До окончания срока Атамбаева
осталось

№27 от 28.07.2016

Очередной вброс через российское СМИ «Русская планета» появилось в информационно-аналитическом пространстве. «Осведомленный» источник в Киргизии, близкий к официальным кругам, без имени и фамилии, сообщил, что президент Киргизии Алмазбек Атамбаев планирует изменить Конституцию и остаться главой страны в качестве премьера на ближайшие четыре года.
«Изменения в Конституцию планируется внести в октябре. Таким образом, Атамбаев намерен произвести политическую рокировку — его пост займет, скорее всего, один из сотрудников аппарата президента, но формально власть останется в руках нынешнего главы КР».

Сам Атамбаев заявлял публично, что не собирается занимать никакую должность после окончания срока в следующем году. Однако «источник РП имел возможность ознакомиться с копиями документов о подготовке к конституционной реформе, предполагающей переход к парламентской форме правления. Решение будет принято парламентом КР до конца лета, для этого депутатов срочно вызовут с каникул. «Референдум по реформе Конституции запланирован на октябрь, а до конца 2016 года уже вручную, через парламент будет проведена классическая рокировка: Алмазбек Атамбаев займет пост премьер-министра, а президентом станет техническая фигура из функционеров, работающих в президентском аппарате», — пояснил источник.

Это досрочная рокировка задумана для того, чтобы никто из потенциальных кандидатов в президенты не успел подготовиться к выборам. А также высоки риски политической нестабильности из-за ухудшающейся экономической ситуации. Но кто сказал, что это не вызовет массовых протестов и сейчас? Потому что нет оппозиции? Скорее всего этот вброс сделан для того, чтобы проверить общественное мнение.

На прошлой неделе три политические партии заявили о своих намерениях также инициировать изменение в Конституцию, но путем сбора подписей. И они тоже хотят усилить роль парламента, а посты президента и премьер-министра совместить в одном лице.

Так что политический сезон уже открыт. Дебаты будут жаркими. Уже больно много политиков долго ходят безработными. К тому же сидят под арестом еще несколько из них.
И лучше бы Атамбаеву записывать свои песни, чем дразнить гусей.

Замира СЫДЫКОВА.

Более 100 человек вышли вчера на митинг за доступное жильё с лозунгом «Мне нужен дом». Участники акции разошлись после того, как милиция заявила, что митинг несанкционированный и задержала его организаторов.

Около 10 тысяч человек объединились в коалицию жилищно-строительных кооперативов и договорились с китайскими инвесторами, которые готовы построить многоэтажный дом.
Однако информагентство «Заноза» утверждает, что коалиция не сотрудничает с китайскими инвесторами. По информации издания, организатор митинга и учредитель коалиции Нурлан Асанов ранее обвинялся в мошенничестве.

Каждый месяц участники коалиции собирают членские взносы и тратят их на  представительские расходы и проведение подобных акций. Свой дом хочет каждый гражданин страны. В прошлом году правительство запустило программу «Доступное жилье». Но достаться оно может только работникам бюджетных учреждений: врачей, учителей и соцработников.

Соб.инф.

0 1099

Репрессии Эрдогана вышли за пределы Турции. Пойдет ли Атамбаев на поводу у «турецкого брата»?  Анкара поставила Бишкеку ультиматум: либо КР избавляется от «гюленовцев», либо дружба врозь.

«Гюленовцами» турецкие власти называют все учреждения, в том числе учебные заведения, спонсируемые фондом Фетуллаха Гюлена. Лидер движения «Хизмет», писатель, бывший имам и проповедник, а также почетный президент Фонда писателей и журналистов признан в Турции «террористом». Причина – неудавшийся военный переворот, к которому, по данным турецких властей, причастен Гюлен.

После неудавшегося военного переворота в Турции президент республики Рейджеп Тайип Эрдоган начал масштабные репрессии. Причем чистки коснулись не только вооруженных сил страны, но и всех сфер. За связь с Гюленом задержаны сотни военных и гражданских, уволены десятки тысяч судей, полицейских, работников образования, госслужащих. Стало также известно о том, что власти выдали ордер на арест 42 журналистов.

