До окончания срока Атамбаева
осталось

№1 от 14.01.2016

Россия не смогла построить Кыргызстану Камбаратинскую и Верхненарынские гидроэлектростанции, зато сможет насытить нашу страну сполна своим телевещанием.

В соответствии с проектом межправительственного соглашения между Кыргызстаном и Россией телеканалы “Первый канал” и “РТР” в скором времени могут быть освобождены от предусмотренных национальным законодательством ограничений в отношении иностранных средств массовой информации, а также ограничений в области использования русского языка и российского контента.

Это соглашение укрепит господство российских телеканалов в информационном пространстве Кыргызстана. Россия 25 лет настойчиво продвигает свои телеканалы в нашей стране, причем, как правило, выставляя их в качестве общественного блага, которое должно предоставляться кыргызстанцам за счет государственного бюджета. И Кыргызстан, идя на поводу у России, десятилетиями финансирует из бюджета ретрансляцию российских телепрограмм на своей территории в аналоговом режиме и вполне возможно включит российские телеканалы в соцпакет цифрового телевещания (как настаивает российское правительство).

Однако, в чем полезность российского телевидения для народа Кыргызстана? Да, качество фильмов, сериалов и развлекательных передач у российских телеканалов гораздо выше, чем у национальных. Для большинства населения Кыргызстана, не обладающего ни знанием иностранных языков, ни широким выходом в Интернет, российское телевидение является основным каналом доступа к более или менее качественной массовой культуре. За это российское телевидение можно было бы приветствовать, если дело ограничивалось бы только развлекательным контентом.

Но российское телевещание помимо развлекательного компонента включает в себя тяжелые дозы того, что иначе чем кремлевской пропагандой назвать нельзя. Содержание новостных и информационно-аналитических передач российского телевидения жестко контролируется непосредственно кураторами из Кремля и служит политическим целям высшего руководства Российской Федерации. Можем ли мы считать нормальным положение, когда элиты и народ нашей страны находятся под интенсивным воздействием иностранных средств информации, подконтрольных руководителям чужого, пусть и номинально дружественного, государства?
Это абсолютно ненормально. Ненормально, когда в суверенной стране иностранные средства массовой информации имеют чрезвычайно большое влияние. А когда эти иностранные СМИ к тому же являются несвободными, используются чужими политиками как орудие в информационной войне, тогда можно совершенно обоснованно считать их потенциальной угрозой национальной безопасности нашей родины.

События последних двух лет в Украине наглядно показали деструктивную роль российского телевидения, которое спровоцировало гражданскую войну в этой стране своими лживыми сообщениями о репрессиях нового украинского правительства против русскоязычных украинцев. Вспомните печально известный телесюжет про “распятого мальчика в Славянске”, которого никогда в действительности не существовало. Мы должны понимать, что Кыргызстан с его хрупкой внутриполитической и межэтнической обстановкой является очень уязвимым для таких информационных атак.

Российское телевидение, подвесившее на крючок политических лидеров Кыргызстана, виновато в том, что они принимают решения, противоречащие национальным интересам страны — такие как поспешное, неподготовленное вступление в Евразийский Союз. Российское телевидение с его параноидальным антизападничеством виновато в том, что осложнились отношения Кыргызстана с США, Европой и Турцией. Российское телевидение виновато в том, что в Кыргызстане в значительной мере дискредитированы ценности национального суверенитета, демократии, прав человека, свободы слова, гражданского общества. Российское телевидение виновато в том, что так и не построена до сих пор кыргызстанская идентичность — откуда ей взяться, если бишкекчане больше осведомлены о том, что происходит в Москве, а не в Баткене, если кыргызстанцы болеют за российских спортсменов как за “наших”?

К сожалению, можно прогнозировать, что в скором будущем на кыргызстанцах начнут испытывать усиленные дозы токсичной кремлевской пропаганды. Грядет решающая битва между телевизором и холодильником. Холодильники кыргызстанцев изрядно опустели за последний год: обещанная манна небесная Евразийского Союза не материализовалась, “Дордой” встал, торговля внутри ЕАЭС увяла, денежные переводы мигрантов упали, гидроэлектростанции остались на бумаге… Значит, Дмитрий Киселев будет трудиться втройне, чтобы накормить голодных кыргызстанцев.

Мы должны потребовать от руководства страны прекратить ретрансляцию российских телеканалов в Кыргызстане — если хотим есть нормальную еду вместо киселевщины.

Azattyk.org

В конце 2015 года правительство КР планировало начать реализацию нескольких инициатив с 1 января 2016-го. К тому же в этот день вступили в силу некоторые законы, принятые ранее парламентом и подписанные президентом. K-News вспомнил о них.
С 1 января 2016 года в Кыргызстане запрещена перевозка пассажиров в коммерческих целях на праворульных автомобилях. Инициатором законопроекта выступило Министерство транспорта и коммуникаций. Перевозчики, напомним, выступили против этого закона, объясняя это тем, что таксисты уйдут «в тень» и перестанут платить налоги. Компании просили отсрочить введение запрета, однако правительство их проигнорировало.
В ДПС K-News пояснили, что Жогорку Кенеш принял закон в 2015 году, однако ни одним нормативно-правовым документом до сих пор не предусмотрена ответственность водителей, которые его нарушили. «Теперь надо привести НПА в соответствие с этим законом. До тех пор штрафовать водителей, которые таксуют на праворульных машинах, мы не станем», — пояснили в ведомстве.

С первого дня Года Обезьяны в силу также вступила еще одна инициатива правительства – до $15 увеличен аэропортовый сбор. В руководстве аэропорта и кабмине объяснили подорожание тем, что необходимы дополнительные средства для «модернизации инфраструктуры аэропорта и реализации ряда других намеченных планов ОАО «Международный аэропорт «Манас».

