные мыши» кабмина

Брат депутата – Райымбек Матраимов, который ныне руководит Государственной таможенной службой в народе снискал славу миллионера. «Райым-миллион» — так и никак иначе его называют в Ошской области, где он ранее возглавлял управление ГТС. Недавно он назначен заместителем службы и переведен в Бишкек. «Секрет успеха Райымбека Матраимова, который находит общий язык с любой властью, по мнению многих, заключается в деньгах. Бегалы Наргозуев согласен с таким мнением. По его словам, не далек тот день, когда Райымбек Матраимов займет и пост председателя Государственной таможенной службы», – писали коллеги из «Азаттык» сразу после этого назначения.

«Единственный секрет его успеха – он постоянно пополняет президентские кошельки. Так было и во время Бакиева, и сейчас во время Атамбаева. Это единственный его секрет. Таможенные поступления увеличились за счет торговцев. Потому что коррупционные схемы в этом секторе остались прежние», – цитируют СМИ Наргозуева.

Однако декларация «миллионера» рушит все мифы о состоятельном чиновнике. Кроме зарплаты, что за год составила 587 тыс. 386 сомов и скромной квартиры в 56,70 кв.м. у Матраимова ничего нет. Не оформлено никакого значительного имущества и на родственников зампреда, лишь квартира 36 кв.м. и «Лексус GX-460», 2014 года выпуска.

Изучая декларации членов правительства можно заметить одну тенденцию: «самые бедные» – главы фискальных органов.

Главный налоговик страны Замирбек Осмонов заработал всего 440 тыс. 685 сомов. Нет у него, кроме официальной зарплаты, ничего. Ни жилья собственного, ни транспорта. На родственников оформлен дом в 100 кв.м и «Лексус», 2015 года выпуска.

Беден как церковная мышь и председатель Госфинразведки КР Мэлис Мамбетжанов. Только зарплата, которая за год составила 427 тыс. 196 сомов.

Глава ГСБЭП Бактыбек Аширов «признался», что у него есть квартира 92,20 кв.м. и зарплата 678 тыс. 842 сома. У родственников «замечен» небольшой дачный домик.

Председатель Госфиннадзора Санжар Муканбетов еще более «разоткровенничался» и кроме зарплаты – 482 тыс. 250 сомов «засветил» дом (250 кв.м.) и автомобиль     Land Rover, 2008 года выпуска.

На одну зарплату живет и глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев. За год он заработал 390 тыс. 442 сома. У него есть земельный участок – 8 га и дом 140 кв.м. У родственников имеется лишь один мини-трактор.

Молчание – золото

Не принято в КР признаваться во всех своих богатствах. Оттого и комичными выглядят декларации чиновников. Лишь единицы решаются нарушить «молчание ягнят». Среди нынешних министров таковых оказалось не много.

Экс-министр транспорта и коммуникаций Аргынбек Малабаев указал в декларации, что имеет в собственности дом, площадью 174 кв.м., и квартиру – 123,4 кв.м. Он заработал в 2015 году 741 тыс. 502 сома. У родни есть квартира и земельный участок.

Глава МИД Эрлан Абдылдаев указал заработок в сумме 971 тыс. 138 сомов и имущество – квартиру и дачный дом с участком. Его родственники имеют квартиру.

Министр образования Эльвира Сариева честно показала зарплату – 371 тыс. 958 сомов, дачный дом (724 кв.м) и автомобиль «Хонда CRV». У ее родственников тоже есть дачный дом (500 кв.м.).
Дом, квартира и зарплата 423 тыс. 405 сомов в год – все имущество министра здравоохранения КР Талантбека Батыралиева. У родственников есть квартира, а доходов – нет.

Глава Минсоцтруда КР Кудайберген Базарбаев в 2015 году заработал 588 тыс. 153 сома. У него есть небольшая квартира (78,2 кв.м.), гараж (15 кв.м.) и автомобиль «Мерседес». У родственников министра нет ничего.

Министр финансов Адылбек Касымалиев заработал 1 млн 395 сомов. Нет у него ни дома, ни квартиры. Зато на родственников оформлены дом, салон красоты, кафетерий, два земельных участка и две машины «Тойота Прадо» и «Дайхатсу».

Нет ни квартиры, ни дома у министра ЧС Кубатбека Боронова. Его родственники тоже бездомные. По крайней мере, в декларации они указали именно так. За год он заработал 734 тыс. 573 сома, а его родня – 434 тыс. 940 сомов. На всех есть один автомобиль «Мерседес Бенц».

Еще один бездомный (судя по декларации) министр экономики Арзыбек Кожошев. Он заработал 718 тыс. 878 сомов. У родственников есть квартира, земельный участок и автомобиль.

Доверяй, но проверяй

Не секрет, что для кг-чиновников декларация давно превратилась в фарс. Документ этот воспринимают, как «филькину грамоту», и заполняют ее для галочки.

Казалось бы, перепроверить эти данные – проще простого. Однако заниматься сверкой данных и реальным положением дел никто не собирается. Почему? Потому что сама верхушка погрязла во лжи. Начнись проверка данных деклараций, самыми первыми во вранье уличат обитателей седьмого этажа Белого дома. Вот и вся борьба с коррупцией.

Махинур Ниязова.