Разборками внутри страны глава Турции не удовлетворился. На днях внешнеполитическое ведомство этой страны распространило заявление, в котором «предупредило» власти КР, что «организация Фетуллаха Гюлена может устроить переворот в Кыргызстане». «Террористическая организация выбрала Кыргызстан как базу. Я позвонил своему кыргызскому коллеге. Эта банда также является одной из самых мощных в Кыргызстане. Ее влияние так выросло, что члены входят в руководство страны. Я сказал брату, министру иностранных дел Кыргызстана: «Если вы не измените отношение против них, тогда мы изменим отношение против вас. Мы ждем поддержки от наших братьев, от брата не отвернешься. В эти трудные дни ты должен доказать свое братство», – цитируют СМИ ТР главу МИД Мевлуд Чавушоглы.

МИД КР ответил коллеге в привычной уже манере: «Кыргызстан, прежде всего, независимое, суверенное государство, которое само в состоянии понять и решить, что для него хорошо, а что плохо. Считаем, по крайней мере, некорректным, когда министр иностранных дел какой-либо страны указывает другому государству на необходимость предпринять те или иные действия, при этом на языке ультиматумов и шантажа.

Да, Министерство иностранных дел Кыргызской Республики получило соответствующее обращение турецкой стороны относительно действующих на территории Кыргызстана частных турецких образовательных учреждений. Кыргызская сторона внимательно его изучает, и при необходимости, предпримет адекватные и своевременные меры. Есть определенные правовые нормы, обязательства сторон, другие вопросы. Но это все, мы подчеркиваем, исключительно внутреннее дело нашего государства», – говорится в МИД КР.

С Гюленом в Кыргызстане ассоциируются учебные заведения «Себат». Стоит отметить, что в КР действуют 9 начальных школ, 16 лицеев, 2 международные школы и один университет этой сети, тысячи выпускников которой ежегодно поступают в престижнейшие вузы не только в КР, но и по всему миру. Занимают первые места в олимпиадах и школьных конкурсах на знание предметов. Есть среди них и изобретатели. Образование они получают светское, несмотря на попытки турецких властей обвинить Гюлена в пропаганде радикализма, теологических предметов в учебных заведениях «Себат» в КР нет.

Первый «гюленовкий» лицей в КР открыт в 1992 году. Сегодня образовательные учреждения «Себат» есть во всех семи областях и столице. Так стоит ли из-за внутренних конфликтов турецких властей и оппозиции закрывать эти учебные заведения? Министерство образования по этому поводу комментарии давать не спешит. Глава МОиН Эльвира Сариева кивает на МИД. Во внешнеполитическом ведомстве отмечают, что проверка учебных заведений и уж тем более закрытие в их компетенцию не входит. Получается, сей вопрос будет решаться непосредственно руководством страны.

«Никто не дарил нам нашу суверенность. И мы должны хранить ее как зеницу ока, не вовлекаясь в чужие интриги. Насчет заведений, связанных с Гюленом, – как можно думать, что лицеи, где учатся дети, могут угрожать Кыргызстану? Сегодня по всему миру практикуются подобные явления – в США, РФ, европейские страны имеют подобные вузы. И нигде мы не наблюдали, чтобы молодежь, окончившая эти вузы, приносила вред своему обществу и государству. Это просто бред. Я не думаю, что отношения между странами на фоне этих заявлений испортятся. Подобные случаи имеют временный характер. И вполне объяснимы в связи со сложившейся ситуацией в сегодняшней Турции. Мы должны попытаться правильно понять руководство этой страны. Думаю, что со временем все у них наладится, – поделился мнением политолог Табылды Акеров.
«Турция, обвиняя Гюлена, требует закрытия передовых, высокоуровневых, отличных учебных заведений Кыргызстана. На сегодняшний день это не только мое частное мнение, но и наблюдателей, школьников турецких лицеев и их родителей. В лицеях «Себат» дети получают светское образование. Школьники турецких лицеев занимают первые места на международных предметных олимпиадах в Бразилии, Японии, Америки. Например, по химии, физике, математике. Разве это означает, что они получают экстремистское воспитание? Если бы в лицеях практиковалось неправильное, экстремистское воспитание, то родители не отдавали бы своих детей в эти образовательные учреждения. Я считаю это явным перегибом. Некорректно предъявлять ультиматумы другим странам из-за внутреннего политического противостояния в своей стране», – считает депутат Алмамбет Шыкмаматов.

