До окончания срока Атамбаева
осталось

№12 от 31.03.2016

Развитие оппозиционного движения в Кыргызстане имеет давнюю, богатую историю. Именно поэтому мы считаемся в регионе самой демократичной страной. Открытые, свободолюбивые, независимые — это о кыргызах. При том, что они доверчивые по натуре, — не любят, когда их обманывают. Очень терпеливый народ. Акаева терпели из его 15-ти лет правления последние пять уже на износе. Бакиева как-то сразу не полюбили. Атамбаева, по-моему, вообще не принимают всерьез, поэтому еще терпят. Долго ли?

В этом году, официально, независимости Кыргызстана 25 лет. Но «когда набираешь в YouTube слово «Кыргызстан», то в топ 10 видео входят сюжеты про кражу невест и две революции», — отметил директор департамента при Министерстве культуры, информации и туризма КР Азамат Анаркулов.

Политологи подчеркивают нашу продвинутость в том, что у нас, в отличие от соседних государств региона, была сменяемость власти. На вопрос, что нового привносила новая власть в государственное управление, затрудняются ответить. Профанация с новой Конституцией, усилившей роль парламента, доведена до абсурда. Подкуп на выборах в Жогорку Кенеш, как, впрочем, в местные кенеши 27 марта этого года, окончательно подорвали доверие к этой ветви власти. Партии купили себе места в парламенте, — избиратели могут отдыхать.

Оппозиция, как правило, выносит на обсуждение недовольство, требования народа.  Повестка этой весны состояла из вопросов, которые накопились в регионах. Митинги и встречи поднимали злободневные темы. 27 января прошел митинг в Нарыне. Нарынчане были недовольны законопроектом об отмене надбавок за проживание в высокогорье. Демонстранты потребовали не принимать этот законопроект и попросили повысить надбавки до 70%. Участники митинга говорили об отсутствии транспортной инфраструктуры, а, главное, о повышении тарифов на электроэнергию.

10 февраля  жители села Аксы Джалал-Абадской области, вышедшие на митинг, предъявили также ряд социальных требований: снижение цен на электроэнергию, отчислений в Социальный фонд, а также отменить закон об обязательном автостраховании и упростить процедуру получения пособия для детей.

1 марта столичный Дворец спорта не мог вместить всех недовольных заемщиков, которые не могут выплатить кредиты ввиду настигшего страну экономического кризиса.

14 марта в Джалал-абаде прошел митинг с теми же требованиями повысить социальные выплаты, снизить тарифы на электроэнергию, отмены законов о страховании и облегчения условий для получения пособий для детей.

18 марта в городе Токтогул митингующие требовали снизить тарифы на электроэнергию, а также не разрабатывать месторождение золота Узун-Акмат.

Токтогульцы напомнили, что это не первая подобная акция протеста. В 1998 году Токтогульскому району и селу Жазы-Кечүү был предоставлен особый статус. Согласно этому, жителям района электричество предоставлялось по себестоимости. В 2011 году тогдашний премьер-министр Алмазбек Атамбаев внес поправки в закон. В настоящее время правительство не исполняет установленную норму и нарушает права 115 тысяч жителей района.

18 марта 2016 г. в Джалал-Абадской области на неописанном участке кыргызско-узбекской государственной границы военнослужащие Республики Узбекистан выставили 2 единицы БТР и 2 «КамАЗа». Кроме того полностью закрыли контрольно-пропускной пункт «Маданият-автодорожный». В пункте пропуска «Достук-автодорожный» узбекская сторона ввела ограничения на пропуск лиц и транспортных средств.

22 марта в Аксы прибыло много политиков, считающих себя патриотами. Они решили на месте разобраться с тем, что происходит на границе, поскольку правительство, президент затянули паузу. Там неожиданно всплывает секретное постановление правительства о переносе телевышки с горы Унгар-Тоо с территории Узбекистана. Как выяснилось, премьер-министр Темир Сариев скрывал, что отдал землю, где расположена телевышка Кербен в Аксыйском районе Джалал-Абадской области, еще в ноябре прошлого года. Сыр-бор разгорелся из-за этого.

Выступления были горячими. Они отодвинули требования социально-экономического характера. Заговорили о недоверии власти. На 24 марта Бекназаров, взяв на себя ответственность, объявил о проведении Курултая в Оше, но они вынуждены были перенести его с тем, чтобы разобраться кто «отдает наши земли другим государствам» и «заставить правительство признаться в этом». Было решено передать все бумаги Жогорку Кенешу и потребовать в трехдневный срок дать ответ. Было понятно, что ЖК не будет шевелиться быстро. Поэтому Бекназаров заявляет митинг в Бишкеке на 30 марта.

Вопросы и требования, которые они намерены были озвучить:
— почему президент не собрал Совет обороны для обсуждения ситуации по границе, а Жогорку Кенеш не внес в повестку дня этот актуальный для КР вопрос;
— пересмотреть законы для облегчения условий ипотечных кредитов для населения;
— снизить цены за электроэнергию до 70 тыйынов и не делать лимитов потребления электроэнергии;
— рассмотреть денонсацию соглашения по Кумтору и дать полный отчет правительства по продажам месторождений;
— прекращение политических преследований;
— предоставление полного отчета, кому сейчас принадлежит национализированное имущество семьи Бакиевых;
— раскрыть всю правду о побеге криминального авторитета Азиза Батукаева;
— требовать от КТРК объективно освещать политическую ситуацию в стране, а не превращаться в карательный орган.

А на 26 марта еще задолго был заявлен народный Курултай «За обновление и очищение: Кыргызстан-21» с лозунгом: «Аттан» Элдик-Мекенчил биримдик». В повестке Курултая значились такие вопросы, как выводы и уроки апрельской революции 2010 года, текущая ситуация в стране и неотложные меры, программа по очищению и обновлению страны — «Эл Казына» с тремя подсекциями участия аксакалов, женщин и молодежи. В распространенном газетном издании «Улутман» были указаны телефоны куда обращаться в случае участия. Это мероприятие готовили Эрнест Карыбеков, Дастан Сарыгулов и др.