На протяжении нескольких лет один из главных проектов президента Алмазбека Атамбаева – дороги в Кыргызстане – стал настоящим бичом для многих чиновников и проверкой на прочность целых министерств и ведомств.
Так повелось, что в Кыргызстане за любые инициативы чиновников так или иначе расплачивается народ. И за грезами о сильной и развитой стране скрываются тщеславные мечты и реальные откаты чиновников всех мастей.

О качестве и прозрачности в отборе подрядчиков на многомиллионные гранты и кредиты по строительству стратегических дорог страны – можно только мечтать. В то время как глава государства Алмазбек Атамбаев не раз заявлял о том, что именно дороги являются транспортными артериями нашей страны, — кровеносная система республики по факту дает сбой на каждом новом крупном строительстве или реконструкции дорожного полотна. Экономика прихрамывает вслед за очередным уходящим в карманы грантом.

Мы строили, строили…

Нередко проекты по улучшению дорог сопровождаются скандалами и заканчиваются некачественным ремонтом. Стоит ли напоминать, что почти всегда реконструкции стратегических трасс проводятся по завышенным ценам на предоставленные материалы и работы подрядчиков, а качество сдаваемых проектов оставляет желать лучшего. Но схемы, тем не менее, не меняются. Пошумят и уляжется, — наверняка думают чиновники на самом верху и продолжают пилить бюджеты на строительство и ремонт дорог. Кредиты Кыргызстану выделяются исправно. Кроме того, частично расходы покрываются правительством из республиканского бюджета.

Почти в три раза превысил первоначальную смету расходов бюджет реконструкции дороги Балыкчы – Тамчи – Чолпон Ата – Корумду в Иссык-Кульской области. Как сообщалось ранее, стоимость проекта оценивалась в 2,6 млрд сомов, из которых кыргызская сторона обязалась порыть 680 млн сомов. Из-за скандала вокруг тендера, стоившего Темиру Сариеву кресла премьер-министра, строительство долгое время не двигалось с мертвой точки.

Пока в высоких кабинетах бились за интересы подрядчиков и тормозили с выделением средств, ремонтные работы не велись. Обещанную стройку ударными темпами наш бюджет, как оказалось, не потянет. Теперь же в разгар туристического сезона развернулась «стройка века», а иссыккульцы от Балыкчы до Бостери подсчитывают ежедневные убытки от застывшей раскопанной дороги. Эта дорога жизни для местных предпринимателей, она кормит их не только в летний период, но и обеспечивает безбедное существование на весь год. Кроме того, проект является имиджевым для президента страны и правящей партии – СДПК. Ремонт затеяли в преддверие II Всемирных игр кочевников, которые пройдут на Иссык-Куле с 3 по 8 сентября. Но надежды на завершение стройки к сроку тают с каждым днем.

Из опасений не успеть к началу соревнований номадов в правительстве зашевелились – деньги стали выделяться. В мае выделено 500 млн сомов, до того еще 100 млн. К концу июня весь предусмотренный бюджет, однако, подрядчик «съел», а на месте реконструкции, как говорится и конь не валялся. Перед уходом на каникулы депутаты парламента страны приняли решение и дали добро на выделение еще 1 млрд сомов. Минтрансу в жесткой форме указано закончить строительство в срок, ибо страна не ударила в грязь лицом перед высокими гостями, которые, как ожидается, прибудут в КР в сентябре посмотреть на Игры кочевников.

Успеют ли? – главный вопрос, который сегодня волнует, наверное, всех кыргызстанцев. Местные жители заявляют, что ремонтные работы ведутся весьма вяло. Гости курортной зоны тоже отмечают лишь незначительное «шевеление».

Вот что пишут коллеги, намедни побывавшие на Иссык-Куле: «Не были на озере ровно три недели. За это время большинство буераков на дороге убрали. Саму трассу относительно выровняли, поливают водой, чтобы было не так пыльно. Не везде, правда. Но ехать можно со скоростью километров 50-60 в час. Все лучше, чем 10-20 в прошлый раз. В целом, нареканий к качеству стройки по-прежнему много. Слишком много участков, где большие перепады высоты дорожного полотна. Особой прыти при работах все так же нет. Ну и ни сантиметра асфальта по сей день».

Мне бы в небо

Еще одна головная боль гостей и жителей КР – дорога в аэропорт. Премьер-министр Сооронбай Жээнбеков раскритиковал Минтранс за плохую работу и распорядился переделать ремонт.
Капитальный ремонт трассы Бишкек – аэропорт «Манас» начался еще при Темире Сариеве осенью прошлого года. На эти цели из республиканского бюджета выделили почти 2 млрд сомов. Часть дорожного полотна уже отремонтировали. По ней-то и проехался на своем внедорожнике глава кабмина.

«Я на джипе ехал сюда, и меня трясло. Как не стыдно строить дорогу такого плохого качества?! Даже в районах дороги лучше. Впервые государство само финансирует ремонт дороги, а тут плохо ее делают. Как мы завтра будем принимать гостей? Трасса ведь стратегического значения, и ее необходимо сделать лучшей», – цитируют главу правительства СМИ.