В интервью СМИ бывший посол КР в Великобритании Кубан Мамбеталиев также выступил в поддержку «Себата». «Уже выросло целое поколение их выпускников, получивших дипломы известных университетов мира и ставших топ-менеджерами, чиновниками, учителями, учеными. В рамках учреждения «Себат» у нас функционирует международный университет «Ататюрк – Ала-Тоо», который готовит специалистов высокого уровня. И они никак не пополняют ряды исламских экстремистов, как это стремятся представить нам нынешние правители Турции, предостерегая, что якобы они могут подготовить для нас переворот, при этом в понятие «они» входит определенный контингент – это ученики, студенты, преподаватели, администрация и технический персонал «Себат». Да, в плане количества это довольно внушительная масса людей, в эту систему входит не один десяток лицеев, это широкая образовательная сеть, охватывающая практически все регионы нашей страны. Но в плане качественном это отнюдь не «банда Гюлена», как оценил их турецкий министр», – сказал экс-посол.

Он отметил, что «Себат» «это мощная система образовательных учреждений, которая вносит огромный вклад в дело просвещения подрастающих поколений нашей республики, и это школы для всех детей, обучение идет на основе тех учебных программ, которые утверждены кыргызским (а не турецким) министерством образования». «Здесь не читают Коран, не обучают теории и практике ислама, женская часть не носит хиджаб, а мужская не отращивает бороду. Отличительная особенность в том, что выпускники «Себата» владеют в совершенстве четырьмя языками — кыргызским, русским, турецким, английским, они постоянно занимают призовые места на всевозможных олимпиадах, в том числе и европейских», – заявил журналистам Мамбеталиев.
С ним согласна бывший депутат парламента Жылдызкан Жолдошева. Она отметила, что «из лицеев очень интересные люди образование получили» и привела в пример заведующего отдела внешней политики аппарата президента КР Сапара Исакова. Но по мнению экс-парламентария, проверить себатовские образовательные учреждения все же стоит. «Надо семь раз отмерить, один – отрезать, а после сделать очень серьезный шаг. Надо провести проверку учреждений «Себат». Считаю, что турецкая сторона не могла сделать заявление, не подкрепленное доказательствами», – считает Жолдошева.

Известно, что президента Кыргызстана и главу Турции связывает давняя и крепкая дружба. По некоторым данным, в ТР у Алмазбека Атамбаева есть бизнес. Однако сам глава государства сей факт отрицает. Что выберет Атамбаев: благосклонность Эрдогана или интересы молодежи Кыргызстана?

Соб.инф.

По итогам первого полугодия Национальный статистический комитет зафиксировал в Кыргызстане рост бедности. По сравнению с прошлым годом число живущих за чертой бедности увеличилось на 1,5%.  Наметившуюся было тенденцию к снижению бедного населения эксперты (37% в 2013 году, потом 30,6% в 2014-м) связывают со вступлением в Таможенный союз. К примеру, только во втором квартале 18,2% руководителей предприятий (по сути, каждый пятый) были вынуждены сократить число работников из-за финансовых затруднений. Еще 16,6% — уменьшили объемы производства. Главной причиной называют недостаточный спрос на продукцию внутри страны и неплатежеспособность населения.

Сказывается на ситуации и снижение роста мировой экономики в целом. К примеру, на текущий год прогноз Всемирного банка показывает не более 2,4% роста в развитых странах, а для развивающихся планку вообще снизили до 0,4%. Нашей республике прогнозируют снижение роста ВВП до 3,4% в текущем году и до 3,1% в следующем. Подъем можно ждать только в 2018 году.

Но помимо глобальных проблем у бедности в Кыргызстане есть причина и куда более прозаическая. Как это ни парадоксально звучит, но в стране никто официально не борется с бедностью. Ни у одного государственного органа нет четко закрепленной функции и координирующей роли в сфере преодоления, а самое главное, профилактики бедности.
Нет-нет, национальные программы по борьбе с этим недугом у нас принимали. Например, в 1998 году утвердили семилетнюю программу «Аракет». Примечательно, что данной программе предшествовали экономически успешные годы. Один только 1997-й чего стоил, когда валовый внутренний продукт в промышленности вырос на 87%. А вот на населении экономические достижения никак не отразились. В то же время экономического подъема 60% остались жить в бедности, а 20% в нищете.

Такой же эффект можно было наблюдать и от Комплексной основы развития, первым этапом которой стала Национальная стратегия сокращения бедности на 2003-2005 годы. Когда, например, в Баткенской области снижение бедности до 41,2% в 2001 году обернулось в 2004 году 77,8%.
То есть, о том, что снижать бедность необходимо, указано во всех национальных документах. И задействованы, вроде как, все органы власти. Вот только у семи нянек дитя всегда без глазу. А без персональной ответственности государственный воз никогда с места не двигается.
На сегодняшний день единственным функциональным механизмом поддержки нуждающихся остаются государственные пособия, которые выдает министерство труда и социального развития. Причем, по малообеспеченности помощь оказывается только детям. За двадцать лет количество получателей смогли сократить с 1 млн. детей до 287,8 тысяч. Только за последние три года из состояния малообеспеченности выведено более 74 тысяч детей. И все-таки каждый восьмой ребенок в стране живет в бедности.