Но все завертелось куда быстрее. Власть не дремала. Как выяснилось потом, они еще 12 марта возбудили дело о приготовлении к насильственному захвату власти. 24 марта в редакции Res Publica они задержали лидера оппозиционной партии “Чындык” Кубанычбека Кадырова и лидера партии «Эгемен Кыргызстан», бывшего губернатора Джалал-Абадской области Бектура Асанова. Собственно, в редакции нашей газеты мы как раз обсуждали появление 21 марта в Интернете аудиозаписи, на которой, якобы, три оппозиционера — Кубанычбек Кадыров, Дуулатбек Турдуналиев и Бектур Асанов — ведут переговоры о насильственном захвате власти, планах по учинению беспорядков в регионах и передачи денег для этих целей.  Говорили о том, что это монтаж. Но ГКНБ признал подлинность этой записи. Как они это успели сделать так быстро остается на совести спецслужб, но закрутили сюжет в лучших традициях НКВД 37-го года, точно. Решением суда их заключили под стражу до 12 мая. Третий Дуулатбек Турдуналиев, также подозреваемый в планировании действий по насильственному захвату власти, объявлен в розыск.
Неожиданное известие, что был арестован еще один подозреваемый в планировании действий по насильственному захвату власти — Эрнест Карыбеков, просто повергло в изумление. Но в Интернете появилась новая аудиозапись под названием “Оппозиция делит власть” с участием бывшего Госсекретаря, в акаевские времена главного золотодобытчика Дастана Сарыгулова и независимого и очень толкого эксперта по энергетике Карыбекова.

В понедельник Сарыгулова доставили в ГКНБ для проведения беседы. Ему предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного статьей «Приготовление к насильственному захвату власти или насильственному удержанию власти» Уголовного кодекса КР.
Как стало известно, вызвали в ГКНБ в Джалал-Абад и гражданского активиста, который организовывал акции протеста в Аксы Камчыбека уулу Шекербека. Не исключен и его арест.
Пока КНБ заваривало всю эту кашу Комитет Жогорку Кенеша по международным делам, обороне и безопасности 29 марта на своем заседании рассмотрел вопрос переноса радиорелейной станции «Кербен» (РРС-24), расположенной на Унгар-Тоо в Аксыйском районе. Об этом сообщила пресс-служба Жогорку Кенеша.

Члены комитета приняли к сведению информацию министерств и ведомств и предложили правительству:
1. Не переносить станцию «Кербен» в другое место. Усилить ее мощность;
2. Провести разъяснительную работу среди населения;
3. Поручить Генпрокуратуре проверить и дать юридическую оценку по вопросу возможной подделки протокола №18-177 от 11 ноября 2015 года по итогам заседания у премьер-министра;
4. Генпрокуратуре направить ответ по этим вопросам в комитет ЖК до 20 апреля 2016 года.
Тем временем премьер-министр Темир Сариев наоборот поручает начать строительство новой станции РРС в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Об этом он заявил на совещании по безопасности и укреплению государственной границы.

Для оппозиции вопрос по границе скорее всего оказался неподъемным. Митинг в Бишкеке 30 марта был отменен. Объявлено, что перенесен в связи с поручениями ЖК Генеральной прокуратуре. Вряд ли «тайна» будет раскрыта при нынешнем режиме, хотя Атамбаев на этот счет намекнул, что у Сариева не две головы.

На всю эту заварушку, вернее заговор, как оценили это наши спецслужбы, можно сказать лишь следующее: не там ищите. С недовольством народа шутить нельзя. Лидеры оппозиции в Кыргызстане были: и «локомотивы», и «бульдозеры» революций. Но им лишь делегировали право выражать чаяния людей.

В эти митинговые дни, кажется до смерти перепугавшись, Атамбаев решил расправиться со всеми одним махом. Вот его слова: «Выступая в Оше, я говорил, что, если кто-то будет стравливать две нации, два региона, бейте таких камнями, это нелюди. Мы же это проходили в Оше, Джалал-Абаде. И сейчас ситуация на границе напряженная, а некоторые ее раскачивают, больше того, провоцируют пограничников соседней страны. А не дай Бог, людям дадут оружие или попросят кого-то застрелить на границе. Эти люди на все способны». И не преминул дать указание: «Силовые структуры должны разобраться с этим делом, виновные должны ответить. Хватит нам всяких заговоров».

А мы говорим: КГБ, прокуратура, суд.

Замира СЫДЫКОВА.

В попытке удержаться в кресле небожители затеяли бой с собственной тенью.
«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты», — гласит народная мудрость. Действительно, окружение — это наше отражение. И когда оно нам не нравится или мы на него злимся, стоит присмотреться, а не крива ли своя рожа. Бить зеркало, при этом, не пытаясь изменить собственное выражение лица, по крайней мере, глупо. Именно так выглядит сейчас президент, сажающий одного за другим своих соратников.

Намедни один за другим отправились за решетку сразу несколько так называемых оппозиционеров. «Так называемых» потому, что эти люди сменили свои ориентиры лишь последние несколько лет. До этого, их политические взгляды не мешали им быть в команде Алмазбека Атамбаева.

Кубанычбек Кадыров

С 2008 года состоявший в рядах СДПК (партия Алмазбека Атамбаева), около 2 лет был депутатом этой фракции в Жогорку Кенеше. В 2009 году обвинен в организации массовых беспорядков в городе Балыкчи, где публично призывал к свержению Курманбека Бакиева, пытался воспрепятствовать работе избирательных комиссий, нападал на милиционеров и, как отмечается в материалах уголовного дела «совершал насильственные действия в отношении представителей власти». Кадыров был одним из ярых сторонников нынешнего президента Алмазбека Атамбаева, который тогда состоял в стане оппозиции.

По представлению Генеральной прокуратуры в конце 2009 года Кадырова лишили депутатского мандата, а в 2010-м он эмигрировал в Швецию, где просил статуса беженца. После апрельских событий он вернулся в КР и вновь влился в команду Атамбаева. Последний к тому времени сменил роль оппозиционера на члена временного правительства. Кадырову, как былому соратнику, досталось место заместителя министра внутренних дел, но ненадолго. Уже в 2011 году между сторонниками возник разлад, с тех пор Кадыров снова в оппозиции, даже создал свою партию «Чындык».