Генподрядчик пообещал все недочеты устранить. Но вот сроки сдачи в эксплуатацию придется передвинуть. Опять же не успеют к сентябрю, к началу Игр кочевников. «Все дефекты будут устранены. Дополнительных средств не понадобится. Компания сама понесет убытки за некачественную работу. Мы лишь потеряем время из-за этих дефектов», – заверил премьер-министра глава Минтранса Замирбек Айдаров.

Дешево и НЕсердито

В ближайшее время грозит разразиться еще один дорожный скандал. На этот раз в центре внимания трасса Бишкек – Кара-Балта. Депутаты парламента уже бьют тревогу по тендеру на реконструкцию этой дороги. Он был объявлен в декабре 2015 года, но до сих пор неясно, кто будет реконструировать этот стратегический участок дороги, связывающей север и юг страны. По словам главы Минтранса, подрядчик еще не определен.

Эксперты отмечают, что вопрос качества строительства дороги Бишкек – Кара-Балта -это не просто слова. Ведь последствия принесут урон экономике целой страны. Это стратегическая дорога с огромным транспортным потоком круглый год. И призывают провести тщательное изучение всех заявок подрядчиков, а не гнаться за самой низкой ценой в ущерб качеству.
Высказывались опасения по поводу повторения истории с турецкой компанией NTS, которая отсудила у правительства нашей страны в 2015 году $22 млн за несвоевременное финансирование дороги стоимостью $50 млн.

«Не забывайте, что кредит, выделяемый Азиатским банком развития на строительство этой дороги в размере $65 млн на 32 года ляжет на плечи наших детей, – заявляет эксперт Бакыт Бакетаев. – Необходимо провести прозрачный тендер, чтобы выиграла, действительно, достойная компания, которая обладала бы достаточными финансовыми ресурсами и опытом для успешного завершения строительства дороги Бишкек – Кара-Балта. Нужно тщательно изучить сколько процентов от суммы компания-подрядчик готова выделить на основные статьи, такие как асфальтные работы, земляные работы, дренаж и т.д. Этот момент очень важен, так как именно в этом могут лежать коррупционные элементы, например, намного увеличены расходы на электрические работы или содержание самого подрядчика», — отмечает Бакетаев.

По инженерным расчетам сметная стоимость проекта строительства участка автодороги Бишкек – Кара-Балта составляет около $99,9 млн. Часть средств в размере $35 млн, выделяемых Азиатским банком развития правительству Кыргызстана, идут в виде гранта, а оставшаяся сумма — $65 млн – кредит на 32 года. При этом льготный период длится 8 лет со ставкой 1% в год, далее выплаты кредита будут осуществляться по 1,5% годовых. Кроме того, ранее АБР выделял техническую помощь в виде гранта в размере $1 млн для разработки технико-экономического обоснования и детального плана проекта.

Деньги немалые. При этом риски по возврату этих денег при качественной реализации проекта по реконструкции участка автодороги Бишкек – Кара-Балта крайне велики. В финальном списке по тендеру оказались 9 компаний. И, по уже сложившейся традиции, может быть отобрана компания, предложившая самую низкую стоимость проекта. К слову, одна из компаний-претендентов китайская China Railway No.5 Engineering Group Co,. LTD предложила самую низкую цену – $70 млн, что на 30 млн меньше сметной стоимости. То есть почти на 30% дешевле, чем проведенные инженерные расчеты. Эксперты ставят под сомнение, что подрядчик с таким ценовым предложением вряд ли завершит работу с требуемым качеством и в срок.

Эффективное использование кредитных средств при строительстве стратегических автодорог – главная проблема, с которой сталкивается уже не первый год кыргызское правительство. При этом страдает экономика, дорожное полотно изнашивается быстро и опять тратятся огромные средства на ремонт и реконструкцию участков дорог. Замкнутый круг. Поэтому предложение о гражданском контроле за качеством строительства автодорог и прозрачные процедуры проведения отбора подрядчиков – кажутся вполне своевременными и адекватными. Может стоит прислушаться к мнению народа и работать ради будущих поколений, которым, к слову, по этим дорогам наматывать километры и расплачиваться по кредитам?

Алина КАИПОВА.

0 228

За год с небольшим до выборов президента три политические партии объявили об объединении. Что это – сильный альянс или очередные попытки внести изменения в Конституцию КР?

Накануне лидеры трех политорганизация Фелик Кулов, Адахан Мадумаров и Арстанбек Малиев созвали пресс-конференцию, где сообщили об объединении и выдвинули несколько требований властям. «На одной из встреч собрались лидеры нескольких партий, и по итогам собрания мы подписали соглашение о создании коалиции политических партий. Отмечу, что мы открыты для других политорганизаций – цитируют «Железного генерала» СМИ.

Участники коалиции сообщили, что разработали документ о внесении изменений в избирательное законодательство. Они требуют вернуться к прежней мажоритарной системе выборов, строго соблюдать гендерный баланс не только на этапе составления списков, но и после получения мандатов, отказаться от считывающих урн, отказаться от билбордов, запретить выступления перед электоратом (оставив только дебаты), угощать избирателей, устраивать шоу и концерты и т.д.
В ходе пресс-конференции участники заявили, что готовы участвовать в выборах президента, если в стране сменится форма правления. «У нас должна быть парламентская форма правления, президент должен быть номинальным. При этом, глава государства и глава правительства – это один человек и он подотчетен парламенту. Тогда премьер будет ответственным и победившая партия станет выполнять программу», — заявил Феликс Кулов.