А по данным  ЮНИСЕФ, в Кыргызстане масштабы детской бедности куда как значительнее. В новом докладе Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) “Положение детей в мире, 2016 год: справедливые возможности для каждого ребенка”, указывается цифра в 46% или более миллиона детей! 21 ребенок из тысячи умирает, не достигнув пяти лет. По этому показателю мы находимся на 89 месте в мире из 193 стран. 13% маленьких кыргызстанцев страдает от хронического недоедания.

При этом речь не идет о полном отсутствии питания или социальной защиты. Современное понятие «бедность» – понятие многогранное, оно включает доступ к доходам, трудоустройство, образование, здравоохранение, чистую питьевую воду, полноценные продукты питания, развитую инфраструктуру на местном уровне и т.д.

Именно поэтому новый проект правительства Кыргызской Республики и Всемирной продовольственной программы по преодолению бедности направлен на улучшение местной инфраструктуры и внедрение сети доходоприносящих проектов.

Рассчитанный на два года проект «Продукты в обмен на труд» начался в 2014 году. Его стоимость составила 16,9 млн. долларов, а главным спонсором выступила Россия. По проекту 44 тысячи малоимущих семей или 220 тысяч человек получали продукты (муку и растительное масло) в обмен на общественно полезную деятельность или обучение.

«Мы просили малообеспеченные семьи сделать общественно-значимую работу – заложить сады, почистить каналы, восстановить дорогу или мост. Работу определяли сами местные сообщества. Всего было реализовано 490 проектов в 27 айыльных округах. Это порядка 170 сел. Например, в Таласской области малоимущим выделяли земельные участки на территории лесхозов и айыльных округов, давали саженцы фруктовых деревьев, обучали. Люди заложили сады, урожай будет принадлежать им, земля на первые 5-10 лет предоставляется безвозмездно. А пока ждут фруктовый урожай, между деревьями можно выращивать картофель и другие овощи. Это уже дополнительный доход. И таким агролесным работам тоже обучали. В результате малоимущие семьи получили источник стабильного дохода – собственные сады и огороды, и, что важно подчеркнуть, знания», — рассказал министр труда и социального развития Кудайберген Базарбаев.
Итоги проекта оказались действительно впечатляющими. Было восстановлено 572 км ирригационных сетей, благодаря чему в эксплуатацию введено более 47,3 тыс. гектаров сельскохозяйственных угодий. Установлено около 3000 габионов для укрепления берегов рек и защиты домов и угодий от наводнений. Были организованы кулинарные и кондитерские курсы, курсы для парикмахеров, электриков и сварщиков, а также курсы кройки и шитья и по сборке мебели. 1 300 человек смогли получить новую профессию. В результате каждый третий участник проекта смог либо открыть свой бизнес, либо устроиться на работу.

Усон Бакиров вместе с женой и пятью детьми живет в селе Кашкалдак Ноокатского района. Несмотря на то, что двое старших уехали на заработки в Россию, особо дохода в семье нет. Единственным «кормильцем» долгие годы является небольшой земельный надел, на котором семья выращивает, как и остальные сельчане, «традиционные» картошку и кукурузу.

Ситуация изменилась, после того как Зулпуевский айыльный аймак вошел в программу развития.
«Вместе с ответственным за проект работником а/о Нематиллой Эшенкуловым создали несколько жааматов. В них вошли малоимущие семьи. Мы прошли курсы по рыбному делу. Потом на нескольких участках разбили восемь прудов. Эксперт по рыбному делу специально приезжал из Узгенского района. Он посоветовал нам сорта рыб, которые смогут прижиться в нашей местности, — беломор, карп. Кроме того, им не нужен специальный уход. Эта рыба питается корнями травы, которая растет вокруг пруда», — рассказал Усон Бакиров.

В конце прошлого года семья Бакировых запустила в первый в районе пруд 150 кг. Сегодня, по подсчетам главы семейства, рыба весит уже порядка двух тонн. Сбывать продукт Усон Бакиров планирует в августе. И даже подготовил специальный прилавок на местном рынке.