Впервые возмездие за «измену» настигло его в 2013 году. Он был объявлен одним из организаторов «Юпи-гейта», когда также в интернет «слили» компромат о планах оппозиции отравить реку Нарын цианидами, а всю вину свалить на власти и «Кумтор». Кадырова и остальных заговорщиков тогда лишь припугнули арестами. Но вскоре дело спустили на тормозах. Спустя год в 2014 году он примкнул к Национальному оппозиционному движению (НОД), созданному депутатом V созыва ЖК Равшаном Жеенбековым. В 2015 году после ухода последнего Кадыров возглавил НОД, а в 2016 начал активно проводить митинги против непопулярных решений правительства.

Бектур Асанов

На политической арене появился в 2000 году, когда баллотировался в Законодательное собрание Жогорку Кенеша от округа в Джалал-Абадской области. По словам его тогдашних конкурентов, он смог стать депутатом пока спорили между собой два других кандидата: Бекболот Талгарбеков и Марат Кайыпов, затеявшие судебные тяжбы из-за голосов избирателей. Пока они решали, кто из них первый, по округу назначили перевыборы между Тахиром Умурахуновым и Бектуром Асановым. В итоге последний стал депутатом ЖК.

Однако это не помешало ему быть активным участником переворота в 2005 году. Несколько лет спустя в интервью СМИ он признался, что 24 марта находился в Джалал-Абаде и занимался организацией перевозок в Бишкек людей, которые в столице присоединялись к акциям протеста против Акаева.

Став членом команды Курманбека Бакиева, Асанов продолжил карьеру на госслужбе. Сначала он возглавлял Госагентство по физкультуре и спорту, делам молодежи и защите детей, а в 2009 году уехал Чрезвычайным и Полномочным Послом Кыргызстана в Пакистан.

После событий 7 апреля 2010 года вернулся в КР и нашел общий язык с членами временного правительства. После очередного госпереворота, по протекции Азимбека Бекназарова выдвинут на пост губернатора Джалал-Абадской области. Во время беспорядков в регионе в мае того же года он был руководителем области. Тогда же имя Бектура Асанова часто связывали с Кадыржаном Батыровым — главным, по мнению властей, зачинщиком беспорядков и столкновений кыргызов и узбеков на юге страны в 2010 году. Асанов эту связь отрицал, отмечая, что как губернатор Джалал-Абадской области часто встречался с разными людьми и пытался навести порядок в регионе. По итогам работы комиссии по расследованию событий 2010 года, Асанова обвинили в сговоре с сепаратистами и рекомендовали освободить его от должности губернатора. В июле 2011-го тогдашний премьер-министр Алмазбек Атамбаев выполнил поручение Жогорку Кенеша — уволил Асанова. С тех пор дружба врозь.

Дуулатбек Турдуналиев

Активный участник событий 2010 года. Носитель звания и медали «Героя апрельской народной революции». Его называют одним из участников событий в Таласе, где 6 апреля 2010 года начались массовые беспорядки, захвачены здания госадминистрации и УВД, избит до полусмерти тогдашний министр внутренних дел Молдомуса Конгантиев.

Дуулатбек был шофером и приближенным «атамекеновца» Болота Шера, которому и обязан медалью. После отставки последнего Турдуналиев тоже временно исчез. Но в начале марта 2016 года он громко заявил о себе, записав видеообращение на фоне могил погибших 7 апреля 2010-го талассцев. «Он напомнил главе государства о клятве, данной им на похоронах погибших на площади «Ала-Тоо» 7 апреля 2010 года, и сделал вывод, что добившийся власти на крови людей Атамбаев не оправдал надежд народа.

По мнению Турдуналиева, нынешние власти во многом превзошли Курманбека Бакиева и его правление. Это и оказываемое на него давление «апрелевец» назвал причинами своего заявления: «22 февраля я направил в правительство обращение с требованиями по новым тарифам, Соцфонду, приватизации MegaCom, судьбе Кумтора и Джеруя. После этого за мной начали следить и угрожать убийством. Но смерти я не боюсь, поэтому я вышел против Бакиева и начал революцию в Таласе. Если хотите убить меня, я готов, уже выкопал могилу. Сейчас у власти одни коррупционеры и нахлебники. Если это не прекратится, то все закончится печально для вышестоящих лиц».

Но буквально накануне скандала с задержаниями оппозиционеров в прессе опубликовано интервью с Турдуналиевым, где он откровенно поет дифирамбы нынешнему президенту. Он заявил, что не будет поддерживать митинги оппозиции, призывал всех к миру.

По слова Д. Турдуналиева, власть выслушала требования народа и начала принимать срочные меры. Например, считает он, власть сменила главу Антикоррупционной службы при ГКНБ, что может быть воспринято, как попытка власти усилить борьбу с коррупцией. Кроме того, он отметил, что получил приглашение на курултай от лидера движения «Эл уну» Азимбека Бекназарова, но не поедет на митинг в Оше, который состоится 24 марта. По мнению молодого активиста, нет оснований для третьей смены власти, и мы не должны этого допустить. «Рано или поздно, Азимбек Бекназаров будет привлечен к ответственности. Он пригласил меня на митинг в Оше, я не поеду. В 2002 году из-за Бекназарова в Аксы погибли люди. Дважды управлял Генпрокуратурой, но он не добился результатов в работе. Говорят, произойдет революция, но мы этого не допустим. Нам нужен мир, словно воздух. Во времена Курманбека Бакиева стоило озвучить критику, как за тобой устраивали слежку. Им не было дела до народа. Сейчас все иначе, власть прислушивается к нам», — сказал Дуулат Турдуналиев, добавив, что Кыргызстан должен показать себя миру с лучшей стороны», — писали журналисты кыргызскоязычного издания «Жаны агым».

Но это откровенное подпевание политике седьмого этажа не спасло молодого активиста. Возможно, это его интервью было фальсификацией тех же спецслужб. Узнать об этом не удалось. Дуулат исчез.