Туроператоры утверждают, что кыргызстанцы и раньше платили этот сбор — он был включен в стоимость билета.

Дополнительно раскошелиться бишкекчанам в этом году придется и за вывоз мусора. С 1 января для жителей столицы тариф за вывоз мусора будет увеличен на 50 %. Подорожают в ближайшее время и сигареты. С первого дня Нового года увеличен акцизный налог на табак. За 1 тыс. штук сигарет с фильтром с 1 января 2016 года установлена новая ставка – 750 сомов, без фильтра – 400 сомов. Ранее они составляли 600 и 100 сомов соответственно, а с 2017 года будут уже 950 сомов.

С 1 января 2016 года на территории стран ЕАЭС начал функционировать единый рынок лекарств. В июле 2015-го президент КР Алмазбек Атамбаев подписал закон о присоединении Кыргызстана к соглашению о единых принципах и правилах обращения медицинских изделий.

С 1 января 2016 года действуют и новые правила каботажных автомобильных перевозок в ЕАЭС. Поправки внесены в связи с присоединением к союзу Кыргызстана. Теперь перевозчики из Армении, Беларуси или России, завершив автоперевозку грузов из государств, не являющихся членами Евразийского экономического союза, имеют право на обратном пути в государство регистрации выполнить одну каботажную автоперевозку грузов на территории Кыргызстана: в Таласской, Чуйской или Иссык-Кульской областях. Эти условия выполнения каботажных перевозок предоставлены и перевозчикам, зарегистрированным на территории Кыргызстана, по ранее согласованным сторонами регионам Армении и Беларуси, а также на территориях Челябинской, Новосибирской и Свердловской областей России.

В системе здравоохранения Кыргызстана вводится новое программное обеспечение по мониторингу заболеваний. «Его уникальность заключается в том, что с его помощью можно проводить не только автоматизированный учет, отчетность и регистрацию инфекционных и актуальных неинфекционных заболеваний, но и осуществлять оперативный и ретроспективный анализ, для обеспечения эпидемиологического надзора, а также прогнозирования», — уточняли ранее в Минздраве.

В 2016 году в КР вводится обязательное страхование жилья и машин. Предположительно, эти платежи кыргызстанцы начнут вносить уже с февраля. С 1 январе же, как обещало правительство, начнет работать государственная страховая компания. Пока же о создании таковой ничего неизвестно.

Впрочем, замолчали в правительстве и о выдаче ипотечных кредитов на государственном уровне. Ранее говорилось, что правительство начнет уже с 1 января 2016 года выдавать первые ипотечные кредиты. Позже сроки передвинули до 15 января. А под конец 2015 года председатель правления российско-кыргызского фонда развития Нурсулу Ахметова и вовсе заявила, что в КР отсутствует сегмент строительства жилья эконом класса. По ее словам, стоимость одного квадратного метра жилья в стране $600. «Проанализировав уровень зарплат граждан, мы пришли к выводу, что кыргызстанцы не смогут выплачивать ипотеку. Стоимость одного метра жилья не должна превышать $380», — сказала она. Получается, обещанного кыргызстанцам придется подождать. Сколько? Три года?

Президент Алмазбек Атамбаев более пяти лет пугает народ именем Бакиева! Причину своей несостоятельности стать лидером нации он видит в Бакиеве! Теперь эта «мода» перешла руководителю аппарата президента Фариду Ниязову. В ответ на совместное заявление правозащитных организаций «Кылым шамы» и Коалиции “За демократию и гражданское общество” по защите свободы слова в стране, Ф.Ниязов назвал меня «клеветником и верным служителем режима Бакиева».

После такой характеристики так и хочется повторить слова его непосредственного шефа Атамбаева: «Братан, фильтруй базар». Но, я так не скажу. Потому что не хочу опускаться до уровня автора уличных жаргонов.

В этой связи хочу отметить, что настоящие Бакиевские кадры сегодня сидят в правительстве и Белом доме. Команда А.Атамбаева и костяк СДПК состоит из политических «хамелеонов» и «люболизов», еще вчера поднимавших тост: «Смерть противникам Бакиева!». Сегодня люболизы атамбаевского режима, в том числе сам Ф.Ниязов, на обоснованную критику оппозиции навешивают ярлыки.

Далее Ф.Ниязов заявляет, что «Этих граждан (У.Ботобеков и Д.Орунбеков) и журналистами-то назвать сложно. Разве сравнить их с Чолпон Орозобековой, Сыргаком Абдылдаевым или Геннадием Павлюком? Люди, которых поддерживают лидеры двух НПО, всего лишь клеветники. И суд признал это». После таких перлов руководителя атамбаевского аппарата в воздухе навис дым геббельсовкой идеологии!

«Откровения» Ниязова лишний раз доказывают, что он не соответствует занимаемой должности и полностью оторван от кыргызской действительности. Такое чувство, что он находится на другой планете и верит «сказке», которую сам же сочинил. Тому есть несколько подтверждений.

Во-первых, человек, который не знаком  со всеми тонкостями кыргызской журналистики, пытается дать оценку творческому потенциалу У.Ботобекова и Д.Орунбекова, которые оказались по указке Белого дома «многомиллионными» должниками перед А.Атамбаевым и И.Илмияновым через карманный суд.