У Бактыбека Момужанова из села Кызыл-Ураан Уч-Терекского а/о Жалал-Абадской области история схожа. Восемь человек в семье, единственный источник дохода – земельный участок. Весной этого года Бактыбек Момужанов попал в проект и прошел тренинги по пчеловодству. Теперь у него собственная пчелоферма из 30 ульев.

А в г.Кадамжае вот уже несколько месяцев работает в собственной парикмахерской Абдрашит из села Орозбеков. В его весьма небогатой семье денег хватало только на еду, так что о получении какой-то профессии Абдрашит и мечтать не мог. «Я с детства работал. С ранней весны до поздней осени пас скот. Думал, так всю жизнь проведу. Потом в селе курсы открыли, два месяца отучился. Местные власти выделили помещение. Пришлось продать две овцы, чтобы купить инвентарь. Теперь у меня 5-6 клиентов в день. Но это только начало», — рассказывает Абдрашит.

Таких история в проекте развития «Продукты в обмен на труд» много. Взять хотя бы села Кызыл-Сай и Ак-Добо Таласской области. 90 женщин, которые прошли обучение шитью и войлочному делу, сегодня не только изготавливают сувениры на продажу, но даже участвуют в выставках в Бишкеке.

Все эти истории пусть маленького, но чьего-то личного успеха сложились в общую эффективность проекта «Продукты в обмен на труд». А с этого года даже запустили пилотный проект в Кочкорском и Базар-Коргонском районах, на которых будут отрабатывать меры по преодолению бедности совместно десять министерств и ведомств. Главными инструментами выбраны – знания и возможность их претворить в жизнь. Общая сумма пилота составила порядка 1,7 млн. долларов.
И уже на днях Министерство труда и социального развития, Министерство сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации, Министерство образования и науки, Кыргызский национальный аграрный университет им. К.И.Скрябина, Агентство начального, среднего и профессионального образования и ВПП ООН запустили программу краткосрочных курсов для малоимущих. Всего будет запущено 64 курса по различным дисциплинам, в основном сельскохозяйственного направления — животноводство, растениеводство, хранение и переработка сельхозпродукции. На обучение выделено 100 тыс. долларов. Если программа пилотов себя оправдает, то этот компонент войдет в масштабную программу развития на 2018-22 годы стоимость 40-45 млн. долларов.

«Например, те, кто посадили сегодня сады, уже говорят о необходимости создания цехов по переработке продукции. Поэтому мы планируем провести мини-индустриализацию сел. Преодоление бедности возможно, если человеку дать не рыбку, а удочку», — считает министр Кудайберген Базарбаев.

Какое будущее ждет эту программу вывода страны из бедности, как говорится, «война план покажет». И, возможно, однажды, в Кыргызстане с бедностью начнут не только бороться, но и предотвращать ее. Потому как оказавшиеся за чертой бедности, конечно, могут рассчитывать хоть на какую-то поддержку государства. А вот тем, кто сегодня живет у этой черты, в так называемой «зоне риска», руку помощи протягивать пока некому.

Жеӊишбек кызы Дениза.

Продолжение. Начало в №№17-26.

Побег. Избавление от плена

В плену я думал только о побеге. Потихоньку собирал дырявые мешки, всякие тряпочки. Через несколько дней я посоветовался с кыргызами, которые были среди нас, и сказал им, что если не сбежим, то умрем. Среди них был один парень, который принимал участие в финской войне, вот ему я предложил бежать вместе. Тогда другие солдаты кыргызы тоже попросились бежать с нами.  Я был не согласен, потому что если нас будет много, немцы быстро заметят, и мы снова попадем в плен, либо нас убьют. Я высказал свое мнение, что умереть лучше поодиночке, иначе всех нас убьют. Все согласились с моим планом. Меж нами был парень, кыргыз из Кочкорки, он лучше меня разговаривал по-русски и служил тоже дольше, чем я, на один год. Мне он показался бойким. Вот с этим парнем в последние годы я начал связываться. Его родственник пишет в письме, что бежали из лагеря мы вместе. Оказывается, не все пленники немцев попали в советские лагеря и тюрьмы. Я до сих пор никак не могу поверить в то, что этот парень остался живым, не знаю, каким путем он выбрался из плена, и какие обстоятельства ему помогли избежать тюрьмы после войны. Его письма ко мне и мои письма ему хранятся в моих архивах. В будущем, если кто-то заинтересуется судьбой военнопленного, могут познакомиться с ними, и надеюсь, извлекут истину.