Дастан Сарыгулов

Пожалуй, единственный, кого нельзя назвать сторонником Алмазбека Атамбаева. «Считался неформальным главой семейного клана, имевшим огромную власть, благодаря тому, что к этому же клану принадлежит и жена первого президента Майрам Акаева. Близость к семье президента позволила Сарыгулову стать во главе государственного золотодобывающего концерна «Кыргызалтын» и руководить им на протяжении семи лет. Он непосредственно участвовал в переговорах по «Кумтору», когда доля Кыргызстана в проекте снизилась с 67% до 16%», — пишут о нем СМИ.

Самое громкое обвинение в отношении Сарыгулова — нарушение конституционных прав граждан: он якобы отдал распоряжение установить прослушку телефонных разговоров своих сотрудников. Доказать свою невиновность он не смог и лишился должности. Попавший в немилость к Акаеву политик, впрочем, скоро примкнул к команде Курманбека Бакиева. После мартовских событий он был назначен госсекретарем КР. Занимал эту должность до мая 2006 года. Причиной отставки с этой должности стали его заявления по распространению тенгрианства.

Несколько раз был организатором и участником конференций, посвященных подведению итогов апрельских событий 2010 года.

Но списывать обвиненного в ретроградстве политика, как оказалось, рано. В 69 лет он решил вновь заявить о себе, став серым кардиналом неудавшихся революционеров.

Эрнест Карыбеков

Эксперт по энергетике тоже оказался в одной камере с оппозиционерами. Чем он известен? В начале 2000-х работал какое-то время экспертом в отделе правительства по ТЭК. Во время премьерства Феликса Кулова стал заведующим того же отдела. В 2008 году уволился и уехал в Казахстан, где какое-то время работал в энергокомпании.

После парламентских выборов 2010 года часто выступал в СМИ в качестве эксперта в сфере энергетики, и даже был президентом международного общественного фонда «Институт по исследованию проблем водопользования и водно-энергетических ресурсов Центральной Азии». Позже стало известно, что он является заместителем лидера партии «Ар-Намыс» Феликса Кулова. Карыбеков часто выступал на заседаниях этой фракции, критикуя политику правительства в энергосекторе.

По данным членов партии, с 2015 года Карыбеков в рядах политорганизации не состоит. «Уже больше года назад он исключен из рядов нашей партии. Он иногда делал такие высказывания, которые противоречили принципам нашей партии, нашей программе. Поэтому мы с ним по-хорошему расстались, вот и все», — подтвердил Кулов.

Он рассказал, что Карыбеков «был рядовым членом, но ему придали статус замруководителя партии». «Он участвовал в разных конференциях и мероприятиях за пределами страны, и попросил, чтобы на время выступлений ему придали такой статус. Но больше года мы с ним уже не общались. Когда-то в правительстве был замом руководителя одного из отделов. Тогда он в политику не лез. Я очень был удивлен, когда прочитал его идеи изменения Конституции. Честно скажу, что они абсолютно безграмотные. Он предлагал, чтобы курултай избирал президента, премьер-министра и так далее. Это средневековьем попахивает. Вместе с Дастаном Сарыгуловым у них была идея составить курултай из представителей всех родов и племен Кыргызстана. Я считаю, что это глупость и прошлый век. В энергетике он соображает, а в политике не разбирается», — говорит о своем бывшем однопартийце лидер «Ар-Намыса».

Позже стало известно, что в 2014 году вместе с Сарыгуловым создал оппозиционное движение «Народный курултай».

Кто следующий?

Посадка оппонентов власти сопровождается громкими разоблачениями, дескать, они и шпионы Узбекистана, и агенты Госдепа. Свои доводы спецслужбы активно снабжают «доказательствами»: разоблачительные аудио— и видеозаписи «сливают» в соцсети по частям, будто подкидывая новую косточку, дабы общество ее обсасывало.

За неделю в кирнете появилось три аудиозаписи и видеосюжет, в которых оппозиционеры обсуждают планы по свержению власти и новых назначениях на ключевые должности. У думающей части общества планы этих политиков вызывают лишь усмешку.

В ГКНБ никакими подробностями о деле оппозиционеров не делятся, не рассказывают, кто еще подозревается в причастности к подготовке госпереворота. Но если чекисты обвиняют оппозиционеров в подготовке захвата власти, основываясь лишь на появляющихся в сети с пугающей частотой записях разговоров, то задержаний будет еще не мало. На этих встречах озвучиваются имена очень многих людей, известных и не очень. Станет ли это поводом для арестов?

Махинур НИЯЗОВА.

В Кыргызстане не утихают страсти вокруг Унгар-Тоо (Ункур-Тоо), что в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Вопрос с территориальной принадлежностью горы, где расположена радиорелейная станция, остается открытым. Правительство продолжает отнекиваться от протокола, копия которого больше недели гуляет в интернете, называя ее то подделкой, то «бекназаровской провокацией». Депутаты же кербенского горкенеша продолжают настаивать, что кабмин назвал возвышенность территорией Узбекистана.

Первым информацию о передачи горы узбекам озвучил депутат Эргешалы Озокеев. По его данным в ноябре 2015 года в правительстве приняли постановление, в котором прописано: телевышка на Унгар-Тоо должна быть перенесена, потому что она находится на территории Узбекистана. «Это всегда была кыргызская земля, и во время Советского союза, и до него, и после. Мы не понимаем, почему правительство решает, что это узбекская земля и поручает определить другое место для вышки. В Аксы, от мала до велика, не найдете такого человека, который согласился бы с этим решением. Все депутаты горкенеша были против. Мы вынесли постановление, чтобы вышка оставалась на месте. Нам о постановлении правительства сказали недавно, пару дней назад, непонятно почему, если оно было принято еще в ноябре», — сказал депутат.

В правительстве слова нардепа опровергли. И предъявили протокол (а не постановление), в котором Унгар-Тоо называют спорной территорией. Кабмин обвинил депутата в распространении лжи, а журналистов упрекнул в пособничестве Озокееву.

«Правительство никогда такого постановления не издавало, нет такого документа. Был только протокол совещания, где рассматривался вопрос о строительстве дополнительной станции, которая будет работать в связке с радиорелейной системой-224 (РРС-24) «Кербен», располагающейся на горе Унгар-Тоо», — отдувалась за премьер-министра его пресс-секретарь Назира Ахмедова.