Во-вторых, он цинично делит отечественных журналистов на «своих» и «чужих», «хороших» и «плохих», что лишний раз подтверждает его моральную ущербность. У каждого из нас, в том числе уважаемых мною талантливых журналистов Ч.Орозобековой, С.Абдылдаева и покойного Г.Павлюка, своя судьба, своя жизненная правда, своя политическая позиция и неповторимая индивидуальность. Когда власть становится авторитарной, а президент превращается в дракона, то правящая элита начинает душить свободу слова и устраивает гонения на оппозиционных журналистов, облагая их непомерными денежными штрафами через суд. Символами совести во времена Акаева стали журналисты З.Сыдыкова и М.Эшимканов, которых тоталитарный режим хотел поставить на колени. Но они не сломались, выстояли и победили! Во время Бакиева под каток семейно-клановой бандитской системы попали Ч.Орозобекова, С.Абдылдаев, которые вынуждены были эмигрировать в Европу и Г.Павлюк, который за свободу слова поплатился жизнью. Главное отличие нынешней авторитарной системы состоит в том, что в суд на журналистов подает сам президент и его бывший водитель. При этом публичные слова Атамбаева: «Не будь президентом – прибил бы журналистов», может дать своего рода импульс бандитско-сицилийской мафии для физического уничтожения неугодных активистов. По размеру штрафов на журналистов Атамбаевский режим намного превзошел своих предшественников.

В-третьих, насколько я знаю, в течение пяти лет Ф.Ниязов работал советником президента по связям с общественностью и отвечал за имидж Атамбаева. Как имиджмейкер, он полностью провалил свою задачу. Мировая общественность с улыбкой вспоминает крылатые высказывания президента, который стал невольным автором нашумевших «Атамизмов». Его «знаменитые» аформизмы «Таласцы – не люди», «Нарынчане – бараны», «Манас – этнический россиянин», «Мне Бог дал много денег», «Через два-три года Каримов …», «Деревяный генерал должен носит стрингеры», «Не Каттани, а к…ү задница», «Следи за базаром», «Не будь президентом – прибил бы журналистов» вызывают смех. Такая ненормативная лексика не соответствует уровню политика национального масштаба, что вызывает горькое разочарование у интеллектуальной кыргызской публики.

В-четвертых, Ф.Ниязов как был во времена Акаева, так и ныне остался мелким клерком, у которого отсутствуют государственное мышление и харизма. Его даже трудно назвать руководителем республиканского масштаба. За время нахождения на высокой должности он ни разу не высказал свои предложения и видение по развитию кыргызской демократии, сохранению национальной идентичности и прав человека.

В-пятых, публично заявляя о том, что «суд признал У.Ботобекова и Д.Орунбекова клеветниками», он, мягко говоря, цинично и лицемерно лукавит. Ведь общественность знает, что суды полностью подконтрольны властям. В этой ситуации лицемерие состоит в том, что он ссылается на суды, которые на деле исполнили желание властей из-за инстинкта самосохранения. Поэтому кощунственно звучат слова Ниязова: «Защищая клевету, лидеры НПО дискредитируют свободу слова и призывают «молиться» на клеветников». Лицемерная роль судей состоит в том, что они всегда прикрывали реальные цели властей под видом правомерных действий.

Общественности доподлинно известно, что пока Атамбаев и его «люболизы» находятся у власти, судебный секрет рейдерского захвата «Вечернего Бишкека» и многомиллионных проигрышей оппозиционных журналистов президенту и его бывшему водителю останется в глубоком секрете.

Горькая правда состоит в том, за пять лет президентства Атамбаева экономика страны оказалась на грани банкротства, многие крупные инвестиционные проекты, такие как, строительство Камбар-Атинской ГЭС-1 и Верхненарынского каскада ГЭС провалились. Вопреки обещанию Атамбаева, Кыргызстан так и не стал раем для инвесторов, а аэропорт «Манас» вместо воздушного хаба превратился в черную дыру, которая высасывает из каждого улетающего по 15 долларов. Тем временем, когда экономика падает в бездну, в стране процветают «атамизмы», к которым имеет непосредственное служебное отношение имиджмейкер главы государства Ф.Ниязов.

Уран Ботобеков,
журналист, член партии «Улуттар Биримдиги».

— Почти треть населения живет на доходы меньше 2.5 тыс. сомов. При том, что средняя зарплата 228$, за нами только Таджикистан и у нас самые высокие показатели безработицы среди стран СНГ. Долларовые переводы снизились за последний год почти на треть.

— Объем импорта в три раза превышает экспорт. Диверсифицировать экономику и ощутимо изменить ее структуру не удается. Падение экспорта товаров в 2013 году составило 5%, в 2014 году 22%, а в 2015 году еще на 6.5%. Если в 2009 году внешний долг Кыргызстана составлял меньше $ 2.5 млрд, сейчас внешний долг составляет около $ 3.5 млрд.

— В период Временного правительства во главе с Р. Отунбаевой и при президентстве Атамбаева с 2010 г. по 2014 год было добыто 87 тонн золота на рекордную сумму – 3 млрд. 909 млн. 338 тыс.долларов США. Возникает вопрос — куда нынешняя власть дела эти средства?

— На начало 2014 года курс сома к доллару не достигал и 50 сомов, а сейчас достиг 76 сомов и это несмотря на то, что НБКР израсходовал на валютные интервенции за два года около 800 миллионов долларов.

— В ежегодном рейтинге стран по состоянию коррупции, которое составляется международной организацией «Transparency International», Кыргызстан в этом году занял позорное 136 место. В 2003 году в том же рейтинге мы были на 119 месте.

— В 2008 году Кыргызстан входил в тройку из 10 самых активных стран реформаторов в рейтинге Всемирного банка. Тогда мы были на 68 месте. Показатели 2015 года показывают, что мы спустились на 102 место.

— В рейтинге стран мира по доходам на душу населения чуть более с 3 тысячами сомов мы находимся на 147 месте. В Габоне для сравнения 17 230 $, а в Тринидад и Тобаго 26 220 $.

— Тарифы на электроэнергию для населения повысятся на 21% в 2016 году, а в 2017 году тарифы будут поднимутся на 29%. Газпром предлагает повышать тарифы на газ на 3-5% ежемесячно. Также правительство собирается административным способом ввести обязательное страхование за далеко не элитное жилье и авто.