Итак, когда пошел дождь, мы накрыли колючую проволоку сверху дырявыми мешками и тряпками и выбрались из немецкого плена. Мне кажется, это был конец ноября, начало декабря. Добежав до поля, мы увидели кочаны капусты, наполовину занесенные снегом. Голод заставляет человека есть что угодно! Мы шли, иногда бежали и, не зная усталости, по дороге грызли мерзлую капусту. В темноте увидели перед собой силуэт чего-то большого. Это оказался дом. Мы постучали в окошко, нам никто не ответил. Мы еще раз постучали, тогда к окошку подошел мужчина и спросил:

— Кто вы такие?

Мы шепотом рассказали о том, что сбежали из лагеря и что очень голодны. Он спросил, сколько нас. Мы ответили, что нас двое, и уточнили, далеко ли отсюда лагерь.

— Километра полтора, наверное, будет, — сказал хозяин дома.

— Всего лишь полторы километра? – удивились мы, думая, что далеко ушли от лагеря. А, может быть, мы ходили по кругу, — неизвестно. Хозяин дома, не зажигая лампу, накормил нас хлебом и кислым молоком.

— Если зажечь лампу, охранники лагеря увидят и сразу прибегут сюда. Позади дома дорога, идите по ней прямо, там есть село. Люди в нем хорошие, может быть, они вам помогут, – сказал хозяин дома и отправил нас.

Когда начало светать, и из труб домов показался дым, мы добрались до дома, который находился на окраине села. В этом доме нас накормили, дали нам  старенькую, гражданскую одежду взамен нашей истрепанной солдатской. Благодарение Богу, мы повстречались с людьми, которые помогли пленным, чем смогли.

Теперь для нас кончились муки плена и начались муки бегства. В зимние холода мы днем прятались в лесу. Мы знали, что так придется скрываться, и что для двух беглецов очень трудно, и опасно каждый раз по ночам пробираться в села, где были немцы, и спрашивать еду у незнакомых поляков и белорусов. Но, несмотря на все трудности, мы, не разлучаясь, очень долго скитались вместе.  Бывали и в тех селах, где не было немцев и полицаев. Помогали крестьянам колоть дрова, выполняли любую домашнюю работу и таким образом двигались на восток. В тех хозяйствах, где мы работали, нас кормили и позволяли переночевать дома, либо в сарае. Хозяин одного дома сказал, что для двоих места мало и, наверное, пожалев меня, потому что я   ослаб, оставил меня у себя дома. А мой кочкорский товарищ пошел работать в другой дом. У того бедного крестьянина, где я остался работать, пятеро или шестеро детей были в лесу. На следующий день он мне говорит:

— Здесь тебе нельзя оставаться, сейчас сюда придут немецкие солдаты и полицаи, увидят тебя и сразу поймут, что ты беглец. Они могут тебя убить.

Я убежал из этого села, добрался до следующего. Мой товарищ не пришел. Оказывается, он в это село пришел позже.  Прошло несколько недель. Я переходил из одного села в другое и по дороге повстречался с немолодым крестьянином по имени Стефан. Он немного хромал на одну ногу, но, несмотря на это, был очень хозяйственным и работящим мужчиной приятной внешности. Их единственного сына отправили в ссылку в Сибирь и жили они только вдвоем с женой. Так я остался у Стефана. Каждый день нарублю дров и сложу по порядку на место, где мне покажут, ухаживаю за скотом, мелко крошу сено, кормлю и пою животных. Так проходили мои дни. Как я работаю, нравилось Стефану, но не нравилось его жене. Стефан жалел меня. По ночам, когда я спал в сарае на сеновале, он приносил теплое одеяло, чтобы я укрылся. Вслед за ним тут же заходила его жена и вырывала из его рук одеяло, говоря, что оно наберет от меня вшей.  Когда дает еду, снова унижает меня и сажает у порога дома. Сами едят мясо, пьют чай, а мне дают картошку с водой. А я и этим был доволен. Понимал, что из-за проклятой жизни придется терпеть всякие унижения. Я когда-то читал в кыргызских эпосах, что плен означает унижение. И теперь представлял себе героя эпоса Эр-Тоштук, как он, попав, в подземелье, терпел голод и унижения.
Сын хозяина, наверное, был того же возраста, что и я. В 1939 году, когда Россия и фашистская Германия разделили Польшу на две части, он попал в плен  в Советском Союзе и написал письмо из какой-то местности в Сибири. Когда жена Стефана меня унижала, он останавливал ее со словами:

— Ты несправедливо делаешь. Твой сын тоже в плену, в Сибири.  Что бы ты сказала, если бы к твоему сыну было такое же отношение?  Но жена все делала  по-своему.  Какая же она суровая, эта жизнь, я и здесь видел такую же. Это были дни, когда копали картошку. Несколько десятков  немецких самолетов пролетели над нами. Жена Стефана посмотрела на меня и говорит:
— Эй, красноармеец, эй коммунист, эй азиат, сегодня твою Москву разрушат! Стефан молчал. Поляки обзывали нас, называли так: коммунисты, комсомольцы, большевики и холера. Вы же знаете, что холера — название самой плохой болезни. И когда тебя так обзывают, ты чувствуешь себя человеком самого последнего сорта.

Так прошло много времени. Женщинам, к которым я нанимался, рассказывал, что я весь грязный, что не могу по ночам спать из-за вшей, которыми кишела моя одежда, и что очень сильно боюсь жены Стефана. Тогда одна полячка сказала мне:

— Ты мне из леса принеси дров, а я натоплю баню, ты искупаешься. Твою рубашку прокипячу, и ты избавишься от вшей. Так эта женщина мне помогла. Вот видите, какие разные характеры бывают у людей. В этом селе я подружился со многими, и все они меня хорошо знали. И вот однажды житель этого села сказал:

— Сынок, если ты будешь вот так ходить, кто-нибудь да выдаст тебя полицаям, поэтому лучше уходи отсюда, пока не поздно.

Я простился с сельчанами, и каждый давал мне какие-то продукты, и каждый говорил, чтобы я иногда приходил к ним переночевать. Мы простились, и они мне примерно подсказали, в каких селах нет полицаев и немцев.  Была середина ноября. Я скитался из одного села в другое. До наступления темноты прятался в лесу. Однажды вышел из леса, было темно. Я услышал голоса людей, ехавших впереди на бричке. Когда они подъехали ближе, я услышал, как кто-то из них крикнул: «Стой!». Я услышал этот крик, и у меня сердце упало. Я был вынужден остановиться, так как в бричке сидели полицаи с автоматом. Они меня поймали и допрашивали. Я рассказал им, что сбежал из лагеря. Они спросили меня, почему я это сделал. Я сказал им правду, что сбежал оттуда  из-за голода. Тогда полицаи поговорили отдельно, потом позвонили в комендатуру, и дальше на бричке куда-то поехали втроем — я, молодой полицай и старик.

– Куда вы меня везете? — спросил я.

– Есть такой маленький город Ошмуяна, мы везем тебя туда. Не бойся, там пленных мало, там дают еду и работу, — сказал молодой полицай.

Я подумал, что лучше зимой быть в теплой тюрьме, чем прятаться в холодных сараях. Другое дело, если сбежишь из плена весной, можешь скрываться и ночевать в кустах. Когда мы проезжали через село, я спросил у молодого полицая, можно ли мне зайти в дома сельчан и собрать хлебушек. Он согласился и велел старику остановить бричку. В течение 15 минут я обошел несколько домов и собрал приблизительно килограмм мяса и около десяти килограммов хлеба. Я взял продукты, сказал всем людям, которые дали мне еду, слова благодарности, повторял их снова и снова. Пришел назад и сел в бричку. Вечером мы добрались до городка Ошмуяна, и молодой полицай зашел в комендатуру и сам ответил на вопросы, которые задавал мне, когда меня поймал. Взял оттуда справку о том, что сдал в комендатуру пленного, и вышел.

Меня привели в тюрьму, где стены были сделаны из камня. Перед тем, как завести в камеру, они обыскали меня и проверили хлеб, который я собрал у жителей. Каждую булку разломали пополам и прокололи в разных местах, искали, не спрятано ли там что-нибудь запрещенное. В камере было десять человек, все они были пойманы во время бегства. После того, как они кончили засыпать меня вопросами, откуда я бежал и как был пойман, сокамерники стали рассуждать, как можно было бы убежать из плена. Я сожалел и раскаивался, думая, что как только услышал звук подъезжающей брички, надо было быстро бежать в лес. А потом успокаивал сам себя мыслями, зачем сейчас сожалеть и какая польза от этого. Главное —  лишь бы не застрелили, а остальное увидим, что Бог даст. Так, сам себя, подбадривая, раздал всем пленным хлеб и мясо, которые принес с собой. Вечером с работы пришли еще пять человек, так в одной камере нас стало полтора десятка. По сравнению с лагерем, здесь было гораздо лучше. Неплохо кормили, дважды в неделю водили в баню. В свободное время мы играли в домино. Кто приходил с работы, приносили хлеб, мы делили его и ели. Пленных, которые оставались в камерах, выводили на прогулку каждый день по полчаса.