Стоит отметить, что для изменения формы правления необходимо внести изменения в Конституцию КР. Согласно действующему Основному закону поправки в него нельзя вносить до 2020 года.

Адахан Мадумаров подчеркнул, что для инициирования поправок коалиция политических партий решила воспользоваться правом «народной инициативы». И теперь им нужно набрать 10 тыс. подписей граждан КР, чтобы внести свой проект в Жогорку Кенеш.

Соб.инф.

Судебный пристав Аламудунского райсуда наложил арест на информационный сайт, принадлежащий оппозиционному  журналисту Дайырбеку Орунбекову. 

В Постановлении суда отмечено, что Орунбеков должен написать в сми опровержение статьи под названием “Когда будет дана политическая оценка ошским событиям, на которые Отунбаева закрыла глаза и про которые забыл Атамбаев”.

Судебный пристав в соответствии с Законом “Об исполнительном производстве” постановил наложить арест на сайт. Постановление может быть обжаловано в течение 10 дней с момента ознакомления с постановлением или с момента получения информации о его вынесении.

Как сообщил адвокат Адиль Турдукулов, “Решением судебных исполнителей и интернет-провайдера «Азия Инфо» заблокирован оппозиционный сайт maalymat.kg, на основании решения Аламудунского суда о возмещении Орунбековым чести и достоинства Президента 2 миллионов сомов. И это несмотря на то, что журналист по мере возможности выплачивал штраф главе государстве. Напомним, что в статье на этом ресурсе журналист обвинил президента Алмазбека Атамбаева и других членов Временного правительства в том, что их действия привели к июньским событиям 2010 года. Мы выражаем протест против незаконного предписания судебных исполнителей. Здесь налицо нарушение конституционных прав интернет-пользователей на свободное распространение и получение информации. Необходимо принять также меры в отношении интернет-провайдеров, которые блокируют интернет-сайты. Происходит системная работа по подавлению независимых СМИ, независимых политиков, которая идёт долгое время и это один из ее этапов. Это предупреждение для всех других свободных, независимых сайтов, что их могут закрыть в любой момент. Это очень опасный прецедент и все мы должны выразить этому протест, иначе это может коснуться каждого из нас”, —  утверждает Турдукулов.

Сам Д.Орунбеков заявляет что не собирается опровергать собственную статью и просить прощения у А.Атамбаева не намерен и что готов отсидеть тюремный срок.

Солто Темир.

Стоял в поле теремок. Поселилась в нем, помните, живность лесная, разная  – мышка да лягушка. А потом мимо проходил медведь да и спрашивает: «Эй, кто в теремке живет? Никто? Значит, мне достанется». И напрасно пищали мышки да зайцы с лягушками, мол, мы здесь, мы есть, мы – законные жители. Влез медведь в терем и начал его под себя переделывать. И ничего ему за это не было.

Думаете, это очередная старая сказка на новый лад? А вот и нет. Законопроект о сносе домов, сооружений и зданий, построенных до 1996 года, расположенных в центре Бишкека, даже похлеще этой сказочки будет.

Вот уже не одну неделю бишкекчане, обеспокоенные тем, что останутся на улице, бьются во все двери, пытаясь сохранить свой кров. Потому как под предполагаемый снос попадает весь центр города. А восстанавливать уничтоженное у нас за 25 лет независимости так и не научились. Будь это дом Терентьева или аллея Рапопорта.

Конечно, лидер фракции «Ата-Мекен» Омурбек Текебаев обещает, что на улице никто не останется.

“В законопроекте внесем и другие коррективы. В частности, в случае если собственник жилья соглашается на получение квартиры в новом доме, он получит возмещение убытков, связанных с изъятием недвижимого имущества, а также стоимость арендной платы за временное съемное жилье на период возведения дома. Мэрия тогда будет заинтересована в скорейшем завершении строительства”, — сказал он на недавней пресс-конференции.

Светлана О., чей дом попадает под снос, с ужасом рассказывает, что узнала предварительную сумму, которую ей хотят выплатить за однокомнатную квартиру в центре Бишкека.

«Мне сказали, что я получу максимум 15 тысяч долларов. Что я куплю на эти деньги? Землянку вырою?», — возмущается она, подписывая петицию.

Подписать петицию предложила самосозданная инициативная группа. На сегодняшний день уже собрали порядка семи тысяч подписей. Люди не просто приходят семьями с соседями и друзьями. Многим приходится стоять в очереди, чтобы подписаться. Более того, присоединяются к петиции даже те, чьи дома не попадают в обозначенную законопроектом зону. Мол, за ними и наша очередь придет, если сегодня законопроект не остановить. У нас закон, что дышло, уверены они. В день, когда я была в офисе инициативной группы, который предоставил им фонд им. Абсмата Масалиева, там были даже приезжие из Каинды.

По словам члена инициативной группы Юрия Андреева, жилье у бишкекчан планируют отнять, несмотря на красивые слова об общественных обсуждениях.

«Он (Текебаев О.Ч. – прим. автора) нам объяснил, что через суд у нас все равно могут изъять землю, выплатив компенсацию, и снести жилье. Он назвал нас провокаторами», — возмущается Андреев.