— Ожидается продажа либо акционирование стратегических объектов, включая КЖД, Кыргызтелеком, Кыргызпочтасы.

— Мегаком, который после революции приносил в год в бюджет в виде дивидендов и налогов cвыше 40 млн $ теперь продают за 300 млн $.

— 5 лет нас убеждали, что после продажи Талдыбулака, Джеруя, Джунды польется золотой дождь. Реальность оказалось суровее.

— Кабинет министров на служебные поездки потратил за прошедший год 388 млн. сомов. На «Приобретение прочих товаров и услуг», к примеру, Министерство труда, миграции и молодежи потратило 16 млн. 780 тыс. сомов. А на статью «продукты питания» госслужба по контролю наркотиков потратила в текущем году 3 млн. 78 тыс. сомов.

— Закупать книги для школ и повышать зарплату учителям кыргызского языка не интересно. А вот прикарманить деньжат под предлогом «перевода фраз кыргызского языка для переводчика Гугл транслейт» на 3 000 000 сомов уже увлекательно. Еще можно выкинуть 660 тыс. сомов для того, чтобы «ввести материалы для создания Кыргызской Википедии», также «разработать обучающие приложения кыргызского языка на базе iOS и Android» на 840 000 сомов. Все это делается от имени Нацкомиссии по языку при Президенте КР.

— Вот вам объявление только одного дня. 26 ноября ГКНБ под руководством Сегизбаева решил приобрести запасные принадлежности для офисной оргтехники на 991 530 сомов. Расходные материалы для множительного аппарата RZ — 167 500 сомов, к оргтехнике на 508 000 сомов. Все считайте, мы повысили нашу с вами безопасность за счет бюджета.

— Многие интересуются, чем занимается министерство экономики. Они закупают «консультационные услуги» под разные программы за счет бюджета и затем выдают их как свои творения. Разработка Инвестиционной стратегии КР на 2016-2018 гг. обошлась в 580 000 сомов, консультационные услуги в рамках Программы правительства КР «Доступное жилье 2015-2020» — 440 000 сомов, консультационные услуги по разработке проекта Закона КР, определяющего правовые основы осуществления гос. надзора за продукцией, выпускаемой в обращение на рынок — 180 тыс. сомов, консультационные услуги по разработке проекта изменений и дополнений в Налоговый кодекс КР — 420 000 сомов.
Если не произойдет ревизия всех расходов правительства и возможной коррупции мы не справимся с настигшим нас кризисом!

Адиль ТУРДУКУЛОВ.

Депутаты Жогорку Кенеша шестого созыва предложили запретить проведение религиозного обряда «нике» до регистрации в ЗАГСе. Вновь. Потому как тема эта для Кыргызстана не новая. Еще пять лет назад депутат Айнуру Алтыбаева разработала законопроект “О внесении изменений и дополнений в Закон “О свободе вероисповедания и религиозных организациях в КР”. Таким образом, парламентарий попыталась защитить права женщин и усилить ответственность мужчин за семейные и постсемейные отношения. Ведь без печати из ЗАГСа мужчина после развода по-настоящему свободен: ни имущественного дележа, ни алиментов. У детей же чаще всего не имеется даже свидетельств о рождении.

Тогда предлагалось ввести штраф для имамов в 1000 сомов. 22 доллара по курсу пятилетней давности, 13 долларов сегодня. Но после прохождения всех фракций и четырех комитетов по итогам голосования на пленарном заседании только треть депутатов поддержала законопроект. Еще треть нашла более важные дела в тот день. По словам самого парламентария, против проголосовали большей частью мужчины.

И вот к теме «нике» вернулись депутаты Аида Салянова и Эльмира Джумалиева. Причем, в этот раз наказание предлагается ужесточить: за освящение брака по религиозным обрядам до государственной регистрации давать до трех лет, за проведение священнослужителями обряда бракосочетания с несовершеннолетними лишать свободы до пяти лет.

Вот только 100%-ной поддержки в обществе идея опять не получила. На форумах нашлись такие, кто воспринял поправки в законопроект как выступление против института брака. И те, кто искренне изумился, неужели в стране не нашлось забот поважнее. Ну, кроме чучука, конечно. Но это другая история.

А пока… По данным ООН, ежегодно в стране совершается более 3,5 тыс. преступлений против женщин. По разным данным, от 23 до 32 девушек похищаются каждый сутки. Получается, практически каждый час – 45 минут в стране совершается насильственная кража, которая в цивилизованном мире трактуется однозначно – киднеппинг. Учитывая, что каждую пятую похищенную насилуют, говорить о красивом обычае уже не приходится.
И число ранних браков с каждым годом не уменьшается. Напротив, к примеру, в Нарынской области, по информации ЮНИСЕФ, с 2006 по 2014 годы число ранних браков выросло с 9,7 до 19,1%

Эту печальную статистику подтверждают и данные Национального статистического комитета. Медико-демографическое исследование выявило 15% женщин вышедших замуж до совершеннолетия, в том числе 1% — до достижения 15 лет.  Основная часть таких браков заключается в сельской местности. Исследование ЮНФПА показало, что 64% сельских жителей под браком понимает именно «нике». Соответственно, неудивительно, что только один из десяти школьников смог назвать правильный возраст вступления в брак. Да и что такое сам брак нынешние выпускники толком не знают. Всего для 43% — это регистрация в ЗАГСе, для 42% — «нике». Обычное совместное проживание назвали брачными узами – 8%, а еще 2% понимают под браком кражу невесты.

И ведь именно с кражи невесты чаще всего начинаются ранние браки. Взрослая женщина не позволит сломить или запугать себя, как 15-летняя девочка. Да и перед угрозой «позора» от возвращения легче устоит.