В правительстве представили другой протокол, якобы оригинал документа, а прежний назвали фотошопом. «В социальных сетях распространяется лживая информация Азимбека Бекназарова о наличии какого-то протокола, в котором правительство, якобы, признает принадлежность другому государству горы Унгар-Тоо в Аксыйском районе Джалал-Абадской области. Распространение подобной абсурдной информации является не чем иным, как откровенной провокацией, целью которой, в данной ситуации, может быть лишь попытка отдельных лиц заработать политический капитал на болезненной теме границ, невзирая на то, что их действия наносят ущерб национальным интересам Кыргызской Республики. Как уже сообщалось ранее, ни премьер-министр Кыргызской Республики, ни какое-либо другое официальное лицо Кыргызской Республики подобных документов не подписывали», — заявляют в кабмине.

Однако кербенские депутаты утверждают, что правительство во главе с Темиром Сариевым лжет. Активист Жениш Молдокматов опросил нардепов, жителей и мэра Кербена. В видеосюжете, который он снял, депутат Максуда Рысбекова рассказывает, что протокол к ним поступил из мэрии. «Нам сказали, рассмотреть вопрос переноса станции. Но мы не дали согласия, единогласно решили. Пусть нам сначала предоставят постановление, когда гору передали Узбекистану», — сказала она.

В своем постановлении на 21 сессии 6 созыва депутаты городского кенеша Кербена потребовали у премьер-министра КР официального подтверждения о том, что станция РРС-24 «Кербен», расположенная в Аксыйском районе на Унгар-Тоо, находится на территории Республики Узбекистан.

«Правительство вынесло постановление о выделении денег для переноса станции — 21 миллион сомов. Поручено срочно изыскать эти средства. Нашли уже даже место, куда перенести — на гору Ителги», — отметила Максуда Рысбекова.

Она отмечает, что нет надобности сейчас в срочном порядке переносить станцию, ведь вопрос о принадлежности горы еще не решен. А если территория останется за Кыргызстаном, то деньги будут потрачены зря. Или вопрос о передаче Унгар-Тоо Узбекистану уже решен?
«Именно с такой формулировкой, что станция находится на территории Узбекистана, нам зачитал протокол замторага горкенеша. Нам его не сразу раздали, а когда вручили, то мы убедились, что в правительстве утверждают: гора на территории Узбекистана», — говорит на камеру глава айыл окмоту Баатырбек Кыдыев.

Ему вторит депутат Токтосун Давлетов. По его словам, с горы видно весь Аксыйский район, как на ладони, вплоть до Намангана.

Мэр Кербена Апсамат Абдумалик подтверждает, что зачитывал протокол совещания премьер-министра Темира Сариева. Но отрицает, что в нем указано, будто гора находится на территории Узбекистана. «В своем выступлении на сессии депутатов я говорил, что нужно построить новую станцию для улучшения качества связи. Но о том, что она принадлежит Узбекистану, речи не было», — заявил градоначальник.

«Протокол зарегистрирован не в марте, а ноябре 2015 года в обладминистрации. После он спускается в райгосадминистрацию и регистрируется в мэрии. 25 марта изъяли у мэрии и облгосадминистрации тот первый протокол, который якобы подделка. Но именно этот протокол роздан всем депутатам. По протоколу голосовали 23 депутата городского кенеша Кербена. Если это опечатка, то пусть найдут виновного и накажут, тогда Темир Сариев снимет с себя подозрения», — подчеркнул Жениш Молдокматов.

В правительстве не желают признавать, что в документе допущена ошибка, и выяснять, чья это оплошность, видимо, не намерены. К тому же на неоднократные просьбы журналистов обнародовать документ, где указан перечень спорных участков, в правительстве также не реагируют. Ведь затянувшийся спор, чьей же территорией является Унгар-Тоо можно враз, показав, должным образом, оформленный список неописанных объектов на кыргызско-узбекской границе.

Соб. Инф.

Окончание. Начало в предыдущем номере.

Сегодня разворачивается тяжелое, смертельно опасное для кыргызского народа противостояние в пространстве национального самоопределения, настоящая война онтологий, различных картин мира. Извне нам предлагается некий список цивилизационных картин: европейская, евразийская, исламская, тюркская… По сути дела, нам говорят: выберите кто вы, и купите себе идентификационную модель. Понятно, что к каждой из них прилагается соответствующий набор пряников. Европейская? Получите самую развитую демократию, права человека, потребительски привлекательный образ жизни, доступ к новейшим технологиям, особый, добрый к человеку мир этики etc. Евразийская (неосоветская)? Вот вам доступный, практически без дополнительных усилий, рынок, приятность исторических ностальгий, относительно комфортное языковое пространство, обещания государственной безопасности. Да и деньги, привычные халявные деньги. Вот они — постройте себе электростанцию или что вы там хотите для счастья. Ну и не надо трудиться над изменением общества: все еще там, в общем советском мире. Тюркская? Здесь, если не обращать внимания на мелочь в виде реальной истории, — полное историческое, языковое слияние, общая религия, новая регионализация, обещающая особое место в мире, а значит доступ к удовольствию от геополитических игр. Ну вот, и так далее.

Обратите внимание на одну вещь: во всех этих случаях всегда есть патрон, некий Большой хозяин, к семейству которого нам предлагают присоединиться в качестве… нет, не партнера, а токолки, или келинки, как вам больше нравится.

Нам стоит всмотреться внимательно в историю без очков сегодняшней геополитики и идеологических стереотипов, чтобы понять, что любой такой выбор рано или поздно приводил к серьезным проблемам для кыргызов, и каждый раз ставил их на грань утери своей идентичности и колоссальных потерь одного из двух, либо сразу обоих главных ресурсов нации — ее численности и ее элиты. Историки могут дать полную картину этой трагической по последствиям, но вновь и вновь повторяемой ошибки: жить по чужим смыслам и установлениям.