При этом горожане, которые противостоят депутатам, говорят о том, что провокациями занимается как раз-таки противоположная сторона. Мол, в новостройках собирают подписи за законопроект и платят за них по 50 сомов. Людям обещают, что новые дома быстро возведут китайцы. И квартиры будут стоить от семи тысяч долларов.

Как известно, основной контингент новостроек близ Бишкека составляют приезжие из регионов. Причем, львиная доля осела здесь после двух революций, часто самовольно захватив окрестные земли. Именно в период с 2005 по 2012 годы появилось 47 новостроек! Незаконно присвоено 6 382 земельных участка! И вот уже не первый год им эти земли пытаются узаконить. Только в прошлом году был отклонен законопроект партии «Ата Мекен»  «О легализации земельных участков с самовольно построенными индивидуальными жилыми домами, возведенными до 3 августа 2012 года».

«Самозахватчики являются малоимущими, из социально уязвимого слоя населения, вложившими все свои накопления в строительство жилья», — так объяснили тогда законопроект инициаторы.
Почему можно отнимать жилье у бишкекчан, которые также вложили кровно заработанные в свое жилье, уму-разуму не поддается. Как писал русский поэт Дмитрий Дарин, «руководствуясь по жизни только здравым смыслом, помни — больше всех он развит у мародеров».

И эти мародерские вихри открыто веют над Бишкеком уже не первый год. Сначала темная история 2010 года, когда пришла новая власть и дело о мародерстве кое-как сшили белыми нитками только к 2013 году. Потом ни один год государство выплачивало компенсации пострадавшим бизнесменам с 2010 года. Даже постановление такое было — “О мерах по поддержке предпринимателей, пострадавших в результате грабежей, мародерства и пожара в июне 2010 года”.

А что же теперь? Новый виток? Ведь вызвавший такие волнения законопроект нарушает сразу три (!) статьи Конституции — неприкосновенность частной собственности (статья 12), право на свободу выбора места пребывания и жительства (статья 25), право на жилище (статья 46).

Так, 12 статья Конституции устанавливает неприкосновенность частной собственности. При этом принудительное изъятие имущества без решения суда допускается в случаях, предусмотренных законом, в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц. Законность такого изъятия подлежит обязательному рассмотрению судом.

Как выброшенные на улицу тысячи людей обеспечивают национальную безопасность и способствуют укреплению нравственности, знают, очевидно, только инициаторы законопроекта. Не говоря уже о том, что под государственные и общенациональные нужды, когда действительно может быть изъято недвижимое имущество, никак не подпадает перепродажа земель застройщикам. Да и обороноспособность государства такая национализация не повышает.
Кроме того, Конституция дает каждому гражданину право на свободу выбора места пребывания и жительства и гарантирует, что в Кыргызской Республике не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права оказаться на улице у бишкекчан точно нет.

«Мы купили эти квартиры на свои деньги. Не украли их, а честно заработали. Кроме того, в центре живет старая интеллигенция – артисты, врачи, ученые, которые получили жилье еще в советское время за свои заслуги. Купить новые квартиры за те копейки, которые им дадут, они не смогут. Значит, всех отправят в трущобы? Это не просто Бишкек сносят, это народ сносят на помойку», — считает Мария Абакирова, одна из членов инициативной группы, продюсер, а в советские времена директор художественных и документальных фильмов.

Как-то услышала, что приезжие в столицу из регионов более напористые не в пример бишкекчанам, которым не нужно выбивать место под солнцем. Может и так. Но отдавать свой кров жители столицы явно не намерены. Пока обе стороны собирают подписи. Как за принятие закона, так и против него нужно собрать десять тысяч. Война миров по-бишкекски набирает обороты. И пока стороны собирают соратников под свои знамена, ни гарант Конституции, ни остальные народные избранники не спешат занять место за чьей-то баррикадой.

Жеӊишбек кызы Дениза.

Каждый двенадцатый трудоспособный кыргызстанец на сегодняшний день — безработный. С начала года более 75 тысяч человек официально обратились в службы занятости в поиске работы. Из них порядка 16 тысяч были трудоустроены на постоянную работу, чуть более 8 тысяч – временно. Еще 11,5 тысяч кыргызстанцев направили на переобучение. Таковы официальные данные Министерства труда и социального развития за первое полугодие текущего года.

При этом на сегодня в стране имеется 18,2 тысячи рабочих мест. А на начало года эта цифра вообще зашкаливала за 55 тысяч. Парадокс, не так ли? В стране одновременно есть армия безработных, конкуренция 14 человек на одно рабочее место, но также имеются тысячи возможностей трудоустроиться.

Почему же так происходит? Ответ прост: спрос не совпадает с предложением. Вот уже не один год первые строчки самых востребованных на рынке труда профессий занимают учителя и врачи. По итогам прошлого года стране требовалось более 1000 врачей и 2 340 учителей! Вот только уезжать работать в регион молодежь не стремится. Заработная плата молодого специалиста на стимул, мягко говоря, не тянет. В отношении медиков даже программа «Депозит молодого врача» не сработала. Повышение депозита с трех до восьми тысяч сомов явно тускнело на фоне роста цен или стоимости жилья. Кроме того, работать в слабо укомплектованных региональных школах и больницах могут только настоящие энтузиасты еще советской закалки. Капитализм такому не учит.