И самое главное, что не было бы понятия «позор», если бы общественное мнение удалось повернуть на 360 градусов. Если бы общество начало понимать, что кража невесты по сговору влюбленных – это красивая традиция. Кража невесты и зачастую изнасилование – это уголовное преступление. Принуждение к браку несовершеннолетней девочки, по сути лишение свободы, это преступление. В XXI веке в светском (!) государстве пять лет не могут принять закон, который защитил бы права несовершеннолетних детей на образование, свободу выбора и безопасное материнство. Только в этом году было зарегистрировано более тысячи беременностей среди несовершеннолетних.

При этом безопасность и комфорт семейных ценностей очень даже может включать религиозную составляющую. И свобода вероисповедания, прописанная в Конституции, вполне позволяет внести в семейный союз мусульманские каноны. Но только каноны настоящего ислама, а не подменного малограмотностью.

Ведь, ислам не превращает женщину в бессловесное существо. Например, ислам разрешает женщине потребовать развод, если муж не обеспечивает ее материально. А после развода все дарованное и приобретенное имущество остается у женщины, чтобы она могла сама себя обеспечивать. Как-то не похоже это на тех девочек, которые до совершеннолетия прошли обряд «нике», а потом остались без крыши над головой и алиментов на детей.
Да и возраст наше Духовное управление мусульман определяет под «нике» целой системой вступления в брак. Молдо сначала объясняет молодоженам, какие обязанности у жены и мужа, как строить семейные отношения. И только потом при свидетелях спрашивает согласие на этот брак. Да и возраст в нашей стране определяют все-таки в 18 лет.
В средние века, когда средняя продолжительность жизни равнялась 35 годам, восемнадцать было как наши 50-ть. Соответственно, люди раньше взрослели, раньше выходили замуж или женились. Но после того как мы добились равенства прав женщин, в том числе политические, уместно ли потомкам Алайской царицы, восставшей против собственной кражи, вновь отправляться в средневековье?!

Хотя это очень удобно. Не нужно завоевывать, бороться за свою избранницу. Не нужно бояться отказа от девушки, получившей высшее образование и имеющей профессию. А маленькую девочку можно просто задавить, сломать.

Не потому ли мужской контингент никак не хочет способствовать ужесточению ответственности за попрание прав еще не женщин и уже, быть может, так и не выросших в женщин, девочек. Тех самых девочек, которых в Кыргызстане каждый день лишают детства, мечты, уверенности в том, что семья – это состояние безопасности.

Марина Гречанная.

Указом президента КР Алмазбека Атамбаева 2016-й объявлен годом истории и культуры. Такое решение принято для «сохранения и дальнейшего развития богатейшего исторического и культурного наследия народа Кыргызстана и эффективного использования этого потенциала в формировании и реализации собственной национальной модели развития страны, создания новых морально-нравственных ориентиров, объединения граждан в стремлении к достижению общей цели построения сильного процветающего государства». С чем связан рост национального самосознания кыргызстанцев и гражданского патриотизма в последние годы? Почему мы проигрываем в борьбе за свое историческое и культурное наследие другим народам? Политолог, кандидат исторических наук, директор института этнологии Международного университета Кыргызстана Табылды Акеров ответил на эти и другие вопросы. Он также рассказал в интервью K-News, об идее создания собственной модели развития путем сочетания современной демократии с нравственными и культурными традициями нашего народа.