(Продолжение следует).

Известная телеведущая Ассоль Молдокматова собрала в единый круг творческую, политическую и дипломатическую элиту страны и зарубежья. Именитые кинорежиссеры, актеры, политики прошлись по красной дорожке в новом центре Арт Ордо. 

Как отметила А. Молдокматова, влияние кинематографа на культуру и искусство бесспорно, высказываются даже предположения о значимости влияния кинематографа на политику и экономику. Во многих странах киноиндустрия является значимой отраслью экономики. Производство кинофильмов сосредоточено на киностудиях.

Этот вечер имел свою особенность. По задумке автора была создана платформа для общения актеров и зрителя, где стерты грани недоступности. Красивая джазовая музыка от группы Алика Бабаджанова, кыргызские танцы от народного ансамбля «Азия-Нур», выступление артистов Русского Драматического театра имени Чингиза Айтматова, исполнение саундтреков актерами и именитыми исполнителями и в центре обсуждения — главное: отрывки, трейлеры фильмов, которые определяют вехи кыргызского кинематографа, начиная с советской эпохи. Фильм Садыка Шернияза «Курманжан Датка», Альгимантаса Видугириса «Очкарик», Эрнеста Абдыжапарова «Боз салкын», Мирлана Абдыкалыкова «Сутак», Асхата Табалдиева «Биртууганчик», Актана Арым Кубата «У любви свои небеса». На сцене зрители увидели актеров, сыгравших главные роли.

«На культовом вечере кино мы с владельцами Ордо Терраса, — поделилась Ассоль Молдокматова, — решили изменить привычную траекторию лотерейного розыгрыша призов и каждому народному артисту КР — Геннадию Базарову, Назире Мамбетовой, Жамиле Сыдыкбаевой подарили современные сотовые телефоны. Актеры, творческие личности заслужили внимания, почета, восхищения. Спасибо за их титанический труд и талант, за то, что дают нам почву для размышлений и работают, принося в жертву здоровье и в целом жизнь».

Также сотовый был вручен Почетным консулом Литвы, сыном именитого кинорежиссера Стасом Видугирисом — монтажеру советской эпохи Ракые Шаршеновой.

Приятный теплый, удивительный вечер завершился показом отрывков из полюбившихся фильмов с актерами, ушедшими из жизни. Зрители, стоя скандировали, воздавая дань уважения, любви, восхищения.

«Их любили миллионы зрителей, — завершая культовый Вечер кино, произнесла телеведущая. — Фильмы с их участием пользовались популярностью. Они были поистине народными артистами, и этого звания не мог лишить их никто. Они ушли из жизни, но никогда не уйдут из нашей памяти.

Наши замечательные артисты…
…Они уходят, не допев куплета,
Когда в их честь оркестр играет туш:
Актёры, музыканты и поэты —
Целители уставших наших душ…».

Послы Франции, Индии, Казахстана, Украины были тронуты до глубины сердца и выразили восхищение талантом выдающихся творческих личностей Кыргызстана. Вечер оставил у присутствующих глубокий неизгладимый след, а кино придало новый смысл и придало силы вновь идти вперед!

На вечере выступил известный режиссер, создавший киноленту «Курманджан Датка» депутат  Садык Шер-Нияз.

«О кыргызском кино и его возрождении говорим не только мы сами, а наши соседи и даже авторитетные источники из-за рубежа. Hollywood Reporter, Variety и другие издания, имеющие многомиллионную аудиторию, говорят об уникальности кино Кыргызстана. Еще одним подтверждением является тот факт, что пять кыргызских картин участвовали в кинофестивалях группы “А” и собрали массу наград», — отметил он.

По словам генерального директора телеканала “НТС” Усена уулу Джайнака, у зрителя из Кыргызстана всегда был спрос на родное кино, и канал прилагает массу усилий для того, чтобы и старые киноленты, которые незаслуженно забыты, и новые фильмы демонстрировались по телевидению.

Планируется, что такие киновечера станут в Бишкеке регулярными.

Толкун Сагынова.