Куда девается армия «белых воротничков» никто особо не исследовал. И вопрос, зачем учить невостребованных специалистов, долгие годы витает в воздухе без ответа. В Кыргызстане насчитывается 50 высших образовательных учреждений, в которых обучается порядка 220 тысяч студентов. При этом в СУЗах на рабочих специальностях учится всего 92-93 тысячи человек. Кстати, ежегодно отчисляется порядка 6-7 тысяч студентов. Рекордным на отсев оказался 2011 год – 31 тысяча человек.

Куда делись бывшие выпускники, никто, конечно же, не отследил. Да и в целом, абитуриентам и их родителям, которые часто отдают последнее за контракт, статистику последующего трудоустройства, никто не показывает. Но лично мне не понятно, как можно трудоустроить, к примеру, 3,5 тысячи юристов, которых вузы выпускают ежегодно?

По данным Счетной палаты, трудоустраивается в стране ежегодно всего 9% выпускников университетов. То есть, более 200 тысяч человек, пять лет зубривших науки, пойдут в лучшем случае переучиваться или будут работать не по специальности. По подсчетам эксперта Кубанычбека Койчуманова, обучение одного студента в год обходится родителям где-то в 60 тысяч сомов. То есть за пять лет выходит 300 тысяч сомов на человека, а на всех тех, не смог найти работу, — 60 млрд. сомов или около 900 млн. долларов. Вот это я понимаю – богатая страна! И это еще без учета почти 22 млрд. сомов, которые заложены на образование в государственном бюджете. И без денег спонсоров, которые уже 25 лет выделяются на реформирование образовательной системы.

Столь легковесное отношение к главному капиталу страны – человеческому капиталу не может не удивлять. Ситуацию прокомментировала Гайша Ибрагимова, генеральный директор Центра развития квалификаций:

— Кыргызстан имеет великолепную демографию, более 60% населения дееспособны, из них 45% составляет молодежь. То есть, страна располагает единственным возобновляемым ресурсом. Опыт таких стран, как Япония и Южная Корея, показывает, что, благодаря правильному использованию человеческих ресурсов, можно осуществить экономический и социальный прорыв. В настоящее время для Кыргызстана человеческие ресурсы являются как потенциалом развития, так и источником угроз. Если молодежь не будет иметь современной  квалификации, которая обеспечит им конкурентоспособность на рынке труда, то она потенциально пополнит ряды криминала и террористических организаций, станет источником  социального напряжения.

— Какой вы предлагаете выход из ситуации?

— Для формирования человеческого капитала в соответствии с требованиями рынка труда  и экономики страны в Кыргызстане необходимо разработать, апробировать и внедрить Национальную Квалификационную Систему на основе компетенций.

Что это такое? Начнем с того, что в наших условиях в модернизации нуждается само содержание понятия «квалификация». Действующая система квалификации определяет квалификацию работника через приблизительное соответствие уровней формального образования, соответствие учебных программ и их продолжительность, диплом  и  стажа работы (МСК-97). Это называется «входные параметры квалификации». То есть, действующая система квалификации не отражает компетентность работника, его способность решать задачи и нести ответственность.  Именно это является причиной   безработицы среди выпускников профессиональных учебных заведений. Они что-то знают, но ничего не умеют,  так как учебные заведения не  имеют заказа в виде профессиональных стандартов, от работодателей.

То есть, работодателю нужно либо переучивать выпускника, либо нанимать человека более старшего возраста. Поэтому у нас везде висят объявления, нужен опыт работы не менее лет. Но где его взять в 20 лет? Вот и получается замкнутый круг.

— И новая Квалификационная система сможет этот круг разорвать?

— Эта система позволит перейти от рынка дипломов к рынку квалификаций. Необходимо начать определять рейтинг профессиональных учебных заведений, изменять их тип в случае несоответствия уровня образования заявляемому уровню квалификации. Кроме того, нужна новая компенсационная система, которая максимально учитывает личный вклад каждого работника в любой сфере. Система компенсаций должна поощрять человека развиваться, постоянно самосовершенствовать свои навыки.

Разработка новой квалификационной системы в Кыргызстане уже началась. Плюсы ее очевидны для всех. Особенно важны две составляющие – компенсационная и социальная. Сегодня в стране все еще существует миф о выгодности дешевого труда. Хотя экономике он обходится в разы дороже. Он малопроизводителен, не развивает работников, убивает инициативу, консервирует низкий уровень организации и условий труда. Дешевый работник опасен для окружающих. Дешевый труд, обуславливающий низкий уровень жизни, приводит работника к потере ответственности не только перед предприятием, обществом, но и перед самим собой. Такому человеку нечего терять.

Точно также и современная система социальной защиты должна своевременно включать новые профессии или новые функции в старые профессии в нормативные документы. Но все это еще только разрабатывается. Самое примечательное, что именно кыргызстанские эксперты разработал подобную систему для соседнего Казахстана. Вот и получается, сапожник без сапог, трудовые ресурсы без труда.