За последние сто лет судьба дважды предоставляла народу такую возможность: сделать иной выбор. Первый раз это было в 1916-29 годах, когда кровавые события, уничтожение десятков тысяч кыргызов породили невиданный всплеск национального самосознания и породили новую элиту, исповедавшую идею общенационального единства и собственной государственности кыргызов, но не нашедшую другого пути ее реализации, кроме как в составе Российской Федерации. Можно спорить, был ли правильным этот выбор, но несомненно одно: он был вынужденным. Цена принуждения оказалась очень высокой: новая кыргызская элита была уничтожена, ей на смену пришли другие люди — вроде бы обладавшие всеми признаками элитарности, кроме одного, самого важного: способности самостоятельно решать судьбу народа.
Второй раз это случилось в 1991 году, когда страна получила независимость, а народ — возможность возродить свою государственность и свою идентичность. Это была уникальная возможность уже тем, что страна оказалась в состоянии свободы выбора, ограниченной только внутренними факторами, хотя и, несомненно, непростыми. Однако отсутствие национальной элиты, привычка у правящих и думающих ориентироваться на кого-то другого, за достаточно короткий срок быстро привели нас в обычное состояние зависимости. И какая разница — от кого: атлантических ценностей, либо российской «мягкой» силы. Мы снова едем в чужом поезде.
Есть лишь одно обстоятельство, которое позволяет говорить о не просто сохраняющемся шансе на свой путь, но и начале его реального проектирования — это появление новой собственно национальной элиты.

Этот процесс начался не сегодня. Он был запущен первым президентом страны Аскаром Акаевым. Но не как его осознанное действие, а как следствие его ошибок. Новую кыргызскую элиту зародил экзистенциальный диссонанс между тем шансом на свободу, который был дан стране и пойман за хвост властью в первые годы, и двумя серьезными, историческими ошибками этой власти: выбором не идентичной, а догоняющей модели развития, развития по образцу (не важно каким он был), и отказом от (или неспособностью) смены социокультурных норм и философии власти.
И мы получили очень парадоксальную ситуацию: ориентация на западную модель развития при сохранении советских ценностей. И этот парадокс сегодня у нас во всем, и именно он формирует все те проблемы, которые существуют в стране: от экономики до системы государственного управления, до нравственности.

К счастью это породило реальную проблему в обществе, которая на уровне массового сознания и политического действия уже вылилась в две неправовые смены власти, а на уровне мышления формирует собственно кыргызскую элиту.

Существует три основных, базовых свойства и, соответственно, критерия, которые определяют реальные элитные ростки. Это — способность к мышлению и формированию образов будущего, стратегий, программ и проектов действия. Это — особый тип нравственности, опирающийся на детерминанту развития нации. Это — готовность, умение и воля к действию.

При этом, строго говоря, все эти качества могут быть сформированы, либо активированы различными технологиями. Но, к сожалению, ничего из этого не делается государственной системой образования, все приоритеты и реформы которой до сих пор касались лишь преподавания.

И сегодня появление в обществе элитных групп — результат не естественного культурного процесса, и уж тем более не образовательной инженерии, а стихийных флуктуаций. Что, в общем-то, и характерно для сообществ в состоянии кризиса
идентичности.

Проблема самоопределения усугубляется еще тем, что кыргызский мир после развала коммунистической идеологической доктрины, как государственной и общественной идеологии, оказался не в вакууме, а в мощном потоке разнообразных идеологических доктрин.
Доминирующими в них было две: идеология западного мира и идеология исламского мира. Но проблема состояла в том, что ни та, ни другая не являлись автохонными для кыргызского мира. Оценки разные, но к началу 20 века кыргызы несколько столетий существовали в исламской традиции, однако существовали весьма своеобразно. Ислам был не более чем некоторым фоном для национальной системы традиций, верований, нравственных норм. Советские годы еще более ослабили влияние ислама, сделав к концу 20 столетия практически всех кыргызов вне конфессиональными людьми. Многие это помнят.

Может быть по этой причине, а также под воздействием феномена роста национального самосознания, уже с первых лет суверенного существования начали возрождаться собственно кыргызская система взглядов на мир, на божественное начало. К сегодняшнему дню это идеологическое крыло уже имеет достаточно серьезный философский и теологический фундамент, опирается на специфическую кыргызскую обрядность, отличную от исламской, и уже существуют организации, причем не только как конфессиональные сообщества, но с претензиями на общественную и даже политическую организацию. Предпринимались попытки зарегистрировать кыргызскую национальную религию и ее организации в определенном законом порядке. Ситуация сильно подогревается тем, что в соседнем Казахстане хоть и не официально, но достаточно мощно поддерживается эта религиозная парадигма. Я не хочу пророчествовать, но рано или поздно кыргызское общество будет поставлено перед серьезным и очень опасным по протеканию выбором между исламом в его арабской версии и кыргызским религиозно-идеологическим комплексом. Ситуация осложняется и тем обстоятельством, что сам ислам переживает непростые времена и мы видим, что разногласия между исламскими течениями принимают характер военного, межгосударственного противостояния.

В еще большей степени кыргызское сознание не укладывается в западные представления об организации жизни общества. Несмотря на исключительную привлекательность успехов западных обществ, престижность принадлежности к ценностям и представлениям западного мира, нарастающую миграцию и сопровождающую ее культурную коррекцию, число приверженцев этих ценностей и способа организации жизни, достаточно невелико. Хотя скажем на современных коммуникационных площадках западники доминируют, но это не должно создавать иллюзии, что все кыргызское общество или хотя бы значительная его часть привержены этим ценностям. И мы с вами уже каждый день сталкиваемся с противостоянием в одной стране двух миров, двух мироотношений, двух ценностных и культурно-нормативных систем. Это было отчетливо видно на истории с «Кырк Чоро» с Боомской графикой и других случаях столкновения культур. Разгар этого противостояния еще впереди и масштабы его могут привести к расколу общества.
Наиболее сложной темой является вопрос о модели экономической жизни, которая бы обеспечила кыргызскому обществу, нации не только выживание, но и конкурентоспособность, успех, развитие. Несколько лет наши экономические группы пытаются подобраться к содержанию и структуре экономической деятельности, наиболее адекватной и наиболее эффективной для Кыргызстана. Существует несколько подходов, один из которых, на мой взгляд, очень интересный. Его недавно изложил Мурат Суюнбаев.

Но вопрос в том, что ни Национальная стратегия устойчивого развития, ни правительственные программы не имеют в своей основе такого концепта. Они представляют собой пусть даже весьма развернутые, но эклектичные наборы мер, порой относящиеся к принципиально несовместимым концептуальным подходам.