— Не секрет, что правильный идеологический ориентир всегда помогает стране и обществу быстро перестраиваться, найти свой путь развития. Государство стремительно идет по пути реформ, которые опираются на историю и культуру народа. Однако модель развития должна соответствовать времени и уровню становления переходного общества. В мире существует достаточно много разных моделей развития, с помощью которых страны смогли безболезненно пережить свой переходный период. В Китае, например, практикуется принцип «одно государство – две системы», который направлен на объединение китайских государств, где существуют разные политические системы. В Северной Корее придерживаются идеологии «чучхе», что подразумевает опору только на собственные силы. Эта страна хотела немного дистанцироваться или отличаться от социализма в СССР и Китае. Мы также знаем, что Стране восходящего солнца помогла встать на ноги идеология «японский дух, западное образование»…
— Какая из перечисленных идеологий подошла бы Кыргызстану?
— В КР с приобретением независимости провозгласили идею «Кыргызстан – наш общий дом». Однако эта идеология потерпела крах, как только пал режим Аскара Акаева. Экс-президент Курманбек Бакиев  тоже попытался что-то «смастерить», но у него практически ничего не получилось. Слишком увлекся использованием служебного положения ради блага своего клана и членов семьи. После 7 апреля 2010 года в Кыргызстане вновь большое внимание уделяется истории и культуре народа. 2013-й был объявлен годом празднования 1170-летия Кыргызской государственности. В 2015-м издан указ президента КР о праздновании 1000-летия Жусупа Баласагына. В 2016 году мы празднуем 25-летие суверенитета Кыргызстана, 220-летие Тайлак баатыра, а также отмечается 100-летие народно¬-освободительного восстания 1916 года. Несомненно, подобные мероприятия могут принести свои плоды. Они поспособствуют возрождению национального самосознания, поднимут боевой дух народа, изменят и обогатят мировоззрение, помогут самоидентифицироваться. Тем не менее, все это не может заменить национальную идеологию, которая затрагивает все слои общества, каждого гражданина и социума или индивида, живущего в государстве. По моему мнению, кыргызскому обществу в переходный период надо бы иметь собственную идеологию развития, которая могла бы помочь сформировать и выработать новые общие морально-нравственные ценности народа суверенного Кыргызстана.
— Считаете ли вы что, ошибки первых двадцати лет независимости происходили еще и из-¬за отсутствия духовного возрождения и низкой культуры?
— Нет. Двадцать лет назад, наше общество было более грамотным, чем сейчас. В то время кыргызы как раз и достигли пика в возрождении национального самосознания. С приобретением национальной государственности кыргызы больше стали интересоваться историей, культурой своего народа. Перед нами открылась широкая возможность изучать прошлое. В поисках своих корней и следов народа кыргызы побывали во всех регионах, где раньше жили их предки: на Енисее, в Якутии, Монголии, Китае, Тибете и других странах. Народ хочет знать все о своем прошлом, происходит процесс самоидентификации этноса. Но государство не может дать конкретные ответы на заданную тему или выработать четкую национальную идеологию, которая может повести народ вперед, ориентировать и стимулировать к подвигам.
— Есть ли среди политиков КР человек, способный сплотить народ?
— В Кыргызстане быть в политике очень сложно. Государство не смогло сохранить костяк политиков, которые были востребованы временем и уважаемы в обществе. И сегодня высокообразованным и компетентным гражданам трудно конкурировать с малограмотными бизнесменами с толстыми кошельками, которые приходят в политику ради собственной выгоды и для защиты личных интересов. Но это еще ничего. Сегодня в политику уже пробивается та молодежь, что получила образование в последние 25 лет – поколение, которое прогуливало занятия, «разводили» за деньги экзамены (в том числе и государственные), покупали дипломы… Думаю, что все эти негативы отразились на жизни народа. И поэтому у нас в политике доминируют нечистоплотность, нечестность, недобропорядочность. У нас больше смотрят на клановую принадлежность человека. В преддверие президентских выборов можно заметить три-четыре крупных группировки, имеющие кланово-региональный характер, которые будут вести жесткую борьбу за власть. Клановый подход в борьбе за власть чреват последствиями. Алмазбек Атамбаев выразил беспокойство по этому поводу в своем недавнем декабрьском отчетном интервью.
— С чем связан рост национального самосознания кыргызстанцев и гражданского патриотизма в последние годы? И каково качество этого патриотизма?
— Прежде всего, это связано с приобретением государственного суверенитета Кыргызстана, что обусловило возрождение национального самосознания народа. Идет процесс национальной самоидентификации. Постоянно создаются общественные организации, политические партии, которые основываются на те ценности, которые имелись у нас в прошлом. И, соответственно, призывают вернуться к средневековым нормам и порядкам. Всем этим должна заниматься политическая элита, которая обязана обеспечить безболезненный переход общества от одного состояния в другой, качественно новый.
— О чем свидетельствует появление ряда организаций патриотического толка, которые своей деятельностью пытаются заменить функции государственных институтов?
— Одна из главных причин подобного явления – власть и государство не могут должным образом отвечать новым вызовам времени, сформулировать национальную идеологию. И это при низком уровне развития экономики и отсутствии единой команды, способной вывести страну из кризиса, безграмотности и некомпетентности лидеров. Большинство приходит в политику для удовлетворения собственных интересов путем услужения власть имущим. У нас сегодня существуют целые политические партии, которых в обществе просто называют клонами властвующей партии. Подобные политобъединения не могут ничего дать обществу, кроме как навредить его свободному развитию по демократическому пути. И, конечно, молодежь, осознавая безнадежность ситуации, пытается сама заниматься политикой, создавая общественные организации. Молодые политики пытаются хоть как-то повлиять на сложившуюся ситуацию, хотят, чтобы их услышали. Но, к сожалению, эта часть общества больше ориентируется, основывается и руководствуется традиционными морально-нравственными ценностями, национальными традициями, обычаями кыргызского общества.
— Не кажется ли вам, что мы проигрываем в борьбе за свое историческое и культурное наследие с другими народами, например с Казахстаном? Почему в интернет-пространстве национальные блюда, жилище, традиции и обряды приписываются другим народностям?
— Кыргызская власть сегодня находится в определенной самоизоляции, во внешней политике большое предпочтение отдает одной стране – России, и ревностно защищает свои внешнеполитические ориентиры. Всех политиков, придерживавшихся многовекторной политики, называют чуть ли не агентами иностранных государств – США и Запада. Еще одна причина -некомпетентность кадров, которые не могут выстроить выверенную внешнюю политику. Но, несмотря на это, мы имеем положительные примеры подвигов отдельных граждан, которые, действительно, стали примером для подражания.
— Что сейчас является морально-нравственным ориентиром для молодежи Кыргызстана?
— Сегодняшняя молодежь не стремится к получению образования, но она желает иметь диплом и быстро разбогатеть. Цель молодых людей сейчас – создать себе соответствующие условия жизни, иметь свой бизнес, дом, машину. И они понимают, что государство не в силах решать их проблемы. Политики заняты постоянным переделом собственности и особо не заботятся о государстве и народе. Молодежью движут жажда денег и идея быстрого обогащения.
— Существует ли разница между мировоззрением городского и сельского населений и с чем связана взаимная неприязнь?
— Да, и это присуще всем обществам. Даже в Москве городская молодежь игнорирует приезжую с регионов. Москвички не особо дружат с молодыми парнями с окраин бывшего СССР. Тут, конечно, сказывается отсталость сельской молодежи в интеллектуальном плане. Не советовал бы особо зацикливаться на этом, как это делают некоторые министры, показывая свою некомпетентность. Явление это имеет ситуационный характер. Общество может пережить его со временем, когда будут обеспечены все условия для нормального существования и в регионах.
— Какие меры должно предпринять государство для развития истории и культуры?
— Высшему руководству страны необходима политическая воля в решении общенациональных проблем и задач. Стране не нужны кадры, которые перебегают из одной команды в другую для сохранения своих привилегий, влияния и интересов. Их время прошло. Кыргызстан ждет нового прилива сил, свежих кадров, которые работают не ради своего благополучия и привилегий, а за будущее страны и народа. Для нас важно то, что создается и строится, что унаследуем мы от нынешнего поколения политиков. Пока же созданы условия для развития многопартийной системы, но, политические партии не имеют свободной конкуренции и полной свободы. Мы имеем доминат одной политической партии и различных ее клонов. У нас строится политическая система, в некотором роде напоминающая китайскую модель, где в политике доминирующая роль отведена одной  коммунистической партии. При подобном раскладе не стоить говорить о том, что мы строим демократическое общество. Нет. В Кыргызстане строится новый политический режим, обеспечивающий господство партии власти. А это не гарантирует гражданам, защиту их конституционных прав и интересов. Мы опять движемся не в том направлении, в каком хотелось бы. И мы еще долго будем оставаться в этой кризисной политической ситуации. Так как это не выход из положения.