Пока же очередные абитуриенты штурмуют альмаматеры, родители затягивают пояса, а новая волна выпускников устремилась по родственникам и знакомым в поисках работы.
А еще только по Бишкеку на начало года подали заявки на 63 грузчика, 71 электромонтера, 229 водителей, 312 поваров и 693 швеи. Нет-нет, вовсе не надо всех усаживать в токари-столяры, но штамповать разводящих сессии врачей или многочисленных экологов-дизайнеров-менеджеров  вряд ли лучше…

Жеӊишбек кызы Дениза.

Продолжение. Начало в №№17-25.

Немцы стреляли из пулеметов, пули задевали по моей шинели и лопате. Я не смог найти не только свой взвод, но и свой батальон. Полк свой я отыскал, но другой батальон, и мне пришлось с ним перебираться через реку Неман. Я сам хорошо не умел плавать, здесь было опасно, так как нам пришлось пересекать течение в очень бурном месте. Солдаты других батальонов перетаскивали на конях снаряды и были по колено в воде. Тогда многие переплыли. Были и такие, кому не удалось переплыть, и они утонули. Я услышал один разговор, как командир, коммунист жаловался своему батальонному командиру: «Я не умею плавать, у меня в кармане партийный билет, он намокнет». А его собеседник выматерился и сказал: «К черту твой партийный билет!..»

Услышав такие слова, я медленно пошел по берегу реки и увидел литовца, который плыл на лодке. Позвал его и попросил взять меня в лодку, но он отказался. У меня в руках было оружие, автомат ППШ с 72 патронами, я начал стрелять в разные стороны, и только тогда лодочник перевез меня на другую сторону реки.

На этом берегу я нашел свой батальон. И с ним мы шли не на восток, а убегали на северо-восток. Вот таким образом до конца августа я участвовал в войне. В те дни я не видел ни одного советского танка и ни одного советского самолета. В чем крылась причина такой беспорядочной ситуации, никто не знал.  Когда мы служили в армии, нас учили атаковать врага. Трагедия Красной Армии состояла в том, что солдат не учили, как нужно правильно отступать. Поэтому, когда мы отступали назад, в такой неразберихе никто не знал, кто кем руководит, кто над кем командир, куда мы идем, с кем и как нам надо воевать. Никто не мог взять на себя ответственность и продумать тактику отступления. Никому это и в голову не пришло. Я видел тогда, сколько человек погибло под градом немецких пуль.

Так отступая, через несколько дней мы дошли до окрестностей Кёнигсберга (ныне Калининград). Несколько солдат зашли в один дом, а там хозяйка лет 30 сказала нам, двадцатилетним парням: «Вы глупцы, зачем вы воюете? Какое добро вы видели от коммунистов? Вы что воюете для их блага, что ли?»  Вот так она нас ругала, даже крыла матом. Мы с этой женщиной поделились продуктами, которые удалось сберечь, разогрели себе поесть и продолжили свой путь на северо-восток. Был у нас тогда комиссар полка Луговой, он собрал нас и сказал, чтобы мы пока воевали тем оружием, которое есть у нас, так как нас не могут вооружить так, как положено на войне. Дней через 5-6 мы нашли командира нашего полка, к нему нас привел комиссар Луговой. Мы поднялись на холм, выкопали окопы и начали стрелять по немцам. А немцы ничего, не опасаясь, двигались вперед — кто верхом, кто пешком, кто на танках. Наши пулеметы не могли стрелять на большое расстояние. Я все время стрелял, но я не знаю, достигали мои выстрелы врага или нет, но не видел ни одного упавшего немца. Вот в одном этом сражении от нашего полка осталось не больше 50 человек. Командиров батальонов не было.

Командир полка прислал за мной своего адъютанта, чтобы узнать мое имя и фамилию. Я ответил: «Кожомбердиев Кудайберген – курсант курсов младших командиров батальона». Полковник мне приказал: «Товарищ Кожомбердиев, вы будете руководить батальоном, сейчас подойдут немцы, ведите всех в атаку!» Я начал всех призывать к бою с криком: «В атаку!». Солдаты выбежали из окопа с призывами: «За Сталина! За Родину вперед!».  В это время, я помню, один солдат из нашего батальона, то ли татарин, то ли башкир, ему было тогда где-то под 40 лет, бежит в атаку за мной и кричит мне: «Лучше бы ты призывал: «За колхозы!». Конечно, значение его слов я понял гораздо позже. В этом сражении мы с командиром Луговым, отступая назад, забежали в лес. А немцы без опасений спокойно шли вперед – за нами. Нам дали приказ отступать. 10 человек вместе с комиссаром Луговым спрятались за кустами. Когда мы лежали в кустарнике, видели, как мимо нас проезжали на мотоциклах немецкие солдаты. Теперь мы уже не знали, что нам делать, как нам поступить, куда нам идти.  У комиссара полка Лугового был чемодан, который он всегда вез рядом с собой на телеге, запряженной лошадьми.  Я увидел, как комиссар из этого чемодана вытащил знамя нашего полка и ушел от нас вглубь леса, объяснив, что ему нужно сходить в туалет. Я проследил за ним, смотрел, что он делает. А он взял знамя полка, снял свою гимнастерку и обернул себя этим знаменем. Тогда я понял, что это значит. Когда я учился на армейских курсах, нам объясняли, что, если уничтожат знамя, это значит, что нет армейского полка.
Мы немного подождали комиссара, но он не пришел. Немецкие мотоциклисты проезжали мимо нас, тарахтя на своих мотоциклах. Я не знал, куда подевался командир полка, потому что видел только, как он обвязался знаменем и скрылся. Я думал тогда, что нашему полку пришел конец. А продукты питания давно уже закончились…