Эта проблема сейчас чрезвычайно актуализирована в связи со сменой экономико-хозяйственной парадигмы, вызванной вступлением страны в ЕАЭС. Если мы не найдем ответа, не выстроим собственную, кыргызскую модель экономики, то нас ждет печальная участь экономического захолустья или даже запустенья. При этом понятно, что и проект ЕАЭС и проект Экономического пояса Шелкового пути создают хорошие возможности для сопряжения их в нашей стране.
Одним словом, нам предстоит очень серьезное, сложное, но и очень интересное ближайшее будущее. И судьба страны будет определяться не борьбой кланово-политических группировок, не митингами и не в политическом пространстве вообще.

Предстоит показать обществу наш образ будущего. Предстоит выстроить программу национального возрождения. И это задача прежде всего национальной элиты, хотя, конечно и тех людей, которые будут государственными менеджерами в это непростое время.

(Из выступления в группе «Национальный интерес»).

Продолжение, начало в № 1-28 за 2015 год, №1-11 за 2016 год.

Россия уже имела воюющие за нее на фронте подразделения из нерусского населения  (например, полк из числа туркмен). Стремление империалистических держав использовать своих туземцев в качестве пушечного мяса обсуждалось по запросу Думы, о чем говорилось в предыдущей главе, где освобождение туземцев Средней Азии и Кавказа от несения военной службы не нашло поддержки. Туземцы, которые воспрепятствовали трудовой воинской повинности, хорошо представляли, по мнению Шестакова, что это было на самом деле первым шагом на пути их превращения в солдат.

Брайнин С. и Шапиро Ш. видят особую важность восстания в том, что люди, отправленные на работы в саму Россию, ознакомились непосредственно с революционными учениями и вступили в связи с членами партии большевиков. Среди рабочих, которые быстро перешли на сторону большевиков, видную роль играли те, кто принимал активное участие в восстании 1916 года:  подавление восстания еще более настраивало их против царского режима. В то время как Куропаткин в одном из своих приказов в конце 1916 года высказал мнение о том, что рабочие, отправившиеся на работы в Россию «вернутся на обновленную родину, уже будучи знакомы с мощью и величием русского государства», в действительности же они вернулись агрессивно настроенными, многие стали большевиками за это время. Согласно Брайнину и Шапиро, они  сыграли важную роль в захвате власти Советами.

Что касается роли манапов и аристократии среди киргизов и казахов во время восстания, то среди советских ученых, изучавших эту тему, больших разногласий нет. Миклашевский и Шестаков утверждают, что манапы были не только заодно с бедными слоями населения, но и были руководителями. Брайнин, Шапиро и Галузо, с другой стороны, говорят, что за исключением нескольких случаев, в целом класс манапов выступал в поддержку царского правительства. Как это обычно бывает, истина лежит где-то посередине между этими двумя крайними позициями. Следует, однако, сказать, что свидетельств больше в пользу Шестакова и Микшалевского, чем Брайнина, Шапиро и Галузо. Небольшое число убитых чиновников из числа местных киргизов и казахов, по сравнению с русскими и сартами, уже отмечалось в предыдущей главе. В одном из официальных сообщений мы находим заявление: «Почти в каждой волости лидерами восстания были старшины волости». Вопрос участия манапов неразрывно связан с предметом родовых связей, что является свидетельством того, что родовые отношения все еще были в силе. Когда казахи, будь это те, кто работал в качестве батраков или те, кто работал не по найму, узнали о наряде по призыву рабочих, они немедленно побросали свои работы и стали образовывать свои группы, объединенные родственными связями. Несмотря на многие изменения, которые привнесли русские со строительством  железной дороги, чтобы приблизить распад старых племенных порядков, они все еще были в силе в злополучное время.

(Продолжение следует).

Писатель, драматург и общественный деятель Мар Байджиев — один из тех редких личностей в творческой среде, кто много пишет, рассказывает и хранит исторические данные, связанные с национально-освободительным движением 1916 года.

Во время беседы, организованной в студии «Азаттык», писатель поделился своем мнением о том, что ужасные лишения, выпавшие на долю кыргызского народа 100 лет тому назад, явились следствием отсутствия национального единства, и что это остается актуальным и в сегодняшние дни, поскольку есть необходимость извлечения соответствующего урока на будущее.

— Похоже, из тех творческих личностей, в ком еще жива память об Уркуне, в живых остались лишь пара-тройка человек, включая меня. К тому же, полагаю, вряд ли найдется другой, кроме меня, в судьбе которого Уркун оставил бы свой особый след. Дело в том, что мой прадед Байажы до 1913 года был бием, т.е. говоря современным языком — судьей. В те времена биев избирали сроком на три года. Говорят, что это был человек чрезвычайно мягкий, обходительный, который никогда не повышал голоса на других. Но, тем не менее, его избрали бием, поскольку он был весьма справедливым человеком.

Во время Уркуна от эпидемии он потерял трех сыновей 35, 33, 31 года (одним из них был мой дед Искак) на китайской земле. Все три сына были образованными людьми, в свое время обучавшимися в русско-туземской школе. Один из аксакалов вспоминал: «Когда я встретил его, бий Байажы был вне себя от горя. Я спросил: «Что же такое случилось, Бажаке?», а он с глубокой печалью ответил: «За одну неделю я лишился трех сыновей».

— Итак, кыргызский народ сполна испил чашу страданий. Называются разные причины, приведшие к этому. А вы как считаете?

— Многие, не владея в полной мере необходимой и достоверной информацией, берут на себя смелость утверждать различные версии этих событий. А ведь следует признать, что кыргызы были вынуждены подчиниться русскому доминированию. Короче говоря, когда племена бугу (я и сам из рода бугу)и сарбагыш — потомки рода кылжыр –выступили друг против друга, невзирая на близкие родственные связи, что привело к кровопролитию, вначале к русским на поклон был отправлен Атаке, потом — иссык-кульцы, за ними — Байтик баатыр из рода солто (отец моего тестя), после — Курманджан датка из южного региона. В те времена иссык-кульские и чуйские кыргызы были вовлечены в междоусобные распри из-за территориально-земельных споров, а юг находился под игом Кокандского ханства. И что было делать, кроме того, как искать защиты и заступничества у русских? Поэтому и были вынуждены подчиниться русским.