(Продолжение, начало в № 1-5, 7-27 за 2015 год)

Касым Джакамбоев — глава волости Маканчи-Садыровск и его соратники — местные судьи Окыш Омаров и Жексемтек Князев стали  требовать деньги и скот, заверяя, что в обмен они будут освобождены от несения службы.  Некоторые отдавали, не жалея своего имущества, в то же время другие отказывались.

В отместку последним Жакамбоев сообщил русским властям, что они оказывают сопротивление правительству.  Были отправлены казачьи отряды и солдаты. Когда они напали на собрание казахов, недовольных главою волости и его соратниками, казаки убили 90 казахов, произвели многочисленные аресты, арестовали казахов, которые даже и не были на собрании. Их отправили в город Лепсинск, но до того, как достичь этот город, многие казахи были убиты без видимой причины. Их убивали тогда, когда они останавливались, устав от ходьбы и нуждались в отдыхе или хотели справить естественные нужды. Таким образом, два раза были убиты сначала 12 человек, при первой остановке, и 6 человек при второй.

Мощность  и интенсивность разворачивавшихся событий в Семиречье стали возможны ввиду присутствия элемента организованности среди повстанцев.  У них были отличительные знамена и металлические эмблемы на головных уборах некоторых из повстанцев.  В горах были обучающие лагеря, где обучались как готовить порох и ковать оружие. У повстанцев была хорошо развитая система разведки, они пользовались визуальной системой оповещения о приближении русских подразделений.  Повстанцы также стремились уничтожить средства связи  между городами и поселками. Были разрушены дороги, мосты, телеграфные линии. Киргизам удалось изолировать Пржевальск и его окрестности от связей с внешним миром. Долгое время не было известно о том, что там происходит, и только с прибытием карательных отрядов из Верненского и Джаркентского уездов с 15 августа по 1 сентября стали поступать сообщения относительно ситуации там.
Крупными центрами восстания в Семиреченской области стали горная часть юга Пишпекского уезда, весь Пржевальский уезд и юг Джаркентского уезда примыкающий к Пржевальскому уезду, где были уничтожены почти все русские поселения.  Оставшиеся в живых бежали в горы Пишпекского и Пржевальского уездов, либо двинулись в город Токмак. Киргизы и казахи в других населенных пунктах сохраняли спокойствие  и выполняли требования администрации не только по доставке рабочих, но и юрт, коней для армии.  Даже в районах открытого сопротивления не все население было расположено к противостоянию с русскими.  В своем отчете Куропаткин пишет генералу Фольбауму: «К счастью, не все население в мятежных волостях  враждебно настроено: среди них нет согласия, продолжаются обычные партийные разборки. Активные элементы часто насильно заставляли колеблющихся присоединиться к восстанию».

Киргизы преуспели в Пржевальске отчасти из-за личной некомпетентности находившихся там многих русских.  Один свидетель, описывая ситуацию в Пржевальске и его окрестностях, утверждает: « Некоторые мужчины были очень трусливы и скрывались от исполнения ими своей воинской обязанности. К нашему стыду, главные трусы были выявлены даже среди интеллигенции».  Свидетель утверждает далее, что из-за их трусости было убито много русских в соседних деревнях и уничтожены деревни. «Пржевальская сельскохозяйственная школа также, на мой взгляд, частично обязана своим разрушением трусости некоторых представителей интеллигенции Пржевальска, и частично рутине и волоките, царившей в военном совете Пржевальска под руководством старого и наполовину глухого генерала Королькова».

Генерал Фольбаум организовал ополченцев в городах и селах, и направил какие мог отряды против повстанцев. Этих сил было совершенно недостаточно, и Фольбаум попросил довольно крупное подкрепление. 9 августа началась отправка войск в Семиречье под командованием подполковника Гейцига в составе двух стрелковых рот, двух артиллерий, казачьей сотни, четырех пулеметов, телеграфа, телефонистов и саперных подразделений.  Через несколько дней было отправлено другое подкрепление в виде четырех стрелковых рот, одной казачьей сотни, саперного подразделения и 160 конных разведчиков. 17 августа были направлены еще войска с 4 пулеметами и 2 отрядами горной артиллерии, и 23 августа из Ташкента отправлено вооружение из 2000 винтовок.

Войска были привлечены не только из Сибири, но и из других областей Центральной Азии, из фронта были направлены два казачьих полка с артиллерийскими батареями и двумя отрядами пулеметчиков Кольта — одно подразделение прибыло через Чимкент, другое через
Семипалатинск.

Их маршруты проходили по трем направлениям: (1) от Андижана до Нарынского укрепления; (2) со стороны Черняева (Чимкента) вдоль почтовой дороги в Пишпек и Токмак, и (3) окольным путем по железной дороге в Семипалатинск, оттуда маршем в Сергиополь, Лепсинск и Верный.

Безнадежность положения слабо вооруженных киргизов перед лицом всевозрастающего перевеса сил видна в телеграмме от Куропаткина  Фольбауму от 21 августа:
«Вместе со сформированными вами отрядами, с прибытием отправленных вами подкреплений, в том числе двух казачьих полков и конной батареи, в Вашем распоряжении будет 35 рот, 24 сотни, 240 конных разведчиков, 16 пушек и 47 пулеметов. Черняев, Романовский, Кауфман и Скобелев завоевали Сырдарьинскую, Самаркандскую и Ферганскую области  меньшим количеством сил».