Адские мучения плена

Мы в поисках пищи вышли из леса и зашли в одно село. Там нас поймали фашисты, так мы попали в плен. Нас окружили солдаты в зеленой форме. Оказывается, это были испанцы из «Зеленой дивизии», потом они передали нас немцам. Немцы привели нас в какой-то сарай и затолкали туда. До вечера он заполнился пленными. По ночам нам было нечем укрыться, всю верхнюю одежду потеряли в первых же боях. Безжалостный холод, проникавший из-под кровли сарая, пронизывал до костей, вечером нас трясло от холода. Все пленные в лагере были худыми, а некоторые даже не могли ходить. Вероятно, это оттого, что все много дней голодными отступали назад, да и в лагере был острый недостаток пищи. Чтобы получить еду, рано утром вставали в очередь, держа в руках свою посуду. Из-за того, что людей много, наша очередь доходила только к обеду. С каждым днем жизнь становилась тяжелее. Людей в лагере становилось все больше и больше. Если только заикнешься о том, что не хватает еды, тебя начинают избивать. Среди нас появились люди, которые говорили на немецком языке. Они начали бить нас немецкими плетьми. Унижали нас хуже, чем немцы, но избивали нас не хуже, чем те.  Одним словом, ежедневно мы слышали только матерщину и получали побои. Однажды пленных построили по 8 человек и погнали, как гонят скот, в неизвестном направлении. Каждый день нас гнали пешком по 30 километров. Раньше хотя бы каждый день давали горячую воду, а теперь не только горячую воду, но и холодную воду для питья перестали давать. Тех, кто, обессилев, не мог ходить и отставал, расстреливали на месте. Так мы шли около 10 дней, а потом оказались в Латвии.

Было очень холодно. Если бы по ночам два солдата, кыргыза, у которых сохранились шинели, не взяли бы меня к себе в середину, один Бог знает, остался бы я в живых, или нет. Нас держали в казарме, которая находилась в поле. А за пищей нас гоняли далеко, километров за пять.  Потом построят нас, заставят ждать до посинения, и только потом дают утолить голод и снова гонят в казарму. Если по дороге назад на картофельном поле удавалось вырвать одну-две замерзших картофелины со стеблем, мы радовались так, будто нас осчастливили. Чтобы испечь эту картошку, по пути высматривали и подбирали щепки. Если нечаянно кто-то выйдет из строя и начнет выдергивать картошку или отщипывать дровишки, его тут же расстреливают. Да, не описать все муки плена!  А сколько было таких дней, когда немецкий солдат застрелит собаку, и она, раненая, но еще живая, скулит и бежит в сторону людей, а мы тут же набрасываемся на нее! Как-то раз один из сотни пленных, набросившихся на собаку, кыргызский парень из Тона, сумел вырвать собачью ногу. Потом мы опалили эту ногу, сварили из нее суп, и несколько человек с наслаждением его пили.

Голод лишает человека чести и заставляет терять совесть. На крыше казармы сидели немецкие солдаты, однажды они кинули нам сверху хлеб. Пленники начали толкать друг друга, чтобы поймать этот хлеб.  Но он не достигает твоего рта, потому что уже в воздухе его ловит чья-то рука, а другая рука вырывает этот кусок, потом третья рука, четвертая рука… от хлеба не остается даже крошки. Были моменты, когда пленные кидались за упавшим куском, торопясь съесть его вместе с грязью, но и это не получалось, так как другие вырывали его. Немцам зрелище доставляло большое удовольствие, и время от времени они вот так кидали нам хлеб, веселясь и издеваясь над нами. Когда мы были в лагере под Вильно, из-за голода и чтобы развлечься, мы устраивали соревнования вшей. Собирали вшей, которыми кишели наши рубашки, клали их на белую бумагу, отмечали центр и проводили соревнования, чья вошь быстрее доползет этой черты.

Среди пленных были и наши сородичи казахи, человек шестьдесят. Их держали отдельно от нас, кыргызов. Среди них, наверное, кто-то был грамотным. Потому что я иногда прислушивался и слышал, как кто-то из них рассказывал казахские сказки и легенды. Нас казахские сородичи не считали близкими, хотя я раньше слышал, что казахи родственны нам. Но нет, я не могу их обвинять, поскольку раз уж мы попали на войне в плен к немцам, то каждый думал о себе, искал выход, возможность выжить.  Когда мы были в Вильно, в плен к немцам попали и русские генералы. Им позволяли свободно ходить по улицам, их не содержали в казармах. Я видел высокого генерала, который гулял по тротуару, на мой вопрос, кто это, получил ответ, что, оказывается, это генерал Власов, которого тоже держали в нашем лагере. Позже их куда-то перевели. Куда кого увезли? Об этом знает только один Бог. Нас вывели из казармы и привели в городок Ново-Великий. Там заперли в большом сарае, где раньше держали армейских лошадей. Несколько десятков человек держали внутри, а снаружи сарай был опутан колючей проволокой.

(Продолжение следует).