— Присоединение впоследствии оправдало себя?

— В свое время знаменитый Молдо Кылыч писал:
Пусть меньше стало земли,
Зато зерно дешевым стало,
Эти русские смогли
Утихомирить сражающийся народ». (построчный перевод)

Вначале так и было. Кыргызы присоединились в 1858 году. Русские сами предлагали присоединение к ним, обещая тем самым благополучие нашему народу. Это было неспроста. Они преследовали свои политические интересы. Ведь им нужно было где-то расселить безземельных, бродячих крестьян. Поэтому посредством Географического общества на наши земли прибыли исследователи Чокан Валиханов, Семенов-Тяньшанский, Пржевальский, которые изъездили вдоль и поперек иссык-кульскую землю и восхищенно писали о ее красоте и природных богатствах. И только после этого русские начали предлагать кыргызам присоединиться к ним.

Те, кто сегодня слишком опрометчиво судят об этой трагической странице истории нашего народа, упускают из виду одно важное обстоятельство. А именно — между русскими и кыргызами существовал договор. Где русские возлагали на себя обязательство по защите кыргызской территории, поскольку она находится в составе российской империи. Что в случае нападения со стороны Китая или Кокандского ханства будет оказана помощь в защите и укреплении границ, что кыргызские мужчины не будут призваны в рекруты, но, в случае внешней агрессии, им дадут оружие для защиты своей земли. И вот прибывают русские и начинают возделывать землю вокруг озера. А кыргызам что, они занимались животноводством, зимой находились в зимовьях, а летом перекочевывали на джайлоо. Молдо Кылыч на это и указывает, когда говорит, что земли стало мало, но вдоволь стало зерна. Оказывается, кыргызы ездили на ярмарки в Китай, где продавали скот, а на вырученные деньги покупали пшеницу.

А ведь есть еще и заповедь Манаса. Как говорит Бакай:
«Не делись, кыргыз, не делись,
Иначе будешь истреблен,
И слух дойдет до других народов,
Что у кыргызов раскол» (построчный смысловой перевод)

Ведь это неспроста сказано. Как свидетельствует история, в свое время русский губернатор Каракола под предлогом необходимости помощи от местного населения пригласил к себе ряд аксакалов во главе с Кыдыр аке, моим прадедом Байажы, отцом известного ученого-манасоведа Зыяша Бектенова (который стал бием после Байажы). И повел речь о том, что намерены призвать кыргызских мужчин к трудовой армии, чтобы они ухаживали за лошадьми, готовили еду и т.д. Аксакалы возразили, сославшись на условия заключенного договора. Губернатор заверил, что, согласно договору, никто не будет отправлен на фронт. Тогда аксакалы дали свое согласие. А в это время среди населения распространяется слух о том, что якобы зажиточные люди–манапы намерены оставить дома своих сыновей, а сыновей бедняков отправить на фронт. Как всегда, тут не обошлось без науськиваний завистников, недолюбливавших, возможно, кого-то из манапов. К этому прибавилось также и недовольство тем, что русские заселились и заняли кыргызские земли. И началось.

— Но ведь не было и гарантий, что русские не привлекли бы кыргызов для сражений на фронте?

— Гарантии были. Ведь существовал договор. Кроме того, какой резон русским брать на фронт кыргызов, даже не умеющих держать в руках оружие? Чем тратить время на их обучение, лучше пусть ухаживают за лошадьми, готовят еду, не правда ли? Даже во время Великой Отечественной войны таких писателей как Жусуп Турусбеков, Жума Жамгырчиев, мой отец Ташым Байджиев, Зияш Бектенов вначале направили на Чаржоу, где они в течение трех месяцев проходили предварительную подготовку, и только после этого отправили на фронт.

— Была ли хоть какая-нибудь возможность предотвратить это восстание, приведшее к невосполнимым утратам, немыслимым жертвам?

— Возможность была. Когда взбудораженный народ был готов к активным действиям, Кыдыр аке пытался остановить людей от необдуманного шага, сказав: «Не стоит идти против русских, это великий народ, перебьют почем зря». Но к нему не прислушались, говоря, что нужно уничтожить русских, и что, мол, не сына Кыдыр аке забирают на фронт, а их детей. Оказывается, сыну Кыдыр аке было всего 16 лет, а в трудовую армию русских принимали с 18 лет. Тогда Кыдыр аке своим авторитетом не дал ни одному жителю села Маман выступить против русских. Он нацепил на грудь орден, полученный во время празднования 300-летия со дня коронации царя Николая (династии Романовых), куда он был в свое время приглашен, и вышел навстречу русской армии с хлебом и солью по исконной традиции русского народа. Таким образом, русские не причинили им зла, и он спас род арык от гибели. Говорят, северная сторона Иссык-Куля больше пострадала от карательных действий, более того, к ним присоединились дунгане, уйгуры, узбеки, которые жили в Караколе и воздержались от бегства в Китай. И туго пришлось кыргызам, вынужденным спасаться бегством.

— По-вашему, какой урок должны мы извлечь от Уркуна?

— Я много пишу об этом. Что было — то прошло. Что должно было случиться — случилось. Из-за отсутствия согласия и единства, из-за вечных междоусобных распрей и разделения, нашему народу пришлось в свое время идти на поклон к русским. Если не возьмемся за ум, нам снова придется несладко. Нет смысла ворошить прошлое. У кыргызов есть веками выверенное мудрое назидание: «Тому, кто убил твоего отца, сосватай свою мать», что означает: «Не держи зла в себе, будь милосердным, не будь мстительным». Вместо того, чтобы драться за власть, нужно думать о завтрашнем дне народа, защищать его интересы с честью и достоинством. «Бөлүнсөң бөрү жеп кетет» — «Народ без единства любой одолеет». Символ Уркуна — «Ажар». Поэтому необходимо установить особенный памятник Ажар при въезде в Боомское ущелье.Это место должно стать святым местом поклонения, куда могут приходить люди разной веры, чтобы воздать дань памяти жертвам трагических событий. Если за это возьмется нынешний президент, тем самым он сможет сохраниться в памяти последующего поколения.

Azattyk.org