Слабо вооруженные повстанцы, естественно, не могли оказать успешного сопротивления против таких сил, и неудивительно поэтому, что к 1 сентября сопротивление оказывалось лишь небольшими группами партизан в отдаленных и изолированных районах. Партизаны разрушали телеграф (между Пишпеком и Верным), нападали на маленькие отряды, совершали набеги на железную дорогу и на русские поселения. Большинство повстанцев, однако, бежало в горы, и некоторые из них бежали в Китай. К концу сентября восстание можно считать подавленным, за исключением районов Зайсансокского и Джаркентского уездов, где борьба с группами «басмачей» (с повстанцами-националистами) продолжалась и в 1917 году.

Русские проявили невиданную жестокость для усмирения страны.  Они сравняли с землей целые деревни артиллерийским огнем, а против самих повстанцев Куропаткин отдал приказ: «Не жалеть патронов». Несколько отчетов могут дать представление о характере усмирения. Так, одним русским отрядом, действовавшим на южном берегу Иссык-Куля, были убиты 1000 человек, и отобрана большая часть скота кочевников. Генерал Покровский докладывает, что он «сжег лагерь из около 1000 юрт», а другой генерал Берг докладывает, что он «истребил 800 отчаянных киргизских воинов», к тому же изъято большое количество крупного рогатого скота и овец.  Куропаткин сетует в своем дневнике: «Были обоснованные жалобы  на неоправданное разрушение армией жилищ местного населения, грабежи и убийства уже во время усмирения беспорядков в Джизакском уезде. Те же действия имеют место и в Семиречье». Войска были по большей частью не из числа регулярной армии, а из резервистов  и призывников, они были не дисциплинированны и плохо взаимодействовали.
Одним из главных методов противодействия повстанцам Фольбаума с самого начала восстания  было систематическое изъятие их стада для того, чтобы подорвать их хозяйство и ослабить их сопротивление. Этот захват стад достиг огромных масштабов, о чем свидетельствует его отчет Куропаткину: «В непосредственной близости от Пржевальска  собрано более трех тысяч голов крупного рогатого скота. В Кочкорке…около сотни тысяч…меньше все еще  имеется в Токмаке… В дальнейшем действиями военных подразделений количество  крупного рогатого скота будет еще больше увеличено». 3 сентября Куропаткин в своем дневнике сетует, что Фольбаум больше производит облаву на скот, нежели на самих кочевников. Наконец, сам Фольмаум приходит к пониманию сложностей, созданных его действиями: «Скот предоставляется администрации, но она не в состоянии ни содержать, ни охранять его без помощи армии, крупный рогатый скот может пропасть или погибнуть из-за отсутствия кормов и должного ухода. Но войска, привязавшись к стадам, теряют свою мобильность».

Во время подавления восстания погибло очень много невинных людей.  Так, в Пржевальске были убиты 700 киргизов, которые вовсе не принимали участия в восстании. Беспорядочное предоставление оружия русскому населению привело к очень печальным результатам. Под предлогом подавления повстанцев, отряды из русских крестьян разъезжали, убивая и грабя  всех без разбору.  Куропаткин признавал это ужасное положение дел: «Мы должны твердо установить, чтобы произвольные самосуды с обеих сторон строго наказывались. Бессмысленная жестокость среди населения велика.  Соколинский (один из  бывших русских чиновников) жалуется, что его обвиняют в предательстве, когда он примиряет киргизов. Следует жестоко наказывать киргизов, но необходимо также твердо положить конец самосуду среди русских, иначе нормальная жизнь не будет восстановлена… Многие русские развращены до мозга костей.  Соколинский и уездные начальники считают, что среди русских есть много безнравственных людей с сомнительной репутацией и даже криминальные  элементы».

Даже арестованные туземцы не были защищены от насилия толпы.  В ряде случаев происходили отвратительные события, когда русское население нападало на арестованных перед самым носом у сопровождавших их солдат, или в тюрьмах, куда их заключили. Согласно полковнику Иванову: «Нередко были случаи, когда арестованные даже не доходили до юрты, где я находился: толпа, в основном из женщин, бросалась на заключенных, и находила удовлетворение очень жестоким образом. Было немыслимо противостоять таким действиям в связи с небольшим числом солдат в моем распоряжении; следует также учесть, что все эти солдаты проживали здесь, некоторые из крестьян потеряли своих близких или имущество в результате восстания». 13 августа произошел особенно ужасный случай в селе Беловодск, когда зверски были убиты 517 арестованных киргизов дикой толпой русских “при попытке к бегству”, без всякого вмешательства со стороны войск, находившихся поблизости.
Поэтому неудивительно, что из-за царившего здесь насилия и зверств, пытались найти убежище в горах или в побеге в Китай даже те местные жители, которые не участвовали в восстании. Бедственное положение тех, кто бежал в горы Российской Центральной Азии, было действительно ужасно.  Урожай их зерновых культур и зимние стойбища погибли. В то время как им удалось сохранить то немногое из имущества и скота, из-за отсутствия кормов для  скота и засухи, наступившей весной 1917 года, их положение чрезвычайно усугубилось. Далее речь пойдет о судьбе тех, кто бежал в Китай.

5. Побег повстанцев в Китай

Первыми, кто бежал в Китай после оглашения высочайшего повеления, были дунгане или китайские мусульмане. Дунгане в Российской Центральной Азии были поселены в основном в Семиречье, их крупнейшие пункты находились недалеко от городов, Верный (Алма-Ата) и Пишпек (Фрунзе).

(Продолжение следует).